Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Раздел 6. МЕТОДИКА РАБОТЫ СО СВЯЗНЫМ ТЕКСТОМ



 

При работе с упражнениями формирование необходимых умений и навыков проводилось, как правило, на отдельных высказываниях, в которых имелись соответствующие переводческие трудности. Очевидно, однако, что на практике переводчику приходится переводить не отдель­ные высказывания, а связные тексты. Поэтому работа с текстами со­ставляет важную часть любого курса обучения переводу.

Перевод связного текста предполагает комплексное использо­вание переводческих методов и приемов с учетом того, что текст пред­ставляет собой единое целое в смысловом и структурном планах. Ис­ходя из структуры и содержания текста, переводчик решает, следует ли использовать тот или иной прием и каким образом это лучше сде­лать. Особенности конкретного текста могут в той или иной степени


 

модифицировать способ применения переводческого приема иди заставить переводчика отказаться от использования стандартных методов перевода и попытаться найти новый, ранее неиспользованный путь. Вследствие этого работа с текстом включает два взаимосвязанных этапа. С одной стороны, преподаватель выделяет общие переводчес­кие проблемы, а с другой стороны, он обращает внимание и на специфические особенности данного текста, которые должны быть учтены при выборе варианта перевода.

Мы уже отмечали, что стратегия переводчика определяется не только характером переводимого текста и содержащимися в нем пере­водческими трудностями, но и типом рецептора, на которого ориентиро­ван перевод. В основном курсе перевода преподаватель, как правило, не ставит перед студентами задачу учитывать особенности конкретного ре­цептора и ориентирует их на «усредненного» рецептора представителя данного языкового коллектива.

При работе над переводом связного текста используются два ос­новных вида аудиторной работы — аналитический и синтетический. Занятия аналитическим переводом предполагают подробный анализ под руководством преподавателя всего комплекса переводческих трудностей, выявление типичных проблем и обсуждение стандартных способов их решении, определение индивидуальных особенностей текста и связанных с ними конкретных вариантов перевода. Выполняя синтетический пере­вод, студент самостоятельно переводит заданный текст определенного объема в указанное время, а затем его перевод проверяется преподава­телем с последующим разбором всех достоинств и недостатков проде­ланной работы.

Аналитический перевод (перевод с анализом) требует серьезной предварительной подготовки. Необходимо подобрать такой текст, кото­рый был бы интересен по содержанию и включал бы достаточное число типичных переводческих трудностей. Преподаватель заранее решает, какие из таких трудностей будут объектом детального разбора на занятии, какие приемы будут использованы при решении каждой переводческой задачи, какой дополнительный лингвистический и фактологический ком­ментарии необходимо дать студентам в процессе анализа. Напомним, что цель занятия заключается не в том, чтобы перевести как можно больше предложений, а в том, чтобы практически отработать примене­ние достаточного числа способов и приемов перевода.


 

Началу работы над текстом обычно предшествует предпереводческий анализ текста, в ходе которого студенты под руководством преподавателя определяют тему, характер и структуру текста, цель перевода и тип предполагаемого рецептора. В случае необходимости преподаватель сооб­щает студентам дополнительную фактическую информацию или дает им задание найти эту информацию самостоятельно. К следующему занятию студенты готовят свой предварительный перевод текста. Анализ выполненных переводов проводится на занятии после того, как студенты получили от преподавателя проверенные работы или без предварительной проверки. В любом случае занятие делится на две части. В первой части преподаватель разбирает со студентами те высказывания в тексте, перевод которых представляет особые трудности или требует решения типичных переводческих проблем. Во второй части занятия обсуждается перевод всего текста, фраза за фразой. Преподаватель просит одного из студентов зачитать свой перевод очередного высказывания, а затем предлагает другим студентам выска­зать замечания и предложить свои варианты. Некоторые варианты коллек­тивно оцениваются как допустимые, другие отклоняются как ошибочные. Продемонстрируем процедуру такого разбора на примере анализа перево­дов следующего английского текста.

FAO... LET THERE BE BREAD

1. A new excitement has been added to the queer race that Man has run against himself down through the ages, testing whether he can produce food fast enough to feed his fast-growing family.

2. In the past the race has never been a contest.

3. Never, in all the yesterdays since he clambered out of the primeval ooze, has Man the Provider caught up with Man the Procreator: there has been famine somewhere in the world in nearly every year of recorded history.

