Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

А БЫЛ ЛИ БРАЧНЫЙ ПОЕДИНОК?



Мы с Динеке отчаянно пытались храбриться друг перед другом, и потому это была уже третья партия игры в «угадайки», за которой мы проводили время в ожидании коловертыша. Но его все не было и не было, а закат неумолимо приближался.

- Это нечисть, - пояснила я, - Селится на деревьях.

- Выходит к людям? – уточнила Динеке.

- И да и нет, - уклончиво ответила я.

- К нелюдям?

- Нет.

- К людям, но они его не видят?

- Да.

- Зачем?

- Забавляется так.

- Любит детей?

- И да и нет.

- Приходит к детям?

- И да и нет.

- Приходит по ночам?

- Да?

- От нее ставят обереги?

- Нет.

- Безопасна для детей?

- Да.

- Помогает по дому?

- И да и нет.

- С детьми?

- Да, - я не сдержала смеха, ну что же она! Все приметы, указывающие на…

- Лесной дух, который любит качаться в детской люльке?

Я кивнула.

- Зыбочник! – воскликнула Динеке.

- Точно!

- Счет семь - семь! Ничья!

- Еще? – предложила я.

В этот момент что-то заскрежетало на улице, но окно в нашей горнице было небольшое, да и то под самым потолком. Без магии не взобраться. Хотя Динеке наверно смогла бы.

- Погоди, - позвала я ее обратно, когда увидела, что магиня решительно направилась к стене с целю вскарабкаться по ней к окну, - Береги силы.

- Я надеюсь, они там не гильотину для прилюдной казни Михея приперли, - вздохнула она.

- Упаси светлая Макошь! – воскликнула я. Тролля было бы жалко. Вон он, оказывается, какой – Дара от разъяренной вампирши спас.

- Если мы как «самки», тьфу, слово-то какое неприятное, стае их треклятой нужны, то от тролля какой прок? – резонно заметила магиня, - Он наоборот, только мешает.

- И свидетели им, боюсь, до поры до времени не нужны, - согласилась я.

Где же коловертыш? Неужели к нам не подобраться?

- Переодеваться будем, как нам сказали? – я с сомнением уставилась на разложенные на кровати одежды.

- Лично я к этой серой хламиде не прикоснусь, - заявила Динеке, скрестив на груди руки.

К слову, в «обмывальню», вход в которую находился за ширмой, мы с Динеке сразу наведались, едва волчицы ушли. «Хочу смыть с себя их запах!» - шипела Динеке. Да, неласково они как-то встретили «свою кровь». Хотя, эта полусумасшедшая альфа-самка сказала нам, что Стая оказывает нам небывалую честь… Но – мы с сестрой Лиодора были солидарны – в фамильном склепе мы видали такую честь!

К нашему удивлению, «обмывальня» оказалась небольшой уютной пещерой с горячим источником, бившим изнутри впадины, размером с две-три ванны. Не так изысканно, конечно, как у вампиров, но окунуться в горячие воды бурлящего источника было очень приятно. Пузырьки легко щекотали тело, ощущения от купания были самыми что ни на есть успокаивающими. Вот только облачиться в оставленные нам серые хламиды по пят, считающиеся у оборотней брачными одеяниями, мы не спешили. К тому же белья никакого к ним не полагалась. С сожалением покинув такую уютную впадину, мы с Динеке упрямо оделись в свои дорожные костюмы.

- Сень, если у них женщины такие бойкие, каковы ж тогда самцы, то есть мужики? – жалобно протянула Динеке и мне стало ясно, что она перепугана ничуть не меньше моего.

- Да, - согласилась я, - Явно этих вожака и его сына среди встречающих нас оборотней не было. Не царское это дело – будущих женок, то есть самок встречать.

- Даже не шути так! – возмутилась Динеке.

В это время под потолком скрипнуло и из окна спрыгнули Данька с Михеем.

Я прижала к себе теплое мохнатое тельце бесенка и чуть было не кинулась целовать тролля, но Динеке меня опередила – она буквально повисла у наемника на шее.

- Ты это, цыпа, - смущено пробормотал тролль, - Не поймешь тебя, в общем.

Видимо намекал на разбитую вчера над его головой посуду.

- С ума съехал, - возмутилась магиня, - Рада тебе, как спасителю, не более того!

- Остолобень, - согласился Данька.

- Ну так может, как выберемся, вместе порадуемся? – сделав невинные глаза, предложил тролль, обнимая Динеке за талию.

- Мечтать полезно, - пресекла все попытки развить эту тему Динеке.

- Михей, - сердито позвала я, - Спасибо, конечно, что вовремя появился, но давай ближе к делу. Вы нашли Дара? У нас с Дине магия блокирована, - невпопад начала я.

- Погоди, дорогуша, - остановил меня тролль, - Нет здесь его, по крайней мере, мы не встретили.

Оказывается Михея заперли в подвале, как раз под нашим домом, а в том, что мы находимся в доме вожака, никто не сомневался. Хорошо, что оборотням их законы запрещают брать себе самок до заката, а то вряд ли бы у коловертыша и Михея появился шанс к нам пробраться. На вопрос, обращенный к Дане – мол, трудно ли было вызволить Михея, коловертыш сначала замялся, а потом признался, что если бы не странны й зыбочник, которого он встретил в лесу, у него одного ничего бы не вышло. В чем странность этого зыбочника? А в том, что очень уж лесной дух оказался знаком с бытом оборотней.

Он помог Даньке отвести от себя глаза и пробраться в подвал к Михею, а заодно «надоумил, как нам всем спастись». Если перевести речь лесного бесенка на понятно-человеческую и исключить ругательные междометия, которыми коловертыш щедро поливал оборотней и «туповатого зело» Михея, картина происходящего выглядела так.

В первую очередь нам следовало найти Дара, который находится здесь же. В смысле – «здесь же»? в этом доме? Городе? Землях Оборотней? Темной Стороне? Империи? Континенте? – коловертыш у зыбочника не поинтересовался. С Лиодором, Дарнийским оборотнем, мы все спасены: если найдем его, мы – в глазах наших «хозяев» - стая. И вожак в ней – именно Лиодор. Михей вожаком быть не может, потому как чужеземец. Поэтому на нас и напали. По законам оборотней – они имели на пришлых самок (без вожака) Право, мы вторглись на их территорию, а не они на нашу. Но если найдем Дара - никто ни в чью семью, то есть Стаю, не войдет. Кстати, Михея оборотни тоже выпускать не собирались. Сильный с виду тролль должен был стать нянькой для юных волчат – учить тех обращаться с человеческим оружием, драться, в общем, обучать их воинскому искусству. Надо было видеть расширившиеся от возмущения глаза наемника! Несмотря на все их пресловутое чадолюбие, даже намек на то, чтобы приурочить наемника «к бабскому делу» звучал для тролля, как оскорбление. Итак, искать Лиодора предстояло мне, к вящему изумлению Динеке – мол, у нее обоняние, зрение в темноте и прочее. Почему мне? Потому что у меня с оборотнем сильная связь. Откуда про эту связь известно лесному зыбочнику? Даня пожал пушистыми плечиками.

Мда. Сдается мне, план по нашему спасению попахивает очередной ловушкой. Но с другой стороны – из ловушки, а мы находились, несомненно, в ловушке, в другую ловушку можно ходить без спроса, не дожидаясь, так сказать, своей очереди.

Коловертыш поделился с нами магией, и ее вполне хватило на то, чтобы нащупать слабое место в чарах, блокирующих нашу с Дине силу, и распустить их, как незадавшееся вязание. «Перво-наперво, - напутствовал меня лесной бесенок, - Зыбочкик велел заговор наложить, что запахи ничтожит». Разумно. В противном случае – здешние хозяева мигом меня учуют, отойти не успею. Или по следам догонят.

Михей присел и подставил мне плечи. Изо всех сил оттолкнулась от его широченных, прямо-таки твердокаменных плеч, подтянулась на руках и выглянула из окна, пригляделась. Вроде бы никого. Времени до заката оставалось в обрез. Нужно успеть найти Дара, в силе чар, которыми располагали оборотни, я уже убедилась и больше не хотела на себе их пробовать – а если мне не удастся найти мага, нам всем крышка.

Однако, очень странный и подозрительный зыбочник. Откуда он такой умный взялся? По крайней мере, пока его советы очень пригодились. Может, из разведки вампиров? Что-то подозрительно быстро они согласились отпустить нас одних, без сопровождения. Учитывая нашу дружбу... Наверно, да. Наверно, вампиры решили нас подстраховать. И очень кстати решили, если честно. Черный вход в дом вожака мы с коловертышем нашли без проблем. Теперь направо по коридору, наверх, вторая дверь слева. Если это не очередная ловушка, Лиодор там. Быстрее.

