Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Что говорит Церковь о добрачном воздержании?



Церковь считает добрачное воздержание абсолютной нормой. Разумеется, нормой в качественном, а не в количественном отношении, то есть независимо от того, много ли людей ее придерживается. Тогда как вступление в супружеские отношения до брака Церковь признает грехом, опять же независимо от того, насколько добрачные отношения встречаются чаще, чем уклонение от них.

О негативном значении блудных грехов для спасения души свидетельствуют наказания, определенные церковными правилами согрешившим. Я привожу эти данные не для того, чтобы привести в отчаяние тех из наших читателей, кто состоит в блудных грехах. В наше время не практикуется отлучение от Святого Причащения на столь длительные сроки. Но, думаю, этим людям будет полезно осознать свою ответственность, поскольку сущность греха не изменилась, и в наше время она та же, что и несколько веков назад.

На языке Церкви интимная близость между людьми, не состоящими в браке, носит имя блуда (греч. πορνεία, лат. fornicatio). Лица, впавшие в блуд, отлучались от Святого Причастия на срок от четырех[3] до семи[4] и даже до девяти[5] лет. Эта епитимия должна была исполняться и в случае их вступления брак[6]. (Для сравнения, вор, исповедавший свой грех без внешнего принуждения, отлучался от Причастия на один год; если же он прежде был обличен в этом грехе другими, то на два года[7]). «Блуд не есть брак, — писал свт. Василий Великий, — и даже не начало брака. Поэтому совокупившихся посредством блуда лучше разлучать, если это возможно. Если же всемерно держатся сожития, то да примут епитимию блуда, но да останутся в брачном сожитии, чтобы не случилось чего-либо худшего»[8].

Строже блудников наказывались прелюбодеи — те, кто, вступив во внебрачную связь, нанесли этим «навет и обиду чужому союзу»[9]. Прелюбодеянием (греч.μοιχεία, лат. adulterium) именуется незаконная связь с чужой женой или с чужим мужем. Таковых отлучали от Святого Причастия на пятнадцать лет[10] (сравним это с правилом относительно гробокопателей — они отлучались на десять лет[11]). Тот же пятнадцатилетний срок отлучения определялся мужеложникам[12] и скотоложникам[13], близким родственникам, вступавшим между собою в брак[14] (кроме родных сестер и братьев, которые в этом случае подлежали двадцатилетней епитимии наравне с убийцами[15]). Наравне с ними несли наказание и монахи, не сохранившие обет целомудрия[16]. Причем лица, помогавшие виновным грешить, в случае, если они не покаялись в этом добровольно, но были обличены, должны были нести те же епитимии, что и сами виновные[17].

Священнослужители, а также церковнослужители (посвященные в свои степени чтецы и иподиаконы) подлежат тем же наказаниям. Те из них, кто впадает в блудные грехи, должны быть извержены из своих священных степеней, после чего на всю жизнь остаются мирянами. Если же они будут блудить и после извержения из сана, то их следует отлучать от Причастия[18] на соответствующие сроки. Между прочим, в 70-м правиле свт. Василия Великого содержится любопытное указание на любовный поцелуй. «Диакону, осквернившемуся устами и исповедавшему, что грех его далее не простерся, да будет запрещено священнослужение, но да сподобится причащаться Святых Таин с диаконами» — видимо, зпарещение налагалось не пожизненно, но на определенное время. «Так точно и пресвитер», то есть священник. «Если же что более этого согрешившим кто будет усмотрен, то в котором бы не был сане, да будет извержен». Любопытно также, что чтец или иподиакон, согрешивший со своей невестой до брака, по 69-му правилу свт. Василия Великого отлучается от служения на год, а затем вновь допускается к нему, но «без производства в высшие степени».

Цель этих правил, однако, совсем не в «праведной мести» виновным. «Общее врачевание этого греха, — пишет свт. Григорий Нисский, — состоит в том, чтобы человек чрез покаяние сделался чистым от страстного неистовства к такому угождению плоти… Для проходящих же покаяние ревностнее, и жизнью своей показывающих возвращение к добру, позволительно устраивающему полезное в церковном домостроительстве (то есть духовнику) скорее допустить до приобщения, сообразно с тем, как он собственным испытанием дознает состояние врачуемого. Ибо как воспрещено повергать бисер пред свиньями, так неуместно было бы и лишать драгоценного бисера того, кто чрез удаление от греха и очищение уже сделался человеком»[19].

 

 

Сегодняшней молодежи понятия девства до брака и целомудрия кажутся устаревшими. Сегодня с чистотой расстаются уже в подростковом возрасте…

Начнем с того, что и в прежние времена общественная мораль далеко не всегда и не во всем соответствовала христианской нравственности, как не всегда отвечали ей и нравы людей, называвших себя христианами. Людям всегда было свойственно половое влечение — если сегодняшняя молодежь считает иначе, она ошибается. Кроме того, большинству людей в той или иной мере свойственно чувство стыда как перед окружающими, так и перед самим собой. Если оно развито, человек так или иначе удерживается от несвоевременной половой близости. Но есть и еще одно чувство, которое дано нам от природы в самом зачаточном состоянии и развивается лишь при наших сознательных усилиях к этому — это страх Божий, то есть страх оскорбить своего Творца, страх сделать что-то вопреки Его благой воле. Там, где есть ясное мировоззрение, по которому физическая близость благословляется Богом только в законном браке, есть и опора для страха Божиего.

Сегодняшняя жизнь действительно отличается от прежней: Интернет, средства массовой информации, реклама, массовая культура и в некоторых случаях политики как никогда эксплуатируют половое влечение, подавляя в людях здоровое чувство стыда. Но каждый человек остается хозяином положения и лицом, ответственным за свои поступки вне зависимости от того, что изображено на рекламных плакатах, какие сайты есть в Интернете, какой журнал лежит на общем столе или как живут его друзья и знакомые.

Кроме того, сегодняшняя молодежь — явление многогранное. Мне приходится встречать молодых людей, хоть и воспитанных в Церкви (или где-то рядом с ней), но по достижении определенного возраста пускающихся «во все тяжкие грехи». И, наоборот, с детства чуждых церковной жизни, которые поняли, что поторопились, расставшись с чистотой в подростковом возрасте, и, осознав это, стали жить по-другому. И тем, и другим наличие ясности в их головах помогает придержаться лучшего. Вот почему мы обязаны напоминать отношение Церкви к вопросу о том, где уместны интимные отношения — в браке и только в браке (разумеется, между людьми разного пола). Церковная практика сейчас более снисходительна к согрешившим, чем в древности, — ушли в прошлое многолетние отлучения от святого Причастия. Но по существу отношение Церкви к внебрачным связям так же просто и ясно, как прежде. Они греховны, и человек, который считает себя христианином, обязан прервать их, а пока он не сделает этого, не священником, но самим Преданием Церкви ему запрещено приступать к Чаше.

 

Надо помнить, надо твердо знать, что телесное единство двух любящих друг друга людей — не начало, а полнота и предел их взаимных отношений, что лишь тогда, когда два человека стали едины сердцем, умом, духом, их единство может вырасти, раскрыться в телесном соединении, которое становится тогда уже не жадным обладанием одним другого, не пассивной отдачей одного другому, а таинством, самым настоящим таинством, то есть таким действием, которое прямо исходит от Бога и приводит к Нему.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.