Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Музей сверхъестественной тайны 10 страница



 

— Господи, — прошептала Марго. — Описанные тут раны...

— ...напоминают те, что обнаружены здесь на трех трупах, — угрюмо кивнул Смитбек. Марго нахмурилась.

— Те убийства произошли почти семь лет назад. Должно быть, это совпадение.

— Вот как? — сказал Смитбек. — Я согласился бы с тобой — если, бы на борту того судна не находились ящики Уиттлси!

— Что?

Это так. Я отыскал коносаменты. Ящики были отправлены из Бразилии в августе восемьдесят восьмого года — насколько я понимаю, почти через год после того, как экспедиция распалась. В Новом Орлеане, пока шло расследование, они лежали на таможне. И прибыли в музей почти через полтора года.

— Ритуальные убийства следовали за ящиками от самой Амазонки! — воскликнула Марго. — Но это означает...

— Это означает, — угрюмо сказал Смитбек, — что я больше не буду смеяться, слыша разговоры о проклятии, тяготевшим над той экспедицией. И что тебе следует держать дверь запертой.

Телефонный звонок заставил обоих вздрогнуть.

— Марго, дорогая, — послышался в трубке голос Фрока. — Что нового?

— Доктор Фрок! Мне хотелось бы зайти к вам на несколько минут. Как только вы сможете принять меня.

— Превосходно! — ответил ученый. — Дайте мне чуть-чуть времени отправить часть бумаг со стола в мусорную корзину. Ну, скажем, в час?

— Спасибо, — ответила Марго. И обернувшись, сказала: — Смитбек, мы должны... Однако журналиста уже след простыл. Без десяти час к ней снова постучали.

— Кто там? — спросила она через запертую дверь.

— Это я, Мориарти. Можно войти. Марго? Я только хотел извиниться, — сказал он, отказавшись от предложения сесть. — Дело в том, что Билл иногда становится невыносимым. И похоже, никогда не уймется.

— Джордж, извиняться должна я, — ответила Марго. — Я не знала, что Смитбек внезапно появится.

Она собралась было рассказать ему о газетной статье, потом передумала и принялась укладывать сумку.

— Вот еще что, — добавил Мориарти. — За обедом я сообразил, что, возможно, есть способ разузнать побольше о той стертой записи. Насчет журнала Уиттлси.

Марго бросила сумку и взглянула на севшего к терминалу Мориарти.

— Видела ты сообщение, когда входила в сеть? — спросил он.

— О неполадке с компьютером? Да. Сегодня утром меня дважды блокировали. Мориарти кивнул.

— Сообщалось также, что файлы начнут восстанавливать с резервных лент в полдень. Для полного восстановления требуется около тридцати минут. Значит, все должно быть уже готово.

— Ну и что?

— Видишь ли, на резервной ленте содержатся двух-трехмесячные архивные записи. Если подробная запись о журнале Уиттлси стерта в течение двух последних месяцев и если резервная лента все еще на катушке в обработке данных, то я, наверное, смогу ее найти.

— Правда?

Мориарти кивнул.

— Ну так найди!

— Тут есть определенный элемент риска, — ответил Мориарти. — Если оператор системы заметит, что к ленте был доступ... то сможет проследить его до твоего компьютера.

— Рискну, — сказала Марго. — Послушай, Джордж, я знаю, ты считаешь все это бессмысленной затеей, и не могу осуждать тебя. Но у меня нет сомнений, что ящики Уиттлси имеют отношение к убийствам. Не знаю какое, но, возможно, журнал мог бы нам что-то поведать. Не знаю и с кем мы имеем дело — с маньяком, со зверем, с чудовищем. А неведение пугает меня. — Она мягко взяла руку Мориарти и сжала ее. — Но, может быть, здесь мы чего-то добьемся. Нужно попытаться.

Увидев, что Джордж краснеет, она убрала руку. Застенчиво улыбаясь, Мориарти повернулся к клавиатуре.