Горница, куда я вошла, оказалась книгохранилищем. История Смутного Времени, История Великой Нужды, История Завоевания Праконтинента, Бегство из Атлантиды, Этрусские Былины и Сказания… Три стены занимали стеллажи с книгами. Опа! А вожак на досуге любит почитать душещипательные романы! В это я поверю скорее, чем в то, что их собрала здесь эта седовласая мегера! Образ пожилой волчицы никак не вязался в обнимку с сентиментальной историей любви. Однако разгадка – чьи это книги – не заставила себя ждать. Услышав шаги, я юркнула за тяжелую портьеру и постаралась не дышать. Еще бы сердце не билось с такой скоростью, и не чихнуть бы не вовремя. У ног испуганным комком жался коловертыш.

В кабинет зашли двое – судя по шагам, мужчина и женщина. Осторожно выглянула – да это же та самая волчица из моего сна! Дочь их альфа-самки, или кто она тут! Которая возненавидела меня с самого начала, по непонятной мне причине. Впрочем, причина стояла рядом с этой серой мымрой. Каких усилий мне стоило оставаться на месте и никак себя не выдать! Потому что рядом с ней стоял Дар.

***

Таким я Дарнийского оборотня еще не видела. Бледный, щеки запали, похудел. Без магического зрения видно, что он все еще не оправился после многочисленных ран, нанесенных разъяренной вампиршей. Хорошо, что уже в человеческой сущности, однако, значит, смог перекинуться. Зря мы с Динеке волновались, маг вспомнил, как это делается.

- Сения, - задумчиво сказал Лиодор, обращаясь к своей сероглазой спутнице, чем чуть не заставил меня расплакаться от нежности, а по лицу волчицы молнией пробежала судорога, - Ты знаешь Сению?

- Это сон, милый, - нежно проворковала эта дрянь, быстро справившись с собой, - Помнишь, что сказал лекарь? Такое бывает от ран, которые ты получил в брачном поединке.

В каком еще брачном поединке?! Она лжет! Вот мерзавка! – хотела крикнуть я и явить себя миру и Дару, но коловертыш внезапно с силой, непонятно как уместившейся в таком маленьком пушистом тельце, обхватил меня за ноги. Он прав. Дар меня не помнит. Момент открыться неподходящий. Если эта серая облезлая лгунья заверещит, как потерпевшая, мы все пропали. Нужно выждать время, когда Дар будет один. Я нетерпеливо дернула ногой, давая понять коловертышу, что справилась с собой, и не склонна делать глупости.

- Брачный поединок… Поединок… поединок как будто помню, - Лиодор приложил пальцы к вискам, - Это был брачный поединок?

- Да, дорогой, - тьфу, ты! я и не думала, что волчицы способны на столь откровенный сиропный тон, - Весалес посмел оспорить твои права на меня, любовь моя, и ты бился с ним, и победил его. Теперь ничто не помешает нашему счастью, мой герой.

Нет, это выше моих сил. Эта серая облезлая шакалиха взяла Дара под руку и положила голову ему на плечо. Лиодор замер, как будто оцепенел. Видно было, что внутри него идет борьба разума и чувств. А если и он ее обнимет? Если. Он. Ее. Обнимет?! Что ты будешь делать тогда?! Спрашивала я сама у себя, с силой кусая губы и закатывая глаза, чтобы остановить непрошенные слезы. Я тогда умру. Прозвучал мой голос где-то в голове.

В этот момент дверь открылась и в горницу вошел огромный, как будто седой, нет, это просто странный белый с серебристым отливом цвет волос, мужчина. Его внушительный вид, тяжелый взгляд и зашкаливающая уверенность в себе не оставляла сомнений – передо мной вожак Стаи. Главный самец, выражаясь их языком. Об этом говорила также фигура его дочери – волчица вмиг отступила от Дара и опустила голову, приняв почтительную позу. Вожак как будто не замечал дочь.

- Лиодор, мальчик мой, - обратился он к моему Дару, - Поздравляю. Целитель утверждает, что ты оправился от ран, полученных на священном поединке настолько, что этой ночью сможешь назвать мою дочь своей.

Дар попытался улыбнуться, но улыбка вышла хмурой и натянутой, судя по всему, эта новость не вызывала у него должного восторга. А что говорить обо мне – я была в бешенстве!

- Лекарь зовет тебя, - продолжал тем временем вожак, - Спустись.

Не говоря ни слова, Дар вышел. А я молилась светлым богам, чтобы оборотни не обнаружили мое присутствие. «Спустись», - сказал вожак Лиодору. Мне нужно было бежать за ним! Но пока эти двое находятся в горнице, я не могла. Почему-то очень не хотелось, чтобы Дар шел к этому их лекарю. Не нравится мне его отсутствующий взгляд и задумчивый, ненормально спокойный вид. Смотрелось странно и неестественно. Что это там за лекарь вообще такой? Что они делают с моим Даром?!

- Дочь, - тем временем обратился к волчице отец, - Ты плохо справляешься с доверенным тебе заданием. Несмотря на чары, Дарнийский наследный герцог не возжелал тебя.

А вот это новость! Я уже не жалела о вынужденной заминке. Значит, они прекрасно знают, кто такой Дар?! Он что, сам вспомнил? Однако, не похоже на то!

- Отец, - смотреть, какой смиренно-униженный вид приобрела эта лгунья, было приятно, - Я сделала все, как вы и матушка приказали, но его связь с этой самкой сильна…

- Она не принадлежала никому. Ее выдал бы запах. Она не его самка, значит, связь можно оборвать, - холодный, расчетливый голос.

- Он вот-вот вспомнит…

- Не вспомнит. Этой ночью я сам помечу его самку, а он сделается твоим по нашим священным обычаям. Их связь разорвется. Дурман, которым наш целитель опоил его, действует, и он не может вспомнить ее. И сейчас он получит очередную дозу «лекарства». Главное, чтобы они не встретились до заката.

- Они не встретятся, отец.

- Я знаю. Твой брат возьмет себе маленькую Дарнийскую принцессу с ершистым нравом, и научит ее покорности. Тебе понадобится поддержка семьи на Дарнийском престоле. Щенок Раифы войдет в нашу семью, а значит, и Лес Йагинь станет нашим. Это должно было случиться давно, если бы не бабская дурость твоей матери. Но сейчас даже лучше. Время пришло. Пора Стае пометить Светлую Сторону империи.

- Я думала, вы хотели занять место Темного Рыцаря, которое он занимает незаслуженно, отец.

- Глупая. Как и любая самка. Вы думаете, что видите и знаете лучше нас. Ваша хваленая женская интуиция. Интуиция – одна, мужская, она же единственная. Бабской интуиции не существует. Это такой же миф, как небесный симуран. Конечно, это не так. Я объединю две Стороны, и вся империя станет Землей Стаи. А теперь пошла прочь.

Однако, милые у них тут порядочки. Я и не заметила, как эта серая мышь, то есть волчица, с поджатым хвостом (в фигуральном смысле, конечно, по крайней мере, сейчас) выскочила из книгохранилища.

