Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Э-Э . . . 5 МИНУТ НАЗАД? ПОЛУЧИЛ 2 ПОХОДУ. 1 страница



Джозефина Анджелини

Без снов

Пробуждение — 2

 

Оригинальное название: Josephine Angelini «Dreamless»

Джозефина Анджелини «Без снов»

Перевод: Olena75, _Tatiana_28

Переведено специально для группы:

http://vk.com/josephine_angelini

Любое копирование без ссылки

на переводчика ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация

 

Перед Элен Гамильтон, поставлена почти невозможная задача, поскольку она единственный Сцион, который может спуститься в Подземный мир. Ночью она блуждает через Гадес-Царство Теней, пытаясь остановить бесконечный цикл мести, которым проклята ее семья. Днем она изо всех сил пытается преодолеть усталость, которая быстро разрушает ее здравомыслие. Без Лукаса рядом с ней, Элен не уверена, что найдет в себе силы идти дальше.

Джозефина Анджелини

Без снов

Пробуждение — 2

 

Пролог

 

В понедельник утром, школа была отменена. Электричество до сих пор не было восстановлено в определенных частях острова, и несколько улиц в центре города были непроходимы из-за ущерба, нанесенного штормом.

Да, правильно, думал Зак, когда вышел из своей парадной двери. Это был "шторм", который уничтожил половину города, а не странная новая семейка, которая не умеет управлять автомобилями.

Он пробежал несколько кварталов, чтобы просто установить некоторую дистанцию между ним и его отцом. Он не мог спокойно сидеть дома и слушать, как его отец жалуется, как команда соскучились по футбольной тренировке, хотя в действительности он жалел, что потратил этот день без своих трех звезд спорта - удивительных мальчиков Делос.

Зак спустился до Индия-Стрит, чтобы посмотреть на разрушения наряду с десятками других зевак. Все говорили, что электрический провод закоротил в середине улицы ночью, и он был настолько жарким, что расплавил тротуар. Зак видел отверстие в земле, и он видел оторванные провода, и он знал, что не провода нанесли весь этот ущерб.

Точно так же, как он знал, про огромный сожженный участок травы на расстоянии в пятнадцать футов от выхода из двери женской раздевалки.

Почему все были так глупы? Они были настолько ослеплены детьми Делос, что были готовы пропустить тот факт, что мраморные ступени библиотеки никак не могли быть поломаны этим проклятым ветром? Разве кто-либо еще не видел там, что происходит нечто большее? Все это было настолько очевидным для Зака.

Он пытался предупредить Элен, но она была слишком повернута на Лукасе, чтобы что-то увидеть. Зак знал, она была как-то похожа на них, но так или иначе он пытался. Она, как и весь остров и так же, как его отец были все. Ослеплены.

Зак шел по городу, сердито глядя на всех слоняющихся дураков, охоющих и ахающих над расплавленным асфальтом, когда Мэтт увидел его и помахал ему рукой.

“Посмотри на это, - сказал Мэтт, когда Зак присоединился к нему, у края полицейской ленты. “Они говорят, это, должно быть, главная линия острова. Просто удивительно, да?”

"Ничего себе. Дыра. Как интересно", саркастически заметил Зак.

"Ты думаешь, что это интересно?" Спросил Мэтт, поднимая бровь.

"Я просто не думаю, что провода обладают такой силой, чтобы сделать такое."

"А что еще это могло быть?" Спросил Мэтт в своей обычной аналитической манере, указывая на сцену разрушения перед ними.

Зак осторожно улыбнулся. Мэтт был умнее, чем большинство людей. Он был красив, носил правильную одежду, он был капитаном команды по гольфу, и он был из старой и уважаемой семьи. Кроме того, он знал, как общаться с людьми, которые имели значение, и говорить об интересных вещах, таких как спорт. На самом деле, Зак всегда подозревал, что Мэтт мог бы быть одним из самых популярных детей в школе, если бы захотел, но по какой-то причине, Мэтт отказался от участия в популярной команде и вместо этого решил быть Geek King (король-чудаков). Должно быть, это было связано с Элен.

Зак все еще не выяснил, почему Элен сама выбрала болтаться с чудиками, учитывая, что она была намного красивее, чем любая кинозвезда или супермодель, которую он когда-либо видел. Ее решение быть отверженной это другая часть ее тайны, и ее привлекательность. Она была из тех женщин для которых мужчины делали ужасные вещи. Такие как жертвовать своим социальным положением, или воровать, или даже бороться за. . .

