Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 27. Больные и здоровые



Елена Степановна немного потопталась на пороге, но потом все-таки собралась, и позвонила. Дверь открыла Света.

— А я к вам! — радостно сообщила бабушка, доставая из-за спины коробку конфет.

Света выразительно посмотрела на часы. Было полодиннадцатого.

— Мама, Валя уже спит, — удивленно сказала она.

— Ну и хорошо… То есть жалко, конечно. Но мы и с вами можем посидеть, поговорить. А Миша дома?

— Миша тоже почти спит, — сказала Света и подозрительно посмотрела на маму. — Что-то случилось? Тебе что-нибудь нужно?

— Нет, нет, я просто так, — сказала Елена Степановна и прошла на кухню.

Света поставила чайник, распаковала конфеты и все присматривалась к маминому поведению. Та оглядывалась по сторонам, нервно теребила чашку, как будто хотела что-то попросить, но не решалась. Света решила начать разговор сама.

— Валя очень расстроена, — сказала она. — Вчера плакала весь вечер.

— Да? — глаза у бабушки забегали.

— Она и сегодня днем еще ревела.

Тут Елена Степановна разозлилась.

— Да, нам сейчас совсем не до нее, у нас ликвидация, нам надо документы подготовить, отчеты, а тут еще и компьютер… Она оставила нас без компьютера в самый нужный момент! Кстати, может быть, вы дадите мне глянуть одним глазком…

— Мам, ты пришла к нас на ночь глядя, чтоб мы тебя пустили к компьютеру? — сообразила Света.

— А что мне делать? Этот ваш ноутбук не работает, — накинулась на нее Елена Степановна, — и по вине, между прочим, вашей дочки, я лишилась компьютера на работе.

— Мам, не кричи, ты ее разбудишь.

— Я не кричу, — понизила голос Елена Степановна, — но мне нужен интернет, а твой Миша не хочет со мной разговаривать.

— Мам, он занят днем. Хочешь, оставь ноутбук у нас на пару дней, он посмотрит, все сделает и вернет.

Елена Степановна вынула компьютер из сумки и положила на стол.

— Хорошо. Я оставлю. Но только чтоб завтра мне его вернули!

— Мам, он сделает его, когда у него будет время.

Ноутбук лежал на столе, громко тикали часы, в чашках остывал чай.

— А не мог бы Миша дать мне свой компьютер на эти дни? — выпалила Елена Степановна и умоляюще посмотрела на дочь

— Мам, ну ты что? Это же рабочий компьютер!— сказала Света.

— Тогда дайте мне сейчас, я у вас посмотрю…

— Мам, спать пора, ночь на дворе.

— Так вы идите, спите, а я посижу тихонечко…

Света с ужасом наблюдала за мамой. Права Валя, ох как права! Мама выпрашивает интернет, как наркоман очередную дозу. Нужно что-то делать! Но что?

***

Кира сегодня была в библиотеке за главную — утром позвонила Елена Степановна и сердитым голосом сообщила, что у нее давление, и она сегодня полежит дома. Кира обрадовалась. Ей хотелось посидеть и подумать в одиночестве — редкие посетители не в счет.

И первую половину дня она сидела и думала. Не выдумала ничего. Получался какой-то замкнутый круг. Валин папа был Мужчиной Мечты — с двух больших букв М. Но была, оказывается, и Валина мама. И она живая, настоящая, Валю, кажется, очень любит… Но ведь Кира должна быть с ним — это же очевидно!

Несколько раз она почти неосознанно брала в руки покетбук с розочками на обложке, но вовремя спохватывалась и откладывала в сторону. И снова мысли неслись по кольцевой дороге — «Мы должны быть вместе — Но у него же жена — Но мы должны быть вместе!»

А потом пришла Валя, настороженная и бледная. Узнав, что бабушки все еще нет, повеселела и уселась за столом рядом с Кирой и принялась болтать.

— А ты чего такая? А что это за книга? Фу! Не читай! А о чем ты думаешь? А может, тебе чаю сделать?

Сосредоточиться не получалось. Тогда Кира решила осторожненько выведать у Вали подробности их семейной жизни. Оставалась маленькая надежда, что на самом деле родители Вали давно чужие люди, и он только ради ребенка терпит нелюбимую женщину.

— Да нормально они живут, — ответила Валя.

— И не ругаются никогда?

— Ругаются, конечно! Например, вчера мама папу отругала.

Кира почувствовала гаденькую подспудную радость.

— Да? И за что?