4. Even today after twenty centuries of Christian Enlightment, half man's family goes hungry and vast numbers of them are actually starving о death.

5. Nevertheless, the race has suddenly grown closer, close enough to be charged with suspense.

6. For the Provider has latterly been getting expert coaching from the sidelines and, despite the fact that the Procreator, running strong and easy, is adding to his family at the unprecedented rate of nearly fifty million a year, the gap is steadily closing.


 

7. The coach responsible for this remarkable turn of events is the Food: and Agriculture Organization, more familiarly known as FAO, a specialized Agency of the United Nations,

8. And for its achievements in this crucial contest it richly deserves two сheers.

9. Not least of all because when it comes to the categorical imperatives of eating, every quack can be an expert and, in consequence, FAO operates in an area where lunacy often passes for logic.

10. As its name suggests, FAO worries even more about the eater than about the farmer.

11. The emphasis is natural enough, for farmers (and fishermen and producers of food generally) comprise only about three-fifths of the world's gainfully employed; but we all eat and, to hear FAO tell it, most of us eat wrong.

12. I was, indeed, out of concern for the well-being of eaters the world over that FAO was born.

13. First there was the calorie, invented in the 1890's by an America agricultural chemist named Wilbur Atwater.

14. Then came the vitamin, discovered in 1911 by a Polish-born American biochemist named Casimir Funk.

15. Calorie and vitamin together ushered in the wondrous era of nutrition, which, wigged and bearded as a science, got us all to thinking of our diet.

16. Tо the agricultural economists, however, nutrition was more than a science of diet; it was a signpost pointing the way to an economy of abundance.

17. Thanks to nutrition, they considered, farmers could be spurred to greater production of selected crops, international trade would flourish, and all the world would eat better.

18. Throughout the 1930's they urged a «marriage of health and agriculture» when the war came, with its urgent demand for bumper crops, they had their ideas already formulated

Текст достаточно сложен, и наилучшей формой работы с ним будет дать его для самостоятельного перевода в качестве домашнего задания или в аудитории, а затем проверить переводы студентов и под­робно разобрать их в классе.

Аудиторная работа с переведенным и проверенным текстом вклю­чает в себя три основных компонента: выделение и обсуждение основ-


 

ных переводческих проблем в тексте, общая характеристика работы каж­дого студента с указанием главных недостатков, от которых ему следует избавиться в первую очередь, и детальный разбор перевода всего текста фраза за фразой, с учетом индивидуальных особенностей текста,

Первая часть работы включает обсуждение проблем, имеющих об­щетеоретическую и практическую значимость, а также тех трудностей, ко­торые вызвали появление ошибок у многих или даже у большинства пере­водчиков. Анализируемый текст дает для этого достаточно материала.

Прежде всего следует обратить внимание на характер перево­димого текста. Он представляет собой сочетание серьезности темы (нехватка продуктов питания) и образной «упаковки», оформленной в виде своеобразного репортажа о спортивном состязании двух бегунов. Это сразу определяет стратегию переводчика. С одной стороны, ему необходимо дать точные соответствия терминам, названию организа­ции и собственным именам, упоминаемым в тексте. С другой стороны, переводчик должен сохранить образную структуру оригинала. Поэто­му неприемлемыми следует признать все переводы, где вместо описа­ния спортивного состязания просто говорится о том, что производство продуктов питания в мире не удовлетворяет потребности растущего населения. Если кто-то из студентов пошел по этому пути, преподава­тель в первую очередь указывает на принципиальную неправильность такого подхода.

Вторым возможным нарушением правильной переводческой стра­тегии, на которое следует обратить особое внимание будущих перевод­чиков, - это наличие в переводе фраз, не имеющих смысла, или таких отдельных высказываний, смысл которых противоречит смыслу текста в целом. Так, в нашем тексте речь идет об улучшении положения в мире с производством продуктов питания и о большой положительной роли ФАО в этом переломе. Поэтому такие переводы, как, например, «Тем не менее, разрыв между соревнующимися неожиданно сократился до такой степени, что это вызывает тревогу» (предложение № 5) или «ФАО была создана вовсе не из-за заботы о потребителях пищи во всем мире», должны быть отвергнуты «с порога». А перевод: «В про­шлом эта гонка никогда не была состязанием» (предложение № 2) не может быть принят, так как фраза противоречит предшествующему ут­верждению, что речь идет о соревновании двух бегунов, и поэтому это утверждение лишено смысла.


