Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПРЕЖДЕ, ЧЕМ Я СТАЛ ОБЩАТЬСЯ С ТОБОЙ, Я ЗНАЛ, ЧТО В КОНЦЕ КОНЦОВ ОНИ УЗНАЮТ ОБО МНЕ. НЕ ПАНИКУЙ. Я ГОТОВ К ЭТОМУ.



Элен не могла поверить, что он был так спокоен. Она невольно передала поставившую его под угрозу переписку, а он ответил, что все, о чем они писали, было непонятно для других. Он указал, что нету никакого способа ни для кого проследить по номеру телефона, который он использовал, его местоположение и несколько раз повторил ей, что он в безопасности.

ОНИ ФАНАТИКИ. ОНИ УБЬЮТ ТЕБЯ, печатала она, не в силах поверить, что он еще не упаковал сумку.

СМОТРИ, У МЕНЯ 4 ФАМИЛИИ (КОТОРЫЕ ЗНАЕШЬ ТОЛЬКО ТЫ) ПРОСТО ТАК ЧТО ЛИ. ПОВЕРЬ МНЕ. ВСТРЕТИМСЯ 2 НОЧИ, КАК ПЛАНИРОВАЛОСЬ.

Элен улыбнулась, глядя на телефон, радуясь, что он по-прежнему готов помогать ей. А потом она разозлилась. Орион даже не вздрогнул, когда она сказала ему, что он обнаружен. Разве он не знал, насколько опасны Сто Кузенов?

"В чем дело?" спросил Гектор, когда вернулся с проверки глухого переулка и увидел ее выражение лица.

"Он говорит, что уже обо всем позаботился."

"Тогда не беспокойся о нем. Орион достаточно взрослый, для того чтобы скрыться и не быть убитым. Если он говорит, что он принял надлежащие меры предосторожности, то значит он так и сделал." говорил Гектор с такой совершенной верой в способности Ориона о защите себя, что у Элен не нашлось, что возразить. "Ты просто сосредоточься на том, что тебе нужно сделать," сказал он через плечо, оглядев пустую улицу. "Я должен вернуться к Дафне и рассказать ей об этом."

“Ты идешь туда? ” не веря, закричала Элен, подпрыгивая, чтобы остановить его. “Но они могут скрываться! У них есть новый Мастер Теней, ты знаешь.”

"Мысли стратегически, Элен. Если Сотня не напала минуту назад, когда я не знал, и был уязвим, это означает, что они не нападут сегодня вечером. А вообще, сам собой, напрашивается хороший вопрос, почему они зная, что я здесь не нападают?" Он задумчиво посмотрел на нее.

“Почему ты так смотришь на меня? ” спросила она, указывая пальцем на Гектора и подозрительно сужая глаза. “Что ты знаешь такого, чего не знаю я?”

Гектор улыбнулся и покачал головой, поскольку Элен не понимала его.

“Я знаю, что есть много людей, рассчитывающих на твой успех. Это настолько важно, что они готовы позволить мне уйти без борьбы, чтобы удостовериться, что твой спуск сегодня вечером состоится.” Он открыл заднюю дверь в глухой переулок и поцеловал ее в лоб. “Просто не забывай, что есть люди, которые действительно любят тебя, и нуждаются в тебе намного больше, чем они нуждаются в твоем успехе. Независимо от того, что ты и Орион планируете сегодня ночью, будь осторожна в Подземном мире, Принцесса.”

 

***

 

"Черт возьми!" крикнула Элен.

"Что-то должно произойти?" с надеждой спросил Орион.

Она только что попыталась представить лицо Персефоны и телепортировать себя и Ориона к королеве. Они не сдвинулись ни на миллиметр. Элен ходила по кругу, пиная ногами маленькие ветки, пока не поняла, что они на самом деле были крошечными, пожелтевшими костями.

"Почему он не может просто сработать?" Простонала она. "Я лишь хочу, чтобы придуманный план начал работать. Это слишком большая просьба?"

Орион открыл рот, чтобы что-то сказать, дабы успокоить Элен.

“Конечно, нет! ” прервала его Элен, ее напыщенная речь набирала обороты. “Но ничего здесь не работает! Не наши таланты, даже география. То озеро там на склоне! Должно стать рекой, но нет, не здесь! Это имело бы слишком много смысла!”

"Ладно, ладно! Ты выиграла! Это смешно," сказал Орион, посмеиваясь. Он положил руки ей на плечи, заставляя ее повернуться к нему лицом. "Не волнуйся. Мы придумаем что-нибудь еще".

“Просто, все рассчитывают на меня. И я действительно думала, что у нас хороший план, ты знаешь?” вздохнула Элен, ее гнев ушел. Склонив голову она уткнулась в грудь Ориона. Она так устала. Орион позволил ей опереться на него и погладил ее по спине, пытаясь утешить.

"Сказать по правде? Я никогда и не думал, что это сработает," осторожно сказал Орион.

"В самом деле?" выдохнув, Элен посмотрела на него. "Почему нет?"

"Ну, ты же не видела лица Персефоны, просто картинку из книги."

“Но в первый раз, когда я появилась около тебя, я тоже никогда не видела твоего лица. Все, что я запомнила, это твой голос, твои руки и твой... рот.” на последнем слове Элен споткнулась, ее глаза невольно опустились, чтобы полюбоваться его губами.

"Ну, это по-прежнему реальные части меня, а не только картинки," тихо сказал Орион, глядя в сторону. "В любом случае, ты даже не знаешь наверняка, является ли точной картинка Персефоны, которую ты видела."

"И ты собирался рассказать мне об этом. . . когда?" спросила Элен, с юмором стукнув его плечо, чтобы рассеять напряженность. "Почему ты молчал?"

"Потому что, черт возьми, я знаю? - сказал он так, словно это было очевидно. “Послушай, пока мы не найдем то, что сработает, я говорю " нет " этому плану. Мы выясним это, но только если не будем мыслить узко”.

Элен почувствовала, что ее сердцу стало немного легче. Орион знал точно, как обращаться с ее перепадами настроения из-за недосыпа. Так или иначе это было хорошо для нее, она могла быть с ним самой собой независимо от того, сколько капризничала.

"Спасибо." благодарно улыбнулась она ему.

Элен чувствовала, как быстро стучит его сердце под ее рукой. Его дыхание ускорилось, каждый вдох был хриплым. Элен внезапно осознала тот факт, что он держал ее крепко, и она спиной почувствовала тяжесть его рук. Напряженный момент прошел. У Элен было чувство, что Орион в некотором роде ждал ее. Она нервно рассмеялась, чтобы скрыть тот факт, что дышала она так же быстро, как и он и вышла из его рук.

"Ты прав. Мы должны оставаться открытыми для всех идей", сказала она, когда отступила на шаг.

Какого черта я делаю? подумала она, и сжала кулаки, пока ее ногти не впились в ладони.

Она постаралась не думать слишком много о том, что сказал Гектор, что она могла бы "очень весело" с Сционом из Дома Рима. Что это точно значит? Это был Дом Афродиты, в конце концов. . . .

"А у тебя случайно, нет ни каких? Идей, я имею в виду ", продолжала она, оттеснив свои мысли о том, насколько весело ей было разрешено иметь дело с Орионом.

“Фактически, я думаю, что наверное есть,” сказал он, так быстро переключившись, что Элен задумалась, а правильно ли она поняла ситуацию. Орион пристально смотрел на наклонное озеро, кусая свою нижнюю губу.

"Я слушаю", сказала она, просто чтобы напомнить ему, что она все еще здесь.

Он думал о поцелуях с ней, или она просто льстит себе? Элен наблюдала, как он мягко кусал нижнюю губу зубами, и не знала, какой из этих двух вариантов был верным.

Почему Орион должен был быть Наследником? Почему он не может быть неким удивительным парнем, которого она только что встретила, предпочтительно смертный, чтобы, он не участвовал во всей этой ерунде? Было бы намного легче, если бы Орион был просто обычным парнем.

“Знаешь, из прочитанного мной о Подземном мире, есть только несколько вещей, которые упоминаются снова и снова,” продолжал он, не обращая внимания на закрученные мысли Элен. “Одна из них, с которой согласны историки на сто процентов, здесь внизу действительно—это время.”

Элен решила поставить себе галочку на руке, чтобы в последствии провести инвентаризацию достоинств, которые могли бы соответствовать описанию Ориона.