— Начали, — сказал он.

Пока Мориарти занимался делом. Марго расхаживала по комнате.

— Ну как? — спросила она наконец, подойдя к терминалу.

— Пока не знаю, — ответил Мориарти, глядя на экран и набирая команды. — Я добрался до этой ленты, но протокол, кажется, испорчен, контроль циклическим кодом не действует. Можно получить искаженные данные или вообще ничего не получить. Я, так сказать, вхожу с черного хода, надеясь избежать внимания. Такой поиск бывает очень медленным.

Потом щелканье клавишей прекратилось.

— Марго, — негромко произнес Мориарти. — Нашел.

На экране появились строчки.

“ПОДРОБНАЯ РАСПЕЧАТКА

ПРЕДМЕТ 1989 — 2006.2.

— ###############################

Изъят: РИКМЕН Л. 53210 С санкции: КАТБЕРТА И. 40123 Дата изъятия: 15/111 — 95 Куда: ЛИЧНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ Цель:

Дата возвращения:

— ###############################

Изъят: ДЕПАРДЬЕ Б. 72412 С санкции: КАТБЕРТА И. 40123

Дальше шел набор бессмысленных символов.

— Черт! — воскликнул Мориарти. — Я опасался этого. Текст умышленно испорчен. Видишь? След обрывается.

— Да, но посмотри! — взволнованно сказала Марго.

Мориарти воззрился на экран.

— Журнал две недели назад взяла миссис Рикмен с разрешения доктора Катберта. Даты возвращения нет.

Марго возмущенно фыркнула.

— Катберт говорил, что журнал утерян.

— Тогда почему же эта запись уничтожена? И кто ее уничтожил? — заговорил Мориарти. Внезапно глаза его округлились. — О Господи, надо снять мою блокировку, пока нас никто не засек.

Его пальцы заплясали по клавишам.

— Джордж, — обратилась к нему Марго. — Понимаешь, что это означает? Они взяли журнал из ящика еще до того, как начались эти убийства. Примерно тогда же Катберт распорядился перенести ящики в сохранную зону. Теперь они утаивают улики от полиции. Почему?

Мориарти нахмурился.

— Ты заговорила, как Смитбек. Этому может быть тысяча причин.

— Назови хотя бы одну, — потребовала Марго.

— Самая вероятная — кто-то стер подробную запись прежде, чем Рикмен могла добавить сообщение об утерянном артефакте.

Марго покачала головой.

— Не может быть. Слишком много совпадений.

— Марго... — начал было Мориарти. Потом вздохнул. — Послушай, — терпеливо продолжал он, — время сейчас для всех нас тяжелое, особенно для тебя. Я знаю, тебе предстоит принять нелегкое решение, а тут такой кризис...

— Эти убийства совершены не каким-то обычным маньяком, — раздраженно перебила Марго. — Я не сошла с ума.

— Я и не говорю этого, — снова заговорил Мориарти. — Просто считаю, что ты должна предоставить заниматься этим делом полиции. Сосредоточиться на своих делах. Копание в этом не поможет тебе определиться со своим будущим. — Он сглотнул. — И не вернет твоего отца.

— Нет уж! — вспыхнула Марго. — Ты не... Но, взглянув на стенные часы, оборвала фразу на полуслове.

— Господи, я опаздываю на встречу с доктором Фроком.

Девушка схватила сумку и бросилась к двери. Но едва шагнув за дверь, обернулась.

— С тобой я еще поговорю.

Дверь громко хлопнула.

Господи, подумал Мориарти, сидя, подперев руками голову, перед погасшим экраном. Если аспирантка, занимающаяся генетикой растений, всерьез полагает, что Мбвун может разгуливать по музею — если даже Марго Грин начинает за каждой дверью видеть заговоры, — то чего ждать от остальных служащих?

 

 

Марго смотрела на Фрока: он пролил шерри на рубашку.

— Черт возьми! — Ученый провел пухлой рукой по образовавшемуся пятну. Потом очень осторожно поставил на стол стакан и поднял взгляд на Марго.

