Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

БУДНИ СВЕТЛОЙ СТУДЕНТКИ



Мерно потрескивали дрова в печке, умопомрачительные запахи буженины, рокки, картошки с молоком приятно будоражили воображение. Козьма с Данькой хлопотали по хозяйству. Точнее, хлопотал по большому счету, один Козьма, а хитрый бесенок записался в помощники, чтобы походя лопать от пуза самого настоящего варенца. Домовой сердито ворчал, но продолжал закрывать глаза на стремительное поглощение новым знакомцем его излюбленного лакомства – ведь по сравнению с деревенским варенцем, даже сметана – выглядит и является довольно непонятной субстанцией.

Наш хозяин и оборотень отсутствовали по делам - Ефстафий Наконоилович ожидал ответа от своего друга, Датардаила Егофьевича, который приходился нынешнему правителю вампиров дедушкой, напутала я. Давние приятели, для того, чтобы пересечь предстоящий нам Каменный Лес, пользовались специальным пространственным коридором. И со Светлой Стороны этот самый коридор мог пропустить только одного человека – Ефстафия Наконоиловича, именно на его ауру он был заряжен. Раньше, правда, они навещали темную сторону с супругой, Шеленой. Но той никакого разрешения на пользование пространственным коридором не требовалось – Темная Сторона империи была ее родиной. Можно было, конечно, через нашего хозяина оформить официальный запрос на пересечение границы всей нашей компанией, но, по словам «дедушки-бабая», это займет два дня как минимум, а то и все три. А у нас каждая хвилина была на счету. Поэтому и потребовалась карта. И Ефстафий Наконоилович пообещал посодействовать. Сударь Лиодор тоже отсутствовал, но по другой причине. Похоже, оборотень решил серьезно пополнить мясные запасы наших хозяев. Да и надо было ему спустить пар после общения со сбежавшей из Академии сестрой.

В семейное выяснение отношений де Дарнийских никто влезть не рискнул. Тем более что маг изо всех сил сдерживался от трансформации, настолько он был взбешен рассказом Динеке об изменениях в преподавательском составе Академии. Хорошо еще, что беседовали они не в хате, а то пришлось бы избушку заново отстраивать, и застряли бы мы еще и на границе надолго. Это Козьмы заслуга. Домовой встретил нас на пороге, нахмурившись, со сложенными на груди руками, в одной из которых воинственно сверкал до блеска начищенный черпак. Окинув взглядом нашу компанию, Дару и Динеке Кузя прямо заявил, что и на порог не пустит с таким настроением, и что, вона, на двадцать аршинов от избы отойдите, мол, поговорите как люди или кто вы там, в общем, как удобней, и только потом вертайтесь.

Естественно, у меня сразу возникли неотложные дела по другую сторону избы, где лошадки наши под навесом стояли, они зело нуждались в любви и уходе, а кроме того, слышно было каждое слово из того, что друг другу Дар и Дине говорили. Впрочем, не только здесь это слышно было. Никогда и предположить не могла, что Дар умеет повышать голос. Или, правильнее, сказать, рык? Выглянула из-за избы: Динеке, нечеловечески красивая, с приподнятой верхней губой и обозначенными под ней острыми клыками и желтыми, как у Лиодора во время гнева, глазами с продольным зрачком, смотрелась жутко.

Оказалось, что на одном из теоретических семинаров, который посещали в том числе маги Темной Стороны империи, прибывшие по культурному обмену студентами, иначе говоря, колдуны и шаманы, статная, гордая красавица привлекла к себе совершенно неуместное внимание отвратительных на вид и еще более отвратительных на дух шаманов-чудей. Чудь бологлазая обитает в небольшом количестве на некоторых темных землях, повсеместно уменьшаясь в своей популярности, но не от гнета али преследований враждующих рас, а от собственной тупости и совсем бессовестного запаха, зело вони. Согласно одному из приказов, аналогичных для обеих сторон, вымирающие виды подлежат всяческому обереганию. Вот и к шаманам чуди бологлазой также относятся с некоторым пиететом, проще говоря, держат при себе чувство гадливости, которое неизбежно возникает при появлении чуди бологлазой и еще больше – при демонстрации этим народцем собственной беспросветной тупости.

- Как по мне, - горячилась, вспоминая тот самый семинар, Динеке, - Так не прошла чудь бологлазая естественный отбор, пора ей вымирать! И нечего с ними возиться, с окаянными! И в приличные места пускать!

- Совсем они в Академии мозгом поплыли, если составили подобное дурацкое расписание, объединив ваши группы на семинаре! – вторил сестре оборотень.

С привязавшимися к ней шаманами бологлазой чуди боевая магиня справилась на свой манер, когда поняла, что то ли человеческого языка «эти вонючки» не понимают, то ли ее аристократический сарказм с немалой долей не менее аристократической угрозы слишком тонок для восприятия чудьим племенем…

Тут-то я высунула голову из-за стены избушки – очень хотелось узнать, что же девушка с ними в итоге сделала.

Оказалось, почти ничего особенного. Они, поди, и сами не поняли, что произошло, обнаружив в зеркале на своих лицах самые настоящие свиные рыла. То есть обнаружили бы, если бы посмотрели в зеркало. И успели бы обратиться за помощью к преподавательскому составу для того, чтобы сразу же остановить трансформацию. К сожалению, новый преподавательский состав не обладал чувством юмора Динеке. Им бесполезно было объяснять, что чудь пострадала за дело, но так и не поняла сама, что пострадала, впрочем. Трансформацию, правда на самом завершающем этапе, все-таки остановили. Ну, почти. А Динеке назначили наказание: за сознательное издевательство над вымирающим видом будущей боевой магине пришлось собственноручно целую седмицу, после занятий, возиться с выводком кулешат*, оставшимся без родителей. (*Кулешата, Кулиши - по старорусским поверьям - маленькие водяные чертики; нечистые духи в подчинении у колдунов)

Однако на этом ее злоключения не закончились. Когда она, довольно озверевшая после седмицы, проведенной практически без сна, а о пакостничестве маленьких кулешат можно слагать песни, пришла в отдел администрации Академии для того, чтобы поставить печать на справку о том, что свое наказание благополучно отработала, в кабинете столкнулась с весьма неприятным ей сокурсником, которого молодой безответственный работник администрации оставил вместо себя, в то время, как сам покинул рабочее место по неизвестным, но не интересным Дине причинам. Хамоватый юноша, отчаянно завидующий дару более сильных магов, а сильнее него были практически все в Академии, не считая находящейся сейчас здесь по недоразумению, то есть по культурному обмену, шаманов бологлазой чуди, также давно пытался привлечь внимание Дине и других сокурсников, точнее сокурсниц. Осознавая вполне, что ничего из себя не представляет как маг, молодой человек отчаянно комплексовал и изо всех сил старался выглядеть естественным и даже где-то с претензией на понимание сути вещей. Однако если хочешь попадать постоянно в нелепое положение – всего лишь попробуй быть естественным, но вышеобозначенный сокурсник этого совершенно не понимал.

- Его высказывания, и особенно статьи в газете Академии, напоминают призыв: чем громче испортишь воздух в общественном месте, тем естественнее и круче будешь выглядеть! – жаловалась брату боевая магиня.

- И что ты с ним сделала? – Лиодор скрестил руки на груди и в упор смотрел на сестру.

- Дар… Ну он мне сказал, что не поставит печать на мою справку, пока я…

- Пока ты – что?

- Да я и не стала слушать, если честно…

- Что не стала, это правильно, - одобрил маг, - Но я все еще жду ответа на свой вопрос.

- Дар, но любая на моем месте… И я была очень не выспавшаяся и от этого злая. Мерзкие кулешата…

- Динеке?!

- Дар!

- Динеке. Что. Ты. Сделала, - Лиодор чеканил каждое слово, хмуря брови.

- Всего лишь отправила его туда, где ему самое место…

- Это куда? – маг недоуменно почесал тяжелый подбородок.

- На Хухлики, - тонко пискнула Динеке.

В отличие от ожидаемой ею реакции, оборотень расхохотался. Да и я не смогла сдержать мерзкий смешок. Так ему, этому гаденышу, и треба. Хухлики – небольшой островок на Лукоречье, получивший название в честь своих обитателей. Дело в том, что в омывающих его водах в избытке водятся хухлики.* (*Хухлик - в русских суевериях водяной хулиганистый чертик; ряженый) Хухлик – водяная нечисть, гипотетически родственная шиликуну. * (*Шиликун в славянской мифологии - сходен и с водяным, и с чертом. По поверьям, это обычно маленький, мелкий нечистый дух (с кулачок или побольше), редко появляющийся в одиночку. Шиликуны ходят ватажками. Иногда они остроголовы или наряжены в остроконечные колпаки (почти общерусское и общеславянское явление; ср. древнерусские изображения бесов) [Толстой, 1985].)