“Ну, прямо сейчас мы находимся в Эребус — это пустое захолустье. Затем есть Поля Асфодели: жутко. И Тартар: гадость.”

"В Тартаре я был только один раз—когда мы впервые, о, встретились," сказал Орион, вспомнив то время, когда он вытащил ее из зыбучих песков. "И этого было достаточно."

“Это то место - где заключены в тюрьму все Титаны. Определенно не приятное место, чтобы потратить вечность,” сказала она мрачно. “Итак, есть Тартар, Эребус, Асфодели, Елисейские поля — иначе райские небеса. Я уверена, что не нашла их пока. Что я пропустила? О, да, есть эти пять рек. Реки!”

Элен воскликнула уловив мысль в последнюю секунду. "Здесь речь идет о реках, не так ли?"

Как будто что-то вспомнилось из лихорадочной мечты — больше эмоции, чем изображение — у Элен было странное чувство о реке, но она не понимала какое. Как только она попыталась сосредоточить свой мысленный взор непосредственно на реке, память уплыла как бледная рыба.

“Стикс, Ахерон, и все остальные. Они как бы определяют пространство здесь, не так ли?” размышлял Орион, и обрабатывал эту новую линию мышления.

“Они могут привести нас, указать маршрут”.

“И как ты додумался до этого, гений?” восхищенно спросила Элен, ее бывшая мысль, потерялась, как будто никогда и не существовала.

“Сделал вывод из того, что ты рассказывала о своем любимом побережье тут,” сказал он с кривой улыбкой. “Это должна быть река, но ее нет. Это заставило меня задуматься, что реки должны отличаться. Остальная часть пейзажей здесь всегда передвигает как будто, они взаимозаменяемые. Но реки остаются на месте. Они всегда здесь. Я имею в виду, даже самые обычные смертные знают о Реке Стикс, правильно? Реки находятся в каждом надежном источнике о Подземном мире, который я когда-либо читал, и большинство книг говорит, что в некоторый момент все реки встречаются.”

“Итак, мы находим любую реку и следуем за ней, и в конечном счете она встретится с той, в которой мы нуждаемся,” сказала Элен, смотря в глаза Ориону, боясь отвести взгляд, чтобы не разрушить новую надежду, которую она почувствовала. “Сад Персефоны рядом с Дворцом Аида, и дворец, как предполагается, около реки. Мы найдем реку, и таким образом сможем найти Персефону.”

"Да, но это уже совсем другой вид головной боли. Река вокруг дворца Аида Флегетон, река Вечного Огня. Я уверен гулять вдоль ее берегов очень не приятно." нахмурил брови от своих мыслей Орион. "И тогда, мы все еще должны будем попытаться убедить Персефону, чтобы она помогла нам избавиться от Фурий".

Орион внезапно отвел взгляд и начал напряженно озираться, как будто что-то услышал.

"Что?" спросила Элен. Она оглянулась через плечо, но ничего не увидела.

"Ничего. Давай," сказал он тревожно. Орион протянул руку Элен, призывая ее идти вперед.

"Эй, что за спешка? Ты увидел, что-то?" спросила Элен пока бежала рядом с Орионом, но он молчал. "Слушай, просто скажи мне, есть ли у него клыки, хорошо?"

"Ты слышала об ограблении Гетти?" спросил он внезапно.

“Ах, да,” сказала Элен, удивленная его внезапным изменением темы. “Ты думаешь, что это имеет отношение к тому, что ты сейчас увидел?”

"Я не знаю, что я видел, но несмотря на это, мы стояли на одном месте слишком долго", сказал он, раздраженно. "Я не должен был этого допустить. Я не могу поверить, что я. . ."

Элен ждала, когда он закончит предложение, но он этого не делал. Вместо этого он продолжал хмуриться, как будто отключился идя рядом с ней. Элен осмотрела все вокруг, но так и не увидела и не услышала никакой угрозы.

Крошечные кости, которые валялись на земле, те, которые Элен так небрежно пинала ногами ранее, становились все больше с каждым шагом. Когда они с Орионом прошли несколько ярдов, скелеты выросли с мышино-кошачих до размеров слона. Вскоре они уже бродили среди скелетов, которые были во много раз больше, чем любой динозавр. Глядя на массивные кальцинированные структуры, торчащие из земли, Элен чувствовала, как будто они шли через лес костей.

Изогнутые ребра поднимались вверх как столбы в Готическом соборе. Шероховатые суставы, покрытые ветвящимися колониями мертвых и пыльных лишайников, лежали как массивные валуны на их пути. Элен заметила, что много различных типов костей были здесь намешаны, как будто сотни существ, размером с небоскреб, умерли, нагромоздившись друг на друге. Масштаб был увеличен до такой степени, как будто Элен рассматривала все это в микроскоп. С ее точки зрения каждая пора в костях размером с секвойю была настолько большой, как будто они были сделаны из слоев кружев. Она провела рукой по одной из решетчатых поверхностей и посмотрела на Ориона.

"Ты знаешь, что это были за существа?" прошептала она. Орион опустил глаза и сглотнул.

"Ледяные Гиганты. Я читал истории об этом, но никогда не верил, что это реально. Это проклятое место, Элен."

“Что здесь произошло? ” шептала она, напуганная реакцией Ориона.

“Это все—поле битвы, перенесенное прямо в Подземный мир. Такое может произойти только, когда каждый последний солдат борется до смерти. Ледяные Гиганты сейчас уже вымерли,” сказал он в безнадежной монотонности, что было так непохоже на него. “У меня были кошмары о другой битве, которая также была перенесена в Подземный мир. Правда вместо костей Ледяных Гигантов, все кости принадлежали Сционам.”

Его обычно улыбчивый рот был напряженно сжат, и Элен вспомнила о том, что сказал Гектор. Орион жил суровой жизнью. Она смогла ощутить это в нем теперь, как печальное напоминание о том, что иначе было предназначено, все должно было быть радостной песней.

Она склонила свое лицо к нему, пока не попалась ему на глаза. Притягивая его ближе к себе, она мягко встряхнула его руку, пытаясь разбудить его.

"Эй," тихо сказала она. "Ты знаешь, что мне всегда вспоминается из уроков истории?"

"Что?" в своей угрюмой задумчивости Орион был, казалось, ошарашен случайным вопросом Элен.

“Войны, сражения и кто кого победил.” Элен обхватила обеими руками его предплечье и повела его дальше. “Ты знаешь, что я думаю?”

"Что?"

Его лицо расплылось в улыбке, когда он позволил ей вести себя. Элен была рада увидеть, что грозовые облака затемнившие его лицо, так быстро проясняются, как будто у нее была сила изгонять их по своему желанию.

“Я думаю они должны, не даты сражения, заставлять нас запоминать на уроках истории, а заставлять нас изучить по крайней мере две удивительные вещи. Сколько людей спасается каждый год пожарными и сколько людей, побывало на луне. Ты знаешь, что самое ужасное? Я даже не знаю ответ на это.”

"Я тоже," сказал со спокойной улыбкой Орион.

"А еще мы должны знать, что! Мы американцы! "

"Ну, официально я из Канады".

“Достаточно близко!” сказала Элен, с энтузиазмом размахивая рукой в воздухе. “Моя точка зрения заключается в том, что с учетом всех удивительных вещей, на которые способны люди, почему мы фокусируемся на войне? Люди должны быть выше этого.”

“Но ты не человек, не совсем, не вполне человек. Довольно небольшой божок," прошипел скользкий, вкрадчивый голос.

Элен услышала царапающий звук, и яркая вспышка привлекла ее внимание, когда Орион обнажил одно из многих лезвий, которые он продолжал привязывать под одеждой.

Он толкнул ее к себе за спину и впился пальцами в ее бедра, сильно прижав ее рукой на тот случай, если она попытается сделать что-то идиотское, типа выскочит и начнет размахивать руками.

"Приди и встреться со мной," бросил вызов своему противнику Орион. Его голос был ледяным и спокойным, как будто он ждал этого.

Разочарованная собой из-за того, что она настолько беспомощна без своих молний, Элен решила научиться драться как смертные, как только вернется в реальный мир. Если она когда-либо вернется.

Тонкий, поющий смех, эхом разнесся через лес костей и преследующая их почти-песня, соткала свой путь к ним.

