Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ГЛАВНОЕ – НЕ ПОДДАВАТЬСЯ НА ПРОВОКАЦИИ



Я притянула себе один листок и написала:

Сударь маг, - задумалась: может, уважаемый сударь маг? И сама себе ответила – обойдется! Вот справится с умруном верлиокой, тогда, может быть и зауважаю. Если еще и меня оставит в покое! – Ввиду срочных обстоятельств, я рада воспользоваться Вашим любезным предложением. Как можно скорее, ждем Вас в Доме Йагинь. Задумалась, писать это или не писать, и все-таки решилась: В случае если вас сопровождает рота троллей, как любого уважающего себя столичного мага, им тоже будем рады. Затем еще немного подумала, и приписала: Хессения. Еще не хватало, чтобы он в ответ на это письмо бабе Стефе или бабе Рае отписался. Ждет меня тогда два серьезных разговора. Хотя что ж, я виновата, что женка главы сама его позвала? Вспомнила лицо боевого мага, который вошел в святая святых - покои рожающей женщины и невольно фыркнула. Конечно! Все вы, мужики, сильные с разной нечистью да поганью воевать, а как рожающую бабу видите, так и до обморока недалеко!

Перечитала письмо, удовлетворенно кивнула. Быстрыми движениями, чтобы не передумать, сложила журку и выпустила его в окно. Красавку* только и видели. (*Журавлик, славянское выражение) В следующий миг ничто не напоминало о том, что я только что сделала.

Потянулись томительные хвилины ожидания. Двойняшки раскрутили меня на признание, когда это я успела познакомиться с боевым магом, и очень развеселились, когда узнали, что сего товарища хотели припахать в качестве повитухи.

Ответ не замедлил себя ждать: если честно, я не думала, что маг ответит так скоро. Письмо было максимально деловым и лаконичным и состояло только из одного слова: Еду.

Развернув красавку и увидев, что в нем было написано, я, надо сказать, вздохнула с облегчением. Может, и обойдется. Надеюсь, маг должным образом отнесется к просьбе привлечь троллей. Со всей серьезностью.

Столь ожидаемый нами – да, всеми троими, маг появился самое большее – через час после того, как мы получили от него журавлика. За это время я успела еще раз перечитать все, что написано о верлиоках и способах борьбы с ними в учебнике. Информация для меня не особо утешительная – я, со своим даром целительницы, вряд ли способна сильно помочь магу в уничтожении умруна. Боевой маг из меня… с натяжкой сказать, слабенький. Да и, кроме того, если хоть как-то продемонстрирую перед магом свой дар, зря бабули над щитом потели.

Подозвав Йожку, успела замаскировать алые пятна на ее стальной ауре некромантки. Благо, они были пока совсем крохотные, и это было не сложно. Работой своей осталась довольна – нарочно будешь присматриваться (а насчет того, что императорский маг обязательно присматриваться будет, я не тешила себя иллюзиями) – ничего не увидишь, кроме многообразия оттенков серого.

На вопрос Йожки, зачем это нужно и что я делаю – ответила, мол, обычная защита от сглаза. Дема тотчас потребовал себе точь-в-точь такую же, пришлось и над ним «поколдовать», привлекая к уроку установки магического отражения Йожку. А что, полезно.

Мага с загадочными инициалами Л. де Эл. Д. кот Маркиз учуял задолго до его появления, уселся на порог и принялся умываться как-то истово и решительно. Поэтому к появлению мага у нас все было готово: ни моего, ни Йожкиного целительского дара не видно, я в очередной раз прониклась серьезностью демонстрации магии жизни, а двойняшки в подробностях поведали мне о нахождении умертвленного верлиоки. О том, чтобы взять малолетних неслухов с собой «на дело» даже речи не шло, так что детишки крупно просчитались в своих планах и сейчас опять дулись, как мыши на крупу. Точнее, как два кудрявых хомяка.

- Сударыня Хессения, я полагаю, - раздалось с порога.

- Сударь?

- Лиодор, для вас просто Дар, - учтиво поклонился маг.

Да, что и говорить, при свете дня этот возмутитель спокойствия выглядел еще более привлекательно, нежели ночью, в обманчивом свете экипажа и опочивальне женки главы Штольграда. Хотя там разглядывать его у меня и времени-то особо не было.

Удивительно, но камуфляж, который маг одел сегодня, видимо, воздав должное тону моего письма, сидел на нем также отменно, как и давешний щегольской костюм. И даже резкий запах, исходивший от его костюма, запах специально раствора, пропитавшего боевой камуфляж, хоть и не походил на давешний аромат одеколона, но совсем не портил впечатления. Его голубые, как озера глаза, сверкали прямо-таки сапфирами, а темные волосы при дневном свете отливали синевой, что еще больше подчеркивало аристократическую бледность кожи. Довольно высокий рост и широкие плечи – а я впервые стояла в его присутствии и смогла оценить его физические данные по достоинству – даже при своем росте, а Йагини всегда были статными, немного выше обычных людей, я почувствовала себя рядом с ним маленькой девочкой. Почему-то стало необъяснимо жарко, и я разозлилась на себя – еще не хватало вспотеть, как конь, впрочем, о чем я думаю, вскоре подобная перспектива покажется мне наименьшим злом. Столичный… или все-таки Дарнийский красавец как-то слишком пристально смотрел на меня, сияя, как начищенный самовар.

- О, да тут мой коллега, - улыбнулся он той же своей ослепительной улыбкой и присел на корточки перед Никодемом, пристально вглядываясь в его ауру и довольно кивая, - Вот это сюрприз! – он протянул братишке руку совсем по-взрослому и маленький наглец пожал ее со всей серьезностью.

- Боюсь, настоящий сюрприз стоит рядом с вами, - я сознательно решила перенаправить его внимание на сестру, рассчитывая, что увидев перед собой Йагиню-некромантку, он и думать забудет о том, чтобы искать у нее еще какой-либо дар. И оказалась права. Маг настолько опешил, взглянув на Йожку магическим зрением, что мне захотелось подставить ему табуретку под челюсть. Мало ли.

- Йагиня – владычица смерти? – он недоуменно уставился на меня. Я пожала плечами. Мол, подумаешь, невидаль.

- Пока в семье обделена я одна, - я мило улыбнулась ему, от всей души желая наслать чесотку или медвежью болезнь, чтобы сидел себе дома и не рыскал по городам и весям в поисках молодых дур, отправляемых Темному Рыцарю в качестве пушечного мяса.

- О, сударыня Хессения, я не сомневаюсь, что когда ваш дар проявится в полную силу, вы затмите величайших волшебниц нашего времени!

Вот мерзавец. Не «проявится», а «проявится в полную силу». Вроде как намекнул, а вроде как и нет. Ладно, голубь. Поиграем.

- Однако, судя по вашему письму, дело срочное, - маг стал предельно серьезным, - Что случилось, сударыня?

- Умрун верлиока, - просто ответила я.

Маг кивнул, как будто именно этого и ждал.

- Что-то подобное я и предполагал. Слишком сильные эманации зла для этой местности, вторая волна за последний месяц.

- Вот как? – процедила сиропным я тоном, не обещающим ничего хорошего двойняшкам, - Вторая, вы говорите? – я села, пригласив жестом присесть и мага. Братец и сестренка стояли перед нами и глазки их беспокойно бегали, но паразиты усиленно делали вид, что они просто так тут, проходили мимо.

- Колитесь, милые малыши, - потребовала я, - Это не первая ваша попытка?

Никодем взглянул на сестру, и, видимо, как настоящий мужик, решил взять удар на себя:
- В прошлый раз у нас магической сети не было, так что…

Йожка решила поддержать братца:

- Так что мы передумали в самый последний момент.

- В самый последний момент?! – конечно, недопустимо в присутствии постороннего, а может и вражеского элемента переходить на крик, да что там, даже визг, обращаясь к младшим, но до меня с запозданием доходил весь страшный смысл этой фразы. Маг с удивлением переводил взгляд с малолетних негодяев на меня.

- Стоп, - перебила сама себя и почему-то уставилась с недоумением на мага. Наверно, потому что он единственный взрослый здесь, а я в глубине души еще считала себя не совсем взрослой, и потому, что он, чего греха таить, наверняка более опытен, чем я. На этой мысли мне почему-то опять стало жарко и я подумала, что заболеваю на нервной почве, - А почему тогда бабули… То есть Йагиня Стефанида и Йагиня Раифа ничего не заметили?

