Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Митр. Антоний Сурожский



 

 

Какие еще ограничения существуют в православной духовной традиции для вступления в брак?

В Православии не допускаются браки между лицами, состоящими в духовном родстве, а также между близкими родственниками. Духовное родство образуется между крестными родителями — «восприемниками» крещаемого и им самим, а также и его родителями. Крестные родители христианина не могут быть мужем и женой. Кроме того, нельзя сочетаться браком со своим крестным отцом или крестной матерью, и еще крестные не могут вступать в брак с родителями своего крестника.

Что касается кровного, или плотского, родства, то в церковных правилах указаны случаи, в которых брака не может быть признан законным, и человек, состоящий в подобном браке, должен расторгнуть его, если он намерен жить церковной жизнью и причащаться Святых Христовых Таин. Так, недопустимы браки между дядей и племянницей или тетей и племянником. Если у мужа и жены есть дети от разных браков, то они не могут вступать в брак друг с другом. Отец и сын не могут жениться на матери и дочери, как и на двух родных сестрах (это правило также имеет обратную силу для матери, дочери и родных братьев). Два брата не должны жениться на двух сестрах. Овдовевшая женщина не может выйти замуж за родного брата своего мужа, а овдовевший мужчина — взять в жены родную сестру жены. Добавлю, что плотская связь между сестрой и братом приравнивается к убийству[26], как и между родителями и детьми, причем не делается различия между родными и сводными братьями, а также родными или приемными детьми и родителями. Как пишет свт. Василий Великий, «если кто желает брака по закону, то ему отверста вся вселенная; если же его желание управляется страстью, тем паче да воспретится ему брак, да научится содержать сосуд свой в святости, а не в страсти похоти»[27].

 

Какие шаги могут предпринять люди, не имеющие опыта церковной жизни, чтобы обвенчаться?

Во-первых, оба должны быть крещеными и воспринимать Таинство Венчания как благословение Божие. Во-вторых, их брак должен быть зарегистрирован в ЗАГСе, поскольку благословение Божие в Венчании преподается на брак, а не на внебрачное сожительство. При этих двух условиях вы можете обратиться в любой православный храм по своему выбору с просьбой обвенчать вас. Кроме того, перед Венчанием желательно исповедаться (вопрос о Причастии придется решать непосредственно со священником, который будет вас исповедовать).

Однако при всей простоте этих действий нужно помнить, что Венчание — это Таинство Церкви и, по выражению одного из древних учителей Церкви, «кому Церковь не мать, тому Бог не отец». Так что мало обвенчаться — нужно еще жить после этого церковной жизнью как с внешней, так и с внутренней ее стороны, иначе полученное вами благословение может оказаться «сокровищем, зарытым в землю».

 

Нередко задают вопрос: а если нет денег, чтобы сыграть свадьбу?

Тогда нужно или подождать со свадьбой (с учетом всего сказанного выше о внебрачных сожительствах), или организовать ее скромнее (так обычно делают люди, которые действительно любят друг друга). Жить нужно по средствам.

 

Есть ли церковные правила о том, как нужно проводить свадьбу?

Я знаю только одно — 53-е правило Лаодикийского собора: «Не подобает христианам, на браки ходящим, скакать или плясать, но скромно вечерять и обедать, как прилично христианам». Это не значит, что свадебное застолье должно быть унылым и скучным — в желании отпраздновать свадьбу широко, сделать ее радостным, торжественным или веселым событием греха нет и Церковь этого не запрещает. Достаточно вспомнить первое чудо Христа — это было претворение воды в вино именно на свадьбе. Данное правило лишь предостерегает христиан от «приличествующих только язычникам вещей», которые, увы, случаются на свадьбах. Прочие «правила» о том, какие действия нужно совершать до и после Венчания, являются народными обычаями. Некоторые из них мудры и красивы, но это уже другая тема.

 

У многих возникает вопрос: а как понять, нужно ли создавать семью? Например, человек достигает возраста 30–35 или даже 45 лет. Он хочет создать семью, стремится к этому, а спутника жизни все не встречает. Можно ли рассматривать это как волю Божию о том, чтобы оставаться одному?

Дело не в том, сколько вам лет. Многие нашли себе спутника и позже сорока лет. Но если вы его не встретили в сорок лет или в двадцать, это можно и нужно рассматривать как волю Божию о том, чтобы пока жить без спутника. Может быть, вы встретите его через две минуты, а может быть, и вовсе не встретите, но в любом случае сейчас вам нужно учиться жить без него.

