Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Э-Э . . . 5 МИНУТ НАЗАД? ПОЛУЧИЛ 2 ПОХОДУ. 6 страница



"Итак. Орион, да?" Сказала Клэр сквозь зубы. "Ты не говорила мне, что узнала его имя."

"Ну, ты никогда не спрашивала о нем еще раз."

"Извини," сказала Клэр, зная, что она сама все испортила. "Я была поглощена—увертками Кассандры и Ясона, ища тот свиток. Так что же случилось? "

"Мы говорили". Элен откусила бутерброд, который Клэр положила ей в руку.

У нее была дюжина вопросов, которые она хотела задать Ориону, но понимала, что придется ждать ночи, чтобы получить любые ответы. Первый вопрос, который она собиралась задать, почему Дафна отвечает на его звонки, а не на ее. Орион сказал, что знает Дафну всю его жизнь. Может быть, они действительно очень близки. Ближе, чем для Дафны ее собственная дочь? Элен понятия не имела, что она чувствует по этому поводу.

"Собираешься ли ты рассказать мне об этом Орионе или я просто должна сидеть здесь и смотреть, как ты жуешь?" спросила Клэр с поднятыми бровями. "И почему ты такая ворчливая?"

"Я не ворчливая!"

"Тогда почему ты хмурая?"

"Я просто не знаю, что думать обо всем этом!"

"О чем об этом?" разочарованно крикнула Клэр.

И опять, Элен столкнулась с фактом, что о многом они с Клэр не делились больше друг с другом.

Говоря быстро и так тихо, как только могла, чтобы уместить всю историю до конца обеда, Элен рассказала Клэр о том, как он пытался вытащить ее из зыбучих песков в первый раз. Затем она описала Золотую ветку на руке Ориона, и тот факт, что уже дважды он отбивался от атак адских монстров, хотя до этого она никогда не видела ничего подобного там, и как он защитил ее во время одного из этих нападений.

"Я не хочу, чтобы ты об этом пока рассказывала Ясону, ладно? Потому что помимо смс сейчас, я говорила с Орионом всего один раз, и поэтому я не знаю, что думать о нем. Он сказал, что Дафна послала его туда, чтобы помочь мне," покачав головой сказала Элен. "И, честно говоря, Смешинка, я не знаю, что она замышляет. Я чувствую, что какую-то интригу."

"Это ведь не значит, что Орион тоже. Вы же не имеете сил в Аду, не так ли?" спросила Клэр с проницательным взглядом. "А он хороший боец​​?"

"Он удивительный боец, и судя по тому, что я видела, ему не нужны дополнительные силы, чтобы позаботиться о себе. Он убил монстра, что напал на меня, фактически голыми руками."

"Тогда, возможно, единственная интрига Дафны, это попытаться сохранить тебе жизнь. Первый раз, когда вы встретились, он ведь спас тебя," сказала Клэр со снисходительной улыбкой.

Элен хотелось поспорить, но, как всегда, Клэр поставила жирную точку. Дафна хотела избавиться от Фурий и, по словам Кассандры, Элен единственная, кто может это сделать. Кроме того, Элен была дочерью Дафны и ее единственной наследницей. Но даже в этом случае, Элен сомневалась, что Дафна просто так пытается защитить ее.

Через несколько секунд, закусив губу, пытаясь найти дырку в аргументах Клэр, Элен была вынуждена признаться самой себе, что единственная причина, по которой она не соглашается, это то, что Дафна бросила ее после рождения. Она просто не доверяла ей. Может быть, она слишком резка. Может быть, на этот раз Дафна всего лишь пытается помочь.

"Хорошо, ты права. . . У меня остались важные вопросы о Бет или Дафне или как там она называет себя в этом десятилетие. И я не была бы так подозрительна, если бы она отвечала на проклятый телефон, когда я звоню ей, " раздраженно сказала Элен. "Я не жду, что она, скажет мне все, что делает, но было бы приятно знать, по крайней мере, в какой она стране находится."

"Ты никогда не думала, что может быть, это безопаснее для тебя, не знать, где она находится и что делает?" мягко спросила Клэр. Элен открыла рот, чтобы поспорить и закрыла, зная, что не выиграет в этот момент. Но она все еще хотела знать, где, черт возьми Дафна.

 

***

 

Стоя очень, очень неподвижно Дафна затаила дыхание. Ей удалось убедить свои легкие, что им не требуется много воздуха, к которому они привыкли, но не так просто было заглушить сердцебиение. Человек, из за которого она дала клятву на крови, чтобы убить, был в соседней комнате. Она должна найти способ успокоить себя, или все ее жертвы будут напрасны.

Из своего укрытия, в его спальне, она могла слышать его в соседнем рабочем кабинете. Он сидел за своим столом, и писал легион писем, которые использовал, чтобы управлять Сотней Кузенов. Она могла почти представить себе его некогда точеное лицо, его выцветшие светлые волосы, так что зубы свело от мысли разорвать его на куски. После стольких лет, Дафна была всего в нескольких метрах от Танталуса, Главы Дома Фив и убийцы любимого мужа, Аякса.