Лиодор пожал плечами:

- Сам удивлен, если честно. Может, за той, первой волной ничего не последовало и ваши уважаемые бабушки решили вас не пугать?

«А может, списали дурное предчувствие на приближение очередного императорского мага», - подумала я.

Я кивнула, подтверждая его предположение:

- Да, думаю, так и было.

- Значит, я правильно понял, появлению умруна верлиоки мы обязаны юным дарованиям?

Юные дарования смотрели важно и сияли, как имбирные пряники.

- Юным дарованиям, дорвавшихся до запретных артефактов, - нехотя пояснила я, что немного сбило спесивое удовольствие с мордашек братца и сестрицы. В любом случае, маг узнал бы об этом, просто немного позже. А для пользы дела лучше заранее посвятить профессионала в подробности. По себе знаю, насколько важной может оказаться любая деталь.

- Посох и зеркало? – более утвердительно, чем вопросительно, произнес Лиодор, кивая каким-то своим мыслям.

На раскрывшиеся от удивления рты двойняшек жалко было смотреть – они никак не могли поверить, что их так быстро раскусили. Даже я восхищенно присвистнула, а маг коротко улыбнулся одним уголком рта. Странно, но эта кривая, скупая улыбка казалось, еще больше шла этому столичному (столичному ли?) негодяю. Да, Сеня, с таким ухо держать востро! Знает, подлец, свои сильные стороны! Пока я предавалась негодующим мыслям о внешних и внутренних данных мага, Лиодор тем временем строго подозвал к себе обоих виновников торжества.

- Значит так, юные сударь и сударыня, - начал он. Сударь виновато сопел, понимая, что выволочка – хотя бы даже словесная – неизбежна, а сударыня отводила глаза и комкала одной рукой подол своего сарафана, - То, что у вас обоих есть магический дар, еще не делает вас настоящими некроманткой и боевым магом, - тут боевой маг засопел еще громче и даже, как будто набычился, а сударыня некромантка начала возить уголком башмачка по чисто вымытым половицам. Маг тем временем продолжал:

- Воспользоваться чужими артефактами, которых сами еще не заслужили – может каждый дурак, - сурово отчеканил он, - Но истинными магами вас делает не наличие дара, и даже не стремление ими стать. Маг – это тяжелый ежедневный труд и опыт. Это ответственность за каждый свой шаг, за каждую мысль и порыв. И ответственность на нас лежит куда большая, чем на обычных людях. Маги – элита, высшее общество нашего мира. Мы просто не имеем права на безрассудство и детские ошибки.

Мои ангелочки стояли, виновато понурив голубые глазки-блюдца. На слове «детские» их, бедняг, даже передернуло. Эдак столичный маг поверит в их сознательность; вот я – сколько лет их уже знаю, и то почти верю! Но, как оказалось на проверку, эти штучки на Лиодора не действовали.

- Вы совершили серьезное преступление, - сообщил он ровным, холодным тоном. О Макошь! Даждьбог! Купала! Белобог! Авсень и Ярило! Защитите нас! И, похоже, боги услышали мои молитвы:

- И только глубокое уважение к Дому Йагинь, который я глубоко почитаю и знаю давно, заставляет меня скрыть этот факт от его светлейшества императора.

Спасибо, Макошь!

- Сударыня Хессения, вы готовы составить мне компанию? Я никогда не взял бы вас в сопровождающие, но, боюсь, у меня нет выхода. Вы единственный взрослый человек, который может указать место преступления. А о том, что вы уже в курсе, где все произошло, я не сомневаюсь.

Я кивнула.

В таком случае, нам следует поторопиться: мне нужно подготовиться к тому, чтобы застать умруна врасплох с наступлением сумерек.

- А разве мы, то есть вы, нападете не прямо сейчас?

- Дело в том, что для того, чтобы наверняка изгнать однажды призванную назад в мертвое тело душу, это необходимо делать в ночное время, - о! об этом я даже не слышала, - К тому же, днем у умруна в случае нападения открывается резервный запас сил, что может оказаться совсем не в нашу пользу, в особенности учитывая, что это верлиока, - а вот об этом я прежде читала, да и бабули не раз упоминали в уроках.

Я кивнула.

- Простите мне мою дотошность, - улыбнулся маг, от чего мое сердце почему-то подпрыгнуло в груди, - Видимо вам совсем неинтересно вести разговоры об умрунах и верлиоках.

- Ну, тут знаете – нравится-не нравится, - не согласилась с ним я, - А знать это необходимо, учитывая всю сложность возникшей ситуации, - я, непонятно почему, заговорила профессорским тоном бабули Стефаниды, - К тому же, мне это пригодится в жизни. Когда-нибудь, - добавила я.

- Надеюсь, что нет, - серьезно заявил этот городской пижон и потребовал принести ему все необходимое для приготовления ловушек для нашего умруна.

- Кстати, заодно и молодежь поучим, - подмигнул он.

- Вы хотели сказать – «поучите», - поправила я его с ангельской улыбкой.

- Конечно, - не остался в долгу этот негодяй, продемонстрировав свой шикарный виерний оскал, - Я, знаете ли, люблю поговорить о себе во множественном числе.

- Так, наверно, еще больше проникаешься собственной значимостью, - не упустило случая поддеть мое ехидство. Но я тут же взяла себя в руки – в конце концов, как бы то ни было, но этот маг здесь для того, чтобы помочь нам. И он дал обещание не предавать огласке «подвиг» милых малышей. Хотя кто его знает, с его обещаниями! Готова поспорить: стоит ему прознать о моей целительской силе, как вот он – прекрасный повод для шантажа! Что с детьми способно сотворить правосудие за то, что они совершили… нет, лучше и не думать об этом вовсе. Зная свое обыкновение раскрашивать свои мысли самыми мрачными красками, лучше воздержаться от аналитики.

А что говорить о детях – маленькие паразиты смотрели на мага влюбленными глазами, пребывая в полной готовности сделать все, о чем этот негодяй попросит: еще бы, настоящий урок боевой магии!

Демка с Йожкой с ног бились, выполняя его поручения: травы, микстуры, железо, подкову, даже горную руду откуда-то притащили! Я только диву давалась: то ли Лиодору действительно удалось пристыдить маленьких негодников, то ли у детишек столь явно выраженная жажда знания. Хотелось бы думать, конечно, что и первое, и второе.

Мне тоже нашлось чем заняться: хоть я официально и не обладала магическим даром, но для того, чтобы смешивать, толочь, разбавлять, следить за тем, чтобы не «убежало», а также варить кофей и делать бутерброды для всей компании, я вполне пригодилась. Так сказать, выполнять самую черновую, обезьянью работу.

Наконец, все было готово для встречи мага с чудовищем, и мы с сударем императорским магом покинули дом Йагинь. Двойняшки, не смотря на то, что сударь Лиодор совершенно измотал их приготовлениями – подавляющее большинство которых, как я поняла, именно для этого и предназначались, все-таки обиженно дули щеки из-за того, что их не взяли с собой «на охоту». И даже то, что я заверила их, что свое дело они уже сделали, внесли самый, что ни на есть решающий вклад, все равно надули щеки, как хомяки.

***

Вот бывает так – ждешь, ждешь чего-то необычного, что навсегда и бесповоротно перевернет твою жизнь, наполнив ее новым смыслом и раскрасив яркими красками. Просишь об этом светлых богов… И когда-нибудь допрашиваешься! Бабули не зря учили, что просить богов следует только об одном – чтобы даровали тебе то, что для тебя всего лучше, на свое, то бишь их усмотрение. Потому как видят и знают они обязательно больше, чем может увидеть простой смертный, даже если он, этот смертный, долгожитель. Скрывая ото всех свой дар к магии жизни, мне иногда казалось, что жизнь моя скучна и неинтересна… И вот, пожалуйста – я, потомственная, даже наследная Йагиня, девушка из Дома весьма почитаемого, иду по лесу в компании совсем незнакомого мне мужчины, притом императорского мага, для того, чтобы указать ему место, где мои малолетние братец с сестрицей оставили отдыхать самого настоящего умруна, призванного из преисподней, умертвленного и возвращенного в мертвое тело с помощью сильнейших артефактов, принадлежащих нашим бабулям. Вот что из этого всего – наименьшее зло? Зная суровый, не терпящий полутонов в вопросах магического воспитания, характер сестриц-Йагинь, мне кажется, что мало мне в любом случае не покажется.