— Спасибо, что пришли, дорогая моя. Это поразительное открытие. Я бы сказал, что нам надо немедленно спуститься туда и еще раз взглянуть на статуэтку, но вскоре должен прийти этот надоедливый Пендергаст.

Дай, вам Бог здоровья, агент Пендергаст, подумала Марго. Меньше всего на свете ей хотелось спускаться на выставку.

Фрок вздохнул.

— Ничего, скоро все выяснится. Когда Пендергаст уйдет, мы узнаем правду. Статуэтка Мбвуна может оказаться дополнительным подтверждением моей теории. Если вы не ошиблись в том, что когти соответствуют ранам на телах жертв.

— Но как может такое существо разгуливать по музею? — спросила Марго.

— Вот-вот! — воскликнул ученый, и глаза его засверкали. — Это главный вопрос, не так ли? Позвольте ответить на него вопросом. Что, дорогая моя Марго, является морщинистым?

Не знаю, — ответила она. — Морщинистым — то есть складчатым?

— Да. С размеренно чередующимися выпуклостями и углублениями. Я скажу вам, что является морщинистым. Яйца рептилий! И динозавров.

Марго неожиданно вспомнила, и ее словно пронзило током.

— Это слово...

— ...употребил Катберт, описывая исчезнувшие из ящика семенные коробочки, — договорил за нее Фрок. — Я спрашиваю: действительно ли это были семенные коробочки? У какого растения они могут быть морщинистыми и чешуйчатыми? Но яйцо...

Фрок распрямился в кресле-коляске.

— Следующий вопрос. Куда они подевались? Украдены? Или с ними произошло нечто иное?

Ученый внезапно умолк и ссутулился, покачивая головой.

— Но если что-то... если что-то вылупилось, выбралось из ящика, — заговорила Марго, — чем объяснить убийства на борту сухогруза, который вез эти ящики из Южной Америки?

— Марго, — ответил, посмеиваясь, Фрок, — перед нами загадка внутри загадки. Нам необходимо собрать побольше фактов, не теряя времени.

Послышался негромкий стук в дверь.

— Должно быть, это Пендергаст, — произнес Фрок, откидываясь на спинку кресла. Потом громче: — Войдите, пожалуйста!

Агент вошел с портфелем в руке, черный костюм его выглядел, как всегда, безупречно, белокурые волосы были зачесаны назад. На взгляд Марго, он был таким же собранным и безмятежным, как раньше. Фрок указал на одно из викторианских кресел, и Пендергаст сел.

— Очень рад видеть вас снова, сэр, — начал Фрок. — С мисс Грин вы знакомы. Мы опять столкнулись с какой-то загадкой, поэтому, надеюсь, вы не будете возражать, если моя аспирантка останется.

Пендергаст кивнул.

— Разумеется. Я знаю, вы оба выполняете мою просьбу ничего не разглашать.

— Конечно, — ответил ученый.

— Доктор Фрок, я знаю, вы человек занятой, и поэтому буду краток, — заговорил Пендергаст. — Надеюсь, вы достигли результата в поисках артефакта, о котором мы говорили. Того, что мог служить оружием при этих убийствах.

Фрок передвинулся в кресле.

— По вашей просьбе я продолжал думать над этим делом. Запросил инвентарную базу данных об отдельных предметах и о тех, что можно разъединить. — Он покачал головой. — К сожалению, не обнаружил ничего, хотя бы отдаленно напоминающего слепок, который вы показали нам. В коллекциях никогда не было ничего похожего.

На лице Пендергаста ничего не отразилось. Потом агент улыбнулся.

— Официально мы никогда не признаем этого, но дело, скажем так, очень трудное. — Указал на свой портфель. — Меня замучили ложные обнаружения, лабораторные отчеты, беседы. Но, боюсь, мы топчемся на месте.

Фрок улыбнулся.