“Большой ребенок божка! Больше, чем многие, и как охотник он был назван по имени! Хочешь драться со мной, глупый Небесный Охотник? Предостережение! Я изобрел войну. В войне, мало красот, я изобрел ее. Но, нет, Небесный Охотник не будет это учитывать. Он будет драться! И он навсегда последует за ней сквозь ночь! Поскольку, красиваякрасиваякрасивая она!”

Монотонный голос соскользнул в перезвон детского смеха, который заставил зубы Элен заскрипеть. Пока Орион кружил обороняясь, Элен мельком увидела долговязую, неуклюжую фигуру, стремительно скачущую по кладбищу Ледяных Гигантов. Он был тощий, почти голый, и весь разрисованный причудливыми завитушками синей краской, как дикий человек из Каменного века.

“Такая красивая моя сестра, моя возлюбленная. Такое красивое Лицо! О! Лицо, которое любили, которое хотели, из-за которого пролили так много кровикровикрови! Снова, снова! Я хочу играть в Игру с милыми маленькими божками снова!” Хихикая, он быстро приблизился, пытаясь отвлечь Ориона от Элен, но Орион не попался на эту удочку.

Когда дикий человек подошел ближе, Элен сумела лучше рассмотреть его. Испуганно, она крепко прижалась к спине Ориона. У дикого человека были выпуклые серые глаза и длинные дреды, которые когда-то, возможно, были платиновыми или белыми прежде, чем слиплись от синей краски и запекшейся крови. Кровь, казалось, пузырилась из его кожи. Она текла из его носа и ушей — даже из его скальпа, как будто его гниющий мозг заставлял запекшуюся кровь течь из любого удобного отверстия.

В его руке был изношенный меч весь в оранжевой ржавчине. Кружа вокруг, Орион перехватил один из маневров дикого человека, и в этот момент Элен уловила его запах. Ее живот скрутило от омертвелого зловония. От него пахло кислым потом страха и гниющим мясом.

"Арес" прошептал Орион Элен через плечо, когда бог подпрыгнул, истерически хихикая, и спрятался среди костей. "Не бойся, Элен. Он трус".

"Он безумен!" отчаянно прошептала в ответ Элен. "Он целиком и полностью безумен!"

"Как и большинство богов, хотя, я слышал, Арес безусловно был худшим," сказал с утешительной улыбкой Орион. "Не бойся. Я не позволю ему подойти к тебе."

“Гм, Орион? Если он - бог, он разве не может сокрушить тебя?” деликатно спросила она.

"Мы здесь не имеем своих сил полубогов, так почему он должен иметь свои силы бога?", Сказал он, пожимая плечами, как будто эта мысль только сейчас пришла ему в голову. "И он сам убегает от нас. Это обычно довольно хороший знак ".

В словах Ориона был смысл, но Элен все еще не могла расслабиться. Она слышала, как безумный Бог напевал себе под нос, когда отбегал. Он не казался испуганным ими.

"Эй вы там, маленькие божки! Скрываетесь от других?" вдруг крикнул Арес, в нескольких сотнях ярдов от них. "Так неудобно, ведь я так нуждаюсь, чтобы вы трое уже собрались вместе, чтобы начать мою любимую игру! Скоро, скоро. А сейчас я пока посижу здесь. И посмотрю, как вы играете с домашними животными моего дяди. А вот и они, маленькие божки!"

"С кем он разговаривает?" прошептал через плечо Орион Элен.

“Я не знаю, но думаю, что с нами. Возможно он видит кого-то?” предположила она.

“Возможно и нет. Раньше, я думал, что увидел... ” Предложение Ориона было резко прервано.

Продолжительный вой раздался через лес костей. Он был настолько глубоким и громким, что у Элен завибрировало внутри груди. Второй вой, затем последовал третий, каждый из которых был ближе, чем последний. Элен застыла из чистого инстинкта, как белый кролик в снегу.

"Цербер". Голос Ориона треснул. Но он быстро оправился от страха. "Вперед!"

Он схватил руку Элен и потащил ее, выводя из испуганного транса. Вдвоем они бежали спасая свои жизни и кудахчущий смех Ареса, звучал у них в ушах.

Они перепрыгивали через хрупкие кости, стараясь, чтобы вой был позади них, и следя, чтобы не вбежать внизу в тупик. К счастью, кости становились все меньше и меньше, пока они зигзагами выбирались из леса.

“Ты знаешь, куда идти? ” задыхалась она. Орион оголил запястье из-под рукава своего жакета и посмотрел на золотой манжет.

"Он светится, когда я возле ворот", крикнул он ей.

Элен резко развернулась и затем взглянула на манжет Ориона. Он не был светящимся даже на чуть-чуть. Вой трёхголового Цербера Аида становился все ближе с каждой секундой.

"Элен. Ты должна проснуться," мрачно сказал Орион.

"Я никуда не уйду."

"Это не обсуждается!", по настоящему разгневавшись закричал он на нее. "Проснись!"

Элен упрямо покачала головой. Орион поймал Элен за руку, заставив ее остановиться. Он пожал плечами и посмотрел ей в глаза.

"Просыпайся. Живо"

"Нет" посмотрела она на него. "Мы уходим вместе или не уходим вообще."

Еще один грудной вой расколол воздух. Они обернулись и увидели Цербера, на расстоянии меньше, чем футбольное поле.

Странный писк вышел из горла Элен при виде его. Она не знала, что ожидала — возможно питбуля или дога во главе с Доберманом, чтобы создать трио. Вид любой распознаваемой породы был бы лучше. Но, нет. Она должна была знать, что ни одна из тех знакомых, ручных собак не существовала несколько эр назад, когда это животное произвело детенышей на свет.

Цербер был волком. Двадцати футов высотой, трехголовый волк с вызывающими слюнотечение челюстями, и не было хромосомы покорности в его теле. Когда одна из голов посмотрела на нее, его глаза, показались ей белыми. Одна голова уставилась на Элен, две других на Ориона. Гребень вздыбился на спине, и все три головы угрожающе опустились. Одна лапа мягко выступила вперед, потом другая, и низкое рычание грохотало во всех трех горлах.

"ЮЮЮЛОЛИИИИ"

Пронзительный крик сломал смертельную концентрацию Цербера, и после этого душ из костей обрушился на его левую голову.

Все три головы немедленно отреагировали. Цербер повернулся и побежал прочь после песни юдолью, отказавшись от Элен и Ориона. Элен попыталась узнать, кто спас их, но смогла разобрать только слабую тень среди корявых пней костей.

"Бежим бежим бежим!" оптимистично позвал Орион, и повернулся вокруг Элен. Взяв ее за руку, он побежал к каменной стене, которая появилась не вдалеке. Элен сопротивлялась.

"Мы должны вернуться! Мы не можем оставить. . ."

“Не пытайся впустую потратить вполне хороший акт героизма на "плохой" свой!” кричал он, когда тащил ее. “Ты не должны из-за доблести упустить шанс, ты знаешь.”

“Я не пытаюсь... ” начала спорить Элен, но, вновь услышав рычание Цербера передумала. Цербер очевидно закончил с поющим юдолью героем и вновь вышел на их след. Пришло время замолчать и бежать.

Элен и Орион бежали к стене, держа за руки друг друга. Они оба очень устали. Элен потеряла счет количеству часов которые они провели в Подземном мире, и сколько миль они пересекли за то бесчисленное количество времени. Ее рот был так сух, десны болели, и ее ноги чувствовали себя раздутыми в синяках в ее ботинках. Орион мучительно хрипел, как будто его легкие натерли наждачной бумагой.

Смотря вниз на руку Ориона, переплетенную плотно с ее, Элен увидела, как манжет на его запястье начал светиться. С каждым шагом ближе к стене, золотой туман, увеличивался из манжеты, рос, пока не окружил его тело в нимбе позолоченного света. Элен оторвала глаза от освещенной фигуры Ориона, чтобы увидеть светящуюся форму трещины между темными породами стены впереди.

“Не бойся! Просто продолжай бежать,” прокричал он, когда они бежали к ней.

Она слышала удары массивных лап, быстро приближающихся к ним, поскольку Цербер сокращал расстояние. Земля дрожала, и воздух стал горячим и влажным, когда Цербер буквально выдохнул в затылок Элен.