На мое счастье, и вожак не стал здесь задерживаться – видимо просто искал Дара, чтобы напомнить о «лекарстве». И, увидев дочь, не упустил шанса лишний раз указать ей на ее место. Мне даже стало жалко незнакомую волчицу. Это же надо – всем плевать на твои чувства, на твои желания, вынь да положь, как говорится – то, что хотят от тебя другие. До твоей жизни нет никому дела. Хотела ли она связать свою жизнь с Даром? Нравится ли ей по-настоящему тот, кого Стая определила в женихи? Ждет ли она сама с нетерпением свою свадьбу? Может, у нее были совсем другие планы на свою жизнь? Вспомнила полные надежды, серые глаза волчицы, когда она смотрела на Лиодора. На крошечную долю секунды в них вспыхнула какая-то истовая, ярая безысходность, которая тут же опустилась на самое дно, не была распознана и задавлена. Похоже, девушка всю жизнь живет во власти психического заболевания, не помня себя и своей природы. Сейчас она искренне считает, что любит Дара, хочет его. И самое страшное – выйти замуж по «такой» любви. Как дарительница жизни я знаю, что любовь имеет не только нежную, умиротворенную природу, она также является мощной, безжалостной стихией, не терпящей фальши. Она течет изнутри нас, наполняя собой мир и возвращаясь обратно. Сама к себе. И она должна течь. Течь сама, а не через наши мысли о ней. Думать, что любишь, и жить в этом убеждении – не значит любить. Если это происходит, настоящая, нерастраченная любовь подавляется, в то время как человек или нелюдь убеждает себя, что любит, а на самом деле кормит свой «объект любви» фальшью, подавляя истинную любовь внутри. И это, тролль меня раздери, опасно. Безумно опасно. Потому что пытаясь вырваться наружу, эта самая любовь, которая от предательства к ней становится отравой, не пожалеет ничего и никого на своем пути. Сомнет, скукожит, растерзает тело, пустив в него многочисленные очаги болезней и недугов, и, так или иначе, освободится. Но только некому уже будет радоваться этому освобождению. С этими мыслями я неслась за коловертышем по коридорам – у Даньки лесное чутье, он вел меня безопасной для нас обоих дорогой, я еле поспевала. Старалась производить как можно меньше шума. Наконец мы влетели в светлую, прекрасно освещенную горницу, и две пары изумленных глаз уставились на нас. Одни – голубые, родные, и другие – белесые, хмурые, которые смотрели исподлобья. Забегая в горницу, я на ходу сообразила, что надо действовать, иначе этот их лекарь поднимет шум, и все пропало. Поэтому, опередив реакцию пожилого сгорбившегося оборотня, я выбросила перед собой руку, и из его открытого рта не вырвалось ни звука. Заморозка голосовых связок, ничего умнее в голову не пришло. Следующий миг – и обездвиживающее заклинание усадило старичка в уютное кресло. Стыдно было так поступать с пожилым нелюдем, но придумать что-то более гуманное я просто не успела. Обернулась к Лиодору – тот стоял, иронично приподняв бровь, и смотрел на меня. А потом спросил:

- А почему не «навек лысым сделать»?

Старый оборотень в кресле свирепо и испуганно одновременно сверкнул глазами, а я во все глаза уставилась на Лиодора. Он что, помнит?! Он вспомнил?!

Видно было, что Дар сам не ожидал от себя того, что сказал. Он недоуменно смотрел на меня, я на него, но уже не в силах сдержать слез облегчения. «Слезы Лилит даруют жизнь, ее поцелуи - смерть», - некстати вспомнилось послание на стене храма вампиров. Почему он молчит?! Он не помнит?!

Дар сделал шаг мне навстречу. Еще один. Осторожно убрал выбившийся локон из прически. Мутный взгляд его по-прежнему мне не нравился. Похоже, он сомневается.

- Чары! – пискнул коловертыш, - Чары сними!

Ой, точно! Какая я дура! Он же одурманен, и старается доверять только инстинктам. А на мне чары, подавляющие запах. Щелчок пальцами.

- Дар, - негромко зову его.

- Сударыня Хессения, - улыбнулся маг, и в следующую минуту я утонула в его объятьях, взлетая в воздух, прижимаясь к такой теплой и такой родной мускулистой груди.

- Что это? – Лиодор недоумевал, - Что со мной было? Сон? Но почему он продолжается, и внезапно наступила такая ясность…

- Некогда объяснять, - я потянула его за руку, - Тебя опоили. Но сейчас нужно спешить. Динеке и Михей в беде.

Лиодору два раза объяснять не пришлось – буквально через секунду мы уже спускались из окна кабинета лекаря. Справившись с чарами, Дар прекрасно ориентировался в этом доме, и стоило мне упомянуть горницу с «обмывальней» на первом этаже – маг уверенно повел меня в нужном направлении.

***

Когда к горнице, в которой первоначально заперли меня с Динеке подошла делегация женщин-оборотней, на этот раз без этой главной здесь альфа-самки, их ожидала заметно увеличившаяся компания.

Два боевых мага наизготовку, окружившие себя и всех нас магическими щитами, так, что врасплох не застать, тролль-наемник с двумя метательными звездами в руках – попробуй сунься, и насладиться быстротой его реакции уже не сможешь, одна светлая магиня, сиречь Йагиня, стоящая, правда за плечами магов, в которых текла кровь оборотней, тоже с заговором наперевес. Убить замораживающим заговором – не убью, но уж приложу – основательно! К тому же на плече моем щерил зубы решительно настроенный коловертыш, зажимающий в лапке серый покатый камешек, который вручил ему загадочный зыбочник. С виду – камушек как камушек, неприметный такой, небольшой – вон сколько таких валяется по лесам, полям и дорогам, но даже Дар отшатнулся при попытке считать его свойства – такой мощью веяло от скрытого амулета. Теперь можно не бояться, что наши магические способности заблокируют, к тому же, с нами Дар, который куда опытней и меня и Динеке в подобных делах, и, чего уж греха таить, гораздо сильнее.

Правда, маг до сих пор не мог поверить в вероломство Стаи Темной Стороны, но развеявшийся дурман не унес с собой ни одного воспоминания – Лиодор отчетливо помнил все, что произошло с ним на Земле Стаи. Как он был обнаружен и приглашен на правах гостя в город, как лекарь колдовал над его ранами, и как потом, его, будучи уже в человеческом облике, с помощью зелья забвения пытались заставить поверить в то, чего не было.

Сунувшиеся было в горницу волчицы взвизгнули, обозрев наш небольшой, но зело сердитый на них на всех отряд.

- Веди вожака, - отдал распоряжение одной из волчиц Дар, и девушка не посмела ослушаться – бесшумно, бегом, удалившись.

Вожак, кстати, с той самой пожилой волчицей не заставили себя ждать. Судя по судороге, пробежавшей по лицу женщины, она очень быстро оценила ситуацию. Против нас четверых – считая Даньку – ее амулет, подавляющий магию, не работал.

- Сударь Лиодор! Я смотрю, вам уже гораздо лучше! – с невозмутимой вежливой улыбкой обратился вожак к магу.

- Благодарю вас. Лекарь был прав – я действительно оправился от ран. И ухожу прямо сейчас. Со своей стаей. Слово Дарнийского оборотня.

- Что ж, сударь. Не буду скрывать свою досаду, - поморщился вожак, не делая впрочем, никаких попыток помешать нам, или опровергнуть слова мага, - Надеюсь, вы простите нам эту маленькую хитрость? Видите ли, давно пора было породниться стаями, а моя неразумная дочь воспылала к вам такой страстью… Молодость, - и вожак развел руками, как бы призывая нас посетовать вместе с ним на нравы современной молодежи.

- Ваша дочь достойная девушка. И послушная дочь, - Лиодор не стал показывать вожаку, что ему известно о политическом подтексте его интриг, - Несомненно, она заслуживает того, чтобы войти в семью, которая окажет ей должное покровительство, - холодный тон Дара как бы говорил – «в отличие от вашей семьи, сударь».

Седоволосая волчица рядом с вожаком очень неумело скрывала свою злость. И почему-то ее, полный ненависти взгляд был устремлен именно на меня. Я перевела глаза на девушку, стоявшую за спинами родителей – та самая волчица с косой пепельного цвета, уложенной вокруг головы, в сером брачном одеянии, смотрела на Дара с искренней болью и мольбой, отчетливо читаемой в глазах. Похоже, она и в правду считает, что влюбилась в моего мага, хоть и никакая это не любовь, всего лишь мысли о ней. Но девушка привыкла уже относиться к нему, как к своей собственности, которую теперь пришла и забрала «плохая я». Взгляд, которым одарила меня волчица на прощание, заставил даже Динеке содрогнуться – сероглазая волчица смотрела на меня так, как будто я была главной виновницей всех ее бед – от чрезмерно деспотичных родителей до потерянного жениха, без пяти хвилин, мужа.

На Земле Стаи нас никто не стал бы задерживать, в особенности после одного дурацкого ритуала, напоминающего спектакль не подготовившихся должным образом бесталанных лицедеев, который пришлось пережить. Тем не менее, пройти эти опостылевшие Земли мы все очень спешили. Вожак, пытавшийся держать хорошую гримасу при плохой игре, предлагал выделить нам отряд сопровождающих, но наследный герцог Дарнийский отказался от «подобной чести» столь холодно и безапелляционно, что даже мне, слушающей этот разговор, стало немного не по себе.

***

Сказ иной, тридцатый

ШАГ НАЗАД

Земля Стаи Темной Стороны не слишком большая, верхом мы бы проехали ее за два дня, но лошадей, и тем более вампирьих тотсветов у нас не было, поэтому придется провести в пути четыре – пять дней, конечно, если будем двигаться практически без передышек. Конечно, можно было бы купить лошадей у Стаи. Оборотни предпочитают передвигаться на большие расстояния в звериной ипостаси и поэтому лошади им ни к чему, но нескольких кобыл и жеребцов мы видели, когда нам возвращали отнятые на границе вещи. Однако обращаться с какой-либо просьбой к так нелюбезно принявшей нас Стае, никому не хотелось. Поэтому принято было решение не задерживаться. Совсем.