 

Следующим важным элементом переводческой стратегии, который может вызвать затруднения у многих студентов при переводе данного тек­ста, является необходимость учитывать реальное употребление в языке пе­ревода избираемого варианта. Для иллюстрации этого положения можно выбрать несколько примеров возможных или действительных переводов.

Так, при переводе предложения № 1 некоторые студенты выберут в качестве соответствия английского «rасе» его ближайший словарный экви­валент «гонка». Преподаватель предлагает студентам указать, какие спортив­ные состязания по-русски называются «гонками». Получив в ответ ряд примеров («автомобильные гонки, велосипедные гонки» и т.п.), преподава­тель подводит студентов к выводу, что спортивные гонки предполагают наличие каких-то средств передвижения и этот термин не применяется, когда люди просто бегут наперегонки. Поскольку в тексте речь идет как раз о состязании бегунов, длящемся на протяжении многих веков, для перевода слова «rасе» необходимо подобрать другое соответствие. Теперь преподаватель организует очень полезную работу по сопоставлению значе­ний русских синонимов. Студенты (самостоятельно или по подсказке пре­подавателя) подбирают синонимичный ряд названий соревнований по бегy: забег, погоня, состязание, соревнование, марафон и сопоставляют их значе­ние с ситуацией, описываемой в тексте. В результате обсуждения первые два слова отвергаются из-за ограниченности по времени (забег) и враждеб­ных намерений догоняющего (погоня), следующие два слова признаются возможными, хотя и более общими вариантами, а последнее слово — допустимым благодаря подразумеваемой большой длительности соревнования. Окончательный выбор из числа приемлемых вариантов предоставляется каждому переводчику, а преподаватель лишний раз напоминает студентам о принципиальной вариативности перевода.

При переводе предложения № 11 возможны две ошибки указан­ного типа. Во-первых, кто-то мог выбрать в качестве соответствия анг­лийскому «fishermen» русское слово «рыболовы»: (вместо правильного «рыбаки»). При обсуждении студенты легко придут к выводу, что «ры­болов» — это, скорее, любитель с удочкой, чем производитель продук­тов питания. Во-вторых, дословный перевод «most of us eat wrong» — «большинство из нас ест неправильно» неожиданно оказывается оши­бочным, так как по-русски «неправильно есть» относится к неумению вести себя за столом или пользоваться столовыми приборами, а не к неправильному питанию.


 

Важное место при обсуждении будет занимать анализ грубых искажении смысла допустимых студентами при переводе текста в связи с недостаточными знаниями английского языка. Так, возможные ошиб­ки в переводе предложении № 5 могут быть вызваны непониманием значения сочетаний «a close rасе» и «to be charged with suspense». Раз­бирая эти ошибки, преподаватель указывает ряд способов обозначения небольшого разрыва между победителем и другим участником соревно­вания (a narrow victory, to win by a small margin, to be a good second) и объясняет переносные значения глагола «to charge» (The atmosphere was charged with eiectricity, etc.) и особое употребление существительного «suspense» при характеристике особо захватывающих моментов в детек­тивных и приключенческих рассказах и фильмах (ср.: «tо suspend breath» — «затаить дыхание»). В результате обсуждения студенты приходят к приемлемым вариантам типа: «Разрыв между соперниками нео­жиданно сократился настолько, что борьба стала захватывающей», «Рас­стояние между бегунами неожиданно уменьшилось настолько, что состя­зание стало вызывать напряженный интерес» и т.п. Искажение смысла при переводе предложения № 12 может быть вызвано тем обстоятель­ством, что студенты связывают значение предлога «out of» только с идеей удаления или отсутствия (сf. To run out of money; out of sight, out of mind) и не учитывают, что в сочетании с названиями чувств и эмоций (love, hatred. affection, concern, etc.) этот предлог имеет значение «ради, из-за» (e.g. He did it out of love for his mother).

Причиной ошибки может быть и непонимание синтаксической структуры предложения. Так, при переводе предложения № 6 студенты могут решить, что глагол «to get» является здесь вспомогательным, и объединить его с прилагательным «expert» в качестве именной части сказуемого (... has been getting expert), в то время как это переходный глагол с прямым дополнением (has been getting... coaching — то есть получал тренерские указания). Не мешает лишний раз напомнить сту­дентам о полезности элементарного грамматического разбора предложе­ний, который показывает, кто делает и в отношении кого делает.

