Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Междуглавие 22. Блестящие перспективы



— Я не могу молча смотреть на то, что происходит! — возмущался Ильф-и-Петров.

— Одумайтесь! — взывал Толстой сквозь дверцу шкафа.

— Не калечьте детей! — умолял Маленький принц, — Они же ни в чем не виноваты!

Наместник стоял на верхней полке и не слышал. Или делал вид, что не слышит.

— Послушайте, любезный, — крикнул Наместнику Чуковский, — вы же должны понимать, что ваши стихи чудовищны!

— Молчать! — рявкнул Наместник.

— Да я-то замолчу, — ухмыльнулся Чуковский, — но стихи ваши от этого лучше не станут. Все ваше войско достойно только одного — пункта приема вторсырья.

— Молчать!

— Вас никто никогда не будет читать!

— Это мы еще посмотрим, — взвизгнула алая книжка, — кого не будут читать! Это вас не будут читать! А нас будут! Вон рыжая библиотекарша от нас отлипнуть не может. И старуха попалась! И пацан влип. А вы стойте тут и плесневейте!

— Спокойно! — прервал Наместник. — Все идет по плану.

— Их сдадут в макулатуру? — радостно спросила фиолетовая.

— Ну что вы, как же можно? — важно сказал Наместник. — Это же Толстой, Пушкин, этот, как его… ну короче все они наше национальное достоинство.

— Достояние, — язвительно подсказал Маленький принц.

— А наше национальное достоинство нельзя сдать в макулатуру! — продолжал вещать Наместник. — Его надо собрать в один список…

— И утопить? — радостно спросила алая.

— Ну зачем же топить… Собрать в один список и обязать всех его читать.

— Обязать? Читать? Этих?

— Ну мы же с вами понимаем, что никто сами книги читать не будет. Быстренько напишем краткие пересказы, чтоб люди не мучились.

— Нормальные люди не будут читать нас в пересказах! — воскликнул Пушкин.

— А куда они денутся? — спокойно ответил генерал. — Мы экзамен введем. Обязательный. По всем ста книгам списка. Пересказы прочитают. А вас проклянут.

— Какой вы умный! — восхитилась книжка в лимонном переплете.

Наместник надулся от важности. Подчиненным вовсе не обязательно было знать, что всю эту операцию со списком придумал вовсе не он…

— Почему я не сжег все свои книги? — в отчаянии воскликнул Гоголь.

Глава 23. Ну и ладно!

День задался с самого утра.

Кира радовалась, что ее Мужчина снова появился в библиотеке. И не просто появился, а и провел в ней несколько минут. И даже сказал ей, Кире: «Доброе утро! Прекрасно выглядите!». Он еще что-то говорил, но Кира почти не слышала — у нее кровь в ушах стучала.

Елена Степановна была на седьмом небе от счастья: любимый зять принес ей коробку с новеньким ноутбуком и торжественно вручил. Там уже были установлены все программы и даже подключен Интернет. Интернет этот, правда, в библиотеке не работал, но дома должен был «летать, как ужаленный» — Миша обещал все настроить.

Ник был доволен, потому что он решил именно сегодня купить смартфон своей мечты — с сенсорным экраном, Андроидом и такой мегапиксельной камерой, что заранее дух захватывало. Осталось только найти какую-нибудь книжку, в которой толково рассказывалось бы, как по-быстрому свернуть «пирамиду» и не получить по шее.

А Валя была счастлива тем, что все кругом были счастливы: и бабушка, и Кира, и даже Ник чему-то своему улыбнулся, прежде чем нырнуть в глубину библиотеки.

И в довершение всего на улице началась настоящая весна: разошлись тучи, солнце изо всех сил старалось прогреть остывший воздух, а почки лезли навстречу солнышку.

Валя даже решила, что теперь все будет, как раньше: бабушка станет печь пирожки, Кира смеяться и подкалывать, Ник… Ник просто будет здесь, а не шляться где-то. Появилась идея спросить у книжек, насколько эта надежда реальна. Валя походила между полок, но ни за одну из обложек глаз не зацепился и ни к одному корешку рука не потянулась.

Валя вздохнула и унеслась в школу (хотя на первый урок она безнадежно опоздала).

Жизнь в библиотеке, и правда, налаживалась. Бабушка впервые за эти недели отлипла от компьютера, и они обсуждали с удивительно бодрой Кирой, что надо бы провести проверку фондов. Тем более, что по случаю хорошей погоды посетителей было меньше обычного. И особенно тщательно следовало разобраться с новыми поступлениями.

Елена Степановна разложила на столе накладные, когда библиотеку оккупировала делегация. Впереди шла Эльвира Львовна (та самая, которая так загадочно побеседовала на днях с Валей), за ней, словно эсминцы поддержки за флагманским кораблем, двигались кругленький лысоватый мужчина и две дамы, чем-то напоминавшие друг друга и всех завучей в мире.