О, дивная Макошь! О, все светлые боги! Дайте нам вернуться обратно – живыми и с победой! О, Сильнобог - бог силы и ловкости – помоги этому императорскому магу устоять супротив умруна верлиоки! О, Купало – помоги сохранить мой дар в тайне! И премудрый Велес – сделай так, чтобы наша охота была удачной! С такими мыслями я шла впереди мага по узкой тропинке. Надо сказать, что хоть он и не деревенский житель вовсе, но ступал за мной так бесшумно, что едва можно было предположить его присутствие за спиной.

В отличие от меня, то и дело возносящей молитвы, про себя, конечно, как-то нелепо допускать в такой интимный процесс посторонние уши, для которых ничего в моих обращениях не предназначено, императорский маг ничуть не выглядел смущенным: напротив, когда я оборачивалась к нему, вопреки своей воле – не знаю, что на меня находило, не иначе как хотелось проверить, идет он за мной или нет, он одарял меня своей той самой невозможной улыбкой, от которой мне неизменно хотелось провалиться под землю. Сударь Лиодор казался столь невозмутимым и по пути, как мог, развлекал меня светскими беседами, что, кстати, очень отвлекало от молитв, что казалось, мы не на умруна идем, а прогуливаемся по парку на каком-то светском рауте. Неожиданно накатило мысленное видение: представилось вдруг, что мы действительно идем по парку вдоль изящной, изысканно освещенной аллеи, вокруг порхают магические мотыльки и светлячки, окрашивая ночь волшебными, неоновыми огнями, и обстановка точь-в точь, как в тех самых душещипательных романах: маг просто невыразимо прекрасен в своем пижонском донельзя костюме, а на мне самое шикарное платье из всех, которые я когда-либо одевала – из плотной, переливающейся ткани, сияющей россыпью самоцветов-звездочек на темном фоне. И он вот так же, таким же тоном что-то мне рассказывает, а я не просто слушаю, но и самым живым образом участвую в беседе: ничуть не смущаясь своего слишком уж простого на его фоне вида, манер, да и словарного запаса, чего уж тут. Видение показалось настолько реальным, что когда оно исчезло также внезапно, как и появилось, я не сразу поняла, что произошло: такой реальной казалась эта неоновая аллея.

- Сударыня Хессения, - раздался голос мага, и, что самое стыдное в этой ситуации, так это то, что до меня с запозданием дошло, что это уже не первая его попытка привести меня в чувство – он и раньше меня звал, и голос его сейчас звучит несколько обеспокоенно.

- Простите, сударь Лиодор, - голос почему-то предательски дрожал, но слава светлым богам, эту дрожь можно было списать на мандраж от предстоящего приключения.

- Сударыня Хессения, - убедившись, что со мной все в порядке, повторил маг, - Мой индикатор эманаций зла зашкаливает. Посмотрите вокруг – далеко ли место, что описывали вам брат с сестрой?

Изумленно оглядываюсь. О чем я только думаю! Ведь и правда, пришли. И если верить описаниям двойняшек, то вон за тем пригорком… Ой, мама! Показала глазами, Лиодор кивнул.

- Отправляйтесь домой, - тоном, не терпящим возражений, бросил мне маг. Еще чего!

Что он себе возомнил? Сразу видно, что привык отдавать распоряжения челяди. И видимо, представительницы прекрасного пола с готовностью всегда следовали его указаниям. Иначе как объяснить его реакцию на то, что в ответ я помотала головой из стороны в сторону.

В обманчивом, неясном полумраке сумерек показалось, что глаза сударя императорского мага блеснули зеленым светом, а на щеках заходили желваки. Впрочем, маг тут же взял себя в руки:

- Сударыня Хессения…

- Сударь Лиодор? – первый раз мне, что ли, представлять деревенскую дурочку. Однако на эту брюнетистую угрозу чести всех девушек – что из города, что из такого захолустья, как наше, мой демарш не произвел особого впечатления.

- Прекратите строить из себя, - прошипел он, - И возвращайтесь домой! Или вы не знаете, чем чревата встреча с живым верлиокой, а не то, что с разозленным умруном?!

Я пожала плечами.

- Вам может понадобиться помощь.

- Чем вы можете помочь? Будь вы магиней, другое дело!

Ах вот как! Он таким образом хочет вырвать у меня признание! Точно, как же я сразу не догадалась – все это мнимое беспокойство, даже злость на мое неповиновение светлейшей воле – есть не что иное, как хорошо сыгранный, но банальный спектакль на тему «раскрути деревенскую дуру». А вот не на ту напал.

- Я смогу за себя постоять, сударь Лиодор, - холодно отчеканивая каждое слово, заявила я этому хитрецу, а после ядовито добавила, - А в случае вашей неудачи я вернусь и поведаю о вашей героической гибели людям.

Пробормотав себе под нос одно совсем уж непристойное ругательство, которое я никогда не повторю, но и забыть не получается, этот представитель власти добавил пару нелестных эпитетов к «представительнице такого достойного и благородного Дома». Надо сказать, что я слушала, делая вид, что не понимаю, о чем он, пока маг, судя по всему, вознамерился выпроводить меня с «места дислокации объекта» силой. Иначе как объяснишь то, что он сделал пару решительных шагов в мою сторону, угрожающе закатывая рукава. Пришлось сделать вид, что мне просто захотелось отпрыгнуть в сторону. Не знаю, до чего бы дошли наши препирательства, но «объект», по всей видимости, устал ждать, когда же на него наконец-то соизволят поохотиться как следует, и зарычал из-за того самого холма. Видно, мы его разбудили.

Тут магу стало не до меня, он мелькнул в загустевших сумерках с такой быстротой, что только его и видели. Я благоразумно обогнула холм с другой стороны и увидела следующую картину: умрун, действительно, пробуждался, правильнее даже сказать – восставал, ведь он все-таки был мертвым, что тут же учуял мой чувствительный нос. Хотя кто их знает, этих верлиоков – я их и живых не нюхала никогда.

Маг против сидящего чудища казался гномом, ну ладно, пигмеем, но тоже, знаете ли, подвергал себя, по моему мнению, большой опасности. Здесь не то, что один человек, пусть и не совсем обычный, не справится, а целой роте троллей-наемников одолеть такого великана не по силам, наверно. Однако мы же гордые, мы же самые умные, охрану свою пораспустили… Вот куда поперся, спрашивается, а теперь уже поздно! И сопровождающих его троллей отправил подальше – видите ли, не нужны ему потом такие проблемы, как у главы Штольграда. Правда, дадут светлые боги сударыне Малене ума, сам глава никогда о них не узнает. Современная знахарская наука и не на такие чудеса способна.

Верлиока злобно вращал своим единственным глазом посреди лба, скалил зубы, и, по всему было видно, собирался напасть. Маг тоже скалил зубы – видимо, так понятнее его намерения зверю – а умрун тот же зверь – ему надо свое превосходство показывать, а может просто храбрился, не знаю. Но в следующий миг маг Лиодор отлетел в сторону от взмаха волосатой, когтистой лапы, а я спрятала лицо в ладонях. Похоже, этот императорский хвастун просто сильно переоценил свои силы. Верлиока, не смотря на кажущуюся тяжесть своей комплекции, прыгнул, намереваясь, видимо, довершить начатое. Но там, где секунду назад была добыча, оказалось пусто – маг успел в последнее мгновение отскочить в сторону из положения лежа на боку. Сударь Лиодор, отступая в сторону, принялся кружить вокруг умруна, который тоже двигался, наступая на мага. Я не видела, как это произошло – так быстро маг выкинул вперед руку и из-под его пальцев сорвались три боевых огненных фаербола один за одним. Запахло паленой шерстью, и лес огласил недовольный рев чудовища. Именно недовольный, это было обычное восклицание существа, которого заставляют ждать обеда. Точнее этот самый обед и заставляет себя ждать. Я ахнула – это же надо – после трех фаерболов, выстреливших один за одним, можно сказать, очередью. В недоумении был и маг – это читалось на его аристократичном лице.

Дальнейшие – не знаю – хвилины или даже часы слились для меня в череду прыжков, выпадов, падений, рева зверя и рычания мага. Я видела – сударь Лиодор держится из последних сил, подволакивает ногу и прижимает руку с боевым посохом, который сейчас принял форму жезла, к боку. Маг целился попасть им в единственный глаз чудовища, но видимо, направить заряд нужно было только с очень близкого расстояния, как я поняла, потому он и подпускал противника так близко. Потому что пробить шкуру чудовища казалось невозможно. Да и бессмысленно, поняла я – ну ранишь ты мертвеца, и что? И ничего. Только разозлишь еще больше. Однако каждое сближение проходило совершенно бесполезно для умруна, и чересчур болезненно для самого мага.