— Полагаю, мистер Пендергаст, мы заняты не столь уж различными делами. Я нахожусь в столь же затруднительном положении. А Его Преосвященство наверняка ведет себя так, будто ничего особенного не произошло.

Пендергаст кивнул.

— Райт очень хочет непременно открыть выставку завтра вечером, — продолжал ученый. — Почему? Потому что музей израсходовал миллионы и теперь не может свести концы с концами. Необходимо увеличить поток посетителей, чтобы не обанкротиться. Эта выставка представляется лучшим способом привлечения публики.

— Понятно, — сказал Пендергаст. Взял какую-то окаменелость со стоявшего рядом стола и принялся лениво вертеть в руке. — Аммонит?

— Совершенно верно, — ответил ученый.

— Доктор Фрок, — заговорил агент ФБР, — сейчас на меня давят со всех сторон. Поэтому приходится прилагать все силы, чтобы вести расследование по правилам. Я не должен ни с кем делиться полученными результатами, хотя обычные пути расследования, увы, ни к чему не приводят. — Осторожно положил на место окаменелость и сложил руки на груди. — Если я правильно понял, вы специалист по ДНК?

Ученый кивнул.

— Отчасти это так. Я посвятил некоторое время изучению того, как гены влияют на морфологию — на строение организма. И наблюдаю за работами аспирантов — например. Марго, чьи труды включают в себя исследования ДНК.

Пендергаст открыл портфель и достал толстую пачку компьютерных распечаток.

— Это заключение о ДНК из когтя, обнаруженного в теле одной из первых жертв. Разумеется, показывать вам его я не имею права. Нью-йоркскому отделению ФБР это не понравится.

— Понимаю, — ответил ученый. Вы продолжаете считать, что этот коготь — самая надежная нить?

— Это наша единственно важная нить, доктор. Позвольте объяснить вам мои выводы. Я полагаю, что в музее скрывается сумасшедший. Он убивает свои жертвы ритуальным образом, отделяет заднюю часть черепа и извлекает из мозга гипоталамус.

— С какой целью? — спросил Фрок.

Пендергаст заколебался.

— Мы полагаем, для того, чтобы съесть. Марго ахнула.

— Возможно, убийца прячется в нижнем подвале музея, — продолжал агент ФБР. — Есть много указаний на то, что он возвращается туда после совершения очередного убийства, но пока что нам не удалось установить конкретное место или обнаружить какие-то улики, указывающие на его пребывание. Во время поисков были убиты две собаки. Как вы, очевидно, знаете, это настоящий лабиринт туннелей, галерей, проходов на нескольких подземных уровнях, самому старому уже почти сто пятьдесят лет. В музее меня снабдили картой лишь малой части всего пространства. Убийцу я называю “он”, потому что сила, используемая при убийствах, указывает на мужчину, притом далеко не слабого. Почти сверхъестественно сильного. Как вам известно, он пользуется неким оружием с тремя когтями, выпускает внутренности жертвам, очевидно, выбранным наобум. Никаких мотивов мы не обнаружили. Беседы с некоторыми сотрудниками музея ничего не дали. — Он поглядел на Фрока. — Понимаете, доктор, наша лучшая нить остается единственной — это оружие, коготь. Вот почему я так настойчиво пытаюсь выяснить его происхождение.

Фрок неторопливо кивнул.

— Вы упоминали ДНК? Пендергаст потряс распечаткой.

— Лабораторные результаты, мягко говоря, неубедительны. — Помолчал. — Не вижу причин скрывать от вас, что тест обнаружил в когте ДНК разных видов геккона в дополнение к хромосомам человека. Отсюда предположение, что образец был дефектным.

— Геккона, говорите? — пробормотал Фрок с легким удивлением. — И он ест гипоталамус... поразительно. Скажите, откуда вы это знаете?

— Мы нашли следы слюны и отметины зубов.

— Человеческих?

— Никто не знает.

— А слюна?

— Не смогли определить.