Общеизвестно, что хухлики обожают подшучивать, а то и откровенно издеваться над людьми, поэтому одноименный остров принято оплывать на добрых несколько милль. Неудивительно, что само его название стало нарицательным, наподобие бытового проклятья. Выражение «Иди на Хухлики!» давно стало ругательным, но только сильный маг может послать туда не только голословно. И тут следует оговориться: если, скажем, маг с даром, выше среднего чем-то довел своего коллегу так, что тот телепортировал его на Хухлики, ему издевательства тамошних обитателей нипочем. Поднакопив немного магическую силу, он сможет самостоятельно выстроить телепорт и вернуться обратно. Правда, придется вытерпеть некоторое количество шуточек от коллег, которые не замедлят порасспросить, «ну как там, на Хухликах?» или «о, я смотрю, ты только что оттуда, не соскучился?» и все такое прочее. Но быстро вернуться с Хухликов, повторяю, самостоятельно сможет только довольно сильный маг. А к таким магам тот самый однокурсник Динеке не относился. А раз не относился – значит, и самостоятельно вернуться не смог. Еще, поди, и получил по первое число от самих хухликов. И поделом. Мне его жалко не было совершенно. Однако Динеке, получается, еще даже официально не отбыв одно наказание – печать на справку поставлена-то не была – уже заработала на следующее! А два нарушения подряд…

Динеке, как будто услышала мои размышления, в это время говорила брату:

- Сам, понимаешь, два нарушения подряд накануне сессии… Это минимум не допуск, максимум исключение…

Но оборотень как будто не услышал последних слов сестры. С запозданием, но до него все же дошло, что отправить кого-то из Академии в Лукоречье…

- Стоп! Динеке! Ты что, воспользовалась кристаллом мгновенного перемещения?! Но они же все подотчетны! И то, что я дал тебе парочку вовсе не значит, что можно расходовать их на шалости! Будет расследование, и когда определят, каким образом твой знакомец попал на Хухлики, а расследование будет, ведь сам он оттуда не вернется, попадет под удар моя репутация императорского мага, ты же знаешь! Ведь это не игрушки, и я тебя об этом не раз предупреждал! Сколько можно повторять – это одна из гарантий твоей безопасности, на самый серьезный случай!

- Да не пользовалась я твоим кристаллом, Дар!! – о! а, похоже, в этой аристократической до мозга костей семейке крикуны еще те, куда там базарным торговкам! Прекрасная воительница сможет, при желании, командовать полком, и без магического усилителя звука! Динеке тем временем добавила уже тише, - По крайней мере, для того, чтобы отправить Оумуля на Хухлики…

Рык Лиодора даже меня заставил подпрыгнуть, а сверкнувший из-под его пальцев боевой пульсар, впитавшийся в Мать Сыру Землю, заставил Козьму цыкнуть на парочку боевых магов из окна. Нечего, мол, безобразничать.

- Ну что мне оставалось делать, Дар? – затараторила Дине, видимо, чтобы Лиодор не успел ее перебить, и еще, чтобы остановить его трансформацию, - Я и в самом деле не пользовалась кристаллом магического телепорта для того, чтобы выкинуть мерзкого Оумуля на Хухлики, на это мне хватило собственных сил. Но, как уже говорила, это второе серьезное нарушение. Меня, скорее всего, не допустили к сессии, хотя, вероятней всего, исключили…

- Что значит твое «скорее всего» и «вероятней»? – мрачно уточнил оборотень, решивший подождать с трансформацией.

- Ну, я не стала дожидаться, когда все обнаружиться, - замялась Динеке, - И воспользовалась твоим кристаллом для того, чтобы покинуть Академию.

- То есть, ты хочешь сказать, что ты сбежала? – нехорошо прищурился маг.

- Ты не волнуйся, я раскинула маскировочные пространственные чары, прежде чем воспользоваться кристаллом.

- Ты умеешь управляться с пространственными чарами? Хотя что это я. Если ты смогла отправить по назначению своего этого знакомца… А не стыдно пользоваться преимуществом в магической силе? - в Лиодоре опять проснулся педагог.

Динеке насупилась, а маг продолжал:

- И куда ты направилась, позволь узнать?

- В Дивьи Земли.

- К-куда?! – оборотень даже поперхнулся.

- За Посвящением, - ангельским голоском пояснила Динеке.

О том, что Динеке все-таки получила Посвящение, говорило все – во-первых, тот факт, что она жива, а во-вторых, ее яркая, огненная аура, лишь немногим уступающая ауре самого Лиодора. Но ведь и Посвящение он прошел намного раньше сестры!

Этого Лиодор уже стерпеть не мог. Практически мгновенная трансформация – и в лесной чаще скрылся огромный белый элсмирский волк. Вот интересно – почему Лиодор – брюнет, а когда волк – блондин? Так и не додумавшаяся ни до чего умного, я вышла из своего укрытия и увлекла Дине в избу – надо человеку прийти в себя с дороги, позавтракать, в конце концов! Лиодора по понятным причинам, решили не ждать. Но и его понять можно! Не так часто узнаешь о том, что твоя сестра впуталась в неприятности, из-за которых ее, скорее всего, исключили из Академии, а еще самовольно отправилась в Дивьи Земли за Посвящением, и не только отправилась, но и получила его! Есть от чего потечь крыше, как говорит Козьма.

***

Так мы и сидели с Динеке за чашкой ароматного травяного чая, с удовольствием принюхиваясь к умопомрачительным запахам, доносящимся из печи, в ожидании Ефстафия Наконоиловича и Лиодора.

До этого я меряла шагами «избушку бабая», заламывая в мольбе Макошь руки, гадая – удастся ли нашему хозяину добыть для нас карту Каменного Леса, или нет, чем выводила из себя Козьму. А Дине рассказала мне оставшуюся часть своей истории, а именно, как и почему она оказалась у Кабаньего Лога, и почему внесла корректирующие заклинания в магические ловушки Дара.

- Понимаешь, я пока не очень привыкла к тому, что сила настолько выросла, - оправдывалась она, - Всегда была рассеянной, упускала из вида детали, нацеливаясь на результат. Дар – он другой… По сравнению со мной и вовсе дотошный. Но ты, видимо, и сама знаешь. Нет, это твое мелькание совершенно невыносимо! – Дине увлекла меня за стол и попросила у домового чая на успокоительных травах. Тот буркнул что-то невразумительное, но чай все-таки подал, вернувшись к готовке.

Оказывается, после Посвящения, Дине вышла из Дивьих Земель аккурат напротив Сосенок, что неподалеку от графства Менфера, в тот момент, когда отряд троллей как раз огибал деревушку.

На мой вопрос о таинственном обряде Посвящения Дине промолчала, объяснив только, что в свое время сама все узнаю и пойму. Я не стала настаивать, наверно, таковы условия. Что ж, скорее бы – если Дар с Дине смогли, почему у меня не получится?

- Увидев белокурых кудрявых детишек, едущих на плечах сурового вида наемников, я не поверила своим глазам, - тем временем вещала Динеке, - Сама знаешь, тролли не бывают блондинами, вдобавок я увидела в детях сильную магию, а у наемников ее не бывает.

- Как не бывает тролльчат-девочек, - со вздохом добавила я.

- Это я потом поняла, - кивнула головой магиня.

Так или иначе, ситуация показалась сестре Лиодора крайне подозрительной. Как раз на тот момент она ощущала, что ее переполняют крайне противоречивые чувства – с одной стороны, переполняющая ее сила и осознание того, что ей удалось переступить один из фундаментальных рубиконов в жизни любого мага. А с другой – сколько угодно свободного времени, потому что девушка чувствовала, что не время сейчас возвращаться в Академию, откуда ее, скорее всего, выгнали. В сложившейся ситуации доводов за то, чтобы на какое-то время стать магом-доследчиком, оказалось более чем достаточно. Кроме того, если она вернется все же в Академию, или поступит в Темный Университет, она сможет написать научную работу по практике в магии доследования. Так или иначе, надлежало выяснить, с какой стати тролли стали возить на плечах маленьких магов, всем отрядом играть с ними в чехорду, ручейки, пятнашки, баловать сладостями и рассказывать сказки.