Вот одно очень характерное письмо: «Здравствуйте, батюшка! Пожалуйста, помогите разобраться: мне 26, я не замужем. Говорят, супруга нужно вымолить. Не могу судить о собственном усердии в молитве, но когда прилагаю немного больше стараний — появляется человек, но потом его как будто подменяют и он просто уходит. Я измучилась переживаниями, комплексами, что со мной что-то “не в порядке”. Больше всего на свете мне хотелось бы создать православную семью, иметь детишек... Как быть, батюшка? Я не могу думать о жизни другого образа. А все складывается так, как будто мне нельзя и помышлять об этом. Что это? Искушения? Помогите!»

Мне кажется, главная ошибка девушки, написавшей эти строки, отражена в словах: «Я не могу думать о жизни другого образа…» Не знаю, как это объяснить, но я много раз замечал: те, кто страстно хочет семьи, — детей и жены или мужа, — часто не может ее создать. А многие из тех, кто легко женились и теперь хорошо живут, до этого о семье и не думали. Сказано: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете, стучите, и отворят вам (см. Мф. 7, 7). Но известно также, что Господь порой наказывает исполнением желаний.

Вот что рассказал в своей книге один епископ. «Одна пожилая женщина как-то, подойдя ко мне в храме, сказала: «Батюшка! Не могу больше терпеть мужа! Скорей бы умереть и в рай попасть, чтобы только его больше не видеть!» Я ей говорю: «Дорогая моя! Единственная возможность для вас попасть в рай — это вместе с мужем. Без мужа вы можете рассчитывать только на ад». Она тогда сказала: «Не хочу в рай с ним. Куда угодно — только подальше от него!»[28]

Если мы не получаем того, о чем просим, значит, так для нас лучше. Будем просить и дальше, но с оговоркой: «Да будет не как я хочу, а как Ты, Господи, хочешь». «Да будет воля Твоя», а не «да будет воля моя». Лучше воли Божией, какова бы она ни была в каждом случае, никто еще ничего не нашел. Если вы не женаты или не замужем, то знайте, что многие люди, чья семейная жизнь не сложилась, были бы рады оказаться на вашем месте.


«Я как будто просто влилась в поток Божественной Любви…»

Рассказ Анны

Когда появился он, я его, увы, не узнала. Потому что он был прост. Слишком прост для меня. Мужицкий такой, обыкновенный, курил, ругался на гаишников, у него не было высшего образования! О! Это совсем не то, о чем мечтала гордая я, некогда студентка МГИМО и несостоявшаяся фотомодель. Как-то игумен в Оптиной пустыни сказал мне: «И ты для кого-то будешь благословением». Я еще подумала: «Скорее проклятием...»

Мы стали просто дружить. И тут спадало с человека все наносное, закоптившее истинную икону — образ Божий в человеке. У него оказалось огромное, доброе сердце, способное вместить туда и меня, и моего сына, и всю мою семью. И мне никогда еще не было так безразлично, одет ли на нем спортивный костюм или он опять сделал прическу «полубокс». Он любит меня, и я знаю, что и жизнь свою, если понадобится, отдаст за нас, да и я за него, если честно... Я не была влюблена в своего мужа, но я как будто просто влилась в поток Божественной Любви, от которой словно была отключена до нашего с ним знакомства.

 

«Пути Господни неисповедимы»

Рассказ Елены

С детства всегда мечтала о семье и детях, очень ждала своего совершеннолетия, когда можно будет выходить замуж. Время шло, женихи сменялись один за другим, а я была очень разборчивой и все ждала своего принца. Миновало 18-летие, потом 20-летний рубеж, когда большая часть моих подруг одна за другой повыходили замуж. Принца все не было, а меня притянуло к храму, стала переоценивать свою жизнь, воцерковляться, стараться жить духовной жизнью и соответственно в голове как-то прояснилось, что брак должен быть только венчанным и жених верующим. На светских молодых людей перестала обращать внимание, а в храме все приглядывалась, нет ли мне кого по душе из прихожан.