В заключение первой части обсуждения можно указать на случай элементарной невнимательности, которые нередко встречаются в студенчес­ких переводах. В таком тексте это могут быть ошибки при передаче цифр и дат, например: часть миллионов вместо пятидесяти (предложение №6) и 1890 вместо 90-е годы 19-го столетия (предложение № 13).


 

Все обсуждение проводится на примере ошибок, фактически допу­щенных студентами в их переводах. Преподаватель зачитывает ошибочный вариант, предлагает студентам оценить его, а затем объясняет характер и причину ошибки и правильный путь ее исправления. В некоторых случаях преподаватель сам предлагает на суд студентов ошибочный перевод, чтобы убедиться, что их правильный выбор не был случайным. Например, если при переводе предложения № 11 все студенты правильно выбрали слово «рыбаки» в качестве соответствия английскому «fishermen» преподаватель может задать вопрос: «А почему не рыболовы?»

В следующей части занятия преподаватель проводит разбор рабо­ты каждого студента. Он дает общую оценку перевода, указывает его положительные и отрицательные стороны и особо выделяет те недостат­ки, над устранением которых студент должен работать в первую оче­редь. Это могут быть ошибки общего характера: неправильный выбор переводческой стратегии, склонность к буквализму или, напротив, к нео­правданным отступлениям от оригинала, невнимательность, недостаточ­ные фоновые знания и т.п. Могут быть и индивидуальные недостатки лингвистического или психологического характера: незнание какого-то раздела грамматики, лексики и фразеологии, неумение или нежелание пользоваться словарями и другими справочными материалами, излишняя медлительность, нерешительность в выборе окончательного варианта перевода (попытка оставить в тексте перевода два или более возможных варианта) и т.п. Некоторые недочеты в отдельных переводах будут со­впадать с общими ошибками, разобранными в первой части занятия, и не потребуют дополнительных разъяснений. В других случаях препода­ватель иллюстрирует свои замечания соответствующими примерами из обсуждаемого перевода

В заключительной части занятия осуществляется разбор перевода всего текста. Преподаватель последовательно рассматривает предложе­ние за предложением, выделяя в каждом переводческие проблемы и способы их решения. Работа проводится в форме диалога: преподава­тель указывает на переводческую трудность, предлагает студентам най­ти пути ее преодоления и обсуждает с ними предложенные варианты, одобряя или корректируя их. При этом каждый студент получает аргу­ментированное объяснение на все вопросы по поводу степени приемле­мости его собственного варианта перевода. Напомним, что может быть несколько вполне допустимых переводов одного и того же предложения


 

и не следует настаивать на каком-то одном «единственно правильном» варианте.

Рассмотрим теперь примерную схему обсуждения.

Заголовок текста не представляет особых трудностей для перево­да. Можно лишь напомнить студентам, что заголовки книг и кинофиль­мов порой переводятся весьма вольно, чтобы добиться большего эмоци­онального эффекта. Например, подобный текст в переводе мог бы быть озаглавлен; «Накормите голодных!». Однако в данном случае нет на­добности менять заголовок, так как он достаточно броский. Сокращение ФАО в тексте расшифровывается (Food and Agricultural Organization) по-русски транскрибируется как ФАО и в этой форме используется как в заголовке, так и в самом тексте. Очевидна неуместность в русском заголовке многоточия: поскольку оно предваряет девиз или лозунг, ко­торый провозглашает ФАО, то уместнее здесь будет двоеточие (ФАО). Сам девиз переводится без труда: дословный перевод уже дает прием­лемый вариант: «Пусть будет хлеб!». Однако английский заголовок со­держит явную аллюзию на библейскую известную фразу: «And the Lord said: Let there be light. And there was light» (ср. «Да будет свет»). Поэтому естественным будет выбор в пользу более торжественного ва­рианта: «Да будет хлеб!».