- Теперь я понимаю, что ты та самая Сеня, - улыбнулась Динеке, - Йогана и Никодем постоянно говорили троллям, что они и в подметки тебе не годятся по части рассказывания сказок.

Непрошенная слезинка скользнула по моей щеке, и Динеке виновато продолжила:

- Прости, но мне и в голову не могло прийти, что юные маги путешествуют с троллями против своей воли! Дети на протяжении всего перехода выглядели довольными и вполне счастливыми! Если бы я хоть на минуту в этом усомнилась, - и она замолчала, не зная, как еще убедить меня не расстраиваться. Но я понимала, что она права. Дети в империи – святое. Вон, даже тролли кудахчут над своими и чужими малышами, как наседки. Если бы боевая магиня, к тому же только что прошедшая Посвящение, увидела, что с детьми грубо обходятся, или принуждают к чему-то – и стелек сапог бы от тролльего отряда не осталось!

Но, так или иначе, головоломка не складывалась. Да, дети были довольны. Чего, впрочем, нельзя было сказать о троллях. Однажды, подобравшись к отряду совсем близко, Дине удалось услышать, как двое часовых говорили о деле, и об огромных барышах, которые они за это самое дело получат. Это не понравилось боевой, то есть в тот момент доследственной, магине. И она продолжила следить за наемниками дальше. Когда она поняла, что они собираются пересечь границу с Темной Стороной, девушка поняла, что шутки кончились. Пора было поставить точку в своем доследовании, допросив подозреваемых со всей строгостью. Поэтому прошлой ночью она отправилась на границу ровно за тем, что и ее брат, что как нельзя лучше показывает, что они родственники, - расставить магические ловушки. Увидев, что кто-то уже позаботился о том, чтобы эти самые ловушки расставить, Дине даже не посчитала нужным считать следы ауры этого мага, иначе обязательно поняла бы, что рядом находится «горячо любимый» кузен.

Посчитав тот факт, что на троллей охотится кто-то еще, кроме нее, крайне подозрительным, Динеке без зазрения совести позволила себе внести свою лепту в созданные ловушки. Что из этого вышло, мы уже знали. Сейчас Динеке выглядела очень искренней в своем раскаянии и подавленной и клятвенно заверяла меня, что теперь точно доведет начатое дело до конца, и поможет вернуть детей домой.

Что сказать? С одной стороны, помощь еще одного сильного мага на Темной Стороне лишней не будет. Только вот… Динеке, как ни крути, светлая магиня, и если Темный Рыцарь захочет лишний раз подстраховаться от пророчества…

- Чепуха, - бесшабашно перебила меня Дине, - И пророчество это чепуха, и потенциальная опасность для меня лично - чепуха! Кстати, в пророчестве говорится о светлой целительнице, а мне никогда особо не давалась целительная магия. Так, пара заговоров, не больше.

- А ты думаешь, Лиодор тебе разрешит остаться с нами? – поделилась я другим опасением, - Что-то мне подсказывает, что он не очень рад тому, что ты бросила Академию.

- Не я ее, а она меня, - буркнула Дине и задумалась. Похоже, брата она опасалась больше, чем какого-то «Темного Рыцаря» и «чепухового пророчества». А судя по тому, каким взбешенным выглядел Лиодор, когда узнал, что сестричка сбежала из Академии, придется, видимо, Динеке, как пить дать, отправляться ровно по месту обучения, а с кристаллом мгновенного перемещения императорский маг поможет.

- Да, магия есть – ума не надо, - раздалось из дверей, и мы увидели Лиодора, заходящего в избу, снимающего на ходу куртку, - Как ты умудрилась ауру не считать? Да как тебя вообще на третий курс перевели?

- На четвертый вряд ли переведут, - мрачно сообщила Дине, поспешно добавив, - Да, да, это была неудачная шутка.

- Всегда была крайне невнимательной, - не успокаивался маг.

- Как охота? – решила я попробовать разрядить обстановку.

Оборотень устало махнул рукой в сторону выхода:

- Там все.

- Теперь в жизни отсюда не выйду, - заявила я, и, отвечая на вопросительный взгляд Лиодора, пояснила, - Боюсь.

- Да я специально, чтобы тебе на глаза не попадаться, снабдил мясом под завязку соседнюю деревню, выменяв для нашего хозяина вот чего, и несколько крупных самоцветов покатилось по столу, - А что для Ефстафия Наконоиловича и Козьмы, так то уже в подвале, обновил там заклинания поддержания мороза. Кстати, и светляков магических надо обновить перед уходом.

- И защитное, на дверях, - подал голос рачительный Козьма, - И крышу подлатать не мешало бы, и…

- Понял-понял, сделаем, - усмехнулся Лиодор и откинул со лба прядь черных волос. Ну как он может быть таким удивительно… притягательным? Даже когда злится на сестру. И как это мило с его стороны – не смущать меня своими охотничьими трофеями!

- Не приходил еще наш хозяин? – обернулся маг к нам и мы с Динеке одновременно пожали плечами.

- Дар, - обратилась к нему кузина.

- И слышать ничего не хочу, - отмахнулся от нее маг, - Наслушался уже. Кстати, и видеть тебя здесь, милая сестренка – сомнительное удовольствие!

Ну вот зачем он с ней так? Она не так уж и виновата… Тем более вон, как расстраивается из-за того, что нарушила наши планы. Если честно, кузина мага мне очень нравилась. А я редко ошибаюсь в людях.

- Дар, - решилась я, и маг изумленно приподнял вверх одну бровь, показывая, что непременно умрун должен в лесу завестись, или хухлики на горе свиснуть, если я вдруг решила обратиться к нему без обычного официального «сударь Лиодор». Но мне сейчас было не до его иронии.

- А что если мне попробовать поступить в Университет Темных Сил, как баба Рая?

Маг склонил голову, не понимая пока, к чему я клоню.

- Ну, после того, как мы детей выручим, конечно. Если конечно, я у Темного Рыцаря не останусь.

- Это исключено, - отрезал Лиодор и у меня на душе потеплело.

- Я к тому, что на Темной Стороне вряд ли кто-то так же, как наш пресветлый император жаждет исполнения светлого пророчества, - привела я свои аргументы, - И вряд ли меня выдадут светлым, если я поступлю туда.

- Может, в этом есть смысл, - задумчиво сказала Лиодор, - Если докажешь, что не представляешь угрозу для их правителя, а это всего лишь одно ментальное считывание ауры, тебя оставят в покое и действительно, вряд ли выдадут.

- Только знаешь, учиться одной, на Темной Стороне, немного страшновато…

- К чему ты клонишь, Сения?

- Может, для Динеке было бы правильным перевестись пока в Темный Университет, ну, пока в Академии все не уляжется…

Два возгласа – один торжествующий, а один негодующий перебили меня. Динеке, не трудно догадаться, какой из возгласов принадлежал ей, порывисто обняла меня за шею и поцеловала, а маг скептически уставился на нас обеих:
- Эта маленькая заноза и тебя очаровала…

Видимо, решив ковать железо, пока горячо, Динеке подхватила мою эстафету:

- Дар, мне ничего не угрожает во владениях Темного Рыцаря – я не целительница, а вам еще один маг, прошедший Посвящение, не помешает! К тому же я так виновата перед Сенией и тобой за то, что спутала ваши планы и из-за меня дети попали на Темную Сторону! Я должна искупить свою вину, Дар! Ну, пожалуйста!

Сударь Лиодор скептически переводил взгляд с меня на сестру, не торопясь принять какое-либо решение.

- От меня в пути, между прочим, много пользы будет! – не сдавалась Динеке, - Я могу…

Маг не дал ей договорить, подняв вверх руку в примирительном жесте. Но только он хотел озвучить принятое решение, как стукнула входная дверь, впуская Ефстафия Наконоиловича.

Теперь уже все мы, включая домового с коловертышем, уставились на него, потому что от того, удалось дедушке достать карту перехода через Каменный Лес, зависело, собственно, все.

Если нет – наша затея заранее обречена на провал. Если да – то завтра на рассвете мы сможем пересечь границу без риска сгинуть среди каменистых утесов.

- Ну, что замерли? – спросил Ефстафий Наконоилович и неожиданно, по-мальчишечьи, озорно подмигнул мне, - Накрывайте на стол, девчушки!