У меня появился духовник, очень строгий и аскетичный, который на мои вопросы о браке отвечал очень туманно и переводил разговоры на чтение или какие-то другие занятия. В какой-то момент я поняла, что из-за моего погружения в Православие у меня не осталось друзей и подруг, интересы поменялись кардинально. Родственники начинали посмеиваться мол, ты совсем «замолилась», а все одна, а вот у них все хорошо и без Бога. Только мои любимые родители поддерживали меня и успокаивали, что всему свое время.

Вот и 25 лет, а я все одна, совсем одна. Все грустнее и грустнее становилось мне, на пары девушек и юношей я уже смотрела как на что-то нереальное, казалось, что встретить своего человека — это из разряда фантастики, а жизнь проносится мимо, вот уже у подружек подросли детки, родственники махнули на меня рукой, а я все одна. Чтобы хоть как-то не сойти с ума и не сидеть сложа руки, ездила по паломничествам, молилась всем святым, которых Господь посылал мне, причем молилась как-то одержимо только об одном — МУЖА! В душе я не надеялась на чудо Божие, а повторяла почти как заклинание, как мантру.

Потихоньку стали появляться православные друзья, подруги, завязываться какие-то общие дела. Меня пытались знакомить, но все было тщетно, в душе не было отклика. С некоторыми я пыталась дружить, переступая через себя, корила, что “довыбираюсь” и останусь снова одна, ходила к духовнику, спрашивала про очередного кандидата, и каждый раз батюшка отклонял кандидатуру. Причем отклонял не категорично, а просто из беседы с ним становилось понятно, что связывать судьбу не стоит. Лет в 28 я начала понимать, что замуж не выйду, раз такие препятствия и сколько уже было претендентов, а ни с кем не складывается.

Грешным делом начала плохо думать о своем духовнике. Решила, что пойду в следующий раз, если замуж позовут, без его благословения, а то вдруг он меня в монастырь готовит да еще послушания назначает: то пению учиться, то праздники в Воскресной школе организовывать.

В общем, начала ужасно унывать и томиться, и, как ни странно, в такой момент вдруг как из рога изобилия посыпались претенденты один другого лучше, православные и, на первый взгляд, достойные кандидаты. В таком немного приподнятом настроении я встретила 30-летие, в море цветов, друзей и подруг и с надеждой, что все у меня сложится.

Выбрала самого достойного, на мой взгляд, и мы стали встречаться, батюшке своему я ничего не говорила, а отношения развивались, но постепенно из восторженных и пылких скатились до безразличных, появился внутренний надлом и протест, встречаться больше не хотелось, сердце было истерзано, и что делать дальше я уже не знала, а спрашивать у своего духовника не решалась. В таких терзаниях прошел месяц, и я не выдержала, стала вести себя так, чтобы разонравиться, в результате жених написал гневное письмо, в котором обличил все мои пороки и недостатки и соответственно отношения были разорваны. Что со мною было, передать страшно, помню себя рыдающую на кухне у подруги, отчаявшуюся вконец, разочарованную, подавленную и с мыслями, что это конец, замуж я не выйду, нужно как-то смиряться и примиряться с такой жизнью.

И вот на следующий день получаю сообщения от подружек сходить с ними на акафист к свв. Петру и Февронии. Машинально соглашаюсь, надеясь, что к воскресенью еще как-нибудь откажусь. В воскресенье стало скучно и, чтобы как-то убить время, еду на акафист. Рассеянно слушаю службу перед иконой святых, рассматриваю девочек, вижу, как они сосредоточенно и искренне молятся, оглядываю храм, и взгляд упирается в спину молодого человека, стоящего передо мной. Разглядываю его и удивляюсь, что симпатичный, интеллигентный парень и тоже одинок и пришел молить о семье. Стою и думаю: «Мне уже ждать нечего, сколько лет просила у Бога, ответа нет. Попрошу у Господа для этого человека хорошую жену, что бы хоть у него все сложилось счастливо, и он обрел свою половинку». Вот весь акафист я за него и промолилась.

А когда к иконе подходили, я узнала в нем знакомого, с которым полгода назад познакомилась на дне рождения у приятельницы. Он меня не узнал, и в толпе я его потеряла. Каково же было мое изумление, когда на следующей неделе со мной связывается подружка, у которой я плакала на кухне, и говорит, что я очень нравлюсь Андрею, и он хочет со мной продолжить знакомство. Андрей и был тем молодым человеком, о счастье которого я молилась перед иконой свв. Петра и Февронии. А он меня на акафисте не видел, но думал обо мне, а после акафиста принял решение связаться со мной. Вот так странно получилось, что я сама себя же ему в жены и вымолила!