Скалы не раздвигались. Они не двигались успокоительно в сторону, чтобы дать Элен и Ориону надежду на спасение. Цепляясь крепко за руку Ориона, Элен выскочила вперед без колебаний.

Они прыгнули через сплошную стену, взлетели через бездну пустоты, и ударились, казалось бы, еще в одну стену. Элен услышала тошнотворный хруст, когда ее голова ударилась о твердую поверхность. Не в силах отдышаться, Элен ждала, чтобы соскользнуть вниз по стене и упасть на землю, но этого не происходило. Он воспользовалась моментом, чтобы понять, что сделала гравитация, и поняла, что лежала она на земле. Она лежала на ледяном полу в очень холодном, и очень темном месте.

“Элен?” Взволнованный голос Ориона раздался в темноте и отразился от многих отдельных проходов.

Она попыталась ответить ему, но все, что у нее вышло изо рта это хрип. Когда она попыталась поднять голову, ее живот свело.

"О, нет," услышала она, как дышит Орион, двигаясь к ней в темноте. Она услышала, треск, скрежет, а затем ярко-оранжевое пламя, когда он щелкнул зажигалкой. Она должна закрыть глаза или ее точно вырвет. "О, Элен, твоя голова. . ."

“Х-холодно," удалось ей простонать. Здесь было даже холоднее, чем в ее спальне, и она не могла подняться без его помощи. Она пошевелила своими пальцами, и они, казалось, работали, но по какой-то причине ее руки не двигались.

“Я знаю, Элен, я знаю.” Он лихорадочно ходил вокруг нее, и говорил успокаивающим шепотом, словно пытался успокоить ребенка или раненое животное.

"Ты ударилась головой довольно сильно и мы все еще в портале—ни здесь, ни там. Ты не можешь исцелить себя, если я не перемещу нас, хорошо?"

"Хорошо", удалось проскулить ей. Она начинала волноваться из-за своих конечностей, которые не реагировали должным образом.

Она почувствовала, как Орион втиснул свои руки под ее распростертое тело, почувствовала как он готовиться в течение краткого момента, а потом она почувствовала как сильнейшая боль прострелила ее тело от макушки до кончиков пальцев ног.

Орион что-то бормотал ей, пока выносил ее из холода в более теплое место, но Элен понятия не имела, что он говорил.

Она была слишком занята, стараясь, чтоб ее не вырвало. Целый мир наклонялся и раскачивался, и она отчаянно хотела остановить резкие шаги Ориона. Каждый раз, когда он ставил ногу, ей казалось, что он наступает ей на голову. Наконец, он присел положив ее на свои колени, и она услышала треск зажигалки снова.

Она почувствовала тепло позади себя, когда Орион зажег свечу. Элен чувствовала, как он убрал назад ее волосы с ее лица и изо всех сил старался укутать ее в свою куртку. И с этого момента она начала чувствовать себя немного лучше.

"Почему я чувствую себя так плохо?" Спросила она, когда ее голос окреп.

“У тебя разве никогда не было сотрясения мозга?” спросил он почти удивленно в ответ. Он быстро и крепко обнял ее. "Это хорошо. Ты теперь быстро поправишься, поскольку мы находимся вдали от портала. У тебя есть твои силы в этой части пещеры, так что тебе станет лучше в ближайшее время.”

"Хорошо", с полной уверенностью сказала она. Если Орион сказал, что все будет в порядке, Элен знала, что так и будет. Спустя всего несколько секунд, она почувствовала себя почти в норме и расслабилась в его объятиях. Но, как только она это сделала, она почувствовала, как он напрягся.

"Я должен сейчас оставить тебя", нежно сказал он.

"Что?" подняла глаза Элен на Ориона. Он посмотрел на нее печально.

“Мы снова вернулись в мир живых, Элен. Они скоро придут за нами.”

Как только он закончил говорить, жалкие рыдания раздались отовсюду сразу. Орион опустил голову с болезненным взглядом и тяжело вздохнул.

Внезапно, сильным движением он опрокинул ударом ноги свечу рядом с ними, потушив ее. Он попытался отодвинуть Элен с колен, таким образом, чтобы он смог сдержаться и отбросить ее от себя во внезапную темноту.

Каждая мышца в теле Элен отвердела, мешая ему согнуться вперед и встать. Она положила свою твердую руку на грудь Ориона, пододвинула его обратно, а потом ногой прижала его к земле. Волна гнева прошлась по ней, когда она сжала его бедра своими.

"Ты никуда не пойдешь," сказала она. Ее голос был низким надтреснутым от ненависти.

“Нет, Элен. Не делай этого,” умолял Орион, но он знал, что было слишком поздно.

Фурии окружили Элен, и они скомандовали ей убить Ориона.

 

Глава 9

 

Зак объехал вокруг острова в последний раз, просто чтобы убедиться, что Гектор не шел за ним, а затем вернулся на корабль своего хозяина. Гектор может быть Отверженным, но он все еще доставлял информацию в семью Делос, и Зак не мог позволить себе ошибиться. Автомедон сделал бы с ним что-то ужасное, чем просто убил, если бы он случайно привел Гектора на их базу на корабль с алыми парусами.

Заглушая двигатель, Зак уставился на док, который приведет его к изящной яхте, мягко качающейся на волнах. Его ладони начали потеть, а живот свело при мысли о спуске с этого ряда досок и доставки полного отчета Автомедону. Отчет лицом к лицу был простой формальностью — Зак послал всю переписку по электронной почте своему владельцу, как только он украл её — но Автомедону нравилось напоминать своему фавориту, что каждая секунда его жизни принадлежит его владельцу.

У Зака не было никакого выхода из этой ситуации. И во всем виновата Элен. Эта сука.

Он лишь хотел знать, что она скрывала все эти годы. Он пытался поговорить с ней об этом в частном порядке, но насколько бы тактично он не действовал, она не позволила ему. Если бы она только обратила на него внимание, возможно, поговорила бы с ним несколько раз, ничего бы этого не случилось.

В конечном итоге Зак получил ответы на все вопросы какие хотел—и на многое другое, чего не хотел. Автомедон пришел из другой эпохи, в которой разница между свободным человеком и рабом была лишь во времени, а Зак оказался в неправильном месте в неправильное время.

Зак вышел из автомобиля и начал спускаться по трапу, напоминая себе, что, по крайней мере, его хозяин уважал его достаточно, чтобы быть с ним честным. Ему даже дали важную работу. Он должен был шпионить за своими бывшими друзьями, особенно за Элен, и передавать своему владельцу любую информацию, которую он смог собрать о ее поисках в Подземном мире. Позорный, но эй, это был путь в этом мире, по крайней мере. Элен была снобом. А парни Делос? Они были слишком заняты, полируя свои красивые мышцы и спя с каждой горячей девчонкой на острове, чтобы заметить непритязательного нормального человека как он.

Сегодня вечером он послужил своему хозяину хорошо, даже при том, что информация, которую он предоставил, не приветствовалась. Зак доказал, что есть другой выживший Регус, а где есть двое — Элен и этот новый парень, Орион — то могут быть еще много, много других.

Зак не был идиотом. Это не заняло у него много времени, чтобы понять политику участников и их главный приз. Подъем Атлантиды дал бы бессмертие Сционам, а после тысячи лет, застрявшие в безвыходном положение с богами, Сотня Кузенов были полны решимости потребовать их приз.

Были некоторые дебаты, исходящие от плаксивой фракции Делосов, о большой войне, которая начнется в результате этого, но хозяин Зака объяснил все это ему. Война была бы действительно плохим выбором для богов. Сотня, как только поднимется Атлантида станет бессмертной, и превзойдет численностью этих Двенадцать олимпийцев, по крайней мере на восемьдесят восемь человек, а все знали, что в Сотне было больше чем сто кузенов.

Если олимпийцы попытаются бороться, то они будут вынуждены сдаться почти сразу. Человечество, наконец, обретет богов, которые могли бы действительно понять их; богов, которые когда-то были смертными. Может быть, для разнообразия, молитвы людей получили бы ответ, а не были бы проигнорированы.

Для Зака это имело смысл. Он знал, что находится на правой стороне.

Просто однажды Зак услышал, как его хозяин говорил ужасные вещи, о том, что он желает, чтобы все человечество либо исчезло, либо превратилось в бездумных рабов, как в муравейнике. А один раз, Автомедон сказал, что хотел бы, чтобы его хозяин, “вытер мир дочиста.” Зак никогда не встречал хозяина своего хозяина, а после того, что он услышал, ему и не хотелось. Никогда.