— Ну вот! — сказала вместо «Здравствуйте» Эльвира Львовна. — Как я и говорила: библиотека простаивает впустую! Никого нет. Нерентабельно!

— Доброе утро, — удивленно поздоровалась Елена Степановна. — А вы, простите, из какой организации?

— Я — Эльвира Львовна, — веско сообщила глава делегации.

Видимо, это был какой-то титул или как минимум, пароль, потому что после представления последовала торжественная пауза. Кира и Елена Степановна продолжали вежливо удивляться. Эльвира Львовна поджала губы.

— Советник губернатора по культуре, — неодобрительно пояснила она. — А вашу библиотеку мы закрываем!

Елена Степановна икнула от неожиданности, а Кира вытаращилась на гостей с таким недоумением, что мужчина пояснил:

— Это пока не окончательное решение…

— …но никаких сомнений нет, — отрезала глава комиссии. — Мы, конечно, проведем еще несколько инспекций, — она подняла палец. — Внезапных! И по их итогам покончим с последними формальностями.

— У вас всегда так… немноголюдно? — поинтересовался миролюбивый.

Тут у библиотекарей прошел первый шок, и они наперебой принялись рассказывать, что обычно народу больше, сейчас просто все дети в школе, а пенсионеры попозже придут, хотя сегодня, может, и не придут — погода-то какая! — но когда дождь, тут гораздо больше читателей. Елена Степановна торопливо вытащила поближе к посетителям ящики с формулярами:

— Вы смотрите, сколько у нас книг на руках! То есть не у нас, а у наших читателей! У нас и дети, и взрослые!

Миролюбивый кивал головой, помечая что-то в органайзере. Дамы откровенно скучали, тренированно зевая, не открывая рта. Эльвира Львовна барражировала акваторию, разглядывая стеллажи с книгами. Рассказ библиотекарей она перебила лишь однажды:

— А вот ассортимент у вас хороший! Ассортимент мы в дом культуры отдадим! И в детские сады!

Елена Степановна даже не стала объяснять, что для детских садов у них книжек — раз-два и обчелся. Чем дольше она объяснялась с комиссией, тем отчетливее понимала, что все это напрасно. Даже Кира, подав пару оптимистичных реплик, сдулась.

Елена Степановна замолчала на полуслове. Она вдруг поняла, что очень устала.

— Вот и хорошо, — не к месту объявила Эльвира Львовна. — Готовьтесь к ликвидации!

— А вот как раз проверку фондов проводим, — начала оправдываться Кира и тут же устыдилась своего тона.

— Это правильно, — кивнул мужчина, упрятывая органайзер в портфель. — Это дальновидно. Всего доброго.

И комиссия дружно покинула библиотеку — как будто эскадра получила сигнал об активности вражеских субмарин в другом квадрате.

После ухода Эльвиры Львовны и ее соратников Кира с Еленой Степановной минут десять тупо молчали, думая каждая о своем.

Елена Степановна — о том, что она уже давно на пенсии, и пенсионных денег хватит на скромную жизнь. Если что, дети помогут. Вот какой компьютер подарили. Она несмело улыбнулась и украдкой погладила коробку.

Кира размышляла о Своем Мужчине. У них только-только начали налаживаться отношения. Он, конечно, догадался, от кого был подарок. И сегодня он ей комплимент не случайно сделал. Но счастье — оно хрупкое, тут надо осторожно двигаться. А как теперь двигаться, если Кира упустит единственную ниточку, которая ведет к осуществлению мечты — Валю? Хотя…

— Елена Степановна, — осторожно спросила девушка, — а вы не знаете, у Валиного папы своя фирма?

— Ага, — рассеянно ответила почти уже бывшая начальница.

«Я и не сомневалась, — приободрилась Кира, — наверняка процветающая! Он же… у него по-другому не может быть!»

— А ему работники нужны?

— Да, вроде бы, — Елена Степановна потерла лоб. — Кажется, он что-то говорил о расширении…

«Ну вот! Точно процветающая!»

— Как думаете, — Кира постаралась, чтобы дрожь в голосе ее не выдала, — он меня к себе возьмет?

— Конечно. Ты молодая, энергичная… — Елена Степановна наконец очнулась. — А знаешь, ну и ладно! Сколько можно в этой бумажной пыли сидеть?

Она посмотрела на помощницу — не начнет ли спорить? Но Кира покорно сказала:

— Я тоже так думаю — ну и ладно! Не пропадем!

Они посмотрели друг на друга — и смущенно отвели глаза. Оптимизм получался вымученный.

— Но проверку фондов сделать тем более нужно! — строго сказала Елена Петровна и склонилась над формулярами.