Голова Фрока свесилась на грудь. Через несколько минут он поднял взгляд.

— Вы продолжаете называть коготь оружием. Следовательно, вы считаете, что убийца — человек?

Пендергаст закрыл портфель.

— Другой возможности просто не вижу. Вы полагаете, доктор Фрок, животное способно обезглавить тело с хирургической точностью, пробить отверстие в черепе и обнаружить внутренний орган величиной с грецкий орех, распознать который способен только тот, кто знаком с анатомией человека? Способность убийцы скрыться от наших поисков в подвале тоже весьма впечатляет.

Голова Фрока свесилась снова. Из секунд складывались минуты. Пендергаст неподвижно сидел, наблюдая за ученым.

Внезапно Фрок вскинул голову.

— Мистер Пендергаст, — сказал он так громко, что Марго подскочила. — Я выслушал вашу теорию. Хотите выслушать мою?

Агент ФБР кивнул.

— Разумеется.

— Прекрасно, — произнес Фрок. — Вы знакомы с Трансваальскими сланцами?

— Нет, — ответил Пендергаст.

— Их открыл в сорок пятом году Алистер ван Врувенхук, палеонтолог из Витватерсрандского университета в Южной Африке. Сланцы относятся к кембрийскому периоду, им около шестисот миллионов лет. И они полны следов причудливых биологических форм, подобных никто не находил ни до, ни после. Асимметричных, лишенных даже билатеральной симметрии, присущей в настоящее время всем животным на земле. Появление их совпадает по времени с массовым вымиранием в кембрийский период. Теперь, мистер Пендергаст, большинство ученых полагает, что Трансваальские сланцы представляют собой тупик эволюции: жизнь экспериментировала со всеми мыслимыми формами и наконец остановилась на билатерально симметричных, которые мы наблюдаем ныне.

— Но вы не разделяете этой точки зрения, — сказал Пендергаст. Фрок откашлялся.

— Совершенно верно. В этих сланцах преобладает определенный тип организма. С мощными плавниками, длинными присосками и огромными, сокрушительными ротовыми частями, способными прогрызть скалу. Плавники давали этому существу возможность плавать со скоростью двадцать миль в час. Несомненно, это был очень удачливый и очень свирепый хищник. Я полагаю, слишком удачливый: он уничтожил биологические виды, служившие ему добычей, а потом исчез и сам. Таким образом, он вызвал массовые вымирания в конце кембрийской эры. Он, а не естественный отбор уничтожил все другие биологические формы в Трансваальских сланцах! Пендергаст захлопал глазами. — И что же?

— Я прогнал на компьютере программу стимуляции эволюции в соответствии с новой математической теорией фрактальной турбуленции. Результат? Каждые шестьдесят — семьдесят миллионов лет жизнь становится хорошо приспособленной к окружающей среде. Может быть, даже слишком хорошо. Происходит популяционный взрыв преуспевающих биологических форм. Затем вдруг откуда ни возьмись появляется новый вид. Почти всегда хищник, машина для убийства. Он набрасывается на процветающую популяцию, убивает, кормится, размножается. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее.

Фрок указал на плоскую глыбу серого песчаника.

— Мистер Пендергаст, позвольте кое-что показать вам.

Агент поднялся и подошел.

— Этот след оставило существо, жившее в верхнемеловой период, — продолжал ученый. — Точнее, на рубеже М-Т. Это единственный отпечаток подобного рода.

— М-Т? — переспросил Пендергаст.

— На рубеже мелового и третичного периодов. Это время массового вымирания динозавров.

Пендергаст кивнул, однако недоумение не сходило с его лица.

— Существует связь, которой пока никто не заметил, — продолжал Фрок. — Между статуэткой Мбвуна, следами когтей, которые оставил убийца, и этими ископаемыми отпечатками.

Пендергаст опустил взгляд.

— Статуэткой Мбвуна? Той, которую доктор Катберт достал из ящика и поместил на выставку?

Фрок кивнул.