— А ты никому не расскажешь? — понизила голос девочка.

Кира торжественно помотала головой.

— Папа по квартире в трусах ходил, — Валя понизила голос до шепота, — и пукал.

У Киры возникло устойчивое ощущение, что Валя разговаривает не с ней, а с кем-то еще. И уж точно говорит о ком-то другом, не о ее Мужчине.

Но она автоматически переспросила:

— В трусах? В каких трусах?

— В таких… длинных, семейных. Но ты не переживай, они потом помирились. Они всегда мирятся. И мама тогда весь вечер смеется.

Валя продолжала говорить, но слова уже не долетали до мозга Киры. Мужчина Мечты не умеет ходить в трусах. В мечтах не бывает семейных трусов и… ничего другого. Только розы, закат и неземное счастье.

А еще — «они всегда мирятся».

И Кира тут совсем не причем.

Она вдруг поняла, что Валя стоит рядом с ней и осторожно гладит ее по голове:

— Ты чего? Я тебя расстроила? Ну, прости!

Кира провела ладонью по лицу — действительно, оно было мокрым от слез.

— Ничего-ничего, — сказала Кира в нос, как сильно простуженная.

— Ты заболела? — испугалась девочка.

— Нет… То есть я раньше болела, а теперь выздоровела!

Кира решительно высморкалась и смела в мусорную корзину книжку с розочками на обложке.

— Так, — сказала она прежним голосом, бодрым и звонким. — Что у нас сегодня?

— Переучет, — ответила Валя. — Библиотеку же закрывают!

— Как закрывают? — поразилась Кира, а потом вспомнила и комиссию, и то, как позорно быстро они сами согласились с тем, что библиотеку можно ликвидировать.

Кира потрясла головой.

— Что это было? — сердито спросила она у Вали, как будто именно Валя была причиной и инициатором закрытия библиотеки. — Что за наваждение на нас нашло?

Кира поднялась и двинулась вдоль полок. Валя проводила ее удивленным взглядом. Прислушалась. Со всех сторон слышалось гудение, как будто включили напряжение в высоковольтной линии электропередач.

Кажется, и Валя его почувствовала, потому что скривилась и пробормотала:

— У меня это… уроки!

Звякнул колокольчик на двери, которая выпустила девочку на улицу, и тут же брякнул повторно.

«Все-таки вернулась, — как сквозь вату подумала Кира, — хорошо».

— Извините! — позвали от стола выдачи.

Кира выдохнула, приходя в себя, и вернулась на рабочее место.

Она сразу узнала эту женщину, именно она принесла те самые любовные романы, которые потом засосали Киру в свое топкое и вязкое болото. Женщина кивнула на стопку прочитанных книг на столе и отправилась за новой порцией.

— Стойте! — вырвалось у Киры. — Как вас зовут?

Тоня, хоть и назвала свое имя, на контакт не шла. Как только она заподозрила, что Кира хочет отобрать у нее любимые книги, замкнулась в себе, надулась и перестала отвечать на вопросы.

Тогда Кира пошла на хитрость.

— Знаете, — сказала она, — у нас тут фонды ликвидируются, мы книги разбираем. Вы мне поможете?

Тоня неуверенно кивнула.

Кира опять отправилась вдоль книжных полок, чтобы найти книжку, которая поможет Тоне встряхнуться. Гудело сильно. Гудело на частоте зубной боли. Так сильно, что отдавало в висках.

— Что за ерунда? — бормотала Кира и терла виски.

Кира огляделась вокруг и ее взгляд, помимо воли, начал натыкаться на книги, которые она раньше не видела. Они манили яркими обложками, они выпячивали себя, они кричали:

— Выбери меня! Я самая классная!

— Нет я!

— Не бери их, бери меня! Я клевая!

— Да она вообще дура! Меня читай!

— Я схожу с ума? — тихо пробормотала Кира. — Разве книги могут ругаться друг с другом? Разве они вообще могут ругаться?

Опять звякнул входной колокольчик, Тоня, так и не дождавшись Киры, ушла. А вместо нее неуверенно толклись в дверях пара восьмиклассников, высокий и совсем маленький.

— Привет, — сказал высокий, — у нас тут список. Училка дала.

Кира кивнула, взяла сложенный листок и улыбнулась.

— Хороший список, — сказала она, — сейчас соберу.

— Не, нам не надо, — тут же прервал ее маленький, — нам надо это… чтоб покороче.

— В смысле? — озадачилась Кира.