Предложение № 1 также не содержит больших переводческих трудностей, но его хорошо использовать для эксплицирования возмож­ного подхода к поиску вариантов перевода. Здесь переводчик имеет дело со сложноподчиненным предложением, прежде всего он должен решить, какой будет синтаксическая структура в переводе. Одним из возможных путей является попытка сохранить элементы исходной струк­туры, и тогда главная трудность будет заключаться в переводе главного предложения. Решение этой задачи складывается из трех этапов. Сна­чала переводчик решает, можно ли использовать в переводе структуру, аналогичную английской. В оригинале фраза построена с помощью гла­гола to add буквально: «Новое возбуждение было добавлено к состяза­нию» (мы уже отметили неприемлемость слова «гонка»). Понятно, что так построить фразу по-русски нельзя. Поэтому следует попытаться описательно интерпретировать ее смысл. По-видимому, «добавление» эмоции к состязанию может означать, что теперь оно связано с эмоцией, вызывает ее. Теперь остается отыскать русские структуры, с помощью которых можно выразить эту мысль. Здесь возможны два варианта.


 

Можно дать характеристику самому состязанию и сказать, что оно стало более напряженным или что борьба в нем обострилась. А можно описать ситуацию с точки зрения восприятия ее зрителями. Тогда воз­можны варианты типа: состязание стало захватывающим или стало вы­зывать большой интерес. Окончательный выбор одного из возможных вариантов остается за переводчиком.

При выборе этого предложения можно обратить внимание студентов еще на две небольшие детали. В тексте состязание названо «queer» и, возможно, некоторые студенты выберут для соответствия русское «стран­ный». Оно представляется неудачным по двум причинам. Во-первых, стрем­ление накормить род человеческий вряд ли можно назвать странным. Во-вторых, эпитет «странный» часто подразумевает негативную оценку явле­ния, что опять-таки здесь неуместно. Более приемлемыми представляются варианты «необычное» или «своеобразное». Далее, в оригинале дважды повторяется наречие «fast». Повторение русского «быстро» можно избе­жать, тем более, что дело, видимо, не в том, чтобы производить продукты быстро, а чтобы их было достаточно. Итак, например: «Своеобразное со­стязание, в котором человек на протяжении веков выступал против самого себя, пытаясь производить достаточно продуктов, чтобы прокормить свою быстро растущую семью, стало теперь более захватывающим». Еще раз подчеркнем, что это лишь один из возможных вариантов. Важно лишь, чтобы смысл предложения был полностью воспроизведен в переводе. Вме­сте с тем следует предостеречь студентов от излишних мудрствований там, где возможен прямой перевод.

В предложении № 2 переводчик сталкивается с проблемой ин­терпретации смысла. Здесь противопоставлены два синонима. Студенты должны решить, в каком смысле «rасе» (вид состязания) не было «contest» (опять-таки состязание). Ответ на этот вопрос содержится в следующем предложении, где говорится, что один из бегущих всегда имел превос­ходство над другим, который никак не мог за ним угнаться. Поэтому: «В прошлом это никогда не было состязанием равных» или «В прошлом в нем никогда не было равной борьбы» или даже «В прошлом это никогда не было настоящим состязанием».

В предложении № 3 нужно решить несколько небольших проблем. Ясно, что оригинальное «in all the yesterdays» придется передать более прозаичным «раньше» или «прежде», а вот «primeval Ooze» может заста­вить немного подумать. «Ooze» — это «ил, тина грязь» и весь образ


 

обозначает не какой-то реальный этап человеческой истории, а общее пред­ставление о начале этой истории. Поэтому придется отклонить такие вари­анты, как «с тех пор, как он вышел из первобытнообщинного строя» (полу­чается, что при первобытнообщинном строе люди не голодали), и признать допустимым переводы типа: «...как он выбрался из первобытной тины», «...как он выкарабкался из первобытного болота» или даже «...как он вышел из первобытного мрака» (ср. «из мрака времен»).

Теперь надо найти соответствия оппозиции «рrovider — procreator», Желательно, чтобы и в переводе она была бы столь же немногословна и четко выражена. Меньше шансов, что удается воспроизвести аллитерацию «pro-pro», но аллитерация, столь обычная в английской речи, в русском языке употребляется значительно реже и часто утрачивается при переводе. Рассмотрев ряд возможных соответствий для первого члена оппозиции, таких, как «добытчик, поставщик, кормилец, производитель пищи», можно показать преимущество двух последних, попутно отметив, что просто «про­изводитель» связан с совсем другими ассоциациями (ср. бык-производи­тель). Для второго члена оппозиции наиболее вероятными предложениями у студентов могут быть слова «отец, родитель, продолжатель рода, произ­водитель потомства». Первые два варианта не дают четкого противопостав­ления, так как и «отец», и «родитель» одновременно являются и «кормиль­цами». Последних два варианта, по-видимому, могут быть использованы в комбинациях «кормилец — продолжатель рода» и «производитель пищи — производитель потомства». Каждое их этих противопоставлений имеет свои преимущества, и окончательный выбор — дело вкуса переводчика.