“Я не был здесь,” ответил Зак, наконец отвечая на вопрос Мэтта. “Но смотрится как будто кто-то, сделал это нарочно. Как будто они подумали, что могут выйти сухими из воды.”

“Ты думаешь кто-то... Что? Разбил библиотеку, разорвал линию электропередач на десять тысяч Вольт голыми руками, а затем, расплавил четырехфутовое отверстие на улице... это шутка?” спросил Мэтт спокойно. Он сузил глаза и усмехнулся, глядя на Зака.

“Я не знаю”, наконец ответил Зак. Потом мысль пришла ему в голову. “Но, может быть, ты. Ты ведь много общался с Ариадной в последнее время.”

"Да, и?" Спокойно сказал Мэтт. "Я не понимаю тебя."

Знает ли Мэтт? Рассказали ли ему Делосы, что происходило, в то время как они уехали от Зака? Зак мгновение изучал Мэтта, а потом решил, что он, вероятно, просто заступился за семью Делос, как это делали все, когда Зак начинал говорить насколько они странные.

"Кто сказал, что я должен иметь свою точку зрения? Я просто хочу сказать, что никогда не видел раньше, чтобы сбитые провода были настолько мощными. А ты? "

"Таким образом, получается, что полиция, вода и электроэнергия, и все люди, которые обучаются по борьбе со стихийными бедствиями, все они не правы, а ты прав?"

После слов Мэтта Зак почувствовал себя немного глупо. Он не мог прийти и прямо сказать, что семья из суперменов пытается захватить остров. Это будет звучать глупо. Изобразив незаинтересованность, Зак посмотрел через улицу на разрушенные ступени библиотеки и пожал плечами.

Именно тогда он заметил парня, такого же особенного, как Элен, и как поганые Делосы. Только этот парень был другой. Было в нем что-то нечеловеческое. Когда этот парень передвигался, то становился похож на насекомое.

"Как бы там ни было. Меня не волнует, что здесь произошло ", сказал Зак, изображаю скуку. "Веселенькая получилась дыра".

Он ушел, не желая больше тратить время на человека, который, так очевидно, был на стороне Делосов. Он хотел посмотреть, что этот незнакомец собирался делать и, возможно, понять, чего они все от него скрывают.

Он последовал за незнакомцем к докам, и заметил красивую яхту. Она была прямо как из сказки. Высокие мачты, палуба из тикового дерева, корпуса из стекловолокна, и алые паруса. Зак шел к ней с открытым ртом. Это была самая красивая яхта, которую он когда-либо видел, за исключением одного лица. . . .

Ее лица.

Зак почувствовал, что кто-то коснулся со спины его плеча, и когда он обернулся, мир потемнел.

 

Глава 1

Красная кровь полумесяцами расцветала из-под сломанных ногтей Элен, и стекала по костяшкам пальцев небольшими ручейками. Несмотря на боль, она ухватилась крепче за выступ левой рукой, чтобы попытаться сдвинуть правую руку вперед. Под ее пальцами были песок и кровь, из за этого они соскальзывали, руки сводило судорогой так сильно, что в центре ее ладони начался спазм. Она потянула ее вправо, но была не в силах двигаться дальше.

Елена, задыхаясь, крепко вцепившись пальцами скользнула в сторону. На высоте в шесть этажей под ее ногами была мертвая клумба, усеянная заплесневелыми кирпичами и шифером, которые соскальзывая с крыши полуразрушенного особняка, разбивались на куски. Она не должны смотреть вниз, чтобы не знать, что с ней будет, если она вдруг ослабит хватку рук на рушащемся подоконнике. Она снова попыталась качнуть ногой вверх, чтобы поставить её на подоконник, но чем больше она пыталась, тем менее надежным становился ее захват.

Елена кусала губы, чтобы не зарыдать. Она висела на этом выступе, с тех пор, как спустилась в Подземный мир в ту ночь. Она чувствовала себя так, как будто прошли часы, а может быть, и дни и ее выносливость ослабевала. Елена закричала в отчаянии. Она должна была уйти с этого выступа и пойти найти Фурий. Она была Descender(тот, кто спускается)-ее задача была найти фурий в аду, победить их, и освободить Сционов(потомков) от влияния Фурий.