Мы передвигались с такой поспешностью, что даже не разговаривали между собой. Никто из нас не хотел тратить лишнюю энергию на слова, зная, что она нам еще понадобится. Вспоминая полные ненависти и зависти серые глаза «невесты», мне не верилось, что нам, по крайней мере мне, дадут спокойно перейти Земли. Каждую ночь, засыпая под убаюкивающий труст коловертыша, прижимая теплого, пушистого бесенка к себе, я ждала, что проснусь ночью от прикосновения белоснежных острых клыков к собственной шее. Засыпая, я проваливалась в тревожный, полный сомнений и отчаянья мир, неожиданно взрывающийся самыми нелепыми, неожиданными образами. Перетекающие друг в друга лицедеи, морские чайки, гигантские птицы Рокх, Дивьи Люди, бологлазая чудь и все известные мне виды нежити проплывали передо мной, не оставляя никаких ощущений в сердце. Но независимо от места протекания этих отдающих безумием снов, я отчетливо ощущала на себе чей-то взгляд. Не видя, кто на меня смотрит так пристально, я отчего-то слышала звериную, волчью природу того, кто смотрит. И, просыпаясь, не была уверена, кто это был, чей пристальный взгляд на себе мне снился – белого элсмирского волка или серой волчицы Стаи.

А еще, по пути в Темную Обитель, в моей жизни произошла очень болезненная, очень нелегкая перемена. Каким-то образом превратились в безжалостную реальность самые ужасные опасения и страхи. Сударь Лиодор совершенно ко мне охладел. И что-то внутри говорило мне, что безвозвратно. Дивная Макошь! Светлая богиня, ты видела, сколько сил стоило мне мое сопротивление этому чувству! Сколько сомнений пришлось преодолеть, какое количество голосов в моей голове повторяли добрую половину дороги:

- Ты не пара наследному герцогу.

- На таких как ты, не смотрят, такие как он.

- Он – аристократ, а ты кто? – лесная Йагиня? Не смеши.

- Он настолько бесподобен и великолепен, что любая готова очертя голову, броситься к его ногам, и так наверняка было уже много-много-много-много раз!

- Ты – очередная дурочка в его длинном списке, который не закончится тобой.

- Ты слишком груба, слишком некрасива по сравнению с теми придворными красавицами, с которыми Дарнийский оборотень привык иметь дело.

- Ты необразована, ты неинтересна, ему с тобой быстро станет скучно.

Похоже, стало скучно даже быстрее, чем я думала. Нет, сударь Лиодор никак не оскорбил меня, не обидел, он держался подчеркнуто вежливо и доброжелательно. И это чертовски обижало! Смотреть на него, когда он обращается ко мне и не видеть в этих голубых глазах и намека на бывшую теплоту, нежность, близость. Как бы невзначай касаться рукавом его руки и не чувствовать ответной реакции, в то время, как мои гормоны принимались идти вприсядку. Слышать его такое далекое-далекое «Сударыня Хессения, как спалось?», «Сударыня Хессения, не желаете ли воды?», «Сударыня Хессения, вам помочь? Может, я понесу Данилу?». «Остолобень! Гульнин сын!», - ответил ему тогда вместо меня коловертыш, и я была почти благодарна лесному бесенку за его внезапно вернувшуюся грубость, направленную, впрочем, на одного Лиодора. Выпад коловертыша позволил мне справиться с болезненным спазмом, сжавшим горло железной рукой, и поднять взгляд к небу, как бы говоря «Сколько раз повторять вам сударь, мне не тяжело», но на самом деле спрятать непрошенные слезы. Ощущение незаслуженной обиды не отпускало меня, накрывая время от времени с такой силой, что я стала бояться нечаянно кому-нибудь нагрубить, а то и навредить. Хороша потомственная Йагиня, дарительница жизни, ничего не скажешь!

На четвертую ночь нашего путешествия по Землям Оборотней, как-то слишком остро ощутив внимание волка, которого я так и не смогла увидеть, я проснулась, и первой мыслью было – что тот, кто просил моей руки, представил своей сестре как невесту, так жестоко обошелся с моими надеждами. Я только-только поверила в то, что он действительно любит, как и я, и мы можем, нет, мы будем счастливы… Тогда, во дворце правителя вампиров, в моей опочивальне, перед той злополучной ночью, в активную фазу луны… Он казался совершенно искренним, когда спросил, отвечу ли я согласием на его предложение. И Динеке – она потом и вовсе рассказала, что ее братец полюбил меня еще задолго до нашей встречи, и у меня не было повода ей не верить. Что с ним случилось такого за эти дни, что он сумел забыть меня?! То есть не забыть вообще, но утратить все чувства?! Оборотни говорили о нашей связи – и где она, эта связь?! Я могла бы поверить в то, что его околдовали, но рассматривая украдкой чистую, восстановившуюся огненную ауру боевого мага, прошедшего Посвящение, я не видела никакой попытки постороннего вмешательства. И если бы оно, это самое вмешательство имело место быть, не завидую я рискнувшему, ведь одно дело – опаивать сонным дурманом и зельем забвения полуживого, не пришедшего в себя от смертельных ран оборотня, и совсем другое – воздействовать на полностью восстановившегося сильнейшего боевого мага. Что же случилось, светлая Макошь?! Почему мои чувства, как будто вспыхнули с новой силой, а его бесследно исчезли? За что мне это его такое отчужденное, такое жестокое равнодушие?! Почувствовав опять железную хватку обиды на своем горле, я ощутила мокрые потоки слез на щеках, а в следующее мгновение все тело затряслось в спазме попытки сдержать рыдания.

- Вот козел, - огорченно прошипела Динеке, обнимая меня сзади. Внезапная такая искренняя, такая добрая жалость возымела совершенно противоположное действие. Черноволосая магиня хотела меня успокоить, но вместо этого ощутила, как мое тело забилось в сдерживаемых рыданиях еще сильней. Я кусала край шерстяного плаща, чтобы не заорать в голос от этой боли, этой незаслуженной обиды, этого предательства. А немного успокоившись, просто физически ощутила злость Динеке на брата.

Что черноволосая магиня, что тролль ясно дали понять сударю Лиодору, какого мнения о его поведении в отношении меня. После того, как попытки поговорить с ним ни у Дине, ни у Михея, ничем не увенчались, магиня выказывала Дарнийскому оборотню все свое презрение недовольным фырканьем и нарочно демонстрируемым отказом принимать от него хоть какую-то помощь. Я заметила, что без серьезного повода, Дине вообще перестала обращаться к брату, демонстрируя тому самое настоящее пренебрежение. Тролль и вовсе один раз сцепился с магом, и похоже, не на шутку, если бы Данька вовремя не окатил их с дерева студеной водой, и я не бросилась в самую гущу драки, отчего оба противника отскочили друг от друга как ошпаренные, не знаю, чем бы это закончилось. Подоспевшая Динеке закатила кузену увесистую затрещину, и не успел он прийти в себя и решить, как реагировать на такое хамство, как точно такая же затрещина была отвешена наемнику. Насупившиеся мужчины напоминали мальчишек, сцепившихся из-за какой-то безделицы, за что были справедливо наказаны беспристрастными воспитателями, которые не стали разбираться, кто прав – кто виноват. И только коловертыш сердито бросил с дерева в адрес Дара «Бзыря брыдлый! Белебеня безсоромный!»*, ничуть не скрывая своей неприязни именно к магу. (* Бзыря — бешеный повеса, шатун (народное). Брыдлый — гадкий, вонючий (старорусское). Белебеня — пустоплет (Курская Область).) А Лиодор только еще больше побледнел, тверже стиснул зубы, и, подхватив свою часть поклажи, направился вперед, не дожидаясь нас. А я попросила друзей отстать от него. В конце концов, насильно мил не будешь, и он не виноват, что разлюбил. Динеке тогда попыталась что-то сказать, но я опередила ее, самым строгим образом пригрозив «навек лысым оставить любого, кто еще раз мне напомнит мне о сударе маге».