Остаются две небольших тонкости. Во-первых, слово «famine» более весомо, чем просто «голод», что можно компенсировать, подобрав весомый глагол типа «царил» или «свирепствовал». Во-вторых, «recorded history» часто воспринимается как «письменная история, летопись», хотя фактически речь может идти и о неписьменных источниках сведений. Поэтому вариант «известной нам истории» более безопасен.

Итак, примерно: «Никогда прежде, с тех пор как он вышел из первобытного мрака, человек-кормилец не мог догнать человека — про­должателя рода: почти каждый год на протяжении известной нам исто­рии где-нибудь в мире свирепствовал голод».

В предложении № 4 перевод сочетания «Christian Enlightment» дает возможность показать, как можно улучшать перевод, используя структурный потенциал языка (принцип: «отходить, не удаляясь»). От-


 

клонив как неточные варианты «после двадцати веков христианства» или «спустя двадцать веков после Рождества Христова», можно отме­нить, что и дословный перевод: «после двадцати веков христианского просвещения» тоже не вполне удовлетворителен. Термин «просвеще­ние» ассоциируется, скорее, с эпохой просвещения или с министерством просвещении и плохо сочетается с христианством. Можно попытаться улучшить окончательный вариант с помощью морфологических («хрис­тианская просвещенность») или синтаксических («просвещенное хрис­тианство») средств. И, наконец, для «man's family», отклонив упрощен­ный вариант «человечество», предпочтем дословное «человеческая се­мья» или лучше «род человеческий» (возможная ошибка: «половина семей»). В итоге получаем: «даже сегодня после двадцати веков просве­щенного христианства половина рода человеческого голодает, а многие члены этого рода буквально умирают от голода».

Переводческие проблемы в предложении № 5 были уже рассмот­рены выше, а мы можем ограничиться одним из допустимых вариантов «Тем не менее расстояние между соперниками неожиданно сократилось настолько, что состязание стало вызывать напряженный интерес».

Перевод предложения № 6 не вызывает обычно особых затрудне­ний при условии, что переводчик правильно понял его грамматическую структуру, о чем мы уже говорили. Следует лишь обратить внимание сту­дентов на то, что союз «for» часто употребляется в качестве вводного слова в начале предложения (не придаточного) и соответствует русскому «ведь» или «дело в том, что». В тексте продолжается развертывание образа спортив­ного состязания, появляется тренер, дающий советы (coaching) c беговой дорожки или просто со стороны (from the sidelines), в то время как возглав­ляющий соревнование участник бежит уверенно и легко (strong and easy), Если не было допущено ошибок при передаче цифры, можно предложить студентам дать окончательный вариант перевода, например: «Дело в том, что кормилец получает в последнее время советы опытного тренера со стороны, и, несмотря на то, что продолжатель рода бежит уверенно и легко, ежегодно добавляя к своей семье небывало большое количество людей почти в 50 миллионов, разрыв между ними неуклонно сокращается».

В предложении № 7 требуется дать принятые соответствия двум терминам в системе органов ООН. Кроме того, можно обратить внимание на то, что английское «responsible» применяется и в положительном смысле (ср.: Who is responsible for this beautiful picture?), а русское «быть ответ -


 

ственным за что-то» часто означает быть виноватым, подлежать наказа­нию. Поэтому в переводе более уместны положительные формулировки типа «которому мы обязаны, которому принадлежит заслуга» и пр. Итак: «Тренер, которому мы обязаны таким замечательным поворотом собы­тии, — это «Продовольственная и сельскохозяйственная организация», более известная как ФАО — специализированное учреждение ООН».

Обычной ошибкой при переводе предложения № 8 будет считать, что «two cheers» означает две причины для похвал. На самом деле цифра два здесь в значительной степени условна. «Tо give two (or three) cheers to smb» — это распространенный способ выражать одобрение (Hip, hip, hurray) и в тексте не говорится о каких-то двух основаниях хвалить ФАО. Поэтому возможный перевод: «И за свои достижения в этом решающем состязании ФАО), несомненно, заслуживает всяческих похвал».