Сударь Лиодор предпринял очередную попытку достать ока монстра, и опять упустил момент, чтобы увернуться из когтистых лап чудовища. Как назло, я не очень хорошо видела, что происходит с магом, однако хруст костей услышала очень отчетливо. Не раздумывая, метнула исцеляющим заговором и услышала:

- Сударыня, не могли бы вы обождать с вашей помощью умруну?

О, светлая Макошь! Так этот хруст принадлежал не магу, а верлиоке?

- Простите меня, сударь Лиодор! – крикнула в ответ я, не думая в этот момент ни о том, что только что сама себя выдала, ни о том, что, судя по всему, добавила магу неприятностей, – в голове крутилась только одна мысль: любой ценой помочь магу, потому что силы очень неравны. Просто несправедливо неравны, на мой взгляд. То ли императорский маг переоценил свои силы, то ли монстр, которого призвали младшенькие, оказался слишком уж непобедим, то ли…

Следующее «то ли» я не успела додумать, потому что маг вдруг взлетел в воздух, конечно, не сам взлетел, это у них с этим верлиокой так получилось – сама не поняла, что произошло, но тысячной доли момента, когда сударь Лиодор задержался напротив глаза чудовища, магу хватило. Выброшенная вперед рука и молния, бьющая из магического жезла – и вместо единственного ока чудовища остается только черная, дымящаяся дыра. Вслед за этим верлиока как-то неловко осел, а потом и вовсе тяжело повалился на землю. Монстр не двигался. Однако не двигался и один чересчур самоуверенный маг – просто лежал поодаль, неловко подвернув под себя поврежденную в бою руку, и не подавал никаких признаков жизни. Все-таки он герой, подумалось мне – выйти один на один против чудовища, и одержать победу. Правда, такой ценой…

***

Сказ иной, шестой

ЛЕЖИТЕ, СУДАРЬ

Я осторожно коснулась его шеи – пульс есть, но дыхание неровное, прерывистое. Не думая о том, что опять-таки выдаю себя – в этом смысле я уже сделала все, что могла, я принялась плести общеукрепляющий заговор, одновременно осматривая мага на наличие повреждений. Насчет руки я напрасно волновалась – всего лишь вывих, а вот ситуация с левой ногой мне совсем не понравилась. Если я не ошибаюсь, имеет место быть закрытый перелом, но для того, чтобы наложить заговор, сращивающий кости – заклинание очень действенное и мощное, но зело болезненное для пациента, мне следует прикоснуться к голой коже. А как тут прикоснешься, если никак не закатать эту троллеву штанину, в чем я убедилась, стянув с мага сапог.

Что ж, другого выхода все равно нет – лучше наложить заговор, пока пациент без сознания – или этот несчастный лес огласит рев похлеще верлиокиного! Я решительно взялась руками за кожаный ремень, принявшись его расстегивать. Упрямая пряжка не поддавалась, что повергало меня в отчаянье, а еще я почему-то отводила глаза, видимо поэтому все никак не получалось расстегнуть. Почему я отводила глаза – понятия не имею. Чай, не первый год целительствую, и видеть мужские голые ноги доводилось в том числе. Однако одно дело – дед Сидор, или Митридот, или даже Лдык из Верхних Дубовичек, здоровый детина, вот уже год строящий мне глазки и нарочито играющий мускулами во время профессионального осмотра, и совсем другое – этот заезжий брюнет с голубыми глазами. От одной мысли о том, что мне придется стянуть с него штаны, меня почему-то начал бить озноб и заболел живот. Неудивительно, что вопрос изумленно вытаращившего на меня свои бесстыжие глаза мага:

- Сударыня, могу я поинтересоваться, что вы делаете? – заставил меня заорать почище раненного верлиоки.

С трудом справившись с испугом и относительно придя в себя, я злобно прошипела сквозь зубы:

- Лежите, сударь, не двигайтесь, у вас, похоже, нога сломана.

Вот видно же, что бахвалится из последних сил! На самом деле ему должно быть очень больно. А еще шуточки отпускать умудряется:

- То есть только похоже на то? Вы не уверены? А раздеть меня пытаетесь, чтобы совместить приятное с полезным, не так ли?

- Сударь, если не хотите, чтобы я оглушила вас заговором стазиса, будьте так добры, прикусите язык. И не шевелите пока этой рукой! У вас вывих был.

- Да, - протянул маг, - Порисовался перед понравившейся девушкой… Это заявление заставило меня покрутить головой, в ответ на что маг изумленно приподнял одну бровь. Интересно, это он о ком? Вроде бы кроме нас двоих да окончательно мертвого верлиоки здесь никого нет? А маг продолжил:

- Доигрался, сам виноват.

Я решила не заострять внимание на неприятном для меня вопросе, и продолжила беседу, как будто мы с магом просто сидели за чашкой кофею на террасе, а не лежал он перед мной тут практически в одном исподнем – курку и рубашку пришлось расстегнуть, проверяя на наличие скрытых переломов костей и разрывов тканей, и я не стаскиваю с него штаны.

- Что значит, сами виноваты? – решила я уточнить, - Чего-чего, сударь, а смелости вам не занимать. Выйти один на один против верлиоки…

- Ради вас, сударыня, я вышел бы один на один против самого Чернобога…

Никак, он бредит? Нет, точно, бредит! Теперь все понятно, То ему понравившиеся девушки мерещатся кругом, то он один на один против повелителя Нави и Пекельного Царства собрался, болезный. Видать, здорово верлиока его приложил. Надо будет еще раз голову проверить. Налицо контузия.

Тем временем мне удалось, наконец, стянуть с мага штаны, и отчаянно краснея, я принялась за исцеление треснувшей берцовой кости, предварительно наложив обезболивающий заговор. Маг стиснул зубы, потому что не всегда обезболивание способно помочь, и терпел. Закончив, наконец, я поняла, что моему пациенту надлежит проваляться как минимум часа четыре-пять, пока кость окончательно не срастется – заговор, наложенный на больную ногу, был быстродействующим, но шевелиться во время его действия противопоказано, а то не поможет.

Я понимала, что вполне могла вернуться домой, но бросить мага здесь одного, после того, как он спас нас всех от умруна верлиоки, ни совесть, ни воспитание не позволяли. Вдобавок, нужно еще прояснить то, что он оказался случайным свидетелем моего целительского дара. Ох, не к добру затеяли братец с сестренкой эту авантюру! Хорошо еще, что Йожка не спалилась перед заезжим проверяльщиком, чего-чего, а этого бы я себе никогда не простила, и ни родителям, ни бабулям в глаза не смогла бы смотреть!

Такие мысли приходили мне в голову, пока я сидела, восстанавливая силы, прислонившись спиной к дереву. Маг окончательно пришел в себя и притянул к себе свой посох. Удовлетворенно кивнул.

- Лежите, сударь, - решительно пресекла я его попытки встать, - Вам нельзя шевелиться, если хотите уйти отсюда самостоятельно и без проблем! Кость срастется через несколько часов. Вот, выпейте, - протянула ему фляжку с микстурой, прихваченной из дому. Я, в отличие от некоторых, хорошо подготовилась к бою, точнее не к бою, конечно, не мое целительское это дело, а к последствиям. А не как некоторые, которые только головы ребятишкам дурили, обучая составлять кучу не пригодившихся зелий. Причем о том, что это все не потребуется, ведь наверняка заранее знал, но вишь ты, то ли и вправду решил детишкам урок преподать, то ли просто тянул время до сумерек.

- Сударыня,- сделав большой глоток, сказал маг, - Я просто подумал, что надо бы избавиться от нашего умруна. Вряд ли это хорошая идея, чтобы кто-то наткнулся на эту, пусть и уже мертвую, тушу?

Его правда. Однако что же мы можем сделать? Умрун-то – вон какой огромный? Не пилить же его на куски и не хоронить каждый по отдельности? Я нахмурила лоб, а маг расхохотался.

- Откуда в вас столько кровожадности, сударыня? А еще целительница, дарующая жизнь, - широко улыбнулась эта императорская зараза. Клянусь, если бы не лежал сейчас беспомощным бревном, получил бы от меня на орехи по первое число!