И вот теперь я билась в рыданиях в объятиях Динеке, а та шепотом, почти безмолвно костерила на чем свет стоит своего братца. И было неприятно осознавать, что виной их семейной ссоры являюсь именно я, к этой самой семье непричастная ни с какого боку. И еще было невыносимо больно от осознания собственного бессилия, и от того, что вот она, моя любовь, бьющая ключом изнутри, настоящая любовь, а не как у сероглазой волчицы – вот она… даже не брошена на Мать Сыру Землю и не растоптана, а просто никому не нужна. Совсем.

***

На следующий день, к вечеру, мы покинули, наконец, Земли Оборотней, и вплотную приблизились непосредственно к территории, являвшейся Обителью Темного Рыцаря. Что было удивительно – пресветлый император Светлой Стороны Гартман Наднино Дино Нандо расположил свою резиденцию в Стольграде, самом большом городе в центре Светлой Стороны империи. Конечно, у него было еще несколько резиденций, на границе с герцогством Дарнийским, графством Менферским, графством Шляхтецким и прочими сопредельными имперскими землями, а также множество охотничьих угодий, и охотничьи домики в каждом, домики, более похожие на небольшие замки. Однако жить пресветлый предпочитал в Стольном граде, не покидая ее дольше, чем на пару седмиц. Темный Рыцарь – по сути, наместник Темной Стороны, так же, как император Наднино – Светлой, жил, в моем понимании - в абсолютной глуши, среди безмолвия и великолепия природных просторов. На Темной Стороне империи такое понятие, как города – отсутствовало как класс. Нет, конечно, проходя через Земли Вампиров и Оборотней, мы видели города… Но то, что их обитатели называли данным словом, не имели ничего общего с нашим Штольградом, Лиссой, Квакушиным, Болососем и даже с многочисленными поселениями и весками – Сосенкой, Верхним Куренем, Выселками, Забубонкой и прочими подобными им. Ступив на Темную Сторону я видела Лилиану вампиров, безымянное поселение Стаи, и теперь ступила на землю-Обитель Темного Рыцаря. Огромные просторы казавшейся девственно-чистой земли. Древние, реликтовые леса, голубые и зеленые озера, маленькие бурлящие ручейки и полноводные реки, монументальные горы, украшенные сиренево-белыми шапками ледников, горячие гейзеры и студеные водопады… Если бы у нас не было с собой карты и мы не были уверенны в том, что приближаемся к заветной цели, а именно к Замку Темного Рыцаря, никогда бы не поверили. Эти просторы можно было принять скорее за некие божественные владения, куда попасть могут только светлые боги по небесной радуге. Тот мир, что предстал перед всеми нами, никак не вязался с моими представлениями о Темной Стороне империи.

Яркие, насыщенные, как будто немного даже слишком, краски, окрашивающие все, на что падал взгляд. Зеленая, на грани малахитового и нефритового трава, изумрудная, со светло-салатовыми прожилками листва деревьев, сочные, яркие оттенки не только цветов, плодов и бабочек с полуметровыми крыльями, но даже и самой Матери Сырой Земли, никак не вязалась с моими представлении об Обители Зла, в которой должен жить Его Наместник. В моих представлениях, землям Темного Рыцаря больше подходит отчаянная, неприглядная серость, почти черного цвета небо, полнейшее запустение и ощущение вязкой безысходности в воздухе. Его замок должен быть непременно зловещим, стоящим на самой неприступной скале, и стены его украшены если не кольями с человеческими головами, то хотя бы злобными каменными горгульями. Хотя до самого Замка, если верить карте, еще далеко, может он именно такой, как я его представляю. Но эта дивная красота природы! Щедрость Матери Сырой Земли! Это точно не увязывается с моими ожиданиями от Темной Стороны! Если лес, то он должен быть обязательно Темным, непроходимым, с серыми неприглядными корягами и плесенью, плесенью, плесенью, как в проклятой Менфере! Но лес, по которому мы шли сейчас, звенел тысячей волшебных трелей птиц, сверкал их ярким, каким-то сказочным оперением и благоухал сотнями тонких, едва уловимых, ароматов. Может, это какая-то магия? Может, нам, а именно двум сильнейшим магам, прошедшим Посвящение в Дивьих Землях, и одной наследственной Йагине отвели глаза, и мы сейчас находимся под действием чар? А на самом деле здесь кишмя кишат лобасты, шишиги, шишиморы, змиулоны и горынычи?* Магическое зрение и считывание пространства говорило, что нет. И это было более чем странно. Где же темные сирины, черные колдуны, навьи и огняники? *

(* Лобасты - в славянской мифологии род русалок. Живут по берегам рек и озер, в камышах подстерегают одиноких путников. Опаснее обычных русалок, ибо старше, опытнее и сильнее. В отличие от русалок и мавок, являющихся видами нечисти, являются несомненной нежитью. Предстают перед зазевавшимися путниками в образе ужасных полумертвых старух, которые набрасываются на людей и утаскивают их под воду.

Шишига - злобная нечисть в славянской мифологии. Живет в лесу и нападает на случайно забредших людей, ест их и обгладывает косточки. Глумливое и опасное создание.

Шишимора – неизвестно кто, вымышленный персонаж.

Змиулон - в славянской мифологии фантастическое существо, чудовище, соединяющее в себе черты пресмыкающегося, птицы, животного и человека.

Горыныч – сказочный дракон – одноголовый или с несколькими головами.

Огняник - крылатый южнославянский дракон. Обитает на высоких недостижимых скалах, в пещерах. Изрыгает огонь. Тело его покрыто блестящей, красочной чешуей. Огонь отражается в ней, и полет дракона выглядит как блеск молнии. На землю опускается он с шумом и громом, рассыпаясь искрами. Несомненно, что с образом огняника народное сознание отождествляло грозу. )

Даже животные, которые нам встречались, выглядели странно милыми и довольными. Ну ладно несколько крупных зайцев, давших стрекоча при нашем появлении на очередной поляне, и цокающие с деревьев оранжевые белки, но нам встретился также медведь, который лениво окинул нас взглядом и прошел своей дорогой, даже не оглядываясь на нашу растерявшуюся компанию. Они что тут, ничего не боятся?! Мы решили заночевать у голубого живописного ручья, не разбивая походные шатры, прямо под непередаваемо синим низким небом. Надо сказать, что то ли очарование природы Темной Стороны подействовало на меня успокаивающе, то ли постоянные шуточки и порой непристойные, но очень смешные истории Михея постоянно заставляли хохотать до слез, то ли постоянное внимание и поддержка Динеке – но холодность сударя мага отошла на второй план. Меня перестало так сильно задевать его вежливое участие, и почувствовав это, наша небольшая компания сплотилась вновь и с удовольствием общалось практически без некого напряжения, висящего в воздухе. Болезненной темы мы не касались, и молчаливый от природы маг оказался интересным рассказчиком. Мы с Михеем только диву давались от их с Динеке воспоминаний о детских проказах и приключениях. Михей по прежнему называл нас с Дине «цыпами», «красулями», «дорогушами» и тому подобными непристойными эпитетами, но это приобрело теплый дружеский оттенок, и мы перестали это замечать. Если верить карте, завтра мы доберемся до Темного Замка, и я наконец увижу Йожку и Никодема! Внезапная догадка озарила мой мозг – а вдруг сударь Лиодор отстранился, потому что мне вероятней всего придется остаться в замке Рыцаря взамен брата и сестры? Нет, не может быть. Он обещал мне и бабулям, что все будет в порядке. Что я обязательно вернусь домой, и дети тоже. Он просто охладел ко мне. Так бывает с чувствами. Я в душещипательных романах читала.

Хворост и сухие дрова весело потрескивали в костре, над которым висел котелок с варившейся в нем кашей. Сегодня, разнообразия ради, быть ответственной за ужин вызвалась Динеке, и я, расположившись неподалеку, помимо любования пейзажем краем глаза все-таки наблюдала за стараниями боевой магини. Кухарка из Динеке, мягко говоря, не очень, а по правде сказать, отвратительная. Что поделать – не ее это тотсвет, как говорят вампиры, да. Судя по тому, как косятся на приготовление ужина маг и тролль, занятые своей ежевечерней тренировкой, они тоже не ожидают ничего хорошего от благих намерений Динеке. И правильно. Благими намерениями вымощена, как известно, дорога в Пекельное Царство. Главное – не увлекаться тем зрелищем, которое являет собой учебный бой оборотня и наемника, а то увлекусь, засмотрюсь на град сокрушительных ударов, прыжков, кувырков, перекатываний – и придется нам всем есть пригоревшую кашу. Знаем, проходили.