Взойдя на яхту, Зак услышал несколько голосов в трюме и унюхал кислый, прогорклый аромат, как у кислого молока. Его тело отпрянуло от запаха посетителей, но он приказал себе игнорировать его. Иногда его хозяин тоже пах плохо. Даже при том, что выглядел он, главным образом, как человек, у Автомедона был экзоскелет вместо кожи, и он дышал не через рот, а через крошечные отверстия, скрытые по всей его внешней поверхности. Он не пах по человечески — больше как мускус, смешанный с сухими листьями.

Зак сел на теперь уже свободной верхней палубе. Другие члены Сотни, которые приплыли вместе с Автомедоном к острову, были отозваны обратно Танталусом вскоре после битвы с Гектором, Лукасом и Элен в лесу. Зак не был уверен точно, почему, но думал, что это имело отношение к нападению на Танталуса. Чтобы там не произошло, должно быть, поступил большой приказ для элитной охраны Танталуса, окружить все железнодорожные пути, которые они имели. Зак знал, что теперь весь батальон Сотни Кузенов занялся тем, что преследовал некую таинственную женщину по всему миру.

Голоса в трюме немного повысились из-за разногласий, а затем быстро смягчились, когда обе стороны отступили назад. Зак знал, что лучше не прерывать, а подождать на одной из тиковых скамеек.

Они, конечно, знали, что он был там. Зак узнал, что его хозяин мог слышать его, независимо от того, как мягко он пытался ходить. Кто бы ни был там с ним, они были одинаково одаренными — или высокопоставленный Сцион или что-то еще более могущественное. Его хозяин не использовал тот почтительный тон голоса в любое время, он считал многих ниже себя, и было очень немного существ на планете, которых Автомедон оценивал не ниже себя.

Когда он услышал, как группа в трюме начинает подниматься, Зак встал с уважением. После его хозяина вверх по лестнице поднялась высокая женщина и бледный молодой человек. Они были похожи на моделей с их нежной красотой и светлыми серыми глазами, и они очень плавно двигались.

Но, при ближайшем рассмотрении, в глазах было слишком много белого , и они, казалось, задыхались а не дышали. Зак отступил, и недовольный взгляд на лице хозяина показал, что он сделал что-то ужасное. Задыхаясь, женщина, повернула свою голову в сторону , как змея, нацеливающаяся на свою цель.

"Встань на колени, раб!" скомандовал Автомедон.

Зак упал на колени, но продолжал смотреть как загипнотизированный на некрасивую женщину. Ему потребовалось мгновение, чтобы осознать это, ее высота и резкие черты лица, она не была красивой моделью. Она была омерзительна, и таким же сутулым и спотыкающимся был мальчик рядом с ней.

Это они были источником того неприятного запаха — кислого молока, смешанного с серой. У него заслезились глаза и он закрыл их. Сильные, хаотичные эмоции начали пузыриться в нем. Он захотел ударить кого-то или спалить что-то в огне.

“Наконец, некоторое почтение,” прошипела женщина.

"Он не знает," отмахнулся Автомедон.

"Неужели он слишком глуп, чтобы выполнить свой долг?"

“Нисколько. Он рожден в этом месте и вполне привязан к этим Лицам,” ответил Автомедон гладко. “Если они будут Тремя Наследниками пророчества, то я ожидаю, что мой раб будет вести себя так, как нам нужно. Как завистливый человек.”

"Хорошо".

Зак не слышал, как женщина и молодой человек уходили, но когда он открыл глаза, они уже ушли. Только отвратительный запах остался. Безумные чувства переполняли его, и он оглядел палубу корабля, чтобы что-нибудь сломать.

 

***

 

Фурии прошептали имена и икнули жалостливо рыдая.

Элен приказала себе, убрать свою руку с груди Ориона и отступить. Она чувствовала, что он у нее между ног, но не могла его увидеть в черной как смоль пещере. Это помогало. Если бы она смогла просто перестать прикасаться к нему, она бы успокоилась, ей очень нужно успокоиться. Она так разозлилась, что могла поклясться, что чувствовала, как трясется земля.

Но она не отступила. Без когда-либо решения она схватилась пальцами за его рубашку и дернула его ближе к себе, когда он попытался отступить.

Другой толчок сотряс пол пещеры под ней, и на сей раз она поняла, что это было не ее воображение. Землетрясение было таким сильным, что оно скинуло ее с Ориона. Большой быстро нарастающий шум прогремел по пещере, земля приподнялась и опустилась вниз. Она услышала как перехватило дыхание Ориона, когда он попробовал и не сумел сказать ее имя. Так или иначе он выполз из-под нее, но Элен знала, что он был все еще близко.

Отчаянно нуждаясь в свете, Элен подумала о вызове заряда. Она была сильно обезвожена после долгой и трудной ходьбы в Подземном мире, и понимала, что обезвоживание сделает ее молнию очень непостоянной. Если у нее не будет полного контроля над ее зарядами, то они могут взорваться в полную силу и разрушиться уже поврежденную землетрясением пещеру. Цестус защитит Элен от оружия, но вот не спасет от земли которая может задушить ее так быстро, как море может утопить ее.

"Элен. Беги," успел сказать скрипучим голосом Орион. "Пожалуйста".

Его голос оцарапал ее нервы как гвозди по доске, но по крайней мере он указал ей свое местоположение.

Она прыгнула на него сверху, подмяв под себя снова, и зажала его между колен. Она почувствовала, как его руки схватили ее предплечья, останавливая от дождя ударов по голове. Он крепко держал ее за запястья в темноте.

Пока они боролись, Элен почувствовала третью руку, иллюзорную, как воздух, но, несомненно, Ориона. Она потянулась вверх, чтобы коснуться ее груди. Она вздрогнула и судорожно задрожала от шока, вызванного невозможностью прикосновения.

С бесконечной нежностью третья рука Ориона прошла через ее одежду, ее кожу и ее кости. Она играла на ветвящихся нервах, державших в клетке ее основу, а затем придала тому месту чашевидную форму, и Элен начала смеяться — это было то самое место, которое так ужасно болело, когда она потеряла Лукаса.

Пока Элен думала, что орган в ее груди не был ответственен за ее эмоции, она почувствовала, как будто Орион удержал центр ее сердца своей невидимой рукой.

Она замерла, сраженная этим новым ощущением. Орион сел под ней, и их лица оказались в дюйме друг от друга в темноте.

“Мы не должны причинять боль друг другу, Элен,” мягко выдохнул он. Его губы задели сверхчувствительный участок кожи между ее ухом и челюстью. Пыльные волосы коснулись щеки Элен, когда она встала и потянулась, чтобы коснуться губ Ориона, как будто он звал ее. Ее кулаки расслабились и разжались, медленно опускаясь вниз , пока ладони не остановились на теплых, крепких плечах Ориона.

Внутри нее третья рука Ориона согнулась и раскрылась в пяти направлениях, как будто растопырились пять пальцев. Его внутреннее прикосновение затопило каждую из ее четырех конечностей и, наконец, пятый палец, заполнил ее голову.

“Я никогда не смогу причинить тебе боль.” Его голос сломался, и его реальные руки опустились вниз, чтобы качать в колыбели ее бедра.

“Я не знаю , что ты делаешь со мной,” беззвучно прошептала Элен, чтобы, не застонать или не зарыдать или случайно не закричать.

Она не могла решить, было ли внутреннее прикосновение Ориона самой удивительной вещью, которую она когда-либо чувствовала, или это было настолько интимно, что прошло через удовольствие и стало болью. “Но я не хочу причинять тебе боль, тоже.”

“Они не должны!”

Настойчивый шепот затопил пещеру, и звук быстро повысился до крика. Фурии были в состоянии крайнего возбуждения, и впервые Элен почувствовала, что они фактически коснулись ее.

Ударяясь влажными лбами и хрупкими, посыпанными пеплом конечностями по спине Элен, Фурии подошли к ней. Спотыкаясь вперед, они царапали ей лицо их острыми ногтями и тянули ее за волосы, пытаясь вырвать Элен из объятий Ориона.

Тысячи неотомщенных убийств вспыхнули красным в мыслях Элен.