— Хм-м. Каков возраст этих отпечатков?

— Примерно шестьдесят пять миллионов лет. Они оставлены в то время, когда обнаружены самые последние динозавры. То есть накануне их полного исчезновения.

Вновь наступило долгое молчание.

— Так. И эта связь... — заговорил наконец Пендергаст.

— Я сказал, что в антропологических коллекциях ничто не соответствует следам тех когтей. Но не говорил, что не существует подобных копий. Мы знаем, что на передних конечностях Мбвуна по три когтя, средний утолщен. Теперь поглядите на эти следы. — Фрок указал на глыбу песчаника. — Вспомните о реконструкции когтя и следах когтей на трупах.

— Вы думаете, — спросил Пендергаст, — убийца может оказаться тем самым животным, которое оставило эти следы? Динозавром?

Марго показалось, что в голосе агента ФБР прозвучала ирония.

Фрок поглядел на него, качая головой.

— Нет, мистер Пендергаст, не динозавром. Не столь обычным существом, как динозавр. Мы ведем речь о подтверждении моей теории аберрационной эволюции. Вы знакомы с моей книгой. Это то самое существо, которое, как я полагаю, уничтожило динозавров.

Пендергаст не произнес ни слова. Фрок подался к агенту ФБР. — Я полагаю, — заговорил он, — что это существо, это чудовище и является причиной исчезновения динозавров. Не метеорит, не климатические изменения, а какой-то хищник — то самое создание, что оставило следы, сохранившиеся в этой окаменелости. Воплощение эффекта Каллисто. Оно было небольшим, но чрезвычайно сильным и быстрым. Возможно, охотилось стаями и обладало разумом. Но поскольку суперхищники живут очень недолго, их следов в окаменелостях не сохранилось. Уцелели они только в Трансваальских сланцах. И в этих отпечатках из Китая. Вы следите за моей мыслью?

— Да.

— В настоящее время у нас наблюдается демографический взрыв. Агент ФБР молчал.

— Резко возрастает количество людей, мистер Пендергаст! — продолжал Фрок, повысив голос. — Пять тысяч лет назад население Земли составляло всего десять миллионов. А теперь шесть миллиардов! Мы самый успешный биологический вид! — Он поглядел на лежавшие на столе экземпляры “Фрактальной эволюции”. — Вчера вы спрашивали о моей следующей книге. Она явится развитием моей теории “эффекта Каллисто” применительно к современной жизни. Моя теория предсказывает, что вскоре произойдет какая-нибудь причудливая мутация; появится существо, которое станет охотиться на человеческую популяцию. Я не утверждаю, что убийца — то самое существо, которое уничтожило динозавров. Но подобное... Взгляните-ка еще раз на эти следы. Они напоминают следы Мбвуна! Если два существа похожи не потому, что связаны родством, а потому, что эволюционировали для одной и той же задачи, мы называем это конвергентной эволюцией. А это существо, которое эволюционировало для убийств. Сходство, мистер Пендергаст, очень большое.

Агент ФБР поставил портфель на колени.

— Боюсь, я перестал понимать вас, доктор Фрок.

— Неужели не ясно? Из того ящика что-то выбралось. И находится на свободе в музее. Это в высшей степени удачливый хищник. Подтверждение тому — статуэтка Мбвуна. Туземные племена знали об этом существе и создали вокруг него религиозный культ. Уиттлси непреднамеренно отправил его в цивилизованный мир.

— Вы сами видели эту статуэтку? — спросил Пендергаст. — Доктор Катберт, кажется, очень не хотел показывать ее мне.

— Нет, — признался ученый. — Но я знаю о ней из достоверного источника. И хочу при первой же возможности осмотреть ее сам.