Получилось так, что пока я все за себя решала и на себя в большей мере полагалась, Господь и смирял меня, а как от себя отказалась, так и муж Богом был послан незамедлительно!

Слава Богу за все! И точно, пути Господни неисповедимы!

 

 

«Мне было что терять…»

Рассказ Вероники

Я вам хочу рассказать историю из своей жизни. Наверное, не очень счастливую, но во многом типичную и многому меня научившую, прежде всего в духовном плане. А главное — позволившую еще лучше понять всю глубину Божественной Любви и Его заботы, Его поразительного всепрощения при всей нашей приверженности страстям и порой полнейшем окамененном нечувствии.

Случилось все минувшим летом. Тогда в моей жизни произошел коренной перелом. Из небольшого провинциального городка я переехала в Санкт-Петербург. События развивались стремительно. В мае я впервые попала в северную столицу на курсы повышения квалификации, а в июне уже уходила с предыдущего места работы. Не было и мысли о том, что что-то я делаю неправильно. Напротив, все складывалось настолько гладко и удачно, что я не сомневалась в Его Промысле. А еще… Я с первого мгновения полюбила Петербург. Мне показалось, что никогда раньше я не жила настолько полной жизнью, как в этом городе. Что никогда раньше я так не чувствовала земли под ногами, что нигде раньше я не видела такого неба. Впрочем, нет. Такое небо и такие облака я видела только в одном месте — на Соловецких островах. И вот — в Петербурге. И еще никогда в жизни я так не молилась и не была так счастлива.

В таком состоянии безудержной эйфории нельзя не влюбиться в окружающий мир. В эту серую булыжную мостовую, в эту иссиня-черную поверхность Невы, в эти парусники и мачты, в эти… глаза…

Мы познакомились с Сергеем на третий день моего пребывания в Питере. Мы гуляли с ним по набережной, по узеньким мостам и широким проспектам. Он шутил без устали, а я смеялась не умолкая. И только когда возвращалась в гостиницу, замечала, что у меня болят ноги от пройденных километров. Но на следующий день летела к нему как на крыльях. Три дня сказки. Мне нужно было возвращаться. Мы договорились, что в июне я возьму отпуск и приеду сюда снова. И это время пролетело незаметно. Звонки, SMS-сообщения, долгие просиживания в чатах… О своей воцерковленности я рассказывала ему постепенно. Он был не против. Вскоре его пригласили быть крестным, и я в силу возможностей давала ему наставления, как правильно вести себя в момент совершения Таинства и что предстоит делать потом. Мой духовный отец молился за меня и благословил на переезд в чужой город.

А когда я приехала, немного решила дать себе отдохнуть и приступать к поискам работы. Близился Сережин день рождения. В этот день он должен был официально представить меня своим родителям. «Я познакомлю тебя со своей мамой, и она будет просто счастлива», — улыбался он. Но все оказалось совсем не так. На следующий день мы не встретились. И через день тоже. А потом был довольно странный разговор. О любви, о доверии и об ответственности. Вернее, обо всем этом, только с приставкой не-. И еще о том, что некоторые провинциальные девушки имеют виды не столько на столичных парней, сколько на их квартиры и возможность таким образом устроиться в городе…

Он не обвинял меня напрямую, но намеки были ясны. Только когда Сергей мне это говорил, было чувство, что выполняет он тяжелую повинность. Что не свои слова произносит. И в глаза посмотреть не решается. В тот день мы решили прекратить отношения. Наш разговор я помню как во сне. Отчетливо запомнилось только то, что чувство было двойственное. С одной стороны, казалось, что это какая-то странная, непоправимая ошибка, а с другой — присутствовала полнейшая апатия. И когда он попросил сказать что-нибудь ему на прощание, я привстала на цыпочки и тихо пропела ему на ухо: «Благослови, душе моя Господа, благословен еси, Господи…»

А на следующий день я не встала с постели. И на следующий день тоже. Сил не оставалось. Аппетита не было. И лишь на третий день я сделала над собой усилие, чтобы дойти до ближайшего храма. Подворье Валаамского монастыря располагалось в пяти минутах ходьбы от дома, где я жила. Сергий Валаамский — небесный покровитель Сережки. Я молилась о нем. Но не просила вернуть его.