"Убей его! Убей его сейчас!" Свистели они. "Он по-прежнему в долгу перед домом Атрея. Заставь его заплатить кровью!"

Ошеломленное Фуриями, сердце Элен выскользнуло из невидимой руки Ориона и наполнилось гневом. Она встала на дыбы и ударила его так сильно, как смогла—пытаясь протаранить кулаком его горло.

И как бы Орион не старался, контроль над собой он потерял тоже. Фурии быстро овладели им. Он зарычал, как животное и рванулся вперед, схватил Элен за плечи и грубо опракинул ее на спину. С его восстановленными силами Сциона, он был быстрее и сильнее, чем она могла себе представить. Гектор был прав. Орион был чрезвычайно мощным. Элен пыталась выбраться из-под него, но было уже слишком поздно. Он одержал верх сейчас, и с его размером и умением он мог легко удерживать ее скованной сколько угодно времени.

Рискуя катастрофическим извержением электричества, Элен позволила току пройти через ее кожу. Она надеялась сбить Ориона до без сознательного состояния, но усталость обманула ее ожидания, и болезненный шок, который он получил, сделал его только более сердитым. Орион закричал и дернулся от боли, но не позволил ей уйти. Когда он оправился от электрического штурма в его голове, он склонился, надавил на ее плечи, и стал вдавливать ее во влажное дно пещеры, пока крик боли не сорвался с ее губ.

Тогда Элен поняла, что ужасно недооценила Ориона, и что теперь она заплатит за это. Она все еще не могла видеть его, но она чувствовала его, такого огромного, который возвышался над ней. Она никогда до сих пор не замечала, насколько большим он был, вероятно потому что у нее никогда прежде не было причины бояться его. Когда она бесполезно прижалась к его лицу и горлу, она поняла, что эту борьбу ей не выиграть. Она была ранена, обезвожена, и ее резервы опустошенны. Орион собирался убить ее.

Элен не должна была даже думать об этом. Она знала, что скорее умрет, похоронив себя под тысячью тонн щебня, чем подчинится ему. Она расслабилась и начала вызывать истинный заряд — тот, который легко убьет его и наиболее вероятно разрушит пещеру и убьет ее тоже. Но она не успела выпустить его.

Внезапно, Орион отпустил ее и оттолкнул от себя, как будто пробудился ото сна. Она слышала, как он лихорадочно карабкается от нее в темноте. Не зная, куда он девался, ей отчаянно захотелось включить какой-нибудь свет. Напрягая слух в кромешной тишине, Элен ждала звук еще одного нападения.

Сапоги Ориона скрипнули где-то вдали.Фурии зашипели, взывая к Элен, подсказывая ей место укрытия Ориона. Они направляли ее, желая, чтобы она закончить бой.

Но теперь, когда она больше не прикасалась к нему, Элен почувствовала себя не уверенно. Разве Орион был ей врагом? Фактически, она заботилась о нем — поэтому она начала волноваться, о том насколько сильную она причинила ему боль. Но непроницаемая темнота пещеры ничего не показала, независимо от того, насколько сильно Элен пыталась что-то увидеть.

Она решила, что ей нужно срочно узнать две вещи. Во-первых, было ли с ним все в порядке? Во-вторых, если да, то не собирается ли он напасть на нее?

Сосредоточив всю свою остающуюся силу на удержании уравновешенного заряда, Элен сотворила маленький шарик электричества в своей левой руке и подняла его над головой. Ее глаза осмотрели все вокруг, зубастые сталактиты и сталагмиты, пока не разыскали Ориона. Он стоял напротив, прислонившись к стене маленькой пещеры с крепко закрытыми глазами. Кровь бежала по его подбородку.

"Если ты собираешься убить меня, сделайте это сейчас, пока мои глаза закрыты." Его глубокий уверенный голос раздался эхом по пустому проходу. "Я не буду драться с тобой."

Создание света было ошибкой. Теперь Элен видела, как эти Три Фурии скрежетали зубами и скребли пальцами свои тела в тени. Они рвали свою одежду и оставляли темно-красные рубцы на их обесцвеченной и липкой коже.

Элен встала и на автомате последовала к Ориону, как робот-убийца с часовым механизмом, полный винтиков вместо мыслей. В экстазе ненависти она упала на колени перед ним и сунула правую руку под его рубашку.

Двигая рукой по ремню Ориона, Элен нащупал нож который как она знала, все еще был привязан к его спине. Он должен был знать, что она делает, но он не пытался ее остановить. Элен взяла нож и провела кончиком лезвия по его груди.

"Я не хочу этого", сказала она. Ее голос дрожал, а в глазах было расплывчато от слез, которые горячими струйками стекали по ее щекам. "Но мне это нужно."

Орион продолжал стоять с закрытыми глазами, руками вцепившись в стену пещеры. В ледяном, неустойчивом свете ее электричества, которым она едва управляла, Элен видела, что он сдерживал себя, как будто делал это прежде много раз. Белые как призрак конечности и пепельные волосы Фурий мелькнули в уголке глаза Элен.

"Я тоже это чувствую. Жажду крови ", прошептал он так тихо, что Элен скорей поняла значение его слов, чем услышала. "Это хорошо. Теперь я готов."

"Посмотри на меня".

Орион открыл свои ярко-зеленые глаза. Фурии закричали.

У него вдруг стало по мальчишески, удивленное выражение лица. Он начал восстанавливать дыхание, и его голова медленно дюйм за дюймом приближалась к Элен, пока его губы не застыли напротив ее. Его губы были очень теплыми и мягкими. Этот новый аромат полностью не вмещался, хотелось впитать его целиком, Элен потянула его нижнюю губу в рот, чтобы сделать большой глоток. Ловя его лицо одной рукой, так, чтобы она смогла наклонить его слабеющий рот к своему, она заметила что-то липкое между пальцами. Элен отступила и посмотрела вниз.

На ее руках была кровь.

Ошеломленная, Элен посмотрела вниз и увидела как темный, влажный круг расширяется на рубашке Ориона. Его удивленный взгляд. Она ударила его ножом. А потом толкала в него кончик лезвия по чуть-чуть в то время, как они наклонялись друг к другу. И он позволил ей сделать это без жалоб.

Увидев, что она сделала, Элен выдернула клинок из груди Ориона и кинула его со звоном на пол позади себя.

Он наклонил голову вперед, вздохнул и упал, задев ее колени.

Испугавшись, Элен впилась каблуками в скользкую почву, и отпрянула от неподвижного тела Ориона, гася свой шар света.

Спиной она наткнулась на сталагмит, и замерла, прислушиваясь к любому звуку от него. Фурии шептали ей, чтобы она встала и закончила то, что начала, но она была слишком ошеломлена, чтобы повиноваться.

"Орион"? позвала она через пещеру.

Она должна помочь ему, рассуждала она с собой. Лезвие не вошло глубоко, поэтому, он был просто без сознания. Верно? Верно, сказала она себе твердо. Если оно вошло слишком глубоко, и он не сможет излечить себя сам, то она отнесет его к Ясону и Ариадне, и они спасут его, она знала, что они могут сделать это. Она не беспокоилась, о том насколько опустошенной она была, насколько огромным был он, и как далеко она должна отнести его. Орион должен жить, независимо от того, как она это сделает.

Но Фурии... они заставили бы даже сострадательных близнецов захотеть убить Ориона. Итак, если Элен устоит против Фурий, и перенесет его в Нантакет. Как она сможет доверить его кому-нибудь после того, что сама только что сделала ему?

"Орион, ответь мне!" закричала Элен в темноту. "Ты не можешь умереть!"

"Ну, когда-нибудь, я смогу. Но не сейчас", простонал он. Шепот Фурий возрастал. "Ты должна выбраться отсюда."

"Я не хочу оставлять тебя. Тебе больно."

“Я почти излечен. Следуй за водой в горе. Это выведет тебя отсюда.” Орион мучительно сглотнул. “Пожалуйста, уходи от меня!”

Сейчас Фурии говорили с Орионом, направляя его к Элен. Она слышала, как они просят, чтобы он убил ее. Он сделал отчаянный звук и Элен почувствовала его выпад в ее сторону.

Едва избежав его нападения, Элен отключила силу тяжести и взмыла в воздух. Как только она взлетела, то сразу почувствовала малейшее движение воздуха, которое обтекало сталактиты свисающие с потолка.Воздушные потоки помогли ей выяснить, какой путь ведет вверх и из пещеры.