Она должна была закончить этот цикл мести, который заставляет Сционов(потомков) убивать друг друга, но вместо этого она здесь, висит на выступе.

Она не хотела падать, она понимала, что не найдет Фурий, если будет продолжать целую вечность цепляться за карниз. В аду, каждая ночь длится вечно. Она знала, что необходимо положить конец этой ночи и начать следующую заново, надеясь, что она будет более продуктивной. И если она не может забраться вверх, то остаётся только один вариант.

Элен начала дергать пальцами левой руки и сумела оторвать их от подоконника. Она пыталась убедить себя, чтобы не надо бороться, что лучше было бы упасть, потому что по крайней мере, тогда все будет кончено. Но она все равно вцепилась в карниз со всей оставшейся силой в правой руке. Элен была слишком напугана, чтобы позволить себе упасть. Она закусила губу до крови, чтобы сконцентрироваться, но пальцы ее правой руки скользнули по песку и, наконец, оторвались от края. Она не смогла удержаться.

Когда Элен упала на землю, она услышала, как ее левая нога сломалась.

 

***

 

Элен закрыла рот рукой, чтобы не закричать от боли и не нарушить тишину Нантакета в спальне. Она чувствовала кремнистый песок Подземного мира на ее окоченевших пальцах. В предрассветном оловянно-голубом свете, она внимательно слушала звуки шагов ее отца в коридоре, который готовился к новому дню. К счастью, он, казалось, не услышал ничего необычного, и спустился вниз, чтобы начать готовить завтрак, как ни в чем не бывало.

Лежа в постели, дрожа от боли в сломанной ноге и растянутых мышцах, Елена ждала, когда ее организм исцелит себя. Слезы катились по обеим щекам, оставляя горячие следы на ее охлажденной коже. В ее спальне был ледяной холод.

Елена знала, что должна поесть, чтобы вылечиться должным образом, но она не могла спуститься вниз со сломанной ногой. Она сказала себе сохранять спокойствие и ждать. Немножко времени и ее тело будет достаточно сильным, чтобы двигаться, потом стоять, а затем и ходить. Ей придется соврать и сказать, что она проспала. А чтобы скрыть больную ногу от отца нужно улыбаться и ходить вокруг, пока они завтракают. Затем, немного поев, она исцелится.

Она будет чувствовать себя лучше в ближайшее время, сказала она себе, и заплакала так тихо, как только могла. Она просто должна была держаться.

 

***

 

Кто-то махал рукой перед лицом Элен.

“Что?” - спросила она в замешательстве. Она повернулась, чтобы взглянуть на Мэтта, который вернул ее обратно на землю.

"Мне очень жаль, Ленни, но я все еще не понимаю. Кто такие Рогусы Сционы? "Спросил он, беспокойно морща лоб.

"Я Рогус", ответила она немного слишком громко. Она задумалась всего на секунду, и сразу не поняла о чем разговор.

Элен расправила плечи, оглянулась и поняла, что все в комнате смотрят на нее. Все, кроме Лукаса. Плотно сжав губы он изучал свои руки на коленях.

Элен, Лукас, Ариадна и Ясон сидели за кухонным столом в доме Делосов после школы, пытаясь объяснить Мэтту и Клэр все о полубогах. Мэтт и Клэр были лучшими смертными друзьями Элен, и невероятно умными, но некоторые вещи о Элен и ее прошлом были слишком сложными, чтобы их легко можно было понять. После всего, через что они прошли, Мэтт и Клэр заслужили ответов. Семь дней назад они рисковали своими жизнями, чтобы помочь Элен и семье Делос.

Семь дней, подумала Элен, подсчитывая на пальцах, чтобы убедиться. Все это время Подземный мир заставлял её чувствовать, что прошло семь недель. Возможно для нее это и было семь недель.

"Это звучит странно, но это так," сказала Ариадна, когда поняла, что Элен не собирается продолжать. "Есть четыре дома, и все четыре дома должны уплатить друг другу кровавый долг с Троянской войны. Вот почему Фурии заставляют нас хотеть убить кого-то из другого дома. Месть ".

"Миллиард лет назад кто-то из Дома Атрея убил кого-то из Дома Фив, и вы должны уплатить кровавый долг?" С сомнением спросил Мэтт.