***

Сказ иной, двадцать второй

НОВЫЙ ПОПУТЧИК

Каменный лес. Никто не знает, сколько ему веков, и как он вообще образовался на территории, отделяющей Темною Сторону нашего материка от Светлой. Впрочем, мы не в претензии – Каменный Лес – самая надежная защита границы, из всех существующих. На границу близ Кабаньего Лога не пришлось даже привлекать никакую нечисть в качестве охраны – ни сорок-вешниц, ни лесавок, ни полудниц, ни трясовиц. Огромных каменных скал, по которым невозможно пройти даже не из-за их непредсказуемой, опасной формы, оказалось достаточно. И дело было даже не в том, что твари, населяющие Каменный Лес обладали особой устойчивостью к магии, и славились изощренной злобой и кровожадностью. Дело было даже не в этом. Если честно, я и представить не могла, что Каменный Лес находится прямо на нашем пути. Нет, я знала, конечно, о его существовании, но, похоже, необходимый урок по географии я благополучно прохлопала глазами или промечтала. К тому же даже помыслить не могла, что тролли туда сунутся, еще и с похищенными детьми. Я наивно предполагала, что они пройдут как раз между Каменным Лесом и пограничным пунктом, охраняемым, к слову, вешницами. Дело в том, что Каменный Лес – он живой. И живет, согласно неким своим внутренним ритмам. Огромная, монументальная скала, с острыми, как ножи, зубьями, может в секунду уйти в Мать Сыру Землю. К слову, если ты в это время пытаешься перебраться через нее, повиснув на этих самых зубьях, спасаясь от хищного каменного кота, то канешь вместе с этой самой скалой. Только потом она вновь восстанет над земной твердью, а ты нет. Прыгающие, прячущиеся скалы, каменные коты и летающие каменные грифоны*… (*Грифон - в славянской мифологии - крылатые чудовища-птицы с львиным туловищем и головой орла, стражи) Никто уже не помнит, каким образом эти существа обратились в камень, а может, были такими изначально, да это и не важно. Важно только то, что любого зашедшего в Каменный Лес ждет одно – смерть. Дорога за Межу, откуда не возвращаются. Любого, у кого нет с собой карты.

Не секрет, что соседи часто бывают дружны, даже если это соседи, живущие по разные стороны границы. Как не секрет и то, что по большей части, то есть официально на все сто сотых, Светлую и Темную Стороны объединяет древнее мирное соглашение. Дружим. А раз дружим, то и общаемся, соответственно, и разнограничные соседи ходят друг к другу в гости.

Пройти мимо стражей без официального разрешения на то зело проблематично, провести контрабандные товары – тем более. И если с лесавками и полудницами еще как-то договориться можно, то вешниц-сорок, птиц-людоедок, барышами не заинтересуешь. Поэтому решено было проложить надежную тропу через Каменный Лес близ Кабаньего Лога. Однако о какой надежной тропе может идти речь, если Каменный Лес не только живой, но и коварный, и непредсказуемый? Наблюдения с воздуха – за это вампирам надо сказать спасибо – нет, сами они не обращаются в крылатых мышей, это россказни, оборачиваться – удел оборотней, это всем известно – но эти самые крылатые грызуны – домашняя нечисть вампиров, как коловертыши у Берегинь и прочих ведуний. И эти самые летучие мыши – прекрасные разведчики. Не знаю, как вампиры умудрились с ними договориться, хотя что это я, я же летающих грызунов и в глаза не видела в Лесу Йагинь, а вдруг они говорящие, как Данька? Но, так или иначе, разведка порадовала известием, что «каменные танцы», то есть смещение с места каменных скал происходят в определенном ритме, собственно узнав, что есть этот самый ритм, перемещения каменных глыб – в воздух или под землю – и стали называть «каменными танцами». В зависимости от «прихоти» Леса и была составлена карта, которая не страховала, конечно, ни от котов, ни от грифонов и прочей каменной нечисти, но все же указывала относительно безопасную дорогу. Относительно – потому, что Лес танцором оказался так-себе. Мог сбиться со счета, или начать не вовремя, или вообще оказаться не в настроении.

Да, видать серьезно обещал заплатить Темный Рыцарь троллям-наемникам за светлых мага и магиню, если тролли решились сунуться в Каменный Лес… И видать серьезно дети понадобились правителю Темной Стороны, раз все происходит под покровом тайны и строжайшей конфиденциальности: вон, тролли ни в одном селении не засветились с мелкими, а подстраховаться от беглой ученицы Светлой Академии, «праздношатающейся», как изволил выразиться Лиодор, видимо, темный владыка как-то не догадался.

В это утро, точнее, задолго до начала, наша увеличившаяся на одну светлую боевую магиню компания стояла, уткнувшись взглядом в каменную стену, на самой границе с Темной империей.

- А вы уверены, что это точное место, и что проход именно здесь? И что нас не разрежет напополам внезапно падающая часть этой скалы? И что не раздавит в лепешку увесистым таким камушком? И что именно здесь прошли вчера тролли? – патетически вопрошал тот, кто числился в нашем отряде разведчиком. Сейчас Даня сидел в кузовке за моими плечами и, пользуясь случаем, высунул пушистую морду для того, чтобы в очередной раз взглянуть на Каменный Лес со стороны и в очередной раз попытаться сломать нам мозг своими бесконечными вопросами. Хорошо хоть больше не ругался. Коловертыш наотрез отказался передвигаться своим ходом, мотивировав это тем, что «место тут ненадежное, того и гляди в землю уйдешь или на зуб каменному коту попадешься». На мой резонный вопрос – почему он считает, что со мной его минует такая участь, нахальная нечисть честно заявила, что от меня он успеет в последний момент оттолкнуться и прыгнуть, и чем светлые боги не шутят, может и выгорит спастись. Однако мне совершенно не хотелось препираться с коловертышем, поэтому я зело наглое высказывание оставила без ответа, во все глаза вытаращившись на живой камень, возвышающийся над нами и растворяющийся в предрассветном сумраке.

От Каменного Леса пахло одновременно неподвижностью, горделивым величием, и приближающейся, затаившейся опасностью. Меня не покидало чувство, что мы стоим перед живым существом, которое, в свою очередь, смотрит на нас и прицеливается, чтобы неожиданно напасть.

Мы все знали, что буквально с хвилины на хвилину высокая, уходящая в небо стена должна уйти в землю, открывая нам проход в стоявший перед нами Лес. И нужно будет торопиться, и молиться богам, чтобы Лес этот, по крайней мере сегодня, не сбился с привычного темпа. Я, как и все, ждала, когда же это произойдет, но когда в абсолютном безмолвии, высоченная стена в одну долю секунды ушла под землю, не оставив о себе и малейшего напоминания – еле удержалась от восклицания, закрыв обеими руками рот. Ефстафий Наконоилович строго предупредил – разговаривать и тем паче кричать в Каменном Лесу не стоит.

- Чтоб меня тролли… - вырвалось у Динеке, и магиня, вовремя перехватив взгляд брата, поспешно добавила, - Покусали!

Сударь Лиодор неодобрительно сощурил глаза, но решил видимо, обождать с воспитанием до лучших времен, или по крайней мере до конца этого странного места, и первым шагнул в своеобразные каменные ворота, пробуя на ощупь землю – тропа как тропа, и не скажешь, что в любую хвилину может исчезнуть.

- Не отставать, - буркнул он нам сквозь зубы, и мы послушались, тем более, что нас троих соединяла одна веревка – Лиодор спереди, Динеке сзади, а я, как не прошедшая Посвящение, а значит, «самая слабая» по безапелляционному заявлению нахального брюнета, о чем я еще ему припомню, посередине, с коловертышем за плечами.

Ступая под каменный свод, у меня создалось впечатление, что все это - огромное и живое каменное существо, которое с интересом разглядывало нас, и сейчас специально раскрыло пошире свою пасть, приглашая войти в ловушку добровольно.

- Как будто решил поиграть с нами, как кошка с мышью, - прошептала я себе под нос, чем вызвала неодобрительный взгляд мага.

Но когда Лиодор отвернулся, Динеке прошептала сзади:

- А у меня тоже ощущение, что нас заманили в ловушку…

- Цыц, тетехи! – раздалось из кузовка за моими плечами. На этот раз, видимо, разнообразия ради, коловертыш решил быть солидарным с оборотнем.