Каждый вечер оборотень и тролль устраивали бой. И, по мнению наемника, именно благодаря ежедневным упражнениям маг ожил, и сейчас по Лиодору и не скажешь, что побывал в смертельной хватке разъяренной вампирши. Маг учил тролля искусству восточного единоборства Дзю Дзю Тцук, которым в совершенстве овладел под пристальным участием двух Учителей, живших в замке Дарнийского герцога с тех пор, как маг себя помнит. А наемник, в свою очередь, с удовольствием делился с магом навыками Смертельного Удара одной залукоморской страны с непроизносимым названием, которое я все время забываю. Мощные и вместе с тем выверенные удары, четкие движения, звериная грация оборотня, схлестнувшаяся с резкостью и бесстрашием наемника… Черные змеи волос Лиодора, прилипающие к шее, спине… Чуть прищуренный, сосредоточенный взгляд голубых глаз и абсолютная невовлеченность на лице… Мускулы, перекатывающиеся под кожей, ощущение гармонии мощи и ловкости, силы и стремительности. Холодная, трезвая ярость и одновременно спокойная настороженность, написанная на сосредоточенной складке между черными бровями… Взмахи сильных рук и ног, сокрушительные удары… Танец могущества, несокрушимости, ловкости и безжалостного величия… И сильный, невыносимый запах подгорелой ячневой каши… Нет!

- Динеке!!! – похоже, если магиня будет и дальше увлекаться готовкой, сиречь кулинарной наукой, я натренирую голосовые связки так, что оставшись навсегда в Замке Темного Рыцаря, смогу подрабатывать профессиональной вестницей смерти. А что? Какая-никакая, а все ж профессия.

- Сения! Напугала меня! И незачем так орать, у меня, между прочим, здесь все под контролем.

- Дине, не может этого быть, если ты намеренно не решила сжечь крупу.

- Что бы ты понимала! В рецепте черным по белому написано: каша должна получиться поджаристой! Поджаристой, понимаешь? Ммм… Вы все пальчики оближете и добавки попросите, вот увидишь.

Судя по унылым лицам бойцов и участившейся серии выпадов и ударов, запах гари мне не померещился. Похоже, мужчины решили измотать себя тренировкой так, чтобы особенно и не чувствовать вкуса кулинарных изысков Динеке. Ну, или чтобы вообще обессилеть так, чтобы сил не было даже поужинать. Хотя этот номер не прокатит, проходили уже. Динеке, если вознамерилась накормить нас, сделает это, хотим мы того или нет. Ну вот зачем кто-то из бабуль положил мне в котомку книгу «Лучшие рецепты дорожной кухни»? Вот кто их просил, а? Что я, сама каши не сварила бы, клубней не запекла, ухи не сварила и бекона не пожарила? И без книги прекрасно это все умею! И Лиодор, кстати, очень вкусно готовит. Наверно. Судя по запахам. Точно не знаю, если честно, как оно, но остальные очень хвалят. А не знаю я, потому что оборотень готовит исключительно мясные блюда, не подходящие мне по идейным соображениям. Поэтому когда он вызывается «что-нибудь сварганить» вся «овощная работа» любезно предоставляется мне. А мне приятно делать с ним рядом хоть что-нибудь… Да и Михей тоже отличился несколькими походными рецептами – простыми, но вкусными и сытными. Словом, в нашей компании все умеют готовить, кроме Динеке. Собственно, именно поэтому боевая магиня и принялась активно обучаться «искусству кулинарии», обнаружив в моих вещах небольшую, с ладонь, потертую книжку. А нам всем приходится жертвовать собой и предавать раз за разом вкусовые рецепторы во имя ее экспериментов.

- Никак моя сестрица все ж таки замуж собралась? – ласково поинтересовался Лиодор, подходя к дорожным сумкам за мылом и полотенцем. Мужчины закончили учебный бой и направлялись к ручью, мыться.

Вопрос, заданный нарочито невинным тоном, вызвал гримасу отвращения на прекрасном лице магини, собственно с этой целью он и задавался.

- Не смей меня оскорблять, когда я не могу должным образом тебе ответить, братик, - сердито процедила сквозь зубы Дине, сосредоточенно болтая половником в пригорелой жиже, - Например, точным и быстрым ударом моего меча.

- Окстись, Дине, сестренка, что я такого сказал? – продолжал дурачиться черноволосый маг, чем вызвал у меня робкую улыбку. По сути, он впервые шутил после того, как… Как мы вышли из города Оборотней. Правда, тему для шуток он выбрал неудачную – об отношении Динеке к «розовым соплям» знали все. Впрочем, с удовольствием подначивая сестру, Лиодор, так не считал.

- Ты это брось, цыпа, - решил поддержать мага тролль, - Негоже бабе по городам и весям скакать, как коза какая блудливая.

Динеке поперхнулась и тролль, похоже, решил любезно похлопать ее по спине, приближаясь к ней. Со своего места мне было прекрасно видно, как рука магини покрепче обхватила половник, и я уже было обрадовалась, что та жижа со странным запахом, которую Дине непонятно почему именовала «залукоморской кашей», сейчас украсит головы мага и наемника, ну и тролль с ней, как говорится. И они все равно мыться собирались. Но в последний момент тролль, прекрасно разгадавший план магини, сделал вид, что передумал, и на ее кивок по поводу его предложения: «Похлопать?» ограничился овациями, которыми награждают лицедеев, ежели нет монетки, чтобы поблагодарить за представление.

У Динеке данный жест вызвал утробный рык, но, судя по всему, в жижу пора было крошить овощи, и она сдержалась. Светлые боги! Она что, всерьез бросает в этот студень кольца сырого лука, не обжарив его предварительно?! Макошь, заступница! Я не смогу съесть столько вареного лука вприкуску с подгорелой жижей! Я вообще его не люблю, могу принять в себя только в хорошо поджаренном и мелко порезанном виде – в компании с грибами или картошкой, например. Но это перебор! Судя по тому, как переглянулись маг с троллем, они были того же мнения. Да и коловертыш, до этого соблюдавший суверенитет, заметно занервничал.

- Полно тебе, сестрица, противиться доле своей девичьей, - не унимался Лиодор, - Али не мечтаешь тайком у окна о витязе прекрасном зело, как яблочко наливное?

Что он несет? Какое еще яблочко? Какой еще витязь? У какого еще окна?! Столько дней в походе… Но серьезный, сострадательный тон, которым маг молол всю эту чепуху, пытаясь спровоцировать сестру выплеснуть на них с Михеем содержимое предполагаемого ужина, вызвал у меня взрыв смеха. Динеке недовольно посмотрела на меня, поджав губы и прищурив глаза с удлиненными зрачками, хороший знак, да. И я, прикрыв рот ладонью, сделала вид, что закашлялась. Получалось плохо, однако маг с троллем не унимались.

- Будешь ему, девонька, голубю сизокрылому, супчики жарить да ватрушки лакомые варить, - серьезно увещевал Динеке тролль, в то время как она сосредоточилась на своей жиже, к запаху гари от которой прибавился еще мерзкая вонь от вареного лука.

- Сударь наемник, а не наоборот? – с невинным лицом поинтересовался Лиодор, - Вообще то это супчики варят, а ватрушки пекут!

- Трудно поспорить с вами, сударь маг. Так действительно делают все, но только не наша цыпа, - хриплым басом, но ангельским тоном возразил ему наемник, - У нее талант величайший, ежели вы не ведали, ей виднее, что жарить, а что – варить!

- Истину глаголете, уважаемый сударь, - глубокомысленно заключил маг, - Каждый раз, когда Динеке принимается за стряпню, она вместо желаемого, изобретает новое блюдо!

Динеке сидела уже не только с вытянутыми зрачками, у нее еще выросли клыки, и если принять во внимание всю картину – убранные назад волосы, кокетливый передник поверх удобного облегающего костюма, в который магиня переоделась специально для отдыха, фосфоресцирующие глаза и оскал… И все это любовно помешивает нечто в дымящемся котелке… Я пожалела, что светлые боги не дали мне таланта рисовальщицы, потому как представленная картина была достойна кисти!

Однако магиня все не поддавалась и не поддавалась на провокации, вознамерившись наверно, наказать нас своей стряпней по полной, за неуместное веселье. И я уже мысленно попрощалась с этим светом, потому что боюсь, только при мысли о том, что то, что сейчас булькало крупными пузырями в котелке нужно съесть, упаду замертво. А не умру, так меня Динеке прикончит за то, что не оценила ее кулинарный талант! Спас сложившуюся ситуацию Данька:

- Ты не слушай этих остолбеней, Дина, - магиня благодарно кивнула коловертышу, не ожидая, что он продолжит, - Научишься кашеварить, глядишь и возьмет наконец-то в женки приличный человек али нелюдь какой, не все ж те безпелюхой* маяться! (* Безпелюха — неряха, рохля, разиня (уральское.))