Тем не менее через день он позвонил. И все началось заново. Только теперь уже все было по-другому. Как? Не могу объяснить. Я знала, что многое он мне недоговаривает. Что ведет двойную игру. Что родителям он сказал, что порвал отношения со мной, между тем наши встречи продолжались. И все потому, что я дико не хотела его терять. Хотя признавала, что это неизбежно. Я не хотела упускать напрасно ни единой минуты, проведенной с ним. А в свободное время не расставалась с томиком творений Ивана Ильина. Помню, как на меня повлияли его размышления. «Мыльный пузырь». О том, что есть в жизни незабываемо-прекрасные мгновения, как перламутрово-радужная оболочка мыльного пузыря. Мгновения очень короткие, но которые делают каждую секунду нашей жизни неповторимой. Я делилась с Сережкой своими открытиями, и он тоже заинтересовался этой, как он ее назвал, «теорией мыльного пузыря».

Когда я осталась у него ночевать, в моем рюкзаке лежала пластиковая бутылочка с мыльными пузырями. Помню, перед тем как встретиться с ним тем вечером, я долго сидела на скамейке в метро, обхватив голову руками. И внутренне молила Бога подсказать мне, как поступить. Какой подсказки я требовала? Не прелюбы сотвори. Я знала это. И все-таки я не понимала, искренне не понимала — что плохого я собираюсь совершить? Напротив. По логике вещей все правильно, все верно. Я люблю этого человека и хочу познать его сущность до конца. Полностью раствориться в нем. Только я не отдавала себе отчета в том, что Бог может этого и не хотеть. Что если я изначально понимала, что брак маловероятен, — значит, нет на это воли Божией. Это я поняла уже позже, а в тот вечер…

Мне было что терять. Оставаться до 25 лет девственницей и отдать свою чистоту человеку, который не смог этого даже оценить… Он так прямо и сказал мне: «Что ты волнуешься? Вот мне все равно, был ли кто-то у моей девушки до меня, главное, что сейчас она со мной…» Это реалии сегодняшнего дня. Но, повторюсь, это был мой личный выбор, и я в самом деле не понимала, что плохого совершаю.

На следующий день в полной мере испытала на себе последствия греха. И поняла, — дело не в том, как этот поступок оцениваешь ты сам. Это вопрос веры и доверия Богу и Его заповедям. И заповеди существуют не для того, чтобы Бог автоматически наказывал человека за их преступление. Наоборот, преступая заповеди, человек наказывает сам себя. Сам себя уничтожает. Чувство было такое, что моя душа раскололась на множество осколков. Меня преследовала невыносимая внутренняя боль, порой переходящая в физическую. В храме, где до этого я спокойно и радостно выстаивала длинные богослужения, уже спустя несколько минут у меня начинала кружиться голова, несколько раз я чуть было не потеряла сознание. То и дело приходилось присаживаться на скамеечку, к бабушкам. Слезы текли из глаз весь день, почти не переставая.

Тогда же Сергей сказал мне, что он меня не любит. И что не хочет нести за меня какую-либо ответственность. К душевным страданиям добавились вполне ощутимые материальные. На новом месте работы внезапно мне оставили смены только на выходных. Ко всему прочему нужно было срочно подыскивать жилье, поскольку знакомые, в квартире которых я жила, возвращались из летнего отпуска. Я понимала, что в этой ситуации только Господь может помочь мне, но я, разбитая донельзя грехом, впала в такое состояние, что не могла уже ни молиться, ни ощущать прежнего Его благодатного присутствия. И только, как взывает Псалмопевец, из глубин души кричала: «Господи, Господи, услышь глас мой!»

Тогда я впервые задумалась: а что чувствует Он, когда нас поражает грех? Неужели Он остается безучастным и только свысока спокойно взирает на то, как Его творение корчится от боли? Мой личный опыт говорит, что нет, ни в коем случае. Несмотря на то, что я, как уже оговорилась, впала в состояние полнейшего окамененного нечувствия, Господь стал столь ясно проявлять Свою благость и заботу обо мне, грешной, как будто на моем примере подтверждал Свои слова: «Не оставлю тебя, и не покину тебя».

Как жила я все это время, как проходили мои дни — помню очень смутно. Действовала скорее автоматически. Помню, было все равно, что со мной будет. Преследовали мысли о смерти. И некто был готов услужливо их материализовать. Однажды переходила улицу и буквально в миллиметре резко затормозила машина. И снова Господь спас. Я же просто тупо пошла дальше.