"Именно так, кроме того, было намного больше, чем просто одна смерть. Мы здесь говорим о Троянской войне. А там много людей погибло, как полубогов Сционов, так и смертных, как вы, " сказала Ариадна с виноватой гримасой.

"Я понимаю, что много людей погибло, но какой смысл в этой мести "кровь за кровь"?" продолжал Мэтт. "Это ведь никогда не заканчивается. Просто безумие какое-то."

Лукас невесело рассмеялся и поднял глаза с колен, чтобы посмотреть на Мэтта. "Ты прав. Фурии сводят нас с ума, Мэтт", сказал он спокойно. "Они преследуют нас, пока мы не сломаемся."

Элен помнила этот тон. Она думала о нем, как о голосе преподавателя Лукаса. Она могла слушать его весь день, хотя понимала, что не должна этого хотеть.

“Они заставляют нас хотеть убить друг друга, чтобы выполнить некий искривленный вид правосудия,” продолжал Лукас своим взвешенным тоном. “Кто-то из другого Дома убивает человека в нашем Доме. Мы тоже убиваем в отместку, и так продолжается в течение трех с половиной тысяч лет. А если Сцион убивает кого-то из собственного дома, то он становится Отверженным.”

"Как Гектор", продолжил Мэтт. Произносить имя их брата и кузена было нельзя, потому что это злило клан Дэлосов и проклятие Фурий начинало работать. Мэтт рискнул этим, чтобы выяснить все до конца. "Он убил вашего двоюродного брата Креона, потому что Креон убил твою тетю Пандору, и теперь вы все чувствуете непреодолимое желание убить его, даже если до сих пор любите его. Мне очень жаль. Но я все еще не вижу, как это, даже отдаленно, похоже на справедливость".

Элен оглянулась и увидела как Ариадна, Ясон и Лукас стиснули зубы. Ясон был первым, кто успокоился.

“Именно поэтому так важно то, что делает Элен,” ответил он. “Она спускается в Подземный мир, чтобы победить Фурий и остановить все это бессмысленное убийство.”

Мэтт сдался неохотно. Для него было трудно принять Фурий, но он видел, что никто за столом не был довольным их существованием. А Клэр все еще казалась, что она должна была выяснить некоторые вещи.

"Ладно. Это об Отверженных. Но Рогусы, как Ленни являются Сционами, которые имеют родителей, от двух разных Домов, но только один Дом, может претендовать на них, верно? И поэтому они до сих пор должны заплатить кровавый долг в другой Дом,” осторожно говорила Клер, как будто знала, как трудно Элен слышать это, но она все равно должна была договорить. “Вам нужно было мстить ее матери, Дафне. Или скорее ее Дому.”

"Дом Атрея," глухо сказала Элен, вспомнив, как ее давно потерянная мать вернулся девять дней назад и разрушила ее жизнь очень неприятной новостью.

"Но твой настоящий отец—не Джерри, хотя, должна сказать Ленни, для меня он всегда будет твоим настоящим отецом:" исправилась Клэр страстно, прежде чем продолжила. "Твой биологический отец, которого ты никогда не знала и который умер еще до твоего рождения. . ."

“Был из Дома Фив. ” На мгновение Элен встретилась глазами с Лукасом, но быстро отвела взгляд. “Аякс Делос.”

"Наш дядя," сказал Ясон, а Ариадна и Лукас взглядом подтвердили.

"Хорошо", сказала Клер неловко. Она посмотрела на Элен и Лукаса, которые отказывались встретиться с ней взглядом. "И так как вы оба, или ваши Дома, были врагами, и вы с первого взгляда хотели убить друг друга. Пока вы. . . "Она замолчала.

"Элен и я мы спасли от смерти друг друга, и тем самым заплатили кровавый долг перед нашими Домами", закончил Лукас свинцовым тоном, бросая вызов любому, кто посмеет прокомментировать связь между им и Элен.

Элен захотелось вырыть яму вниз прямо через кафельный пол на кухне Делос и исчезнуть. Она могла чувствовать тяжесть незаданных вопросов каждого.

Они все задавались вопросом: Как далеко Элен и Лукас зашли друг с другом прежде, чем узнали, что были двоюродными братом и сестрой? Были ли это просто поцелуи, или уже все стало "шрамы на всю жизнь" серьезно?

И: Хотят ли они все еще быть друг с другом, даже если знают, что они кузены?