- Тише, тише, сударыня Хессения. Раз уж я не могу двигаться, вам надлежит провести один несложный ритуал самой, с моей помощью, разумеется. Неважно, кто именно его совершит. Главное – наличие – магических способностей, - и он обаятельно подмигнул мне своим голубым глазом.

Вот подлец! Намекает, видимо! Вот ненавижу таких мужиков – которые намеками разговаривают. Ты скажи – мол, так и так, ты арестована, с этого момента. Сейчас закончим тут и попрешься как миленькая Темного Рыцаря побеждать. Конечно, вслух я ничего такого не сказала, только подумала. Просто еще больше нахмурилась и спросила мага:

- Что делать-то?

Дальше я под его диктовку чертила вокруг туши убитого верлиоки черный круг, зажигала магических светлячков, нараспев декларировала заклинание. Такому бабули меня не учили! Поэтому, когда Земля-Матушка расступилась после моих слов и поглотила эту мерзость вместе со следами крови – маговой, разумеется, я смотрела на исчезающее в недрах земли чудовище с восторгом малого дитяти.

Закончив, уселась опять рядом с магом, смерила температуру, приподняла платок, коим укрыла обнаженные участки его тела, проверила, как работает заговор, осталась удовлетворена, достала из котомки флягу с укрепляющим бальзамом, заставила выпить, придерживая магическую голову и стараясь по возможности не дышать. Близость мага одновременно бросала в жар и раздражала. Все-таки, какой позор на мою голову и весь Дом Йагинь, ежели кто узнает! А затем, отодвинувшись и постаравшись придать своему голосу как можно более нейтральные интонации, осведомилась:

- Что меня теперь ждет, сударь? Добровольная ссылка в Темную империю? Откуда без победы могу не возвращаться?

Сударь Лиодор удивленно уставился на меня. Надо же, как убедительно изображает искреннее изумление! Как будто мне непонятны его мотивы!

- Ну что же вы молчите, сударь? – еще более отстраненным тоном продолжила я, старательно скрывая усталость, - Как будто непонятно, что зверя вы так близко подпустили только для того, чтобы он вас немного покалечил, и я, как истинная дарующая жизнь, не смогла сдержаться, чтобы не оказать вам помощь? В этом был ваш план?

По мере моей речи и без того длинное лицо мага вытягивалось еще больше.

- Сударыня, вместо того, чтобы делать довольно странные выводы самостоятельно, не проще бы было спросить у меня? Или вы до сих пор не поняли, что я вам не враг?

«Не враг». Я хмыкнула, отвернулась, стараясь сохранить внешнюю невозмутимость. Я не верила ему. Все в нем было слишком. Слишком уж готовый прийти на помощь незнакомым Йагиням. Слишком отважный. Слишком … привлекательный. Очень слишком. Сударь Лиодор, тем временем, продолжал:

- Мое полное имя, сударыня, Лиодор де Эллар, прямой наследник герцога Дарнийского.

Ого! Я предполагала, что он окажется родней Дарнийскому оборотню – хозяину самого большого герцогства Светлой Стороны империи, но что он может оказаться его наследником, даже не подумала. Как-то не очень вяжется обладание наследным титулом с должностью императорского мага. Собственно, свои рассуждения я тут же магу и высказала. На что он пожал плечами.

- Образование в Академии при Ковене Магов – обязательное для обладающего магическим даром в нашей империи.

- Не для каждого, - буркнула я в ответ. Но маг не растерялся:

- Я действительно здесь при исполнении императорского поручения, в поисках светлой целительницы. Собственно, кроме вас, здесь есть еще парочка юных дев, обладающих даром магии жизни.

О дивная Макошь! На кого это он намекает? Не на Йожку ли часом?

- Ирешка из дома Травниц и Руссана из дома Берегинь, - доверительно, шепотом сообщил сударь Лиодор и подмигнул.

Точно. Однако разведка у него поставлена на широкую ногу.

- Я внимательно присматривался ко всем вам, - продолжал маг, а я совершенно невежливо перебила его и ядовито поинтересовалась:

- А почему бы вам не отправить нас на смерть всех троих?

- Пресветлый Род!* (*Род бог-создатель Вселенной, бог судьбы. Славянская мифология) Дай мне терпения, - пробормотал маг, - Да никто и не думал отправлять никого из вас на смерть. К тому же, я уже отправил отчет в Стольград – где подтвердил, что здесь искомых особей не обнаружено!

- Как так?

- Ну а как? Девушки из других Домов – что одна, что другая, в скором времени планируют выйти замуж. Едва ли гуманно выдергивать их из-под венца. Оставались вы.

Я скривилась. Вот не везет – так с детства! Я как-то и не сомневалась, что именно я осталась на заклание.

- Однако увидев вас, я еще раз осознал, что у меня на вас совершенно другие планы, - маг посмотрел на меня с особой теплотой, что никак не вязалось с его хамским заявлением. Я потрясенно открывала и закрывала рот, уставившись на этого наглеца: просто не понимала, на что мне стоит разозлиться больше: на его первоначальное желание отправить меня на войну с Темным, или на то, что у него возникли какие-то там планы на, между прочим, свободного человека. Нахал. Вслух же я поинтересовалась:

- Вас настолько поразила моя личина?

- Личина, - маг задумался, - Нет. При чем здесь личина. Тогда, у реки, вы казались такой грустной и задумчивой… И глаза у вас… Умные. Именно такой я вас, - и он оборвал сам себя на слове.

- У какой еще реки? – возмутилась я, - И какие у вас вообще могут быть планы на свободного человека? То есть на наследницу Дома Йагинь? Вот идите к себе в герцогство, и стройте планы на крепостных селянок!

- Сударыня, - осторожно поправил меня маг, - Вообще-то по всей империи крепостное право отменено еще накануне Смутной войны.

Но меня уже понесло!

- А откуда мне знать, что у вас в герцогстве отменено и что нет? Мне вообще никакого дела нет ни до вас, ни до ваших планов, уважаемый! За то, что начальству отписались, что нет здесь искомых объектов, или особей – не помню, как вы меня и моих сестер назвать изволили, благодарю покорно! И что с умруном разделались, тоже мерси вам в шляпу, но как только кость ваша срастется – катитесь-ка вы отсюда колбаской на все четыре стороны, потому как я в ваших планах никакого участия принимать не буду!

- А вот это уже не вам решать, сударыня, - улыбнулся мне этот нахал этой самой своей улыбкой, - Я намерен со старшей Йагиней по этому поводу говорить, с бабушкой вашей, Стефанидой!

- Да хоть с прапрапрабабушкой, - огрызнулась я.

- А с ней мы уже беседовали, - поставил меня в тупик этот наглец, и, не дожидаясь встречного вопроса, пояснил, - Встречались за Межой.

Нет, это уже ни в какие ворота! Врет он все! И с прапрапрабабкой они за Межой беседовали. И у реки он меня видел. Я же точно знаю – тогда, в доме главы мы первый раз встретились. О чем не преминула сообщить брюнетистому нахалу. А он опять самодовольно так улыбнулся и пояснил: действительно, со мной таким вы тогда встретились впервые.

Что значит таким? Я не поняла. А потом присмотрелась получше к хорошо замаскированной ауре, которую он сейчас открыл – и все на свои места встало. Значит, не врал. И про то, что верлиоке нарочно поддавался – не врал, с его природной силой он мог бы сразу того одолеть. И его необъяснимая привлекательность тоже объяснилась. Животный магнетизм, я бы сказала. Оборотни – они такие. Почище троллей будут, пожалуй. Ну, и хвала светлым богам. Я уж грешным делом подумала, что начинаю непростительно симпатизировать своему врагу – а раз он императорский маг на задании, пусть и божится, что все усилия приложил к тому, чтобы меня и моих сестер по магии оградить от предсказанной судьбы – все равно враг. Вот когда оставит меня в покое и покинет наши места – тогда, может, и поверю, что не враг. А пока нетушки. Стоп. Присмотрелась повнимательнее – вторая ипостась у моего знакомца – элсмирский волк. Эка, должно быть, громадина.

Тааак. Значит, тот самый волк, у реки…

Вдох, Сеня. Еще вдох. И еще. И, пусть совсем уже не осталось в легких места, еще. По древней йагиньской методике. Теперь медленный выдох. Клянусь, от неминуемой смерти этого во все свои белые зубы улыбающегося нахала спасло только то, что он недвижимый валялся, совершенно беспомощный!

- Щучий сын!!!

Как бы мое сквернословие не услышали бабули, а заодно и все лявры Дальних Выселок! Хотя плевать! Вот откуда в наших краях объявился элсмирский волк, прямиком из герцогства Дарнийского, с проездом через Стольград!