Предложение № 9 содержит некоторые переводческие пробле­мы. Многим студентам оказывается трудным понять, что «Not least of all because» указывает на одну из причин одобрения и означает «И не в последнюю очередь потому...». В качестве возможных вариантов можно допустить «И прежде всего потому...» или «И лавным образом пото­му...», хотя они несколько смещают акцент. Переводя «categorical imperatives», можно либо оставить Кантовский термин «категорический императив», либо заменить его более простым «насущная (настоятель­ная) необходимость (потребность)». «Quack» -— явно отрицательная характеристика, и здесь у переводчика широкий выбор негативных наи­меновании: «шарлатан, знахарь, профан, невежда, дурак» и пр.

Глагол «to bе» часто заменяется при переводе русскими глаголами с более конкретным значением. В данном случае вместо «может быть» есть хороший выбор: «может слыть, может стать, может сойти за...» и т.п. Далее надо подобрать соответствие противопоставлению «lunacy-logic». Дословное «безумие-логика» не может удовлетворять: Безумие не может сойти за логику, — это слишком разноплановые понятия. Ошибочным может быть не само безумие, а его результат, предлагаемые бредовые идеи, бред. А противопоставлены ему идеи логические, здравые, здравый смысл. Из этих вариантов и можно выбирать. И, наконец, забавная ошибка может возникнуть при переводе слова «аrеа». Оно здесь употреблено в перенос­ном смысле и поэтому может быть переведено как «область» или «сфера», но не как «район» или «место», что означало бы, что на .Земле есть особые места, где живут особенно легковерные люди. В результате получаем при-


 

мерный перевод: «И не в последнюю очередь потому, что, когда речь идет о категорическом императиве питания, любой шарлатан может стать знатоком, и поэтому ФАО действует в такой области, где бредовые идеи часто сходят за здравые».

Единственное, что может заставить призадуматься в предложении № 10, — это как быть со словом «eater»: дать дословное «едок» или более общее «потребитель пищи». Скорее, выбор будет в пользу первого, так как и английское слово достаточно экзотично: «Как показывает само ее название, ФАО заботится больше о едоке, чем о фермере».

Две основные возможные ошибки в переводе предложения № 11 были уже разобраны выше. Остается лишь найти экономический термин для «gainfully employed» — «самодеятельное или экономически активное население», и перевод предложения не должен вызывать затруднений, на пример, «Такой акцент вполне естественен, так как фермеры (и рыбаки, и производители продуктов питания вообще) составляют лишь около трех пятых всего самодеятельного населения в мире, а едим-то мы все, и, как утверждает ФАО, большинство из нас питается неправильно».

Мы уже обсуждали причины возможной ошибки при переводе предложения № 12. Остается не забыть передать эмфазу, которая в английском тексте выражена с помощью синтаксической конструкции, а в русском обычно достигается применением лексических единиц типа «именно», «как раз», «никто иной, как» и т.п. Необходимо также ре­шить, будет ли английское «was born» передано торжественным «была рождена» или более прозаическим «была создана», «возникла». Сделав необходимый выбор, получаем: «ФАО и была создана именно из-за заботы о благополучии едоков во всем мире».

Основная задача при переводе предложения № 13, помимо необ­ходимости правильно протранскрибировать имя собственное, заключает­ся в передаче сообщения, что «the calorie was invented». «То invent», конечно, означает «изобретать», но можно ли сказать, что калория была изобретена? Калория — это понятие, единица измерения и изобрести ее можно лишь в ироническом смысле. Если же иронии нет, то новое понятие может быть кем-то введено или предложено. Может быть, так и написать: «Вначале было понятие калории, введенное в 90-х годах прошлого века американским агрохимиком по имени Уилбур Этуотер».

В предложении № 14 подобной проблемы не возникает, так как витамин был действительно открыт. Используется общепринятая мо-


 

дель: «американец немецкого, польского, русского и пр. происхожде­ния». Имя ученого, открывшего витамины, может быть передано в од­ном из двух вариантов: Функ (с польского) и Фанк (с английского). Подобное варьирование имени отмечается у многих европейцев, позднее перебравшихся в США (ср. Фриз и Франс, Хомский и Чомски и т.п.) Итак: «Затем появился витамин, открытый в 1911г. американским биохимиком польского происхождения Казимиром Фанком».