— Ну короче, чтоб это… Ну такое есть. Там читаешь, короче… А там не вся книга, а это… Слушай, а это мы с тобой «Мертвых душ» вызывали?

Кира машинально кивнула.

— Прикольно так было! — захихикал высокий. — Ржака!

Кира мотнула головой, пытаясь собраться с мыслями. Получалось плохо. Очень мешало монотонное гудение, которое отдавалось уже в позвоночнике.

— О, зырь, я нашел! — закричал маленький. — Вот этого нам надо!

Мальчишка выудил с полки книжечку и гордо махал ей над головой.

«Краткое содержание произведений по русской литературе для девятого класса» — прочитала Кира и ужаснулась.

— Это мы на руки не выдаем! — отчеканила Кира.

— Че это? — возмутился высокий парень.

— Только в читальном зале! — сымпровизировала Кира и выдернула книжку из мальчишеских рук.

Колокольчик звякнул в очередной раз, и теперь уже все обернулись на статную женщину, которая волокла за собой девочку-подростка.

— Мама, да что тебя вдруг торкнуло? — в сотый раз спросила Геля.

— Вот эти твои вульгарные выражения, — отрезала мама.

Геля закатила глаза, но промолчала. Мальчишки хмыкнули.

— Сколько можно просиживать жизнь перед монитором? Я в твои годы… — начала мама, тоже, видимо в сотый раз и осеклась.

— Мам… — проныла Геля.

— Не мамкай! Я в твои годы уже перечила всего Толстого! Всего Чехова! Где тут записывают в библиотеку?

— Здесь, — растерянно сказала Кира.

— Будьте любезны, запишите нас. И скажите, у вас есть читальный зал?

— Да, конечно, — сказала Кира.

— Отныне ты будешь проводить в библиотеке по два часа каждый день! И я буду контролировать, что ты читаешь. Чтоб не эти всякие твои… фантики.

— Фанфики. Но мааам…

— Все! Ноутбук я отдала дяде Сереже, так что домой можешь не спешить. Компьютера там нет.

Глаза у Гели налились слезами. Но они не вылились, эти слезы. Их как будто сдуло внезапно налетевшим сквозняком.

— Я ненавижу тебя! — выпалила Геля. — И книги твои ненавижу! Я ненавижу читать! Я не буду ничего читать!!!

Кира дернулась как от удара, даже мальчишки застыли, не зная, что сказать.

А Геля, хлопнув дверью, вылетела из зала.

— Куда это она? — спросил высокий.

— Двери, походу, перепутала…

И действительно, Геля, не разбирая дороги, вместо входной двери, влетела в читальный зал. И там затихла.

Мама сделала пару шагов за ней, но остановилась.

— Вы идите, — неожиданно даже для себя, сказала Кира, — я ее запишу, и мы тут сами разберемся.

Междуглавие 27. Брат

— Ты не подумай, что у нас тут рай, здесь всего хватает, — объяснял Маленький принц самому себе, — тут можно такого начитаться, что ваши книжечки с золотыми звездочками покажутся произведениями искусства. Зато здесь никого невозможно заставить читать. Нравится — читают, не нравится — не читают. И будь ты кем угодно.

— А нас читают? — с опаской спросил Маленький принц.

— Конечно! Ты пойми, у нас тут огромное поле для деятельности. Тебя в библиотеке может один человек прочтет, может, десять. А тут может и сто, и тысяча. И можно поговорить. Можно расползтись цитатами, можно картинками. Увидят, узнают, скачают, прочитают.

У Маленького Принца кружилась голова.

То есть головы у него, строго говоря, не было, но ощущение — один в один.

Его цифровой брат-близнец таскал Принца по Интернету, как гостеприимный хозяин гостя по своему дому. По очень большому дому. Большинство «комнат» (или «планет») было ему незнакомо, но кое-куда он приводил новичка с большим удовольствием — там в огромном облаке толпились, совершенно не мешая друг другу, тысячи книг.

— Виртуальная библиотека! — гордо пояснял цифровой Принц. — Любой может зайти и почитать! Прямо из дому! Был бы компьютер с Интернетом.

Новенький сразу вспомнил про Елену Степановну — и рассказал все брату.

— На каком она форуме? — оживился тот. — Сейчас мы там троллей погоняем!

— Да она уже не на форуме. Ей внучка компьютер разбила.

— Ого! Ну-ка, рассказывай подробно, что у вас там такое творится.

И Принц принялся рассказывать все по порядку, с того самого дня, когда он оказался на пыльной улице, по которой брел Ник…




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.