Она также почувствовала порывы воздуха, всколыхнувшие Ориона, который размахивал руками ищя ее в темноте. Раненый он или нет, Элен понимала, что должна оставить его немедленно, либо никто из них не переживет эту ночь. Она летела в пещере через проходы, пока не увидела тусклый предрассветный свет в устье пещеры.

Элен взлетела выше, чтобы лучше все осмотреть. Глядя вниз на еще темный пейзаж, она увидела, что находится рядом с южным берегом Массачусетса и относительно близко к побережью. Она повернулась, освещенная первыми лучами восходящего солнца, и направилась на восток над открытой водой.

Где-то над Виноградником Марты, Элен начала плакать. Она продолжала вспоминать ошеломленный взгляд на лице Ориона, когда она ударила его ножом—ударила его ножом, повторяла она про себя в шоке.

Рыдание вырвалось из нее, и она прикрыла рот рукой. Она почувствовала на губах что-то очень неправильное и посмотрела на свою руку с отвращением. Она была вся в крови Ориона. Она действительно чуть не убила его, и доказательством этого была ее запятнанная кожа. Если бы он не поцеловал ее, он был бы мертв.

Элен опасно устремилась вниз над своим домом. Она попыталась очистить ресницы от слез, которые застывали на них, но они просто продолжали литься. Чем больше она пыталась успокоить рыдания, тем более яростно они, казалось, вырывались из нее. Что такое сделал Орион с ее сердцем?

Контроль Элен над ветром начал давать сбои, и она падала в воздухе, как полиэтиленовый пакет во время шторма. Она падала с неба и мчалась в синий брезент закрытого окна спальни.

Отодрав брезент в сторону, она нырнула в постель и уткнулась лицом в холодную подушку, чтобы заглушить звук своих слез. Она слышала, как ее отец храпит в соседней комнате, в блаженном неведении, что его дочь едва не стала убийцей.

Элен плакала, так тихо, как могла, но какой бы уставшей она не была, она отказывалась засыпать. Она не могла вынести мысли о том, чтобы так скоро спуститься обратно в Подземный мир, хотя и понимала, что это не имеет никакого значения. Этот цикл, в котором она застряла, казалось, никогда не закончится. Спала она, или не спала, какое это имело значение? Для нее не было покоя, независимо оттого, что она делала.

 

***

 

Зак увидел Элен, сдирающую синий брезент с окна и влетающую в него. Он видел своего хозяина делающего много вещей, которые были физически невозможны, но, увидев девушку, которую он знал всю свою жизнь летающей, было для него трудным испытанием. Она всегда была как ангел, так красива, что было больно смотреть, но в полете Элен была похожа на богиню. Кроме того, она выглядела расстроенной. Он задумался, что с ней произошло. Как бы там ни было, это было что-то плохое. Зак предположил, что возможно спуск в Подземный мир не был удачным.

И в первую очередь, как, черт возьми, она вышла из дома? задумался он. Затем он начал потеть. Ведь Элен выключила свет в своей спальне, а затем, примерно через полчаса, появилась в воздухе за окном. Могла ли она телепортироваться? И что он собирается рассказать своему хозяину об этом?

Зак знал, что он должен был сделать доклад. Повернувшись он пошел к своей машине, припаркованной на улице, и подпрыгнул. Автомедон стоял у него за спиной, тихо, как в могиле.

"Как вышла Наследник?" спокойно спросил он.

“Она просто заснула.... Она не выходила, я клянусь.”

"Я чувствую запах твоего страха", сказал Автомедон, его красные глаза сверкали в темноте. "Твои глаза слишком медлительны, чтобы увидеть ее. Я больше не могу доверять тебе это задание."

"Хозяин, я. . ."

Автомедон покачал головой. Этого было достаточно, чтобы заставить замолчать Зака.

“У сестры моего хозяина было слово от ее брата. Они почти готовы,” Автомедон продолжал говорить чистым и бесчувственным способом. “Мы должны приготовиться, чтобы захватить Лицо.”

"Сестра хозяина?" спросил Зак проницательно. "Но Пандора мертва. Или вы имеете в виду жену Танталуса, Милдред?" Зак упал на колени, а весь воздух вышел из его легких. Автомедон ударил его в живот, так быстро, что он даже не увидел, пока не почувствовал.

"Ты задаешь слишком много вопросов", сказал Автомедон.

Зак задохнулся и согнулся, поняв, что у Автомедона теперь был другой хозяин. Он не работал больше на Танталуса, и у Зака возникло чувство, что к этому имеет некоторое отношение та высокая, бесчеловечная женщина и деформированный парень с ней. Кем бы она ни была, командовала теперь она для своего брата, и именно ее брат был настоящим хозяином Автомедона. Зак понял, что Автомедон не доверял ему достаточно, чтобы рассказать, на кого он работает, но это не означает, что он не сможет это разузнать. Он просто должен быть более осторожным.

“Простите меня, хозяин," прохрипел Зак, когда вставал, по-прежнему согнувшись от боли и озлобленности. “Я сделаю все, что вам нужно. Научите меня.”

Рот Автомедона дернулся, как будто он смог почувствовать запах неискренних намерений Зака. Зак попытался думать преданно. Его жизнь буквально зависела от этого.

"Веревка, кол, и бронзовая жаровня. Ты знаешь, что такое жаровня?"

"Церемониальная бронзовая кастрюля. Используется для хранения горящих углей или огня," повторил Зак безжизненно. Его хозяин кивнул.

“Держи все эти вещи под рукой. Когда придет время, все произойдет очень быстро”.

 

***

 

Сидя на кровати, Элен потерла пульсирующую голову и заметила, что все еще была покрыта кровью и грязью. Ее кожа была жирной и нежной от нехватки сна, и ее лицо горело, даже при том, что она знала, что ее спальня буквально заморожена. Вода в стакане на ее тумбочке была покрыта коркой льда.

Заставляя себя встать из постели, она ввалилась в душ и осталась там, пытаясь забыть, как Орион смотрел на нее, каким он был растерянным. Это воспоминание нанесло удар, продолжая отзываться эхом во внутренней части ее работающего со сбоями ума, смутно вспоминалось о том, как он коснулся ее.

Хелен знала, что Орион мог управлять сердцами, но ничто, не подготовило ее к тому, что она почувствовала, когда он достиг ее сердца. Это был вид боли, но хорошим способом — лучшим способом, поняла Элен. Ее горячее лицо стало еще более горячим, и она плотно закрыв глаза повернулась непосредственно под язвительные брызги. На мгновение было такое чувство, что Орион, возможно, мог сделать с ней все что хотел, и Элен знала, что позволила бы ему. Хуже, она подозревала, что он заставил бы ее наслаждаться этим.

"Элен"! закричал Джерри вытряхнув ее из ее ярких мыслей. Он только назвал ее Элен, и она поняла, что он был вне себя. "Почему это так чертовски холодно в этом проклятом доме. . . черт побери!"

Вот и все, подумала Элен. Я, наконец, разгневала своего отца так, что он даже забыл, как говорить по-английски.

Джерри подошел к ванной и начал орать на нее через дверь. Она почти могла представить себе его там, яростно указывающего пальцем в дверь и настолько возбужденного, что он начал путать слова, такие как безответственно и бездумно или что-то вроде безответс-менее-несс.

Элен выключила краны и натянула халат на все еще влажное тело. Она распахнула дверь и встретилась взглядом с отцом. Независимо, что Джерри собирался закричать, слова умерли, как только он увидел лицо Элен.

“Папа" сказала она, осторожно подбирая слова. “Такая ситуация. Я уже позвонила г-ну Танису в хозяйственный магазин, и он приедет в пятницу, чтобы измерить окно. Затем он отправит заказ в магазин стекла на мысе, потому что этот дом такой старый, что никто из наших не может сделать окно из-за его не стандартного размера. Мы должны подождать, пока магазин на Кейп-Коде, сделает окно и отправить его обратно к нам, а г-н Танис придет и установит его. Но до тех пор в моей спальне будет чертовски холодно, ладно!”

“Хорошо!” сказал он, отклоняясь подальше от внезапного психологического нападения Элен. “Ты позаботишься об этом.”

"Я!"

"Хорошо!" Он неловко переступил с ноги на ногу и посмотрел на Элен с виноватым выражением. "А теперь, что ты хочешь на завтрак?"