***

Ник, еще не догадываясь, что дни библиотеки сочтены, перерыл ее всю, но так и не нашел зеленую книжицу (там еще у автора фамилия была сложная!), в которой прочитал про устройство финансовой пирамиды. Отчаявшись, схватил первое, что подвернулось под руку. Очередной шедевр на тему «Как быстро разбогатеть» посоветовал Нику наплевать на всех.

«Если вы жалеете людей, вы неудачник, — вещала книга. — По-настоящему успешен тот, кто умеет не оборачиваться. Через много лет будет совершенно безразлично, откуда вы взяли деньги. Если человек позволил себя обмануть, значит, он слабак и заслуживает этого. Идите вперед, к своей цели, и пусть сомнения не мучают вас![22]»

Ник задумался. С одной стороны, он привык верить книгам. С другой стороны, надеялся, что всю пирамиду можно будет разрулить. Обмануть такое количество народу Ник откровенно боялся — вдруг побьют?

Он еще раз заглянул в книгу. «Если вы не справляетесь сами, то объединитесь с кем-нибудь. Только не навешивайте на себя обязательств и не думайте, что будете идти с ними до конца жизни…»

То есть иными словами, подумал Ник, можно объединиться с кем-то, а потом их тоже кинуть. Неужели все бизнесмены так работают?

«Если вы до сих пор сомневаетесь в том, что работать нужно именно так, то вы слюнтяй, и вам нечего делать в бизнесе!» — гордо сказала книга.

Ник вздрогнул. Он не слюнтяй! Он вырастет и будет настоящим бизнесменом! И если для этого нужно научиться переступать через людей, он научится. Он не слюнтяй!

Междуглавие 23. Враг разбит!

— Это победа! — Наместник чувствовал себя Наполеоном. — Полный триумф! Враг разбит! Император лично высоко оценил мой неоценимый вклад в нашу победу!

— Но девчонка… — неуверенно напомнил кто-то.

— Это уже неважно! Скоро от библиотеки, этого рассадника бездуховности, не останется и мокрого места, равно как и сухого!

Тут Наместник ожидал, что его тщательно придуманную шутку встретят дружным смехом, но в ответ раздался только робкий голос одного из «попугайчиков»

— А с нами что будет?

— Вы же слышали, — недовольно ответил Генерал, — проверка фондов! А потом — куда партия… то есть куда Отчизна распорядится!

Гламурные серийные книжки даже блестеть меньше стали.

— Это конечно, грех, — прошептал один из Толстых однотомному Пушкину, — но я ощущаю некоторое злорадство.

— Да уж, — согласился тот, — пусть мы погибнем… но и эту дрянь за собой потянем!

Наместник тем временем продолжал речь:

— Теперь, когда первая битва выиграна, не время расслабляться! Этих… стариков отправят в запасники, а вы… лучшие из вас двинутся в… магазины!

Эта идея только что пришла в голову бравому Наместнику, но очень понравилась. Он тут же вообразил, что это он давным-давно придумал.

— Вот именно, — голос его окреп, — в магазины! На лотки! На распродажи! Вы станете заниматься настоящим делом — зарабатывать деньги! А не пылиться тут без толку…

А в дальнем шкафу угрюмо молчали старожилы. Только Перельман, сосланный сюда за «не нашу фамилию», причитал:

— Этот мальчик, Никита, он же все неправильно понял! И зачем он читает эту гадость? Я мог ему помочь, я бы показал ему, как красива математика, он бы у меня стал чудесным финансистом, у него же такие задатки…

Рядом стоящие книги угрюмо вздохнули.

— Кира тоже была отличная девушка, — тихо сказал Ильф-и-Петров.

— И библиотека у нас была хорошая, пока бабушка была с нами, — вздохнул Маленький принц, пока она не ушла… в интернет. Кстати, там был кто-нибудь, в этом самом интернете? Мне, например, очень интересно, неужели там одни Мертвые души живут?

— Страшно идти туда, откуда еще никто не возвращался, — мрачно сказал Достоевский.

— Ну если уж Достоевскому страшно… — всплеснул страницами Перельман.

— А мне не страшно! — звенящим голосом сказал Маленький принц. — Мне не страшно, слышите! Я готов пойти туда, чтобы понять, что происходит!

На книжной полке воцарилась тишина.

— Все равно нам всем конец, — мрачно добавил Маленький принц.

Глава 24. Битва

Валя очень долго не могла поверить в то, что услышала от бабушки.

— Как закрывают? Насовсем? Они не могут… Или ты шутишь, бабушка? Баааб! Ты же ведь шутишь?

Но и Елена Степановна, и Кира были серьезны. Даже траурны. С такими лицами не шутят. Валя поняла, что сейчас расплачется. Она бы и расплакалась, если бы ее бабушка была такой, как раньше — а не этой нервной теткой с вечно красными глазами, которая покупает котлеты в кулинарии. Да и Кира вряд ли пожалеет — Валя чувствовала, что в последние дни бабушкина практикантка словно лунатик. Идет, идет — и остановится, думает о чем-то. Или вдруг улыбаться так начнет, как будто пьяная.

