Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Стихи Светланы Копыловой



 

Встреча с чудом (быль)

 

У отрока Бехтеева Сергея,

Что с детства без конца заболевал,

Ещё вдобавок воспалилась шея,

Что даже не держалась голова.

Так с горки ледяной пошли несчастья:

В Москве ему придумали корсет,

Но и хирурги стали опасаться,

Что исцелить его - надежды нет.

 

Тогда отец к профессору Быстрову

Решил свезти сынишку в Петербург,

И начались его мытарства снова,

Покуда случай не решил судьбу.

В одной квартире люди собирались,

Молчание торжественно храня.

Бехтеевы заметно волновались:

Все ждали гостя на закате дня.

 

Вдруг голоса послышались в прихожей,

Открылась дверь дубовая, и вот

Вошёл священник, и в тот миг Серёжа

Был удивлён, как светел лик его.

Всё замерло как будто и застыло.

То был Кронштадтский пастырь – Иоанн,

И сердце чуда трепетно просило,

Ведь им такой молитвенник был дан!

 

Казалось, в самом деле, будто с Богом

Воочию священник говорил,

И с верой недоступной и глубокой

Он дерзновенно помощи просил.

Окончился молебен, и Сергея

Благословенье взять отец подвёл.

Он рассказал историю про шею,

Светил науки страшный приговор.

 

И Батюшка с отеческою лаской,

Коснувшись шеи, приобнял его:

- Голубчик, всё пройдёт! – как будто в сказке

Слова вдруг прозвучали для него.

И словно электрического тока

Волна коснулась шейных позвонков…

Как только его Батюшка потрогал –

Ребёнок понял, что совсем здоров.

 

С какою благодарностию руку

Ему тогда Серёжа целовал!

Он знал, что позади теперь все муки

И радостные слёзы утирал.

Поэт Бехтеев, офицер на службе,

Как часто он тот вечер вспоминал…

- Голубчик, а корсет тебе не нужен! –

Ему когда-то Батюшка сказал…

 

 

А. Р.

 

Ах, почему мне с Вами так легко,

Как будто не вчера я Вас узнала?

И, хоть совсем другим Вас представляла, -

Я рада, что Вы именно такой!

 

Душа раскрылась, крылья обрела:

Я помню лёгкий трепет за плечами,

Когда в порыве радости нечаянной

Я под благословенье подошла.

 

И сердце, настежь двери отворив,

Впустило Вас, как гостя дорогого,

И там теперь тепло, уютно, ново,

Как от горячих искренних молитв.

 

Я чувствую такую благодать,

Как будто душу вывели из мрака,

И хочется мне без причины плакать,

И страшно это чувство потерять.

 

Благодарю я Господа и Вас

За эту удивительную встречу

И за любовь, которая навечно

Молитвенно соединила нас.

 

За Ваши утомлённые глаза,

Что зрячее наверно самых зрячих…

От них, пожалуй, ничего не спрячешь!

Ещё за то, хотела б я сказать,

 

Что Ваше слово, как благая весть

Моей души уврачевало раны…

Благодарить я Бога не устану

За то, что Вы на белом свете есть.

 

 

Бабушке

 

Моя бабушка, милая, добрая, славная бабушка!

Снова я уезжаю – подъехало к дому такси.

И ты выйдешь во двор помахать своей вязаной варежкой,

И слезу не уронишь… откуда в тебе столько сил?

 

Но внезапно тебя от меня отсечёт угол дома,

До занозы знакомый – там мама меня родила…

И запнётся дыханье моё от беззвучного стона,

И ещё оттого, что я знаю: ты плакать пошла.

 

Я лицо твоё с карточки помню ещё довоенной,

Где короткие волны причёски по моде тех лет,

Где в загадочной полуулыбке застыло мгновенье,

Где в спокойных и добрых глазах удивительный свет…

 

А какой ты была неприступной, серьёзной и строгой,

Как, не видя других, лишь для деда себя берегла…

Только вот Александр... тридцать лет с ним единой дорогой…

Но предательства ты не простила - такою была.

 

Твой пучок на затылке теперь словно выцвел с годами,

А улыбка – дантисту пора позабавиться с ней…

Но глаза, что с семнадцатого слишком много видали –

Всё такие же чистые, зимнего утра светлей…

 

Снова я уезжаю, и взгляд твой туманится еле…

Но ты сдержишься, знаю, ты с детства такою была.

Баба Валя, какая же сильная ты, в самом деле!

Жаль, что я не такая… вот видишь, слеза поползла…

 

 

Из детства

 

Я знала очень мало об отце,

Вернее, ничего о нём не знала…

И в каждом добром «дядином» лице:

- Не вы мой папа? – папу я искала…

 

Могла я всех развлечь и рассмешить,

Когда вопрос «где папа?» задавали.

Ответ пришлось с прабабушкой учить:

- Собаки съели, мухи залегали!

 

Я в чёрной шубке плюшевой стою

На пожелтевшем снимке с бабой Маней…

Я помню руку тёплую твою,

Вот как сейчас, моя родная няня…

 

И я, твоё любимое дитя,

Теперь хожу лишь на пустырь кладбища –

Туда, где ты, и нету где тебя,

Лишь шелестят венки, и ветер свищет…

 

Мне снится наша клумба во дворе,

И серый Васька – кот такой учёный,

И бежевый в полосочку берет,

И ботики на кнопочках на чёрных…

 

И мамины красивые глаза

Из-под высокой крашеной причёски,

И первая весенняя гроза,

И хлеб ржаной подсахаренный чёрствый…

 

Друг детства, Алик, где – не знаю ты…

Мой верный друг, мой самый первый пленник…

Ты помнишь, как у нас росли бинты

Из содранных паденьями коленок?

 

От жёлтых трав Куриной слепоты

В глазах рябит…и никуда не деться…

Но годы стёрли лёгкие следы,

Ведущие в песочницу из детства…

 

Отцу Артемию

 

Я потревожить Вас боюсь

Своею просьбой недостойной,

Но жизнь духовную свою

Без Вас никак я не устрою…

 

Не сразу обретя отца,

Я в детстве так о нём мечтала…

И вдруг мне сердце указало

На светлость Вашего лица.

 

Как после длительной разлуки

Хочу всю жизнь Вам рассказать,

Благословляющую руку

С благоговеньем целовать,

 

Просить у Господа прощенья,

Сквозь стыд выдавливать слова…

И со слезами очищенья

Свою судьбу доверить Вам…

 

Я знаю, как никто другой Вы

Меня сумеете понять…

Ах, будьте мне отцом духовным,

Позвольте так Вас называть!

 

Я потревожить Вас боюсь,

Но сердце верит в это чудо…

А я за Вас молиться буду…

Да я и так за Вас молюсь.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.