Элен улыбнулась ему благодарно, и порадовалась, что Дафна из всех порогов, где она могла оставить ее, она выбрала порог Джерри.

"Тыквенные блинчики?" Сказала она шмыгнув носом. И вытерла нос рукавом халата, как маленький ребенок.

"Ты больна? Что с тобой случилось, Лен? Ты выглядишь, словно побывала в аду и вернулась обратно."

Элен рассмеялась, сопротивляясь искушению рассказать ему, насколько его предположение верно. Ее внезапный смех только еще больше смутил Джерри. Он отступил с немного странным взглядом и пошел вниз, чтобы сделать ей блины.

Потом Элен закутанная в толстый шерстяной свитер и толстые шерстяные носки, присоединилась к нему на кухне и помогла. Около часа они вдвоем просто болтали, ели, и делили воскресную газету. Каждый раз, когда возникла мысль об Орионе, она пыталась отогнать ее.

Она не могла позволить себе слишком привязаться к нему. Она знала это. Но небольшие детали продолжали всплывать, чтобы заполнить ее мысленный взор — единственная отметка красоты, которая висела как темная слеза высоко на его правой щеке; острая, алмазная форма его передних зубов, когда он улыбался.

Почему он не написал еще?

"Собираешься ли ты позже к Кейт?" спросила она у папы, чтобы его ответ отвлек ее от Ориона.

“Ну, сначала я хотел спросить тебя,” ответил он. “Идешь ли ты к Люку?”

Элен перестала дышать на мгновение, потом взяла себя в руки, и попыталась сделать вид, что ее живот не упал вниз. На мгновение она попыталась урезонить голос в своей голове, который шептал слова об измене. Они с Лукасом не были вместе. Какая разница, что она думает об Орионе?

"Я собираюсь к Ариадне, папа. У нас с ней есть чем заняться, так что иди к Кейт. Я не собираюсь быть здесь."

"Еще один школьный проект?" Спросил он с таким невинным видом, что Элен поняла, он не поверил в это.

“Вообще-то нет,” призналась Элен. Она очень устала, запоминать все больше и больше лжи и решила, попробовать легкую правду для разнообразия.

"Она учит меня самообороне".

"Действительно!" Воскликнул он, в полном шоке. "Зачем?"

"Я хочу знать, как защищать себя".

Элен поняла, насколько верным было, то что она только что сказала. Она не могла потратить оставшуюся часть своей жизни, прячась за спины других людей. В конечном счете она исчерпала бы чемпионов — особенно, если бы продолжала наносить удары им в грудь.

Орион должен бы уже написать ей. Где же он?

"Ох. Хорошо ". Джерри нахмурился, собираясь с мыслями. "Ленни, я сдаюсь. Ты и Лукас встречаетесь или нет? Потому что я не могу понять это, Кейт не может понять это, и ты выглядишь очень несчастной. Я предполагаю, что вы двое расстались, но если вы это сделали, то почему? Он что-то сделал тебе?"

“Он ничего не сделал, Папа. Это не так" пробормотала Элен. Она была все еще не в состоянии произносить имя Лукаса. “Мы просто друзья.”

"Друзья. В самом деле? Ленни, ты выглядишь как ходячий мертвец."

Элен подавила горький смешок и пожала плечами. "Может быть, у меня грипп или еще что-то. Не волнуйся. Я справлюсь с этим."

"Мы говорим о гриппе или Лукасе?"

Телефон Элен загудел. Она нырнула за ним—ОРИОН!—но нет, это была Клэр, спрашивала, где она была.

"Что это было сейчас?" спросил Джерри.

"Что? Ничего", ответила Элен, все еще глядя на свой телефон. Почему она сама не написала Ориону?

"Ты выглядишь разочаровано".

"Я должна идти. Клэр идет по улице," солгала она, игнорируя комментарий отца о том, что она разочарована—но она не была, сказала она себе.

Она волновалась, и это было по-другому.

Что Орион с ней сделал? Она знала, что это было не нормально. Она чувствовала, что ее мозг был захвачен, и, видимо, ее кожа пошла с ним в поездку, тоже. Она все еще ощущала на себе его руки, и знала, что это ей не мерещится. Она чувствовала, как придавлены не которые точки на ее пояснице, как будто это его пальцы нажимали там. Она чувствовала как он притягивает ее бедра, все ближе и ближе к себе, хотя знала, что он находится очень далеко на материке.

Она оперлась на руку, чтобы не упасть и сосчитала до трех. Ощущение, что он держит ее бедра в своих руках, отступило, но не совсем. Торопясь избавиться от стольких невозможных ощущений, она поцеловала своего отца, сказала до свидания, надела туфли и пальто, и поспешила из дома.

Шаги расплывались перед ней, и знакомый запах принес ей ветер. Элен развернулась на пятках и покрутила головой вокруг, пытаясь найти источник. Растерянная, она упала на колени и протянула руки, пошарив вокруг, как будто она была с завязанными глазами. Что-то было ужасно неправильное с ее глазами. Небо перед ней выглядело как-то несоответственно, как если бы оно было разорвано на части, а затем наскоро сшито вместе.

Элен почувствовала тепло — замечательное, утешительное тепло в море холода. Некое невидимое солнце согревало ее чуть-чуть. Она закрыла глаза и протянула руку, чтобы коснуться теплоты, но как только она потянулась, чтобы коснуться, это выплеснулось в холодный воздух Октября и исчезло.

Горячие слезы обожгли расфокусированные глаза Элен. Она почувствовала, как будто ей в чем-то отказали, в чем она так отчаянно нуждалась. Элен ударила руками по пустому воздуху, но там ничего не было.

Иди ко мне, Лишенная Снов. Я скучаю не держа тебя в моих объятиях.

Элен замерла и огляделась. Она слышала шепот человека—но откуда?

Звук пришел изнутри ее собственной головы, но голос определенно не принадлежал ей. Он звучал так успокаивающе. Что Элен захотелось услышать его снова.

Встав с колен, Элен застенчиво посмотрела на окна соседей, надеясь, что никто из них не видел ее. Она не знала, как объяснить им мгновенное помешательство, и меньше всего себе. Страшные мысли приходили ей в голову. Нечеткое зрение, нарушение баланса, горячие и холодные вспышки это были известные побочные эффекты лишения сна. Так начиналось слабоумие. Вполне возможно, что ей все это померещилось, в том числе и голос.

Элен понимала, что не должна позволять себе паниковать. Она стряхнула с себя страх. Побежав по улице, убедилась, что никто за ней не наблюдает, и поднялась в воздух. Спустя несколько мгновений, она приземлилась на арене Делосов, рядом с Ариадной и Мэттом, которые уже были в середине тренировки. Мэтт вскрикнул, как маленькая девочка.

“Черт возьми, Ленни!” Он оперся на песок, чтобы вернуть утраченную опору. “Ты просто выпала из проклятого неба!”

"Извини! Я не подумала," извинилась Элен.

Она забыла, что Мэтт на самом деле никогда не видел ее летающей, но она была так удивлена, что Мэтт и Ариадна занимались открыто, что забыла незаметно приземлиться. Она уже собиралась спросить, как Мэтт убедил отца Ариадны, что он должен обучаться, как услышала замечание Клэр в углу.

"Черт побери, Мэтт! Я не слышал, как ты берешь такую высокую ноту с пятого класса." Клэр прижала к груди книгу в кожаном переплете, которую читала, и дрожала от смеха.

“Ха. Ха”. Видимо, Мэтту сейчас было не до передразниваний. Он повернулся к Элен со строгим лицом. “Что ты здесь делаешь, Лен? Разве ты не должна быть в библиотеке с Кассандрой?”

“Какой смысл? Клэр в десять раз больший исследователь, чем я. Я бы просто мешалась, беря книги в библиотеке, в которых я не понимаю и половины, как могла бы понять Клэр.” Элен сделала выразительный жест в сторону Клэр, которой каким-то образом удалось великодушно поклониться, продолжая сидеть.

“Прямо сейчас я не нуждаюсь в изучение книг. Я нуждаюсь в Ариадне, чтобы она обучала меня.”

Ариадна посмотрела на Элен с сомнением. “Элен? Ты знаешь, я обожаю тебя и все такое, но я не собираюсь быть казненной на электрическом стуле. Почему бы тебе не полететь на




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.