Следующие несколько часов – магическое восприятие мира здесь было настолько ослаблено, что я не могла понять, сколько времени прошло – может, часов пять, а может, и все двенадцать – прошли для нас в бесконечно повторяющихся карабканьях-спусках-прыжках-огибаниях… Я столько раз видела, как расступается впереди скала и из нее внезапными стрелами поднимаются ввысь глыбы камня, как Мать Сыра Земля поглощает то, что только что было величественным и неприступным, как сходятся и расходятся огромные каменные утесы, как образуются на моих глазах пещеры, как будто призывающие отдохнуть под их сводом, от чего мороз пробирал по коже, ведь точно такие же пещеры стремительно разрушались в считанные мгновения и тоже на наших глазах. Мы не переругивались с Данькой, не общались между собой, не разговаривали, не подбадривали друг друга, не ругались – не было сил. Когда в тысячный за сегодняшний день видишь, как то, что еще минуту назад было прочной на вид, твердой скалой, которая так и манит тебя прислониться к ее теплому, нагретому солнцем боку, отдохнуть, забыться хотя бы на пару хвилинок, вдруг взмывает высоко в воздух, чтобы в следующую секунду обрушиться на то же место, что и стояла, с огромной силой… Разбиться целой россыпью камней, каждый из которых способен серьезно покалечить, а то и прибить зазевавшегося путника, начинаешь поневоле воспринимать происходящее как должное – без оценки, без реакции, как данность. Вот валун, через него надо перепрыгнуть. Вот скала, на нее надо взобраться. Вот рука Лиодора, за нее надо взяться и оттолкнуться что есть силы от земли, чтобы не задерживать остальных, ведь оборотню еще сестре помогать забраться на этот уступ. Потому что в следующую секунду твердая земля, на которой только что стояла нога девушки с фиолетово-черными короткими волосами, разверзнется и так и останется пропастью. Пока Лес не передумает и из этой каменной пропасти не вырастет неприступная на вид скала.

Я чувствовала себя такой уставшей, что казалось еще вот-вот, и ноги просто перестанут слушаться, подогнутся, руки не поднимутся, пальцы разожмутся именно в тот момент, когда очень важно удержаться за ненадежный выступ, а дыхание, и без того хриплое и прерывистое, прервется окончательно. Но не иначе, как чудом, ноги почему-то временили с подкашиванием, а руки, хоть и казались наполненными свинцом, все же слушались. За все это время мы не остановились ни на секунду, потому что вампирья карта не позволяла. Я шла и старалась не думать о том, что точно также, по этому же самому пути – единственно возможному – вчера, в это же время проходили два тролля с моими братом и сестрой на руках. И дай светлая Макошь им пройти этот путь! Потому что сейчас, в очередной раз чуть не соскользнув с очередного утеса, и оставшись в живых только благодаря веревке, надежно связывавшей меня с Лиодором, я понимала, как мала вероятность вообще пройти этот лес живыми и здоровыми. Хотя зная Никодемку и Йожку – не сомневаюсь, что они сполна насладились всеми этими опасностями. А еще я старалась не думать о том, что карта, несомненно, защищает от танца Леса, но никоем образом не от каменных кровожадных тварей, обитающих в нем, которых не остановит даже сила магов, прошедших Посвящение, не говоря уже о только начинающих пробуждаться талантах боевого мага и некромантки…

- Здесь мы можем отдохнуть два часа, - эта фраза мага пришла как будто извне, не затрагивая сознание, как одна из каменных декораций, сменяющих одна другую. Я даже не замедлила темп, пока сильная рука оборотня не дернула меня обратно, разворачивая в небольшую, в половину роста взрослого человека, пещеру.

- Сения, - маг ощутимо тряхнул меня за плечо, - Нам нужно оставаться здесь два часа, согласно карте. Пока она нас не подводила, и у меня нет оснований ей не доверять. Используем полученное время для отдыха.

Дине, не слушая брата, уже вползала на четвереньках в каменную пещеру, видимо, воспринявшая информацию лучше, чем я. Я, опомнившись, осознав, что это не сон, и у меня есть целых два часа – подумать только! это ж целая вечность! – на отдых, все еще не веря своему счастью, поспешила последовать ее примеру. Впрочем, когда я вползла в пещеру, Дине уже спала беспробудным сном, прижимая к груди теплого Даньку. «Бедняжка, - подумала я, - Хотя, если бы ее не угораздило вмешаться в магические ловушки Лиодора…» - и я тут же устыдилась своих мыслей, потому что то, через что мы только что прошли вместе, плечом к плечу, было самым достоверным убеждением в искренности Дине, в ее желании помочь… И раз так уж все уже произошло, и это уже не изменишь, толку рассуждать и накручивать себя. Я сама не заметила, как оказалась прижатой к теплому боку оборотня, а когда заметила – было уже поздно, лежать вот так, на твердой, не вибрирующей под тобой каменистой земле, прижимаясь к мускулистой груди Лиодора было восхитительно, просто непередаваемо удобно! И самое главное, совсем не было ни сил, ни желания сопротивляться этому желанному удобству… Легкое прикосновение твердых, теплых губ к моему виску и нежное поглаживание по щеке тыльной стороной ладони…

- Ты вся в этой каменной пыли, - ласково шепнул Дар, - Такая смешная!

Я попыталась поднять голову, чтобы взглянуть на него и ответить что-нибудь ехидное, но тело меня не послушалось. Дернулось и замерло на прежнем месте.

- Лежи, - угадав мой порыв, ласково приказал мне маг, - Бери пример с Дине и попробуй заснуть ненадолго.

В следующую секунду я почему-то закачалась на ветке высокого дерева, предположительно – сосны, но всего в мелких синих цветочках с порхающими над ними бабочками, вместе с Данькой. Почему с Данькой? Ведь он сейчас с Дине? – подумала я и поняла, что это начало сна. А продолжения сна не было, была благословленная, божественная тьма, в которую провалилось, нет, обрушилось мое сознание.

Я так и не поняла, что меня разбудило – то ли сон, в котором я упала со скалы, выпустив руку Лиодора, державшую меня – я долетела до земли и проснулась с выпрыгивающим из груди сердцем, то ли ощущение приближающейся опасности. Прислушалась – Дине с коловертышем спали, тонко посапывая в два голоса, а вот Лиодор, судя по напрягшейся руке, которой оборотень меня обнимал, тоже проснулся. Я слегка напрягла руку – о Макошь! я, оказывается, тоже его обнимала! – чтобы показать ему, что я тоже не сплю, и он легонько сжал мое плечо в ответ. Мы лежали без движения, прислушиваясь. Как будто где-то вдалеке раздавался монотонный хлопающий скрежет, перемежаемым свистом, который было все лучше и лучше слышно. Точно. Хлоп-хлоп, хлоп-хлоп: как будто каменные глыбы соприкасаются с размаху, бьются друг о друга, и через несколько секунд - опять. Учитывая, что Каменный Лес «танцует» в невероятной, пугающей тишине, это были первые посторонние звуки, кроме наших собственных голосов, которые мы слышали за день. И эти звуки становились все отчетливей и отчетливей. Хлоп-хлоп, хлоп-хлоп. О, богиня! Похоже, это хлопают крылья каменного грифона. Существа с головой орла, туловищем льва и огромными крыльями. Хлоп-хлоп, хлоп-хлоп. Скрежет каменных крыльев стал настолько нестерпимым, что было непонятно, как Дине с коловертышем вообще могут спать. Оглушительный треск раздался прямо над нашими головами – видимо грифон опустился на скалу, в которой находилась наша пещера. Я скосила глаза на вход, который был ужасающе близко. Стоит каменному чудовищу нагнуться или вовсе спрыгнуть на землю… О, Макошь! Похоже, нет, на этот раз точно, мы все погибли! Даже хорошо, что Дине с Данькой спят… Ближе к выходу мы с Лиодором… Точнее, Лиодор… Все-таки, права я была, когда не верила его словам, его обещаниям… Им просто не суждено сбыться. Потому что они слишком хороши, чтобы оказаться правдой. Не будет ничего… И ничего не было. И, тролль меня подери, как я сейчас жалела об этом! Это единственное, о чем я сейчас жалела. Вчера, когда я вышла из гостеприимной «избушки бабая» и смотрела на звезды, Дар вышел вслед за мной, набросил теплый шерстяной плащ мне на плечи, укутал в него, а затем прижал к себе. И даже сквозь плотную ткань его плаща я слышала, я чувствовала, как громко бьется его сердце. И мы так стояли, молча, и где-то в районе груди у меня как будто играла музыка, и казалось, что оборотень, обнимающий меня сзади, тоже ее слышит. Я думала о предстоящем переходе на Темную Сторону, об опасностях, которые нас там ожидают, но даже не предполагала, что, по сути, мы до Темной Стороны так и не дойдем. Потому что каменный грифон… Это даже не вещица-сорока… Здесь бесполезна любая магия…