— Доктор Фрок, — обратился к нему Пендергаст, — мы вчера говорили о содержимом ящиков. Доктор Катберт заверил, что ничего ценного в них не содержится, и у нас нет оснований не верить ему. — Агент бесстрастно поднялся. — Спасибо, что уделили мне время и помогли. Теория ваша весьма любопытна, искренне хотел бы иметь возможность подписаться под ней. — Пожал плечами. — Однако мое мнение пока что остается неизменным. Простите за прямоту, я надеюсь, вы сможете отделить свои предположения от конкретных фактов нашего расследования и помочь нам всем, что будет в ваших силах. — Пендергаст направился к двери. — А теперь, надеюсь, вы извините меня. Если что-нибудь придет на ум, свяжитесь, пожалуйста, со мной.

И вышел.

Фрок, покачивая головой, сидел в коляске.

— Как жаль, — пробормотал он. — Я питал большие надежды на его сотрудничество, но, кажется, он такой же, как все остальные.

Марго глянула на стол, возле которого сидел агент ФБР.

— Смотрите-ка, — сказала она. — Он оставил распечатку анализа. ДНК. Фрок хохотнул.

— Вот что, видимо, имел в виду Пендергаст, говоря “если что-нибудь придет на ум”. Ну что ж, Марго, не станем его выдавать, правда? Возможно, он все же не такой, как все остальные. И взял телефон.

— Это доктор Фрок, мне нужен доктор Катберт. — Пауза. — Алло, Иен? Да, чувствую себя прекрасно, спасибо. Нет, просто я хотел бы немедленно отправиться на выставку “Суеверия”. Что такое? Да, знаю, что опечатана, но... Нет, я окончательно смирился с идеей этой выставки, просто... понятно.

Марго увидела, как побагровело лицо Фрока.

— В таком — случае, Иен, — заговорил он снова, — я хотел бы еще раз осмотреть ящики, присланные экспедицией Уиттлси. Да, те, что в сохранной зоне. Знаю. Иен, что мы видели их вчера.

Наступило долгое молчание. До Марго из трубки доносился крикливый голос.

— Так вот, слушай. Иен, — сказал Фрок. — Я возглавляю этот отдел и вправе... Не говори так со мной. Иен. Не смей.

Фрок трясся от гнева. Таким Марго еще ни разу его не видела. Он понизил голос чуть ли не до шепота:

— Сэр, вам не место в этом учреждении. Я подам директору официальную жалобу.

Дрожащей рукой Фрок положил трубку на место. И повернулся к Марго, нашаривая в кармане платок.

— Извините меня, пожалуйста.

— Удивительно, — сказала она. — Я думала, что вы как глава... — и не сумела договорить.

— Полностью контролирую коллекции? — улыбнулся Фрок, приходя в себя. — Так и было. Однако эта новая выставка и эти убийства пробудили в людях неожиданные чувства. Официально Катберт выше меня по должности. Не знаю, почему он так себя ведет. Должно быть, причины тому весьма щекотливые, способные отдалить или сорвать открытие его драгоценной выставки. — Ненадолго задумался. — Может, Катберт знает об этом существе? Как-никак, это он велел перенести ящики. Возможно, обнаружил, что из яиц кто-то вылупился, сделал вывод и спрятал их. А теперь хочет лишить меня права удостовериться в этом! Он подался вперед и потряс кулаками.

— Доктор Фрок, я сомневаюсь, что это вероятно, — сказала Марго. Желание рассказать своему научному руководителю о том, что Рикмен забрала журнал Уиттлси, у нее улетучилось.

Фрок расслабился.

— Вы, разумеется, правы. Однако я этого так не оставлю, будьте уверены. Но сейчас не до того. Вашим наблюдениям над Мбвуном я доверяю. И тем не менее мы обязаны проникнуть туда и осмотреть ящики.

— Каким образом? — спросила девушка. Фрок открыл ящик стола, порылся и достал бланк, который Марго сразу узнала. “10 — 14”. Заявка на доступ.

— Ошибка, — продолжал он, — заключалась в том, что я просил.

И принялся заполнять бланк.

— Разве заявка не должна быть подписана в центральной канцелярии? — спросила Марго.