От лютой смерти голубоглазого нахала его беспомощное положение спасло, а вот от звонкой, увесистой пощечины – нет. Показалось даже, что я руку об этого мерзавца отбила.

Маг прикрылся обеими руками, не делая попыток, впрочем, уклониться от других затрещин. Двигать ногами ему было нельзя, так что он просто полулежал и выставлял перед собой руки.

- За что, сударыня Хессения? Что же люди о вашем воспитании скажут?

- О моем воспитании, извращенец! Да вам за подглядывание я сейчас пожизненный стазис на то самое место наложу!

- Сударыня! Помилуйте! А еще девушка из приличного Дома! Дарующая жизнь! – нахал пытался воззвать к моей совести и чувству долга. Наконец он взмолился, - Ну мы же с вами почти квиты!

Я недоуменно уставилась на голубоглазую заразу, и даже драться перестала. О чем это он?

- Ну как о чем? Вы же без штанов меня оставили, еще и ощупали всего, - нахально заявил маг, - Ежели угодно, можно и исподнее удалить, но только чтоб по-честному – я тогда вас тоже трогаю!

Очередная пощечина перевернула мерзавца на другой бок, а я взвизгнула от резкой боли в руке. Еще не хватало из-за этого наглеца руки повредить!

- Все-все, сударыня, сдаюсь! – негодяй поднял вверх руки, - Вы меня, между прочим, неправильно поняли! Я не о сейчас говорил, а делился планами на будущее, - перехватив мой взгляд, мерзавец поспешил продолжить, - Все, молчу, молчу.

А я все никак не могла прийти в себя от услышанного. Вот почему под его взглядом тогда так неловко было. В наших местах оборотни редко шалят, вот и пространство я прощупала тогда только на предмет людского присутствия.

Стоп! А если он оборотень – у них же регенерация бешенная! Достаточно прибегнуть к частичной трансформации и вернуть все на круги своя. Зачем ему сдалось мое лечение?

- Как же зачем, сударыня Хессения? А как еще мне было заполучить такую щедрую порцию ухаживаний от прекраснейшей из женщин?

Вот наглец. Причем не этот его подкат обидел, а эпитет в мой адрес. Вот за что он со мной так? «Прекраснейшая из женщин» ощутимо пнула этого притворяющегося оборотня, от чего он коротко взвыл.

- Может, прекратите, сударыня? Потом самой же лечить придется!
- Обойдетесь, сударь, - в тон ему ответила я, - Сами вы куда лучше справитесь!

- Если бы так просто было справиться с тягостным одиночеством, сударыня… - нарочно подзуживая меня, мечтательно заявил маг.

Что он себе возомнил? Если он наследный герцог, да еще оборотень к тому же, что же, девушки все должны ему на шею вешаться? Увы, но я иллюзий ни по поводу своих внешних данных не питала, ни по поводу своего положения в обществе по сравнению с его. Дом Йагинь, конечно, почитаем, как и любой магический род, но от всех навязываемых правительством титулов Йагини всегда отказывались. Мороки меньше, ибо обязывает. Мы просто видим. Видим Жизнь, как она есть. Для нас – что вот этот вот герцог, что дуб. Хотя от дуба, в жар, понятно, не бросает.

- Может, хватит придуриваться, ваше высокопревосходительство?

- Что вы, сударыня, предыдущего обращения «сударь» для меня вполне достаточно! Тем более из ваших уст, - маг так пристально посмотрел на меня, что я опять густо покраснела. Вот зараза!

- Я о вашей ноге, сударь, - процедила я сквозь зубы, - Готова поспорить, что она давно зажила.

- Так вы проверьте, сударыня, не буду вам мешать, - и голубоглазый маг смежил веки.

- Сударь!

- Сударыня?

Нет, он еще и издевается! Не понимаю, почему не ухожу от него. Ведь понятно, что и с верлиокой он сам прекрасно справился бы, кстати, и справился, не смотря на мою «помощь», и исцелил бы себя сам. Судя по его ауре, крови оборотня в нем на три четверти, и ее хватало за глаза. Но я отчего-то не уходила и сидела рядом с ним, правда на некотором, безопасном, отдалении. Видимо, уйти мне не позволяла совесть – если правда то, о чем он говорил… Не все, конечно. Но вдруг он и вправду отписался в Стольград по поводу отсутствия магического дара у здешних юных ведуний? Это подарило бы нам еще пару лет спокойной жизни. Хотя что-то мне подсказывало, что эта самая спокойная жизнь моя необъяснимым образом надломилась, и теперь… нет, не летит ко всем троллям, конечно, но трансформируется, превращается в нечто новое, ведомое пока только светлым богам.

- А откуда кровь оборотня, сударь? – не смогло сдержать себя любопытство, - Значит, сам герцог Дарнийский вам батюшка?

- Вам не откажешь в наблюдательности, сударыня, - похоже, брюнетистому магу было очень комфортно, настолько вольготно он развалился на траве, - Хотя по большей части кровь оборотня у меня от матушки.

И таким тоном завершил начатое, что меня просто передернуло внутри, будто обдало волной жалости. Сразу ясно, что какая-то нехорошая совсем история, о которой я осведомляться не собиралась. Не люблю в душу лезть. Я бы никогда не спросила, но тут маг продолжил – совсем другим уже тоном, как будто чеканя каждое слово, дающееся ему с трудом:

- Я за Межу ее провожал.

Какой ужас! Значит, герцогиня Дарнийская… Жалко-то как! И неужели ничего нельзя было сделать?

- Случай был безнадежный, - как будто услышав мои мысли, кивнул мне маг, и даже в этом своем отчаянье на человека стал похож, - Ваша матушка собиралась сопровождать, они дружили. Собственно, с ее слов я и о вас узнал, сударыня Хессения. Карточки я тогда вашей еще не видел, но ваш образ… То, как ваша матушка рассказывала… Захотелось убедиться – такая ли вы на самом деле, как я вас представлял. И реальность превзошла все ожидания.

Я была в замешательстве. Все эти его неприличные комплименты были совершенно неуместны, но он, таким образом, отвлекся от чересчур грустной темы. Что же делать? Возвращать его к рассказу было нетактично, слушать о себе такие слова – стыдно. Однако маг и сам вернулся к начатому:

- Я не позволил. В конце концов, я сын, я имею право. И я маг. Посвященный. Собственно, за Межой с вашей родственницей и познакомился.

Так. Это он значит, про прапрапрабабку.

- Она матушку встречать вышла… Наверно, потому, что ваша матушка меня страховала. И обещала позаботиться о…

Понятно, о ком. Видно было даже в неярком свете магических светлячков, что глаза мага потемнели. От горя.

- В обмен на то, что я пообещал позаботиться о ее младшей внучке, наделенной целительским даром. Мол, девочке угрожает опасность.

Я в испуге закрыла рот ладонью. Сударь Лиодор, понятное дело, списал мой испуг на страх за собственную жизнь. Он продолжал:

- А когда в Стольград, в Академию вернулся… Ну, когда все закончилось… узнал, что по приказу его светлейшества набирают магов для очередной проверки на наличие – ну, вы сами знаете.

Я потрясенно кивнула.

- Пользуясь тем, что мне все равно нужно проходить практику, напросился сюда. После того, как отписался в Академию об отсутствии искомых объектов, троллей распустил. Опять же, после случая в доме главы, сами понимаете. Зачем мне эти проблемы? Тем более дурная баба только и ждет случая, чтобы очередному троллю на шею кинуться. И ведь не от чувства большого! С досады. От злости. Оно мне надо? Пусть лучше не с моей руки.

О чем это он? О женке главы, что ли? Так он на нее даже и не взглянул. Хотя… Опытному магу считать намерения… Он и после мог с ней встретиться, в городе. Однако медлить нельзя. Ни в коем случае. Если уж прапрапрабабка младшую целительницу таким изощренным способом подстраховать решила… А не обратиться напрямую к бабулям… Ох, во что детишки нас всех втянули?! Что-то мне подсказывало, умрун верлиока был только началом!

Я резко поднялась.

- Мне нужно идти, сударь.

Коротко и ясно. Задерживаться дольше я и вправду не могла. Будь он хоть самым магнетически притягательным и несчастным магом на свете! Йожка! И бабуль дома нет! Сердце зашлось барабанной дробью, отзываясь в ушах.