Часы шли, а Танталус все еще занимался писаниной. Дафна знала, что каждое письмо, над которым трудился Танталус, будет отдано отдельному курьеру и отправлено из разных почтовых отделений, рассеянных по всему верхнему и нижнему побережью. Он был дотошен в маскировке своего местоположения, и из-за этого, ей потребовалось девятнадцать лет, чтобы разыскать его. Ей пришлось следовать за телом его единственного сына назад в Португалию, никогда не позволяя трупу ни на секунду пропасть из вида независимо устала она или нет, так как никто не мог ее подменить. Она знала, что Танталус обязательно появится ненадолго, чтобы поместить ритуальную монету в рот своего единственного сына, и она была права.

Наконец, она услышала, как Танталус отложил перо и встал. Он позвонил простому смертному портье, чтобы тот забрал письма для курьеров. Потом он налил себе стакан чего-то из хорошо укомплектованный бара. Потребовалось немного времени, пока запах донесся туда, где она стояла, и она поняла, что пил он Бурбон. Не коньяк, не дорогой виски, а сладкий бурбон прямо из Кентукки. Он сделал несколько глотков, смакуя вкус, затем вошел в спальню. Он закрыл за собой дверь и заговорил.

"Ты должна знать, Дафна, что одно из этих писем было для Мирмидона [ничтожный, но надменный человек, в данном случае верный слуга] я вложил в него фото очаровательного домика твоей дочери в Нантакете. Если он не услышит подтверждения от меня лично, она будет мертва."

Дафна почти простонала вслух. Она знала, Танталус не лгал о Мирмидоне. Вот, что привело команду убийц к Гектору и они атаковали его с Элен на соревнованиях по легкой атлетике. Они наблюдали за Элен, а не гонялись за Гектором, как она предполагала, Дафна поняла, что у нее нет выбора. Она попыталась успокоить сердце и вышла из своего укрытия.

Танталус уставился на нее, как голодный на еду, его глаза осмотрели и лицо и тело. Хотя его взгляд вызывал мурашки на ее теле, она терпела и вместо этого сосредоточилась на аромате бурбона, что остался в стакане. И до нее дошло, как он узнал, что она здесь.

"Ты уловил мой запах, не так ли?" Спросила она, и горький ком встал у нее в горле.

"Да," выдохнул он отчаянно, как бы извиняясь. "Даже после всех этих лет, я все еще помню запах твоих волос."

Дафна вызвала искру в ладони, только чтобы предупредить его. "Если ты позовешь охранников, я убью тебя на месте и использую свой шанс, чтобы уничтожить это письмо и вернуться к моей дочери."

"И если тебе удастся уничтожить мое письмо и вернуться в Нантакет, то что? Ты действительно думаешь, что сможешь убить пяти-тысячелетнего Мирмидона? Того, кто сражался рядом с самим Ахиллесом?"

"Не в одиночку," ответила Дафна холодно, качнув головой. "Но с твоими братьями и их детьми? Возможно, мы смогли бы победить монстра вместе."

“Маловероятно,” тяжело вздохнув сказал Танталус. “В конечном итоге это отразится на нас обоих. Ты ведь знаешь, Гектор захочет быть первым в бою, и погибнет в первую очередь. И мне интересно, сможешь ли ты потерять его снова . . . Он так похож на Аякса. И я сгораю от любопытства, испытывает ли он то же самое?”

"Ты грязное безнравственное животное!" в руках у Дафны вспыхнуло и заискрило, но в итоге она взяла себя в руки.

Это был его план. Сделать так, чтобы она использовала все свои заряды на бесполезный гнев, пока это не высушит ее. Это то, что случилось ночью, когда она потеряла Аякса, но сейчас она старше и мудрее.

Потребовалось намного больше энергии удерживать заряд, чтобы оглушить цель, а не убить, но после многих лет практики, Дафне удалось выяснить весь аспект ее скромной власти над молниями. Она направила небольшой детский синий заряд через комнату и поставила Танталуса на колени.

"У тебя Мирмидон, а не Сцион, следит за окном моей дочери. Почему?" Спокойно спросила она. Когда он не ответил, она пересекла комнату и коснулся его своей светящейся рукой. Танталус вздохнул от удовольствия, пока она не послала заряд через кончики пальцев.

"Единственная причина. . . она охраняется Наследниками моего Дома", выдохнул он, дергаясь от электрической боли. "Не могу позволить больше. . . Отверженных. Атлантида. . . слишком далеко уже."

Он до сих пор не знает о Регусах, подумала Дафна.