И: Интересно, они все еще делают это иногда. Это было бы не трудно для них, потому что они оба могут летать. Может быть, они ускользают каждую ночь и. . .

"Элен? Мы должны вернуться к работе ", сказала Кассандра властным голосом. Она стояла в дверях кухни с кулаки упертыми в ее стройные, мальчишеские бедра.

Когда Элен встала из-за стола, Лукас поймал ее взгляд и улыбнулся, поощряя ее. Улыбнувшись в ответ Элен почувствовала себя спокойнее и увереннее и последовала за Кассандрой в библиотеку Делос. Кассандра закрыла дверь, и две девушки продолжили поиски тех немногих знаний, которые могут помочь Элен в ее поисках.

 

***

Элен повернула за угол и увидела, что путь был заблокирован радугой ржавчины. Небоскреб был наклонен через улицу, как будто гигантская рука придавила его как стебель кукурузы.

Элен вытерла пот со лба и попыталась найти самый безопасный маршрут через трещины бетона и искривленное железо. Было трудно выбрать путь отсюда, потому что пустыня вокруг уже вторглась в этот заброшенный город и большинство зданий рушились в прах. Да и не было никакого смысла искать другой путь. Одно препятствие или другое, все равно все улицы заблокированы, а, кроме того, Элен не знала, каким путем она должна пойти в первую очередь. Единственное, что она могла сделать, это продолжать двигаться вперед.

Перелезая через зубчатую решетку, окруженную острым запахом распада металла, Элен услышала глубокий, жалобный стон. Дрожащий болт вышел из сустава, и балка над ней вырвалась на свободу в ливне ржавчины и песка. Инстинктивно, Хелен вытянула руки и попыталась отклонить её, но здесь в Подземном мире, у ее рук не было силы Сциона. Она больно ударила ее по спине, и потянула на перекрещивающиеся стойки под ней. Тяжелая балка придавила ее живот, утягивая вниз.

Элен попыталась шевельнуть нижней частью, но не смогла двинуть ногами без мучительной боли, исходящей из бедер. Что-то было, конечно, сломано — ее бедро, ее спина, возможно оба.

Элен прищурилась и попыталась прикрыть глаза рукой, сглатывая от жажды. Она была повержена, в ловушке, как черепаха перевернутая на спину.На небе не было не облачка, чтобы дать хоть чуточку облегчения.

Только слепящий свет и беспощадная жара . . .

 

***

 

Подавив зевок, Элен брела из класса социальных исследований мисс Би. Ее голова чувствовала себя наполненной и горячей, как индейка в День благодарения на медленном поджаривании. Это был почти конец школьного дня, но радости от этого она не испытывала. Элен смотрела вниз на ноги и думала о том, что ждало ее. Каждую ночь она спускалась в Подземный мир и сталкивалась с еще одним ужасающим пейзажем. Она понятия не имела, почему она оказывается в некоторых местах несколько раз, а в других только однажды, но, подумав, решила, что это связано с ее настроением. Чем хуже у неё было настроение, когда она засыпала, тем хуже у нее дела в Подземном мире.

По-прежнему сосредоточившись на своих шаркающих ногах, Элен почувствовала, что теплые пальцы задели ее в давке коридора. Подняв глаза, она увидела, как драгоценные голубые глаза Лукаса ищут ее. От удивления она затаила дыхание, и встретилась с ним взглядом.

Взгляд Лукаса был мягкий и игривый, а уголки его губ были приподняты в тайной улыбке. Все еще, двигаясь в противоположных направлениях, они повернули головы поддерживая зрительный контакт, и их одинаковые улыбки расцветали с каждой минутой. Дразнящим взмахом волос, Элен резко повернулась вперед и закончила взгляд, а улыбка так и осталась на ее лице.

Один взгляд от Лукаса и она почувствовала себя сильной. Живой. Она могла слышать, как он посмеивается про себя, как он идет, почти самодовольный, как он точно знает, как сильно он повлиял на нее. Она усмехнулась про себя, качая головой. А потом она увидела Ясона.

Идя в нескольких шагах позади Лукаса с Клэр, Ясон наблюдал обмен улыбками. Его губы вытянулись в обеспокоенную линию, а глаза были печальны. Он кивнул Элен в неодобрении, и она, опустив глаза, неистово покраснела.

