Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Мета – выше, вне, около, на более высоком уровне.



И что же это означает?

Это показывает, что когда мы изменяем качества или свойства наших внутренних репрезентаций, мы делаем это не на «субмодальном уровне». Мы дела­ем это на метауровне сознания.

Когда мы изменяем свойства или особенно­сти наших внутренних репрезентаций, мы делаем это не на «субмодальном уровне». Мы делаем это на метауровне сознания. Каче­ства (субмодальности) наших картин не могут находиться на уровне более низком, чем сама картина. Они существуют внутри как часть репрезентации. И что же это означает? Это означает, что мы не можем изменить ка­кие-нибудь переживания посредством одних лишь субмодальных сдвигов.

 

Проблема со старой точкой зрения на субмодаль­ности частично заключается в самом термине. При­бавляя к качествам и свойствам репрезентаций при­ставку «суб», язык заставляет нас предположить, что мы перешли на более низкий логический уро­вень. Но это не так.

Качества наших картин не могут существовать на уровне более низком, чем сама картина. Попытайтесь представить какой-нибудь зрительный образ, кото­рый не является ни цветным, ни черно-белым; ни близким, ни далеким; ни четким, ни размытым. Эти характеристики являются не репрезентациями «чле­нов» класса, а качествами картины. Они существу­ют внутри как часть репрезентации.

Когда я (Б. Б.) пытаюсь обработать субмодально­сти на более низком логическом уровне, мой разум сбивается с толку, потому что субмодальности не мо­гут находиться на более низком логическом уровне. Субмодальности существуют как часть репрезента­тивной системы, а не обособленно от нее. Например, дверь автомобиля может существовать обособленно

от автомобиля как отдельная сущность и, следова­тельно, дверь автомобиля находится на более низком логическом уровне по сравнению с автомобилем. Аналогично, транспортное средство находится на более низком логическом уровне, чем бытие, и, зна­чит, транспортное средство может существовать как отдельная абстрактная реальность, но в случае с суб­модальностями это не так. Субмодальность, напри­мер цвет, не может существовать отдельно от зри­тельной модальности. Громкий звук не может суще­ствовать как сущность, отдельная от звука, так как без звука вы не можете иметь ни громкости, ни при­глушенности; ни высокой, ни низкой частоты и т. д. Следовательно, субмодальности являются неотъем­лемыми частями репрезентативной системы.

Мы не можем изменить какие-нибудь пере­живания посредством одних лишь субмо­дальных сдвигов. Это же справедливо и для изменений убеждений.

И что же это означает? Это означает, что мы не мо­жем изменить какие-нибудь переживания посред­ством одних лишь субмодальных сдвигов. Это же справедливо и для изменений убеждений. Подумай­те о том, во что вы не верите. Можете ли вы осуще­ствить репрезентацию того, во что не верите? Може­те ли вы хотя бы «поднять» все субмодальные свой­ства репрезентации, сделав ее ближе, ярче, более похожей на реальность и т. д.? Когда у вас это полу­чилось, вы внезапно «поверили» в нее? Я — нет. Например, представьте образ, который является ре­презентацией ужасного Адольфа Гитлера. Обратите внимание на субмодальности. Теперь представьте об­раз — репрезентацию добродетельного человека, та­кого как Мать Тереза. Обратите внимание на субмо­дальности репрезентации Матери Терезы. Теперь за­мените субмодальности образа Адольфа Гитлера на субмодальности образа Матери Терезы. Это может оказаться сложным, но продолжайте и добейтесь нужного результата. Поверили ли вы, что Адольф Гитлер является репрезентацией такого человека, как Мать Тереза? Ну, конечно, нет: когда вы видите Адольфа Гитлера, ваши слова, которые функциони­руют на метауровне по отношению к образу, будут определять значение образа.

При осмыслении этой модели давайте вспомним различия между двумя основными уровнями мыш­ления. Первый уровень мы называем уровнем основ­ного состояния. Основные уровни сознания опреде­ляют те повседневные состояния сознания, в кото­рых мы испытываем мысли и чувства «о» чем-то, происходящем в мире, который находится «за пределами» или «вне» нашей нервной системы. В этих состояниях наши мысли имеют отношение к предметам, которые находятся «снаружи», и мы испытыва­ем основные эмоции, вроде страха-гнева, расслабле­ния-напряжения, радости-раздражения, влечения-отвращения и т. д.

Второй уровень мышления связан с теми аб­страктными состояниями мышления, которые Майкл называет метасостояниями. Метасостояния сознания определяют мысли о мыслях, чувства о чув­ствах и состояния состояний. В данном случае наши мысли и эмоции имеют отношение к миру «внутри» нас. Мы можем ненавидеть нашу ненависть и мини­мизировать и/или устранить ее. Таким образом, как сказал Грегори Бейтсон, мысли более низкого уров­ня направляются мыслями более высокого уровня (Bateson, 1972). Переходя в метасостояния, то есть осуществляя влияние одной мысли на другую, мы можем усилить, ослабить или даже устранить состо­яние боязни собственного страха. Когда мы по-настоящему устали ненавидеть кого-либо или что-либо и начали ненавидеть нашу ненависть, мы можем воз­ненавидеть ее до такой степени, что она перестанет существовать. Что случится, если вы заставите про­щение повлиять на вашу обиду? Что случится, если вы заставите прощение повлиять на вашу вину? Что случится, если вы заставите признательность повли­ять на ваше разочарование? Испытаете ли вы гнев? Или вину? Или печаль? Попробуйте, возможно, вам понравится.

Теперь об убеждениях: убеждения находятся не на основном уровне, а на метауровне по отношению к репрезентациям. Чтобы поверить во что-нибудь, мы должны «сказать "да" репрезентации». Мы должны подтвердить ее. Чтобы потерять веру, мы должны сказать «нет» репрезентации. Чтобы получить сомне­ние, мы должны сказать: «Может быть, это так, а мо­жет быть, и нет». Эти явления происходят на мета­уровне и, следовательно, нуждаются в метарепрезентативной системе, которая, главным образом, подразумевает использование слов. Посредством убеждений мы переходим от мышления о чем-либо во внешнем мире к мышлению о некоторой внутрен­ней репрезентации того, что мы уже испытали во внешнем мире.

Это означает, что для того чтобы превратить мысль в убеждение или убеждение превратить обрат­но всего лишь в мысль, мы должны перейти на мета-уровень и подтвердить или отвергнуть мысль. При сдвиге таких убеждений простой субмодальный сдвиг часто не работает. Убеждение может изменить субмодальный сдвиг, подразумевающий, что мы ска­жем нашей мысли «да» или «нет». В части III мы опишем модели сдвига субмодальностей, которые успешно работают.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.