Нет, Валя не хотела плакать в присутствии этих людей. Она отправилась к шкафам.

— Книжки, — прошептала девочка, — скажите, что мне делать?

Книжки не отвечали. Вернее, Валя слышала в ответ невнятный монотонный гул, в котором невозможно было разобрать отдельные голоса. Как будто сотни мух залетели в библиотеку и кроме: «Мммммммммммммм», ничего не было слышно.

Валя двинулась вдоль полок, прислушиваясь. Гул не утих, только стал более раздраженным. Теперь он напомнил то осиное жужжание, которое появилось в голове от чтения гламурных книжек. Но Валя не сдавалась — сквозь гул ей послышался чей-то живой голос. Чем глубже она заходила в библиотеку, тем отчетливее она слышала: «Возьми меня! Я хочу сказать!»

Валя сделала еще несколько шагов и оказалась возле старого застекленного шкафа. За его грязными стеклами почти ничего не было видно, пришлось хорошенько присмотреться, чтобы разглядеть знакомые корешки.

Девочка открыла шкаф, чувствуя, как ей в спину уперлись сотни ненавидящих взглядов.

Внутри оказались все те книги, которые раньше стояли на почетном месте: вот Толстой, вот Гоголь, вот Пушкин… И та смешная книга, где Остап Бендер искал миллион. И еще одна — с мальчиком в длинном плаще. Ее еще, кажется, Ник принес…

Валя взяла книжку, прочитала:

— «Маленький принц».

Ей показалось, что обложка прижимается к ладоням, как кот, соскучившийся по ласковым рукам хозяина. И еще — именно эта книга о чем-то ее просила. Валя поежилась. В последнее время она с опаской относилась к книгам. И особенно к разговорам с ними.

— Ладно, — сказала она как можно строже, — раз тебе надо, я тебя прочитаю. Но если вздумаешь меня пугать…

Она сделала страшную паузу. Книга испуганно притихла. Валя собралась с духом и раскрыла ее. Но — странное дело — открылось то место, где обложка приклеивалась к книге. Бабушка называла это… а, да! «форзац»! И на форзаце было пусто.

Валя попробовала еще раз. И еще. Но, словно кто-то толкал ее под руку, всякий раз девочка попадала или на картинку на весь разворот, или на оглавление, или на страничку, где было написано, когда и где «Маленький принц» напечатан.

«Это все плохие книги! — решила Валя. — Они мешают. Надо дома почитать».

Она захлопнула книгу и, держа ее перед собой на манер подноса, пошла к столу выдачи.

Кира уже куда-то слиняла, а Елена Степановна, бросив недоделанную работу, сидела, уткнувшись в компьютер.

— Я эту книгу домой возьму! — хмуро сказала Валя.

— А? Да, конечно… — пробормотала бабушка. — Нет, ну каков подлец! Что ты мне тут про свою педофилию!

Вале отчего-то захотелось изо всех сил треснуть по бабушкиному затылку «Маленьким принцем». Но она сдержалась и двинулась к выходу.

— Эй! — вдруг встрепенулась Елена Степановна. — Ты куда? Какую еще книгу?!

— Вот эту!

— Еще чего! У нас проверка фондов! — с неожиданной прытью бабушка бросилась к Вале и вырвала «Маленького принца» из рук.

Вернее, попыталась вырвать, потому что Валя вцепилась в обложку изо всех сил.

— А ну, отдай! — Елена Степановна некрасиво скривилась. — Я лицо материально ответственное!

— Ты… ты не лицо! Ты в своем Интернете сидишь целый день! И ночью, наверное, тоже!

Они тянули книгу в разные стороны, и Валя чувствовала, что вот-вот потеряет ее — а ведь книжка хотела поговорить! Она просто вопила! Не понимая, что делает, девочка цапнула бабушку за палец.

— Ах, ты, паршивка! — заверещала Елена Степановна так, что пенсионеры в читальном зале втянули головы в плечи. — Дрянь! Воровка!

Валя медленно отступала, прижимая добычу к груди.

И тут бабушка сделала то, что с Валей не делал никто и никогда — она влепила ей звонкую пощечину.

Секунду они смотрели друг на друга. Елена Степановна — зло и торжествующе. Валя — ошеломленно.

— А ты — карга! — тонко выкрикнула девочка.

Ей снова захотелось треснуть бабушку книгой, но вместо этого девочка подбежала к столу и смахнула монитор на пол.

— Дря-а-ань! — голос Елены Степановны превратился в нечеловеческий вой.

Валя, так и не выпустив книгу, бросилась на улицу.

И уже там разрыдалась в полный голос.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.