Они были кузенами, Элен знала это. Флиртовать было неправильно. Но это заставляло ее чувствовать себя лучше, как ничто другое. Разве она должна пройти через все это, даже не видя улыбки Лукаса? Сдерживая слезы Элен пошла на последний урок, села за свою парту и достала свой ​​блокнот.

 

***

Длинные острые щепки были вокруг Элен, рискуя пронзить ее и заставляя оставаться полностью неподвижной. Она была в ловушке внутри ствола дерева, которое стояло в одиночестве в середине сухого мертвого леса. Если она слишком глубоко дышала, длинные щепки кололи ее. Ее руки были скручены за спиной, а ноги неловко подогнуты, наклонив туловище вперед. Одна длинная щепка торчала прямо напротив ее правого глаза. Если двинуть головой вперед, чтобы попытаться вырваться на свободу, или чуть нагнуться от усталости—глаз будет выколот.

"Что вы от меня хотите?" Всхлипнула она, ни к кому собственно не обращаясь. Элен знала, что она в полном одиночестве.

"Что я должна сделать?" закричала она вдруг, ее грудь и спину ужалило и появилось с десятком маленьких колотых ран.

Крик не помогал, но полученные раны рассердили ее. Это помогло принять неизбежное. Она сама спустилась сюда и оказалась здесь, даже если это было неумышленно, и она знала, как отсюда уйти. Обычно с боли начинался выход из Подземного мира. До тех пор пока она не умерла, Элен была уверена, что покинет Подземный мир и проснется в своей постели. Она будет ранена и все будет болеть, но по крайней мере она выберется отсюда.

Она смотрела на длинную щепку перед глазом, зная, что ситуация требует от нее сделать, но никак не могла решиться. Гнев ушел, и отчаянные слезы потекли по ее щекам. Она слушала свои собственные сдавленные рыдания-пытаясь не прижаться к стволу дерева в этой клаустрофобной тюрьме. Прошло несколько минут, и руки и ноги Элен начали кричать от боли, скрученные в неестественные формы.

Время не изменило бы ситуацию. Слезы не изменили бы ситуацию. У нее был один выбор, и она знала, что может либо сделать это сейчас, либо часами страдать. Элен была Сционом, и в этом была ее Судьба. У нее никогда не было выбора, кроме одного. С этой мыслью, гнев вернулся.

Одним уверенным движением она дернула голову вперед.

 

***

 

Лукас не мог оторвать взгляда от Элен. Даже с кухни он видел, что прозрачная кожа на ее высоких скулах была очень бледна, так что просматривались синие кружевные вены. Он мог бы поклясться, что, когда она приехала утром в дом Делосов, чтобы заниматься с Кассандрой, ее предплечья были покрыты исчезающими синяками.

Сейчас у нее был испуганный взгляд. Она выглядела более напуганной, чем несколько недель назад, когда Танталус и фанатичная Сотня Кузенов охотились за ней. Недавнее видение Кассандры говорило о том, что Сотня сосредоточила почти всю свою энергию на поиске Гектора и Дафны, и что Элен больше не нужно бояться. Но если это не Сотня пугала Элен, то тогда должно быть было что-то в Подземном мире.

Лукас задался вопросом, возможно, ее там преследовали или даже пытали.

Мысль разрывала его изнутри, как дикое животное, взбираясь по внутренней части грудной клетки, грызя его кости, когда пыталась вырваться. Ему пришлось стиснуть зубы, чтобы остановить рычание которое пыталось размолотить его. Он был теперь сердит все время, и его гнев волновал его. Но хуже, чем гнев, была сильная тревога об Элен.

Наблюдая как она вздрагивает от малейшего звука или временами уходит в себя с широко открытыми пристальными глазами, пододвинуло его почти на грань паники. Лукас чувствовал физическую потребность защитить Элен. Это было похоже на тик тела, который заставляет его хотеть броситься между нею и вредом. Но он не мог помочь ей в этом. Он не мог войти в Подземный мир не умерев.

Но Лукас работал над этой проблемой. Было не так много лиц, которые могут физически спуститься в Подземный мир и выжить, как могла Элен, лишь несколько — за всю историю греческой мифологии. Но он не собирался сдаваться. Лукас всегда был хорош в решение проблем — в частности хорошо решал "Неразрешимые" головоломки. Ему было больно, потому что он видел как упрямо Элен сама преодолевает этот ненавистный путь.