А потом… Чудесным образом нашли0сь и жилье, и работа. И когда я говорю «чудесным образом», то совершенно не преувеличиваю. Квартиру в Петербурге я искала три месяца. Время выдалось самое горячее: лето и начало осени. Пыталась подыскать что-то и через друзей, и через агентства, пока же жила у почти незнакомых людей, которые отправились на море в летний отпуск. Когда они вернулись, результатом моих поисков по-прежнему оставался ноль. Они предложили пожить еще месяц и заблаговременно попросили оплату.

Тем вечером я несколько часов простояла в длиннющей очереди в женском монастыре. В Петербург привезли мощи Марии Магдалины и частицы Животворящего Креста Господня. Место моей новой работы находилось буквально в двух шагах от монастыря. Когда я возвращалась домой, было уже за полночь. В квартире горел свет. На столе стояло спиртное, молодые хозяева спать не ложились, дожидались меня и горели желанием поговорить. Впрочем, разговор был краток: «Забирай иконы и убирайся!» Естественно, о возврате денег и речи быть не могло. Нет, они не выгнали меня той же ночью на улицу. Дали срок — за сутки найти себе жилье. На следующий день я обзвонила всех, кто так или иначе мог помочь с жильем, но безрезультатно. Переступив через себя, позвонила Сергею. Он посочувствовал, но ничем не мог помочь. И когда я уже была на краю отчаяния, раздался телефонный звонок… Это было чудо.

Господи! Господи! Только Ты не оставил меня и не покинул меня! Несмотря на мое предательство. Мое ежеминутное предательство Тебя. Когда-то я была прилежной христианкой. А теперь… Я не могу даже вычитать утреннего и вечернего правила. Хочу! И не могу… Сама себе теперь напоминаю евангельского расслабленного и поражаюсь тому, как Господь все устраивает! Разве заслужила я Его милости? И все-таки…

Он устроил так, что я совсем не бедствую. У меня есть жилье и достойная работа. Внешне все благополучно. А вот внутреннее усилие я должна сделать сама. Восстановить молитву и принести плоды покаяния.

Да, я знаю, что поступила глупо и безобразно. Именно безобразно. И глубоко сожалею. Но я по-прежнему люблю Сергея, хотя мы и не общаемся уже довольно продолжительное время. И я не исключаю, что не увидимся никогда. Мне просто страшно представить, что испытывает человек, который совершает смертный грех снова и снова. Поэтому, когда я делаю над собой усилие и молюсь Господу, насколько мне хватает духовных сил, я прошу и за него тоже, раздавленная нашим общим грехом.

 

 


[1] См. Шест. 14, Лаод. 31. (Здесь и далее церковные правила приведены в общепринятом сокращении. Например, 14-ое правило Шестого Вселенского Собора , 31-ое правило Лаодикийского Собора и т.д.)

[2] Васил. 38. (Здесь и далее церковные правила приведены в общепринятом сокращении. Например, 38-ое правило святителя Василия Великого)

[3] Васил. 22.

[4] Васил. 59.

[5] Григ. Нис. 4

[6] Васил. 25.

[7] Васил. 61.

[8] Васил. 26.

[9] Григ. Нис. 4

[10] Васил. 58

[11] Васил. 66

[12] Васил. 62.

[13] Васил. 63.

[14] Васил. 68.

[15] Васил. 67.

[16] Васил. 60.

[17] Васил. 71.

[18] Ап. 25, Васил. 3, 32.

[19] Григ. Нис. 4.

[20] Слово «прелюбодеяние» означает греховную связь между мужчиной и женщиной, самим фактом которой наносится обида законному супружескому союзу. Прелюбодеяние может быть только взаимным. Прелюбодеями называются оба человека, вступивших в такую связь, вне зависимости от того, кто именно из них состоит в браке и изменяет своему супругу.

[21] Григ. Нис. 4

[22] Неок. 7.

[23] Васил. 4

[24] Васил. 50.

[25] Васил. 80.

[26] Васил. 67.

[27] Васил. 87.

[28] Цит. по: епископ Иларион (Алфеев). Не хочу в рай с ним // О терпении ближнего: осуждение, конфликт, гнев. Издательский совет Русской Православной Церкви. Москва, 2008. С. 37.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.