Несколько несложных задачек нужно решить при переводе предложения № 15. Прежде всего надо позаботиться о том, чтобы мысль была выражена достаточно логично, так как русский текст в этом отно­шении более требователен, чем английский. В самом деле, в оригинале говорится об эре питания (era of nutrition), которая (эра?) или которое (питание?) позднее превратилась(лось) в науку. По-русски ни эра, ни питание превратиться в науку не могут. Хотя общий смысл высказыва­ния понятен, логически оно неприемлемо в русском тексте. Логически в науку может развиться какое-то учение, идея, теория и т.п. Поэтому в переводе появятся дополнительные слова, например: «эра нового учения о питании» или «эра теории правильного (рационального) питания». Далее, надо решить, что делать с образом «wigged and bearded». Причастные формы, естественно, сохранить нельзя, но и перевод по прямо­му смыслу «обзаведясь париком и бородой науки» тоже недостаточен: у русского читателя образ зрелой науки не ассоциируется с париком или бородами. Скорее всего придется пожертвовать образом и удовлетво­риться прозаическим: «всеми атрибутами» или «всеми признаками на­уки». И, наконец, последнее слово в предложении потребует объясне­ния, что английское «diet» — это не только диета, но и «рацион», «содержание питания» (ср.: You must change your diet — Вы должны иначе питаться). Учитывая все сказанное, возможным вариантом будет: «Калория и витамины совместно провозгласили начало замечательной эры учения о рациональном питании, которое, обзаведясь всеми атрибу­тами науки, заставило всех нас подумать о том, как мы питаемся».

Перевод предложения № 16 обычно не вызывает особых трудно­стей. Можно заколебаться, выбирая между «экономисты-аграрники», «экономисты-аграрии» и «экономисты-сельскохозяйственники», но это не играет большой роли для перевода. Здесь, видимо, можно не повто­рять дополнения, введенные в предыдущем предложении, и удовлетво­риться «рациональным питанием» (nutrition) и «диетой» (diet). Порой


 

встречается совершенно нелепая ошибка, когда студент переводит «economy» как «экономия», получая бессмысленное сочетание «эконо­мия изобилия». Если такая ошибка обнаруживается, то она упоминается уже на первом этапе обсуждения, когда речь шла о недопустимости вариантов, лишенных смысла. Вот примерный вариант перевода: «Но для экономистов-аграриев рациональное питание было не просто наукой о диете, это был указатель на пути к экономике изобилия».

Предложение № 17 не представляет трудностей для перевода. Надо лишь решить, означает ли «selected» «селекционные» или просто «отбор­ные (культуры)». Выбор будет, скорее, в пользу второго варианта как более широкого по смыслу. Кроме того, некоторые студенты склонны не обращать внимание на время глагола «considered». И, конечно, целесооб­разно изменить порядок слов: «Они считали, что благодаря науке о пита­нии фермеры получат стимул производить больше отборных культур, рас­цветет международная торговля и весь мир будет лучше питаться».

И последнее предложение № 18 переводится достаточно просто. При передаче временного периода (30-е годы) можно не указывать век, так как в контексте он легко подразумевается. Вряд ли нужно сохранять в переводе «брак» или «брачный союз» (marriage), достаточно будет и просто «союз» или «тесная связь». В итоге: «На протяжении всех 30-х годов они призывали к «союзу здоровья и сельского хозяйства»; когда пришла война и настоятельно потребовались большие урожаи, их идеи были уже сформулированы».

В заключении напомним, что основная цель такой работы заклю­чается в том, чтобы научить студентов самостоятельно выделять пере­водческие проблемы и осознанно искать пути их решения.

Поэтому:

1. Преподаватель не навязывает свои решения, а предлагает их в качестве возможных вариантов для обсуждения.

2. Прежде чем предложить свое решение, преподаватель старает­ся в ходе обсуждения подвести студентов к самостоятельному выбору приемлемого варианта.

3. Любой собственный вариант, предлагаемый студентом, обсуж­дается и доказательно оценивается. Критические замечания дела­ются тактично, щадя авторское самолюбие. Если сразу убедить студента не удается, ему предлагается на свободе еще раз проду­мать аргументы преподавателя.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.