Он не мог сделать это за нее. Она была очень самостоятельной, и он не знал, что с этим делать.

“Сын. Почему бы тебе не сесть рядом со мной?” предложил Кастор, поразив этим Лукаса. Его отец указал на стул по правую сторону от себя, когда они все сели за стол на воскресный ужин.

"Это - место Кассандры," ответил Лукас покачав головой, на самом деле Лукас подумал о том, что это место было Гектора. Лукас не мог занять его, потому что оно никогда не должно было быть освобождено. Вместо этого, он занял место напротив своего отца в конце скамьи.

“Да, папа,” пошутила Кассандра, когда садилась на место, которое она автоматически унаследовала, после того как Гектор стал Отверженным, когда убил единственного сына Танталуса, Креона. “Ты пытаешься понизить меня в должности что ли?”

“Разве ты не узнала бы об этом, если бы я так сделал? Какой же ты оракул в конце концов?” дразнил Кастор, тыкая Кассандру в живот, пока она не вскрикнула.

Лукас видел, что его отец использовал благоприятный момент, чтобы поиграть с Кассандрой, потому что вскоре это станет невозможным. Как Оракул, младшая сестра Лукаса отделялась от своей семьи и от всего человечества. Скоро, она будет дрейфовать далеко от всех людей и станет холодным инструментом Судеб, независимо от того насколько она была любима близкими.

Кастор, использовал шанс, что бы пошутить с дочерью, но Лукас мог бы сказать, что он был только наполовину сосредоточен на Кассандре. Мыслями он находился в другом месте. Кастор действительно не хотел, чтобы Лукас садился на свое обычное место, но по каким причинам Лукас не мог понять.

Он понял это мгновение спустя, когда Элен села рядом с ним, на место, которое, с течением времени использования, стало ее местом за столом. Когда она переступила через скамью и опустилась рядом с ним, Лукас увидел, как лоб его отца наморщился.

Лукас абстрагировался от неодобрения своего отца, и позволил себе наслаждаться присутствием Элен рядом с ним. Хотя она и пострадала от всего, что происходит с ней в аду, ее присутствие наполнило Лукаса силой. Очертания ее фигуры, мягкость ее руки, задевшей его, когда они передавали блюдо с едой вокруг стола, ясного, яркого тона ее голоса, когда она участвовала в беседе — все в Элен, откликалось в нем, и успокаивало дикое животное в его груди.

Ему было жаль, что он не мог сделать то же самое для нее. Во время обеда Лукаса очень интересовало, что происходит с Элен в Подземном мире, но он понимал, что должен ждать, пока они не останутся наедине, чтобы он смог спросить об этом. Она солгала бы его семье, но она не сможет солгать ему.

"Эй," позвал он позже, останавливая Элен в тусклом коридоре между туалетной комнатой и кабинетом отца. Она напряглась на мгновение, а затем повернулась к нему, и черты лица ее смягчились.

"Эй," выдохнула она, приближаясь к нему.

"Плохая ночь"?

Она кивнула, подходя еще ближе, пока он не почувствовал запах миндаля—душистого мыла, которым она просто вымыла руки. Лукас догадывался, что она, вероятно, не знала, как они всегда двигались друг к другу, но он энал.

"Расскажи мне об этом."

"Это просто трудно", пожала она плечами, пытаясь увернуться от его вопросов.

"Опиши."

"Был этот камень." Она замолчала, потерла запястья, и покачала головой с измученным выражением. "Я не могу. Я не хочу думать об этом больше, чем должна. Мне очень жаль, Лукас. Я не хочу тебя разозлить," сказала она, отвечая на его обиженное разочарование.

Он уставился на нее на мгновение, задаваясь вопросом, как она могла быть настолько неправой относительно того, что он чувствовал. Он попытался сохранить спокойствие, когда задал ей следующий вопрос, но все же, вышло грубее, чем ему хотелось бы.

“Кто-то там причиняет тебе боль?”

“Там никого нет, кроме меня, - ответила она. По тому, как она это сказала, Лукас понял, что ее одиночество было даже хуже, чем пытка.

"Ты была ранена." Он вытянул руку на несколько футов отделяющих их, и нежно провел пальцем по ее запястью, прослеживая форму исчезающих синяков, которые он там видел.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.