Внезапно, прямо над нашими головами раздался оглушительный скрежет – как будто огромные каменные когти царапнули ровную поверхность скалы, и в следующую минуту опять раздалось: хлоп-хлоп, хлоп-хлоп. Сначала громко, как будто гигантское существо продолжало парить над нашими головами. Потом все тише и тише. Я, не в силах поверить в то, что похоже, нам повезло, поворачиваю лицо к Лиодору… И в тот же миг оказываюсь лежащей на спине, прижатая сверху его телом, а его твердые, требовательные губы с силой впиваются в мои, до боли повелительно и безжалостно. Так Дар еще меня не целовал – яростно, исступленно. Одна его рука железной хваткой держала мои руки над головой, прижимая к полу, а другая, бесцеремонно проникла под брюки, сзади, с силой прижимая к твердому, как камень телу. Видимо ощущение того, что мы оказались на волосок от гибели и избежали ее, заставило нас обоих потерять разум на какое-то время… А может просто таким образом выходили излишки адреналина, я не знаю. Только в следующую секунду я услышала как будто со стороны звериный рык, не сразу осознав, что этот звук принадлежит мне самой. Дар ответил еще более грозным рычанием, с силой впиваясь в мои губы, так, что я ощутила соленый вкус крови во рту. Моей или его – я не знаю, только это подействовало на меня еще более возбуждающе – как будто задергало внизу, и все желания свелись к какому-то непонятному томлению, ожиданию, я не знала, чего хочу и чего жду, но по ослабленным за переход мышцам как будто потек жидкий огонь. Не знаю, как я высвободила свои руки, но в тот же миг, как хватка Лиодора немного ослабла, почувствовала, как запускаю пальцы в его черную шевелюру, еще сильнее притягивая к себе его голову, так, что впору задохнуться…

- Вот теперь я вижу – невеста, - прозвучал откуда-то издалека веселый голос Дине.

- Эх, и не совестно же! Рахубники!* (*Рахубник — безобразник (рахубничать — безобразничать) (Архангельская Область)) – а это, кажется, Данька.

- Да, цыпа явно знает толк в скрещивании! – а что это за голос?!! И что значит это прицыкивание?! Ей-богу, что-то я не припомню ни у Дине, ни у Даньки такого глухого, низкого баса! В следующую секунду, я оказалась буквально отброшенной назад, к черноволосой магине и коловертышу. И увидела, как маг, только что покрывавший жадными поцелуями мое лицо и шею, прижимает к земле запрокинутого навзничь тролля – одного из тех, что мы так любезно оставили болтаться в ловушках в лесу. Любезно – в смысле убивать не стали, а надо было бы.

Руки мага сдавливали горло тролля, сучившего ногами, и, что показалось мне совсем странным, не делавшего ни малейшей попытки к сопротивлению. Тролль только таращил выпученные глаза, хватался руками за железное кольцо рук Лиодора и сучил ногами, явно пытаясь что-то сказать. Но как он сюда попал? Неужели шел за нами всю дорогу? Один, без страховки?! Этого не может быть!
- Лиодор! Отпусти его! – не выдержала я, заметив, что глаза тролля начинают закатываться, а ногами он сучит все менее уверенно.

- Точно! – поддержала меня Дине, - Сеня имеет полное право добить его сама!

Я бросила укоризненный взгляд на Динеке, причем та пожала плечами, а коловертыш, сидящий у нее на коленях, презрительно фыркнул и отвернулся. Видимо, не решил еще, как ко мне относиться после того, что увидел. Но мне сейчас было не до краски, заливающей щеки.

- Мы должны узнать у него, что он здесь делает, Дар, - уже мягче попросила я мага, - Может, он следил за нами…

- Шпионил на Темного Рыцаря, ага! – поддержала меня Динеке, правда не так, как мне бы хотелось.

- Предлагаю – пытать, - важно заявил Данька и потер лапки-ладошки. Нет, ну эти двое точно спелись!

Лиодор, похоже, признал справедливость моих слов, потому что ощутимо ослабил хватку и тролль начал жадно, хрипло глотать воздух.

- Не шпиен я, - прохрипел он, потирая горло, - За вами шел от самой границы, за цыпой то есть. Воу, воу, палехче, брателла! – поспешил он поднять руки в примиряющем жесте, когда Дар почему-то низко, утробно зарычал, - Не знал я, что она тебе принадлежит. По запаху, так никому еще не принадлежала.

Кулак Лиодора прорезал воздух и впился в скулу рассказчика так быстро, что я успела увидеть только мелькнувшие в воздухе сапоги тролля, а сам он выкатился из пещеры.

- Говорю ж, не знал!

- Признавайся, шпион?! – посчитала нужным вмешаться в «допрос» «магиня-доследователь».

- Да говорю же, не шпиен я! Возьмите с собой на оставшуюся часть пути, один не сдюжу. Как увидел, какие тут «птички» летают…

- Лиодор, возьмем! – взмолилась я, вспомнив пережитые в пещере хвилины ужаса.

- Еще чего, - фыркнула Динеке, - Кончай ушлепка, и дело… - и осеклась, потупилась, аки девица из Института Благородных Волшебниц, когда перехватила недоуменный, нахмуренный взгляд брата.

- Гульнин сын! – решил сообщить нам свое мнение коловертыш.

- Так я ж и не против, - не обиделся на нахального бесенка тролль, - Бабы, они… - и осекся, увидев заигравшие желваки на щеках мага.

- Дар, нам сейчас спешить надо, возьмем его с собой, - взмолилась я, - Лес пройдем – допросим! А бросить его здесь – все равно, что убить.

- Так в этом и план! – не согласилась со мной Дине, - Он детей похитил – раз, за нами следил – два, на Темного Рыцаря работает – три. По мне, так достаточно для того, чтобы оставить его здесь!

- Ладно, - буркнул под нос Лиодор, и мое сердце замерло, готовясь услышать решение, которое принял маг. Отчего-то стало жалко этого тролля – даже не смотря на его преступления, слишком у него был сейчас несчастный вид, - С нами пойдешь, - кивнул оборотень вмиг повеселевшему троллю, - Веревки хватит. Но учти – я всегда успею ее перерезать, если…

- Да понял я, понял, не тупее анчутки!* - тролль поспешил нас заверить в своей смекалке. (*Анчутка - одно из наиболее распространенных названий нечистой силы, старославянское)

- А Лес пройдем – по-другому поговорим, - хмуро добавил маг, и наемник сразу сник.

Остаток перехода вряд ли кто-то из нас захочет когда-нибудь вспоминать. Двухчасового отдыха в пещере оказалось ужасающе мало, и в скором времени я начала ощущать свинцовую боль в мышцах и ломоту в суставах. Лес как будто не хотел так быстро отпускать нас – по крайней мере, два раза он опередил карту, и мы чудом остались живы. Если бы не молниеносная реакция оборотня – всем бы наступила крышка, как пить дать. А еще Лиодор спас прибившегося к нам тролля, когда тот оступился на начинающем вибрировать утесе и беспомощно повис, болтая ногами в воздухе, хватаясь за острый и ненадежный выступ скалы. Я так и не поняла, что это за черный смерч метнулся мимо и в следующую секунду оборотень и тролль стояли на твердой поверхности камня. Позже до меня дошло, что Дар прибегнул к частичной трансформации, собственно в этом режиме он и переходил через Каменный Лес – с виду человечье обличье, а внутри – повадки крупного и быстрого хищника. Вспомнила о том, что какой-то час назад произошло в пещере, чему свидетелями стали не только Дине и коловертыш, но и этот самый только что спасенный магом приблудный тролль… и справедливо решила отложить раскаяние и стыд на потом, не хватало еще, чтобы к этой усталости добавилась еще слабость и дрожь в коленках.

Тролль ошарашенно хлопал глазами, уставившись на Лиодора, он явно не успел понять, что произошло, кроме того, что только что чудом избежал верной смерти. Дар сердито фыркнул и хмуро бросил через плечо, практически не разжимая зубов:

- Ты мог потянуть за собой всех нас. Еще один раз попробуешь оступиться – и я лично перережу веревку.