Маг нагнал меня в пару прыжков. Может, он конечно, иной реакции на свою исповедь ждал, но мне было не до его терзаний. Сестренка… Если что-то случиться, никогда себе не прощу! Я сознательно произнесла про себя «случиться». Вместо случилось.

***

Ночи в это время года, в самый конец страдника, короткие. Поэтому, когда мы подошли к дому, светало. Несмотря на утреннюю свежесть, мне было трудно дышать, ноги были как ватные. Ощущения напоминали страшный сон – когда бежишь от чего-то, а ноги отказывают, подкашиваются. Если бы не сударь Лиодор – я бы уже несколько раз как упала. И вряд ли бы так быстро дошла. Маг не задавал вопросов, похоже, понял, что подскочила и понеслась домой я не просто так.

Родной дом встретил непривычной тишиной, от которой внутри все оборвалось. Почему-то явственно ощущалось, что так тихо, не потому, что все его обитатели спят, а потому что дом пуст. Совсем пуст.

- Дети! – крикнула я, и крик оборвался, превратившись в какой-то нелепый всхлип. Никто не отозвался. Тишина. Страшная, жуткая. Не в силах справиться с дрожью в коленках, я увидела, как свет начинает сгущаться, на глазах превращаясь в тьму. Последнее, что я видела перед тем, как потерять сознание – это то, что сударь Лиодор не взбегает, нет, взлетает по ступеням.

А потом свет померк.

***

Сказ иной, седьмой

ГДЕ ОНИ?

В сознание меня привело похлопывание по щекам, и резкий запах дегтярной настойки. Бабуля знает, что нашатырь я на дух не переношу, а запах дегтя необъяснимо нравится, поэтому и водила у меня перед носом куском хлопка, смоченном в настойке с резким запахом. Бабуля? За одно мгновение вспомнились последние события и я резко вскочила, обнаружив себя на кухонном диване.

- Тише, тише, Сеня, лежи, - попросила баба Рая.

Я повернула голову – баба Стефанида и маг сидели за столом, в компании лешего, отчаянно зевавшего, закрывавшего рот коричнево-зеленой, в сучьях и молодых листиках, ладонью, и пары домовых – Хозяйчика да Хозяечки, совсем поникших с виду.

- Ну?! – грозно обратилась бабуля хвала светлым богам, не ко мне, а к хозяину леса.

- Тише, тише, голубушка Стефанидушка, - ласково, как только что ко мне баба Рая, ответил ей леший, - Еще пару хвилин, чую, уже совсем скоро. Скорость нонче только запутать все может, потерпи, милая.

- Сеня! – даже не глядя на меня, баба Стефа знала, что я очнулась, - Иди поешь, разговор предстоит нелегкий.

Кто о чем, а бабули есть бабули. На столе дымилась каша, источал упоительный аромат деревенский черный хлеб, ровными розовыми ломтями искушало некоторых оборотней холодное мясо, рядом лежал белый козий сыр. Довершали стол нарезанные овощи, ягоды, пышные оладьи со сметаной и обязательный кофей. Несмотря на тягостность момента, сударь Лиодор не стеснялся, и поглощал предложенное со скоростью света. Я посмотрела на стол и почувствовала дурноту. Баба Рая вздохнула:

- Хоть кофею с молоком выпей.

- А лучше со сливками, - поддержала ее сестра, - И оладьи, Сенюшка, ты же любишь со сметанкой, - и бабуля подвинула мне поближе сметану и любимое вишневое варенье.

Сенюшка? Бабули обычно обращаются ко мне просто Сеня, а когда момент особо торжественный, или когда сердятся, полным именем – Хессения. Светлые боги, за что нам это? Малышам – за что? Они же еще такие крошки…

Неожиданно для меня, но, как видно, ожидаемо для остальных, через открытое окно в комнату влетел коловертыш*, и распластался прямо посреди стола, утонув мордой в сметане. (*Коловертыш в славянской мифологии – существо, похожее сразу на зайца и кошку, с обезьяньими цепкими лапами и хвостом, лесной бесенок) Поднял кошачью морду с заячьими ушами, облизнулся, поклонился сначала лешему, затем бабулям. Нам с магом, а тем более, домовым, кивать не стал.

- Ты заканчивай давай лопать нахаляву, - строго обратился к бесенку леший, - Отвечай – видел?

- А отвечу – сметану отдадите? – облизнув усы, нагло пропищала нечисть.

Леший от стыда за выбившегося из рук подопечного позеленел, и, что есть маху, стукнул кулаком по столу, отчего все прибору подпрыгнули, а я вовремя успела подхватить блюдечко с вареньем. Бабуля Стефанида же, напротив, сохраняла элсмирское спокойствие, и кивнула коловертышу – мол, отдадим, говори.

- А мисочку? – совсем уж обнаглел коловертыш.

Леший от такого свинства и вовсе покрылся зеленью, превратившись в кустик, а баба Рая, зная о странном пристрастии этого вида нечисти к фаянсовой посуде, кивнула:

- И мисочку отдадим, и сметанки подольем. Говори, родимый.

Коловертыш довольно усмехнулся, а леший приобрел обычный вид. Но хмуро сведенные сучковатые брови говорили о том, что маленького поганца вскоре ожидает урок хороших манер.

- Тролли их увезли, - заявил коловертыш, и, подхватив миску со сметаной, собрался выпрыгнуть в окно, как бабуля Стефанида хлопнула по столу, гораздо изящнее и ловчее, чем леший, и прикрыла рукой хвост нечисти.

- Ты наглей-то-наглей, да знай меру, - строго сказала она.

Коловертыш скривился, вздохнул и принялся рассказывать:

- А что еще сказать? Часа два назад возвращался, я значит, с прогулки из соседнего лесу, вижу – тролли идут, детей на руках несут.

- Ты что же, поганец, не видел, что это дети Дома Йагинь?! – возопил хозяин леса.

- Откуда мне знать, какого Дома эти дети? – не пожелал признавать правоту лешего коловертыш, - Вона, всем известно, как тролли своих детишек обожают, сами ростят. Может, это тролльчата у них были?

- Совсем обалдел? Там же девчушка была! Ты видел когда-нибудь тролля-женщину?

- А мало ли, чего в наших краях да с современной экологией не встретишь? Может, мутация какая, - отбрехивался коловертыш, но видно было, что он врет. А с бабулями лучше не шутить – они добрые до поры до времени, пока дело не касается любимых внуков.

- Значит, так, родимый, - строго сказала баба Стефа, спокойно так, но от этого спокойствия даже у меня мурашки по спине побежали. Что уж говорить о лесном бесенке, на которого сейчас уставились два бездонных желтоватых глаза. Когда бабуля гневается – лучше быть от нее подальше – милль за пять сот, не меньше. Пристально глядя на коловертыша, баба Стефа наматывала на руку его то ли кошачий, то ли обезьяний, длинный хвост, и продолжала:

- Или ты сейчас рассказываешь нам всем правду – что именно видел и слышал, или оставшийся век доживаешь в качестве огородного пугала в каких-нибудь Нижних Погребцах или Черемухах. Слово Йагини.

После сказанного Слова нечисть затряслась крупной дрожью, а в глазах у коловертыша плескался самый что ни на есть ужас.

- Так ведь непростые тролли-то были, сударушка Йагинюшка, - проскулил бесенок.

- Говори, - резко, как камень бросила, приказала старшая Йагиня.

- Наемники это были Темного Рыцаря.

У меня отвисла челюсть, благо, никто этого видел, все смотрели на рассказчика. Бабули переглянулись между собой и уставились на мага. Тот сам сидел с выражением недоумения на холеном, аристократичном лице.

- Со мной были императорские тролли. Его светлейшество укомплектовал для охраны, - ни к кому не обращаясь, сказал он.

- Ой, вы посмотрите на него, - нагло осклабился коловертыш, - Императорские тролли с ним были, держите меня семеро! - нечисть сделала вид, что сейчас упадет на пол, то есть на стол, от хохота, но перехватив взгляд бабы Раи, на бабу Стефу, он видимо, смотреть побоялся, тут же вытянулся по струнке и продолжил рапортовать, обращаясь почему-то к магу:

- Тролли – они же наемники, дурья твоя башка! Понятно, кто больше заплатил, тот и прав. Императорскими они стали только после того, как Темный их послал. Или кого они, по-твоему, про меж собой называли «рыцарь»?

Бабули посмотрели на мага и синхронно вздохнули. А он, видимо, все еще не мог поверить, что оказался пешкой в чьей-то игре.