Этого магиня снести уже не смогла и теперь я уже могла не сдерживаться, когда боевую одежду этой парочки украсили стекающие потоки сероватого цвета вперемешку с ошметками отвратительного вареного лука. Дар в последний момент успел щелкнуть пальцами и установить на себя с Михеем щиты от ожогов. И хорошо, кстати. Настроение не то было, чтобы с их ожогами от гастрономии Динеке вошкаться. Я сознательно взращивала в себе здоровую злость, которую завтра обрушу на этого треклятого Темного Рыцаря, чтоб его, если хоть один белокурый волосок упадет с головы брата или сестры. К тому же злиться однозначно лучше, чем бояться, поэтому я старалась вовсю.

Маг с троллем ушли со словами – «У нас, похоже, большая стирка наметилась», весьма довольные собой и своей изобретательностью. Я вздохнула. Похоже, кулинарный запал магини иссяк и мне предстоит готовить ужин самой – вон, Лиодор с Михеем долго проплещутся, опасаясь опять попасть под горячую руку разъяренной Дине, которую единственную огорчило то, что «такое блюдо загубили, колоброды!»* (*Колоброд — шатун, бездельник (народное).) Похоже, тесное общение с Данькой дает себя знать. Он, кстати, тоже ушел с мужчинами к ручью. Во избежание.

- Дин, не поможешь овощи порезать? – спросила я, и магиня с неохотой вернулась к импровизированному столу.

- Волнуешься? – спросила она.

Я не ответила. Могла бы и не спрашивать. Итак ясно.

- Не бойся, Сения, - Динеке улыбнулась, - Не посмеет он ни детям ничего сделать, ни тебе.

- Не знаю, - вздохнула, - Похитить-то мелких посмел!

- Они тебе не являлись больше во сне?

Я покачала головой.

- Нет, но… но меня не покидает ощущение, что они точно в его замке. Несколько дней уже как. Думаю, их встретили, или заранее обеспечили каким транспортом.

- Вообще, звучит правдоподобно. Ты не волнуйся, если бы что не так – ты бы сразу почувствовала.

Я кивнула. Надеюсь.

- Сень, я хотела поговорить насчет…

Я сделала предупреждающий жест рукой – не надо, мол. А то я не знаю, о чем ты хочешь поговорить. О нем, понятно.

- Я никогда не прощу брату его глупость.

Глупость? Кто говорит о глупости? Он просто разлюбил. Это оказалось очень… просто.

- Я не понимаю, почему он не поговорит с тобой по-человечески.

- А зачем, Дине? Разговор ничего не даст.

- Если бы ты знала…

- Хватит, Дин. Не хочу больше ничего слышать, просила же. И кто так режет овощи? Давай-ка каждый кусок еще на две части.

***

Сказ иной, тридцать первый

ОБИТЕЛЬ ЗЛА

- Кто бы мог подумать, что у Темного Рыцаря такой светлый замок? – недоуменно бормотала Динеке, пялясь на приятный, теплый цвет стен, яркие пятна интерьера, - И такой красивый…

Я хмурилась, отчаянно стараясь не верить этой красоте, окружившей нас с момента попадания в Обитель Темного Рыцаря. Главное – не попасться на все эти хитрые удочки, ловко заброшенные этим подлым и мерзким человеком. Потому как только такой человек мог похитить беззащитных детей из отчего дома!

Белые, сверкающие перламутром на солнце башни, возвышающиеся над зелеными холмами, мы увидели издалека. Поднявшись на очередной пригорок, я присмотрелась – удивительно! Обитель зла в корне не соответствовала ничьим представлениям о ней. Уютный замок с белыми стенами в бледных, еле угадываемых вензелях, причудливой формы арками, витые колонны… Не было даже приличествующих крепостных стен, должных защищать сию Обитель. Похоже, владелец любит простор. Несколько небольших деревушек поодаль. Но все такие чистенькие, аккуратные, как будто игрушечные. Не похоже, что их жителям плохо живется под гнетом злобного и деспотичного господина. А каким еще должен быть Темный Рыцарь?

- Не обольщайся, Дине, - недоверчиво повел бровью маг, - В тихом омуте хухликам раздолье.

- А ты что скажешь о Темном Рыцаре, Михей?

- А что я скажу? Я его не видел ни разу, мы вон в той веске остановились, неподалеку от замка. С рыцарем вашим старшина договаривался.

- Ясно, никакого толку от тебя, - я нервничала и говорила то, что думаю.

- Чейта никакого?! Разве я не вывел вас по самой короткой дороге? Прямо к замку – от он!

- Карта вывела, а не ты.

- Цыпа, я понимаю, что ты не в настроении, все дела. Но может, хватит меня мордовать?

- И не подумаю. Вот что бы ты чувствовал, если б ни с того ни с сего до зарезу понадобился наместнику тьмы? Так, что он не погнушался детей твоих похитить?

- Дорогуша, во-первых, не твоих, своих тебе иметь пока рано, судя по детству, играющему в… к черту подробности, это раз. А два… Так он это… Чтоб ты поторопилась, вот.

- Спасибо, но лично пригласить дорогую гостью и самому можно было.

- Сень, прости, пожалуйста, но я не могу в сто тысячный раз это слушать, - взмолилась Динеке. Она права. Этот разговор с троллем повторялся по нескольку раз на день, - Давайте подождем, пока дойдем? Недолго осталось.

- Сударыня Хессения, - о, дивная Макошь! И этот еще со своей невыносимой, отстраненной вежливостью! - Уверяю вас – вам ничего не грозит.

Убью. Вот раньше хотелось дарить жизнь, а теперь смерть. Если все они не замолчат.

В таком прекрасном настроении мы, миновав пару нарядных, как штольградские модницы в праздники, деревушек, подошли к воротам замка, обители зла, так сказать.

Стоило нам приблизиться, ворота сами распахнулись навстречу. Мы переглянулись и вошли. Что-то внутри противно сжалось, заставив замереть дыхание и затихнуть сердце. Несколько мгновений давящей внутренней тишины… А потом сердце зачастило в два раза быстрее, вызывая липкую, неприятную испарину. Я чувствовала, что обратного хода нет.

- Проходите, проходите, гости дорогие, - седой мужчина, крепкий, с виду средних лет, если бы не очень и очень умудренный опытом взгляд, склонился перед нами в полупоклоне. Это что, и есть – Темный Рыцарь?

- Давно вас ждем, - продолжал он тем временем, пока все мы беззастенчиво разглядывали его, - Добро пожаловать в Обитель.

Поприветствовав человека или нелюдя – я не поняла, кто он, слишком хорошо была замаскирована его аура, мы все прошли за ним к большой мраморной лестнице. Внутри замка также преобладали светлые цвета. Светло-кофейного цвета лестница, выложенная плитами бесценного сорта мрамора, была расписана крошечными, но удивительно удачно намалеванными, голубыми незабудками. Присмотрелась – да это не рисунок, а самая настоящая проекционная магия – узор был прозрачным и ровно светился. Очень красиво. Остальные оттенки в замке также были сочные и светлые, приятные на вид.

- Хозяин любит простор и открытое пространство, - пояснил мужчина Динеке, заметив, с каким изумленным видом она рассматривает обстановку.

Хозяин? Значит, это не Темный Рыцарь. Это его слуга.

- Как вам угодно, сударыня Хессения, - обернулся (наверное, все ж таки маг!) ко мне, - Хотя, когда сами узнает поближе нашего хозяина, поймете, что более уместным будет слово «друг».

При словах о более близком знакомстве Лиодор, к моему изумлению, нахмурился и с силой сжал мою руку, от чего я вскрикнула и встречающий нас мужчина понимающе усмехнулся. От этой понимающей усмешки и от того, с какой легкостью он считал мои мысли, несмотря на мощную защиту, которую он даже не взламывал, а просто мимолетом взглянул сквозь нее, мне стало откровенно не по себе. Если здесь слуги такие, какой же сам Рыцарь?!

- Вас проводят в отведенные вам комнаты, чтобы вы могли привести себя в порядок и отдохнуть с дороги.

- Уважаемый! – я все-таки вышла из себя, но это уже ни в какие рамки!