Тролль ничего не ответил, но его нахмуренный взгляд не понравился мне. Я хотела сказать Дару, что не следовало бы угрожать врагу перед лицом опасности – мало ли, что у него на уме. А вдруг он, а не Дар, перережет веревку в удобный для него момент? Но рот, когда я хотела поделиться с Лиодором своими домыслами, попросту не открылся. Я почувствовала, что даже одно произнесенное слово способно лишить меня ощутимой дозы энергии, силы, необходимой для того, чтобы пройти этот путь до конца.

Опять карабканье, скольжение, перепрыгивание и переползание… Все сливается в серую, твердую череду сменяющего один вид на другой камня… Тело вот-вот откажется повиноваться, как будто спишь и видишь дурной сон, в котором нужно бежать, спасаться, но ноги передвигаются с таким трудом, и последняя мысль, что приходит на ум: «Ты не успеешь».

Сбоку жалобно простонала Дине, я обернулась к ней и увидела, как магиня потирает ушибленное колено. Видать, сильно приложилась, потому что это первое ее проявление слабости за всю дорогу. Наклонилась, прикоснулась к ее ноге – похоже, дело плохо. Нужно лечить и немедленно. Но такая привычная с детства магия внутри меня как будто окаменела, и я с трудом определила, что если не сплести исцеляющий заговор сейчас, нога Дине может подвести ее в самый неподходящий момент. Данька, давно передвигающийся самостоятельно, с тех пор, как Лиодор пожалел меня, и попросту вытряхнул бесенка из кузовка, мигом подскочил и осторожно протянул мне лапку:

- Потом сметаной отдашь…

Я помнила, что коловертыши могут делиться силой, но не думала, что Каменный Лес не подействует на магию бесенка. Тем не менее, лапку его приняла, и почувствовала, как от Даньки к коленке Дине через мою ладонь течет магия, вовремя подхватила силовую нить, и начала быстро плести исцеляющий и обезболивающий заговор.

- Спасибо, - одними губами произнесла Дине, и путь продолжился.

Когда тропа, по которой мы шли последние несколько минут, внезапно сузилась до таких размеров, что Лиодору и троллю пришлось идти, выставив вперед одно плечо, я усомнилась в том, что мы идем в верном направлении. Вскоре и нам с Динеке пришлось буквально продираться боком, что уж говорить о взрослых, крупных мужчинах – стоило им глубоко вдохнуть, и дальнейшее передвижение становилось невозможным. Маг с троллем шли только на выдохе. А потом внезапно эта теснота кончилась – когда одна из стен внезапно ушла в землю. Я не успела как следует пошатнуться, когда следом за первой отправилась и вторая, и наш маленький отряд, все, кроме мага, оказался опасно балансирующим на узкой тропе, ведущей через черную, глубокую пропасть. Кроме мага – потому что у этого человека, то есть человека наполовину или насколько там, казалось, напрочь отсутствовал вестибулярный аппарат – ни разу не видела, чтобы он покачнулся или у него закружилась голова от высоты или вибрации каменистой почвы под ногами. Лиодор любезно подхватил меня под локоть, придавая телу устойчивое положение и сказал:

- Кровь оборотня.

Он что, читает мои мысли? Или у меня настолько живая мимика? Когда он успевает все замечать? Ведь идет впереди меня и умудряется сверяться с картой! Кстати, почему Дине тогда раскачивается временами и хватается то за меня, то за мага, то за тролля? Она даже за Даньку один раз умудрилась схватиться – не за всего, правда, а только за уши, а дальше мы с троллем подоспели на помощь.

- Я же говорил, в Дине кровь почти не проявилась, - бросил мне маг, даже не оборачиваясь.

Нет, ну что же это такое?! И кстати, почему он разговаривает? Сам ведь шикал на нас, чтобы мы помолчали, не привлекали ненужного внимания каменных существ, которые могут затаиться где угодно…

В произнесении последнего вопроса вслух не было надобности совершенно – Каменный Лес закончился так внезапно, как и начался – перед нами лежала широкая мощеная аллея с неким подобием каменной растительности по бокам. Аллея вела к монументальной арке из серого камня, за которой отчетливо проглядывался зеленый цвет настоящей травы и диковинных растений, похожих на цветы, правда увеличенных в несколько сотен раз.

- Быстрее, - скомандовал Лиодор, - Карта говорит, что по этому месту надлежит перейти как можно быстрее и выйти из Каменных Врат.

- Да тут уже безопасно, - протянула Дине, - Дай дух перевести, всего ничего осталось.

Я целиком и полностью была на стороне магини – действительно, исполинские глыбы камня позади, а эти самые ворота так близко… Что плохого, если мы немного сбавим шаг. О богиня, как же я устала!

- Глупые девчонки, - нетерпеливо процедил сквозь зубы маг, ощутимо дергая веревку.

- Безпелюхи*, - поспешил поддакнуть ему Данька. (*Безпелюха — рохля, разиня (уральское))

- Как вам объяснить, что не стоит спорить с картой, даже напоследок! Тут просчитан каждый шаг!

- Может, они объяснят? – задумчиво сказал тролль, указывая на что-то за нашими спинами.

Обернувшись и проследив за направлением его пальца, мы с Динеке синхронно завизжали в голос и дали такого стрекача, что в считанные секунды опередили и мага, и тролля, и даже Даньку. Впрочем, мужчины не отставали. А все потому что за нами с грохотом неслась целая свора скачущих по скалам странных каменных существ: похожие на обезьянок из моих учебников по географии, белого и серого цвета, они выглядели безобидными только на первый взгляд: достаточно было заметить их мощные, выдвинутые вперед челюсти с длинными острыми, как будто специально заточенными, каменными зубами и холодную ярость в пустых каменных глазницах… Словом, чего они от нас хотели, мы выяснять не стали – даже выбежав через возвышающуюся над нами каменную арку, даже когда синхронно осознали, что к нам вернулась магия, просто бежали, бежали и бежали, пока кто-то из нас, ладно я, не споткнулась и не потянула всех за собой. Как оказывается много сил у нас оставалось, если после такого изнурительного перехода мы умудрились осуществить целый забег! Наверно, это и есть то, что называется незадействованным резервом, или двадцать вторым дыханием.

***

Сказ иной, двадцать третий

ГУЛЬНИН СЫН!

Баба Рая как-то сказала, что первая реакция – самая правильная, самая честная. Поэтому если хочешь по-настоящему узнать человека или отличить правду от лжи – наблюдать за тем, кого хочешь узнать в непредсказуемых ситуациях.

- Только если сама надумаешь устраивать такие ситуации, смотри без излишнего экстрима.

- Чего, бабуля?

- Риска то есть.

Значит в ситуациях, когда есть риск для жизни, человек не лжет. Значит, первый порыв – самый честный. Глядя в темные глаза тролля Михея, я думала именно об этом. Можно ли доверять троллю, племени, собственно загадочному и иноземному, приплывшему на наш Материк из-за Лукоморья в стародавние времена? Всем известно, что в качестве наемников тролли бесценны – получив оплату за свои труды, обязательно исполнят обещанное. Однако с этим племенем ухо держать надо востро – уж больно наловчились толковать условия любого найма в свою пользу. Тролли – прекрасные стражи, охранники, сопровождающие. И берутся за любое, даже самое опасное дело. Да что там – опасное, иноземное племя наотрез отказалось причислить себя к определенной империи – и поэтому принято было обоюдное решение наших правителей – считать их гражданами Темной или Светлой стороны, в зависимости от того, чье задание они выполняют в настоящий момент. В том случае, если они преступают закон, то и наказанию подлежат согласно законам стороны, чей запрет нарушили. Поскольку никоим образом тролли себя с политикой не соотносят, их частенько и нанимают в рамках политических интриг, а также там, где требуется обойти законодательство. Законом это, конечно, серьезно преследуется, но попробуй застать их с поличным и вообще поймать и доказать вину. В общем, сложно все, с этими троллями. Одним словом – тролли!