- Рассказывай по порядку, - строго приказала баба Стефа нечисти, обернувшись к магу, добавила, - Потом твоя очередь. Нам надо знать, что им известно.

- Значится, - начал коловертыш, но маг его перебил:

- Что – все от Темного Рыцаря?! Целая рота?!

- Да прям, целая, - презрительно отозвался бесенок, - Осемь молодцев их было, - Убедившись, что никто его больше перебивать не собирается, коловертыш принялся повествовать, обращаясь то к лешему, то к бабулям. Меня с магом и домовыми он по-прежнему игнорировал.

- Значится, прав ты, батюшка, - сказал он лешему, - Очень подозрительным мне показалось то, что тролли не со своими мелкими идут. Пристроился я рядышком, чтобы кажное ихнее слово слышать. Тут-то и разобрал, что это наемники Темного были. Очень уж, говорили они, «рыцарь» доволен будет, когда светлая целительница сама, как миленькая к нему причапает – за своими кровиночками-то.

Бесенок перевел дух и приложился к мисочке со сметаной, и никто его не остановил. Пусть говорит, как умеет.

- То-то мне еще больше подозрительным показалось, что это они – несут сами, на руках, светлую целительницу и говорят при том, что сама она причапать потом должна. Непонятно в общем-то.

Я со стоном уронила лицо в ладони, а маг – тот и вовсе вскричал:

- Как?!! – и вскочил. Но баба Рая, женщина ни капли не сентиментальная, когда дело до угрозы ее любимым внукам доходит, одним движением вернула оборотня на место. Сударь Лиодор видимо, сделал дальнейшие выводы про себя – чай, не дурачок, и замолчал. Правда, ненадолго:

- Что же, они, не видели, кого несут?

- Так ведь у троллей с магией не очень-то, - миролюбиво пояснил ему бесенок, - Если ты, одаренный, не заметил в девчушке дара целительницы, то что о них-то говорить?

Непроницаемое выражение лица мага куда-то улетучилось. Сейчас передо мной сидел не наследный герцог, не аристократ не знаю в каком поколении, голубая косточка, а обычный, очень-очень удивленный парень. И было в его удивлении что-то такое детское, беспомощное – мол, как я мог? Но утешать его сейчас было некому.

- Я тогда и подумал, - продолжил бесенок, - Куда домовые-то смотрели? – на этих словах Хозяйчик с Хозяечкой вид приобрели очень уж понурый, прямо жалко их стало, - А потом увидел у одного из них, самого главного – они его все Старшиной Рустом называли, черный рубин в браслете, и все стало на свои места – сразу понятно стало, о каком это «рыцаре» они толкуют, иначе откуда им мощнейший темный артефакт-то взять?

Что верно, то верно. Черный рубин на браслете говорит только о том, что наниматель дал им на время свой Браслет Чар. Браслет этот, сродни Зеркалу бабы Раи или Посоху бабы Стефы, не у хозяина только один раз сработать может. Вот они и подгадали – и взрослых никого нет, мало ли, на взрослого мага может и не подействует, а на домашнюю нечисть как пить дать. К слову, и кота Маркиза что-то не видно.

- Что же делать, - леший посмотрел на старшую Йагиню, и, видя, что коловертыш собирается покинуть помещение, строго цыкнул, - Тебя пока никто не отпускал! – бесенок пожал плечами и опять принялся за угощение. Я к нему поближе еще вазочку с вареньем подвинула. Пусть, не жалко. На него никто пока не обращал внимания.

- Темный Рыцарь враз у вашей внучки дар-то увидит, Йагинюшки, - продолжил леший, обращаясь к бабкам.

- Йогане не угрожает ничего пока, ведь не девица она еще, - подала голос Хозяечка.

- Ага, не угрожает, - не выдержала я, - Так может, избавиться от проблемы раньше-то умнее, чем ждать, пока она появится?

- Погоди, Сеня, - сказала баба Рая, - А ну как это действительно для того нужно, чтобы тебя из дому выманить? Ведь ты в силу входишь, лечишь уже?

- В силу новых открывшихся обстоятельств, - баба Стефа скосила глаза на мага, - Если уж сама Ефстафья, прабабка наша просила Дарика (интересно, давно ли он Дарик?) за прапраправнучкой своей приглядеть, опасность может угрожать со стороны темных как Сене, так и Йожке.

- Но, так или иначе, нет у нас другого выхода – мне придется к Темному Рыцарю добровольно отправиться, - сказала я. Сказала, и поняла, что обратного хода нет. Есть крохотный шанс, что хоть детишки смогут вернуться домой. А я… А мной придется пожертвовать. Видно, правду говорят – от судьбы не уйдешь. Видимо, не по указу его светлейшества пошла бы, так по принуждению вот этому Темного Рыцаря.

Бабуля Стефанида пристально посмотрела на меня и кивнула.

- Совсем выросла, - вздохнула баба Рая.

- Так что ж, Йагинюшки, неужто дом Йагинь в моем лесу пустой останется? – леший даже не пытался скрыть не беспокойного тона, ни расстройства.

- Не останется, - твердо заявила я, - Потому как бабули никуда не идут. Это моя судьба. Мне и идти.

На меня уставилось сразу семь пар глаз. Но две пары из них вовсе не казались удивленными.

- Перво-наперво для Йагини долг! – сказала, как отрезала, баба Стефа.

- Не бойся, Хозяин, - поддержала ее баба Рая, - И не в таких передрягах Йагини бывали. Я все надеялась, что позже это случится, ну да посмеялся Числобог* над моими планами. (*Числобог- бог времени, точности, счета) Чай, не впервой.

- Да и дорога, с оборотнем-то не так опасна, - добавила баба Стефа.

С каким еще оборотнем? О чем они? Они что решили, чтобы я, с этим нахалом? С этим наглецом? С какой-то радости?!

- Сударыня Хессения, - обратился ко мне этот самый нахал, - Меня рядом с вами слово держит, прародительнице вашей данное. Ну, и не только.

И так он сказал это «не только», что меня почему-то опять в жар бросило, а бабули почему-то переглянулись и усмехнулись. Хотя поводов улыбаться, на мой взгляд, не было.

- И от лесного народа будет тебе, дочка, сопровождающий, - пообещал хозяин леса, - Вот он, перед тобой, - и леший кивнул в сторону коловертыша, уже закончившего со сметаной и вареньем и методично уничтожающего оладьи, один за другим. Как в такое маленькое существо столько влазит?

- Что?! – заверещал он резаной свиньей, - Я?! С этими-то двумя? Да ни за что!

- А за сервиз фаянсовый? – коварно спросила баба Рая.

- Да какой сервиз, Йагинюшка?! К темным в пасть! Да сами вон идите со своей внучкой! А мне така прогулочка и за сервиз не нать!

- Не можем мы, понимаешь, какое дело. Всяк на своем месте сидит. Как же мы несколько деревень без целительской помощи-то оставим? – терпеливо объяснила ему бабуля, - А пока кого-нибудь на замену пришлют, троллей этих и след простынет!

- Кстати, если мы через Штольград пройдем, у нас есть шанс их обогнать и перехватить детей, - уверенно заявил маг, и все склонились над картой, которую он материализовал поверх скатерти, - Вот, смотрите, граница светлой империи, Кабаний Лог – сразу после него Земли Вампиров и Оборотней начинаются. Они только здесь пройти и смогут, мимо графства Менферского. Им что Штольград, что иные города и деревни огибать придется, чтобы вопросов меньше о детях задавали.

Мда. Да и зная детишек, я как-то по-хорошему даже посочувствовала троллям. Все-таки для них дети – это святое, пусть и не тролльчата. Обращаться с ними они умеют, и зла им не причинят. Хочется верить, по крайней мере. Значит, пока дети не пересекли границу Темной Стороны империи и пока не попали к самому Темному Рыцарю, они в относительной безопасности… А что. Хоть он и нахал, и вообще мерзкий тип, но вроде бы дело говорит. Успеем перехватить – и дело в шляпе. А бабулям и вправду уйти нельзя. И пока замену ждать – тролли уже тролль знает где с мелкими будут.

Мои размышления прервал возмущенный вопль бесенка:

- Да не пойду я туда! Там вампиры, там оборотни, там такая нечисть, что нашенской и не снилось. И ни в коем разе, и не уговаривайте.

- А тебя, милок, никто и не уговаривает, - нехорошо так прошелестел ветками, выросшими, точно рога, леший. И коловертыш замолчал, захлопал зелеными




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.