— Должна, конечно, — ответил ученый. — Я отправлю ее туда обычным порядком. А неподписанную копию возьму в сохранную зону и прорвусь внутрь. Конечно, в доступе по этой заявке мне будет отказано. Только к тому времени, когда это произойдет, я осмотрю ящики. И найду ответы.

— Доктор Фрок, но вам нельзя этого делать! — заволновалась Марго.

— Почему? — Ученый криво улыбнулся. — Фрок, один из столпов музея, действует сомнительным способом? Дело у нас очень важное, так что подобными соображениями можно пренебречь.

— Я не это имела в виду, — сказала она. И опустила взгляд на инвалидную коляску. Фрок глянул вниз. Лицо его осунулось.

— Да-да, — неторопливо произнес он. — Понимаю.

И с удрученным видом собрался положить бумаги обратно в стол.

— Доктор Фрок, — сказала Марго. — Дайте это требование мне. Я пойду с ним в сохранную зону.

Рука ученого замерла.

— Я просил вас быть моими глазами и ушами, но не рисковать своим будущим. Хранитель — фигура довольно значительная, уволить меня не посмеют. А вас... — он глубоко вздохнул и приподнял брови, — вас могут в назидание другим исключить из аспирантуры. И я буду бессилен помешать этому.

Марго немного подумала.

— У меня есть друг, очень ловкий в подобных делах. Язык у него подвешен так, что, думаю, он найдет выход из любого положения.

Несколько секунд Фрок помедлил. Потом оторвал копию и протянул.

— Первый экземпляр я отправлю по инстанциям. Иначе нельзя. Возможно, охранник позвонит в канцелярию для проверки. Времени у вас будет мало. Как только заявка поступит туда, все насторожатся. К тому времени вам нужно будет уйти.

Вынув из ящика стола желтую бумажку и ключ, он показал их Марго.

— На карточке — комбинация цифр замка сохранной зоны. А это ключ от хранилища. Они есть у всего руководства. Надеюсь, Катберт не подумал сменить комбинацию. — Он подал Марго и то, и другое. — С ними вы пройдете в двери. Помехой будет охранник. — Ученый говорил быстро, не сводя взгляда с Марго. — Вы знаете, что искать в ящиках. Следы яиц, живых организмов, даже культовые предметы, связанные с этим существом. Все, что может подтвердить мою теорию. Первым делом осмотрите маленький ящик, который паковал Уиттлси. Статуэтка Мбвуна находилась в нем. Осмотрите и другие, если будет время, только, ради всего святого, рискуйте как можно меньше. Идите, и Бог вам в помощь.

Последнее, что видела Марго, выходя из кабинета, — Фрок, сидевший у окна спиной к ней, колотил кулаками по подлокотникам коляски.

— Проклятая железка! — приговаривал он. — Проклятая!

 

 

Через пять минут в своем кабинете Марго звонила по телефону. Смитбек оказался на редкость в веселом настроении. Когда она рассказала ему об открытии Джорджем Мориарти стертой инвентарной записи и — с несколько меньшими подробностями — о событиях в кабинете Фрока, журналист развеселился еще больше. Марго услышала его смех.

— Ну, прав я был насчет Рикмен? Утаивание улик! Теперь я заставлю ее смотреть на книгу по-моему, иначе...

— Смитбек, не смей, — предостерегающим тоном сказала Марго. — Это все делалось не для твоего личного удовлетворения. Мы не знаем, что там за история с журналом Уиттлси, и не можем заниматься этим сейчас. Необходимо осмотреть ящики, и у нас на это всего несколько минут.

— Ладно, ладно, — ответил журналист. — Встретимся на площадке у отдела энтомологии. Я выхожу.

— Вот не думал, что Фрок может оказаться таким радикалом, — говорил журналист, спускаясь по длинному пролету железной лестницы. — Мое уважение к старику значительно возросло.

Они пошли в обход, чтобы избежать полицейских постов, выставленных у всех лифтовых блоков.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.