И теперь перед нами встала следующая дилемма – верить рассказу Михея или нет? Я всеми силами старалась наблюдать за малейшими изменениями в его ауре магическим зрением, пока Лиодор с Динеке вели допрос. Как я поняла, брат с сестрой старались работать по годами отлаженной схеме дознавательной магии – «злой доследователь и добрый доследователь», но, видать, так и не решили, кому из них быть добрым, точнее, добрым быть никто не захотел. И поэтому я наслаждалась театральной импровизацией «злой доследователь – и очень злой доследователь, зело совсем изверг». Причем очень злым доследователем оказалась Дине. А, Данька исполнял роль оказания морального давления на поддоследсвенного, и его простая, лесная речь, перемежаемая незамысловатыми ругательствами, и природная экспрессия служили славным подспорьем допросу и помогали нечисти прекрасно справляться с возложенной задачей.

- Я в сотый раз вам повторяю, не ведаю про то, на кой ему дошколята понадобились! – устало повторял Михей, раздраженно переводя взгляд с Динеке на Лиодора.

- Дуботолк еропный*! Тоже мне, ерохвост выискался! Да мы таких как ты по сто штук на дню кверху… - кверху чем и что с этими ста штуками на день делает лесная нечисть, договорить бесенку не дал Лиодор, шикнув на Даньку. (*Дуботолк (Дроволом) — дурак; Ерохвост — задира, спорщик (народное))

А я видела, что из всех присутствующих у тролля самая честная аура – он действительно очень устал и не строил из себя, как некоторые грозного и злобного борца с преступностью на Материке.

- Значит, на кой понадобились, не знаешь, но это не помешало тебе предать императора и меня, непосредственного начальника, не говорю уже о том, чтобы похитить детей! А за похищение детей в обоих империях…

- Ты меня, «начальник», не стыди. Промежду Рыцарем и Старшиной нашим прежде уговор был, а значит, наниматель – он.

- А детей воровать вас ваш хваленый троллий кодекс учит?! – нехорошо прищурилась Дине, у которой от переполняющего ее гнева опять вытянулись зрачки и выросли клыки. Она выразительно смотрела на шею Михея и облизывалась, как кошка на сметану.

- Ерохвост, - согласился с ней коловертыш.

- Да кто воровал-то их? Сами в гости пошли. Эй, цыпа, а откуда ты знаешь про наш кодекс?!

- В гости?! – не выдержала я, - Значит, похищение людей, тьфу, магов, теперь называется «приглашением в гости»?! Лиодор, жаль, мы с вами раньше не догадались, что эти наемники, оказывается, еще и жалкие трусы! Знала бы раньше, никогда бы не стала помогать одному из вас появляться на свет! – в запале выкрикнула я и поспешила прикусить язык. Негоже Йагине вообще вспоминать о своих заслугах. Хорошо, что бабули этого не видят.

- Ты помогла родиться троллю? Я так и знал, что ты не простая цыпа, то есть краля, то есть, да перестань ты на меня сверкать глазами! – это Михей раздраженно бросил уже Лиодору, - Не знаю я, как твою бабу называть так, чтобы ты перестал элсмирским волком смотреть!

- А по имени не судьба? – окрысилась я.

- Никогда тролль бабу по имени не назовет, - встал в позу Михей.

- Ну так и я тебя по имени звать не буду! – заявила ему я, - Дань, подскажи, как нового знакомого лучше называть?

- Захухря,* - сразу же нашелся бесенок. (*Захухря — нечёса, неряха, растрепа (кал., ряз.))

- Вот и ладушки, - мстительно скрестила на груди руки я, продолжая, между делом, следить за аурой тролля.

- Эй, а еще говоришь, что тролля спасла! – обиженно проблеял новоиспеченный Захухря.

- И тролля, и его мать, - кивнул Лиодор, - А вы в благодарность ее брата и сестру украли.

- Да еще и для Темного Рыцаря! – добавила Динеке, - А он тот еще маньяк!

Спасибо, как говорится, что напомнила. Но, впрочем, хорошо, что напомнила. Что-то этот тролль слишком уж подозрительно безмятежен. По мне так, любой, кто попался на похищении детей, должен трястись, аки заячий лист. А этот спокоен, как дно лукоморья, хотя и напряжен, но это от усталости и оттого, что мы его за два часа достали уже.

Первая реакция – самая правдивая? Михей, то есть для меня он теперь Захухря, подхватил падающую Динеке, молча взял на руки Даньку во время особо опасного спуска. Мне только бросил сквозь зубы: «Держись за него», кивнув в сторону Лиодора, когда я сама хотела подхватить коловертыша. Все это он делал не раздумывая – в Каменном Лесу времени на размышления не было ни у кого из нас. Сейчас я отчетливо вижу – тролль не лжет.

- Вам так много заплатили? – перебила я Динеке и Лиодора, говорящих одновременно, - Так много, что вы предали даже свой кодекс, по которому дети любой расы неприкосновенны?!

- Стоп, дорогуша! Откуда вы знаете про наш кодекс?

Я пожала плечами и хмыкнула. Мол, как хочешь, так и понимай. К слову, уверена, что Динеке блефовала. Как и я только что. Никакого представления мы о тролльем кодексе не имеем, просто не сложно предположить его наличие, исходя из порой совершенно нелогичных, но закономерных поступков, совершающихся их племенем.

- Зачем дети Темному Рыцарю? – поспешил повторить в очередной раз Лиодор, воспользовавшись замешательством Михея.

- «Зачем-зачем!» Вот же привязались! – не выдержал тот, - По уговору, мы малых в гости должны были пригласить и доставить, а остальное не наше дело! – тролль перехватил мой взгляд, не обещающий ему ничего хорошего, и поспешил добавить, - Но доставить под честное слово, что с детьми ничего плохого не случится!

- Под честное слово! – возмутилась я, - Он еще издевается.

- Честное слово Темного Рыцаря, ага, - поддержала меня презрительно скривившаяся Дине.

- Ты что совсем нас за дураков держишь?! – мне показалось, что Лиодор вот-вот сорвется.

- Гульнин сын, - безапелляционно фыркнул лесной бесенок.

- Дроволом, - согласилась с Даней я.

- Рассказывай по порядку, - сверкнула на Михея волчьими глазищами Динеке, - А не то…

- Так я и пытаюсь, но вы же не даете!

Мы недоуменно переглянулись, и, разнообразия ради, решили помолчать. Вкратце рассказ Михея выглядел следующим образом: Темный рыцарь, непонятно с какой целью нанял целый отряд троллей для того, чтобы доставить к нему – официально в гости – младших отпрысков Дома Йагинь. Вообще-то изначально в гости приглашалась я, Хессения из Дома Йагинь, старшая внучка Стефаниды, старшей Йагини Леса. Однако потом задание изменилось.

«Понятно», - думала я. Все-таки, справиться с взрослой, ну ладно, почти взрослой и почти состоявшейся волшебницей гораздо сложнее, чем с несмышленышами, чей запас магической силы практически на нуле. Куда проще заманить светлую целительницу в ловушку, использовав для этого подлый шантаж жизнями брата и сестры. Однако это странно – раньше грязными играми не гнушался только пресветлый Нандино, сиречь император Светлой Стороны. Со стороны темных подобного вероломства не наблюдалось. Хотя, может, мы с бабулями просто были не в курсе?

Тролль тем временем продолжал. Поступить на тайную службу к императору «светлых» не «затребовало особо ума».

- Как вам удалось обойти считывание ауры? – поинтересовалась Динеке, которая не знала о черном рубине – мощнейшем артефакте Темного Рыцаря, который, даже не активированный, гасил любое считывание информации на миллю вокруг. То есть придворные маги не увидели в намерениях наемников ничего особенного, кроме как жажды наживы, что в принципе свойственно любым наемникам, на то они и наемники. Попасть в сопровождение императорскому магу, который был отправлен с особым поручением в Лес Йагинь, тоже не составило труда. На этих словах Лиодор покраснел. Он до сих пор не мог себе простить того, что лично вывел троллей на нас. Ерунда, не с ним, так с кем-нибудь другим, я ободряюще взяла его за руку и слегка сжала ладонь. Из-за чего Динеке понимающе заулыбалась, а Данька, расположившийся у меня на коленях, по-кошачьи стукнул лапкой Лиодора и хищно сощурил желтые глаза. Маг нахмурился, но руку все-таки убрал.

Йожку с Демкой «прогуляться в гости к одному дяде на Темную Сторону» совсем уговаривать не пришлось. Оказывается, дети засекли троллей, пока те подстерегали их же в кустах и вели жаркие споры о том, как действовать. Они и попросили показать, как работает Браслет Чар на деле – видимо, слышали от меня или бабуль о черных рубинах. Собственно,




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.