Я, то есть все мы, несемся, сломя головы, за моими похищенными братом и сестрой, рискуем, попадаем в откровенно неприятные, если не сказать курьезные, ситуации! Уставшие, по несколько десятков раз переругавшиеся между собой, достигаем наконец Обители этого треклятого темного властелина, сто бабаев ему в панамку… А тут, значит, для нас раскладывают пространственный ковер из голубых незабудок и любезно приглашают отправляться в опочивальни для отдыха с дороги! Неудивительно, что я несколько погорячилась. Стряхнув с одного плеча руку Лиодора – как он вообще смеет трогать меня, подлец! – и Динеке – отвали, тебя здесь вообще не спрашивали! – я, от всей души постаралась улыбнуться пожилому слуге-другу главного здешнего мерзавца, правда боюсь, улыбка моя больше оскал в этот момент напоминала:

- Уважаемый, вы в своем уме? Да?! Я что-то в этом сомневаюсь! Какие еще опочивальни и отдых с дороги! Где дети?!! Где?! И где этот ваш темный хозяин, отчего же сам дорогих гостей не встречает?! Или это тут такое хваленое гостеприимство в духе Темной Стороны: сначала заманить в ловушку, а потом еще и издеваться?! Ну, что вы стоите, как истукан на площади?! Дети где?!!! – сорвалась я на фальцет.

Пожилой слуга выслушал мою гневную тираду, от которой отчетливо попахивало истерикой, с совершенно невозмутимым видом, и, как ни в чем не бывало, продолжил общение:

- Анвар, с вашего позволения, сударыня. Можно без «сударь».

- Сударь Анвар, - начала было я, уже заметно успокоившимся тоном, но дворецкий – или кто он тут? – продолжал:

- Сударь Авлат, наш господин, встречать вас не вышел, потому как дела поважнее у него сейчас. И вообще он интроверт, не слишком общение любит, в особенности с невоздержанными на язык и эмоции сударынями, у него от вас мигрень приключиться может. А дети ваши на занятиях сейчас. Откуда нам точное время знать, когда вы здесь появитесь? – пожал он плечами, - Знали бы, так дети первыми вас встречать бы выбежали, - и он невозмутимо показал жестом – извольте, мол, следовать за мной, развернулся спиной и продолжил идти вперед по коридору.

- Сударь Анвар, - я все-таки не могла успокоиться. Что за чушь он несет? Какая еще мигрень? Какие, тролль меня раздери, занятия?!

- Сударыня Хессения, - уже более жестко перебил меня этот странных дворецкий, - Я еще раз повторяю, что в таком состоянию вас к господину я не допущу. Вам всем нужно привести себя в порядок с дороги. Вот ваша комната, сударыня, следующая – вашего мужа. Между собой опочивальни соединены дверью.

На этих словах я покраснела до кончиков ушей, вспомнив один нелепый обряд, совершенный в Землях Оборотней, с той целью, чтобы Стая оставила нас в покое, и мы могли проследовать дальше, за Йожкой и Никодемом. Сударь Лиодор же, наоборот, вежливо и бесстрастно поблагодарил Анвара и прошел в свои апартаменты. Меня в мои Динеке впихнула почти насильно.

- Давай без глупостей, Сень, - шепнула она, - Не похожи они здесь на маньяков и садистов, получающих удовольствие от издевательств над женщинами и детьми.

Я ошарашенно кивнула и осмотрелась в выделенных мне апартаментах. Однако все это очень и очень странно. Топленого молока стены, пол цвета крепкого, густого кофею, на полу ковер цвета ряженки с длинным, мягким ворсом… На окнах белоснежные накрахмаленные, почти невесомые, занавески… Терпеть не могу тяжелых мрачных портьер… Моя любимая цветовая гамма… Ого! Практически на всю стену книжная полка, по всей видимости, сколоченная и установленная недавно, любовно окрашенная в цвет кофея с молоком. И книги! О, Макошь! Какое великолепное собрание!! Я в жизни такого не видела! Древние Песни… Все семнадцать томов… Нет, осемнадцать, на корешке последней надпись мелкими золотыми буквами – «Древние Песни. Утерянное, утаянное и не вошедшее». О, светлая богиня! Полное собрание сочинений известного мага-целителя Парацельсиуса! Учебники по магии, дарующей жизнь… Таких даже у нас дома не было! Истории Залукоморской Философии и Континентального Мудролюбия… О, нет! Целая полка душещипательных романов! И самые настоящие живые магические книги! К этим я даже притронуться боюсь – вон, как сердито шевелят корешками… Ощущение, будто это маленькое книгохранилище составлял кто-то, хорошо меня знающий, кто хотел выказать не просто симпатию и благоволение, а искренне позаботиться! Странно. Странно, очень странно! На кровати под шикарным, но легким и воздушным балдахином можно положить целый класс Магической Академии! Но больше всего меня поразило то, что я увидела в шкафу – сначала мне показалось, что я открыла дверцы своего гардероба у себя дома, в Лесу Йагинь. И только приглядевшись повнимательнее, увидела некоторые различия. Во-первых, вся одежда была новой. Во-вторых, сшита из очень дорогих тканей. В-третьих, слегка отличается покровом и деталями… Но так тонко, что самым чудесным образом выглядит не как наряды селянки, а изысканные вещицы благородной дамы, обладающей смелым и незаурядным вкусом. А эта дверь куда? Ух! Как тепло, и как много пара… И запах, мой любимый, лавандовый… Наверняка, меня пытаются одурманить, задобрить, заманить в золотую клетку... Непонятно, правда, с какими целями! Но этот запах так манит… А практически круглая пузатая ванна на подиуме пожалуй, еще роскошней, чем во дворце у вампиров… Эх, была-не была! Окунусь и побегу разыскивать детей чистая. Они, вроде, и вправду не очень-то похожи здесь на маньяков…

***

Сделав над собой практически нечеловеческое усилие, я покинула такую роскошную, гостеприимно наполненную водой моей любимой температуры ванну. Однако не надо считать, что можно купить меня водными процедурами! Вот эти их красивые дорогие одежки и не подумаю одевать! Ну, разве что вот это миленькое платьице… Нет! Опомнись, Сеня, вспомни, для чего ты здесь! Это какая-то неизвестная пока мне магия, очень опасная. Меня пытаются одурачить. Не выйдет.

Порывшись в сумках, за неимением особого выбора, я облачилась в жокейские штаны, просторную тунику до середины бедра и безрукавку плотной ткани сверху. Мокрые волосы заколола гребнем, на ноги – хромовые сапоги, те же, что только недавно сняла. Как все-таки от них устали ноги! Ладно, можно взять вон те ботинки – похоже, самые простые и недорогие из всех…

В коридоре никого не было. Конечно! Все наверняка «приводят себя в порядок с дороги»! Никому и дела нет до того, почему мы здесь! И Лиодор… Откровенно говоря, я думала, что выйдя из ванной, увижу, как он ждет меня в комнате, как когда-то в замке графства Менфера и во дворце вампиров… Я, конечно же, возмущусь и метну в него заговором, который навек делает лысым, а он лениво погасит этот заговор неярким боевым пульсаром… Я даже заговор подготовила, выходя из ванной комнаты, он покалывал на кончиках пальцев, когда я, с замиранием сердца, выходила, гадая – где он меня ждет? Нахально развалился на кровати или присел на стул с удобной резной спинкой? Оказалось, нигде не ждал. Не было его в комнате.

Интересно, куда все-таки идти? Замок-то огромный, и слуг нет совсем. Как там сказал этот странный слуга-друг? Господин – интроверт? Мигрень у него от экзальтированных сударынь? Я ему сейчас такую мигрень устрою, мало не покажется!

Наверно, злость и отчаянная усталость от того, что долгое время прожила в страхе, думая-гадая, что же ждет меня в Обители Темного Рыцаря, дали мне силы и направили в нужном направлении среди всех этих бесчисленных коридоров, комнат, поворотов, лестниц… Я бежала и бежала, думая о том, что не дам очаровать себя показным радушием! Если он посмел что-то сделать детям… Однако, надо признать, не такого приема я ждала! Точно не уютной опочивальни в моих любимых тонах и стеллажа с редкими изданиями! И тем более не гардероба, предназначенного, как будто, специально для меня. Не знаю, сколько я так летела, не чувствуя под собой ног и негодуя на полное отсутствие хоть какой живой души, но через какое-то время услышала странные звуки. Как будто бьется, стучит одно о другое что-то металлическое.

Прислушалась – звуки разносились справа от меня. Нырнула в низкую арку и оказалась на огромном балконе. Здесь бряцание стали стало слышно отчетливей. А затем я услышала голоса. Раздавались они из-за огромной, в два человеческих роста ширмы, установленной с помощью магии, золотыми нитями опутывающей эту самую ширму. «Наверно, от вет




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.