“Ты ничтожество он не принадлежишь никакому Дому Сционов, и не стал бы Отверженным, даже если бы убил Элен и всех Делосов вместе взятых в Нантакете. Между прочим, это спасло бы тебя от больших проблем,” продолжала Дафна, усиливая напряжение. “Итак, почему Ты не приказал, чтобы он напал уже?”

"Как я могу. . . заставить тебя. . . не убивать меня. . . если мне нечего будет предложить тебе?" выдохнул он. Дафна прекратила бить его током, чтобы он смог говорить ясно. "Я хочу править Атлантидой, а не только выжить, чтобы увидеть ее. Я должен стать частью моего Дома, чтобы сделать это."

Его грудь сильно сдавило, и он перевернулся на спину от боли. Мгновение спустя Танталус глубоко вздохнул и улыбнулся в гипнотически красивое лицо Дафны.

“Я знал, что ты найдешь меня когда-нибудь и что ты приедешь ко мне.”

Раздался настойчивый стук в дверь, а затем напряженный вопрос на португальском языке. Танталус взглянул на дверь, а потом на Дафну. Она покачала головой, давая ему знать, чтобы держал язык за зубами. Дафна не понимала португальский и она не могла допустить, чтобы Танталус заговорил, даже если его молчание выдало бы ее присутствие. Она услышала, как охранник у двери заколебался, а потом побежал, скорее всего, чтобы привести подкрепление. Она схватила Танталуса за рубашку и обнажила на него зубы.

"Я всегда буду за дверью, под кроватью или за следующим поворотом—ждать своего шанса, чтобы убить тебя. Это у меня в крови", прошептала она злобно ему в ухо.

Он понял ее и улыбнулся. Дафна дала клятву, которая ее связала с ним, больше чем какой-либо человеческий контракт, когда-либо изобретенный. Когда-нибудь она должна будет убить его, и если она не убьет—это убьет ее.

"Ты ненавидишь меня так сильно?" Спросил он, почти благоговея, что Дафна связала свою жизнь с его, даже если это приведет к смерти. Подошло больше охранников и они начали стучать в дверь, но Танталус не обращал на них внимания.

“Нет. Я любила Аякса очень сильно, и я до сих пор люблю его.” Она с удовольствием заметила, как глубоко ранит Танталуса, ее слова о том, что она все еще любит другого больше, чем его. “Теперь скажи мне, что ты хочешь от Элен?”

"Что ты хочешь, моя любовь, моя богиня, моя будущая королева в Атлантиде," беспомощно говорил Танталус, когда еще раз попал под чары ее лица. Охранники начали выбивать сталебетонную дверь, и Дафна была вынуждена отступить от Танталуса.

“И что я хочу? ” спросила она, ее глаза, осматривали каменные стены в два фута толщиной, ища альтернативные пути эвакуации. Не было ни одного.

Дафна посмотрела позади себя в окно на обрыв к океану. Она подняла глаза, надеясь найти путь вверх через парапет по крыше цитадели, но навес помешал ей. Она не могла летать как Элен. И она не умела плавать тоже. У Дафны оставалось мало времени, но она должна была услышать то, что еще скажет Танталус прежде, чем она выпрыгнет из окна и попытается не утонуть. Она впилась взглядом в Танталуса и вызвала последнюю искру, чтобы угрозами заставить его говорить. Он улыбнулся ей, к сожалению ему больше причинило боль, понятие, что она собирается покинуть его, чем то, что она угрожает его жизни.

"Я хочу, чтобы у Элен в Подземном мире получилось избавить нас всех от Фурий", ответил он, наконец, указывая на роскошную тюрьму, где он был вынужден жить, как Отверженный. "Она моя единственная надежда."

 

***

 

“Сукин сын! ” выругался Орион во весь голос, когда инстинктивно пригнулся и упал на бок. “Когда ты спускаешься, ты просто появляешься из воздуха?”

Они стояли на солончаке, который огибал море, Элен никогда не добиралась сюда, и поэтому подозревала, что в действительности оно не существовало. Просто очаровательный аспект ада — обещать пейзаж, и никогда не показывать его. Элен посмотрела на испуганное лицо Ориона и поняла, что фактически материализовалась в его заднем кармане.

"Прости!" Воскликнула она застенчиво. "Я не хотела, появиться так близко."

“Это очень нервирует! Есть ли способ, чтобы предупреждать меня?” Орион все еще держался за грудь, но уже начал смеяться, и звук смеха был очень заразительным.

“Я так не думаю,” хихикнула Элен после своих слов. Это было нервное хихиканье, и Элен попыталась проигнорировать этот факт. Она действительно волновалась, что он не появится, и была немного более счастлива, чем ожидала, что он здесь.

“Эй, я, возможно, до смерти напугала тебя, но, по крайней мере, я вспомнила о том, чтобы захватить твою куртку.” пожала она плечами из-под воротника и нагнулась, чтобы скрыть румянец.

“Да? И что ты собираешься носить сейчас? ” спросил он скептически, глядя на ее голые руки. Элен запнулась. Она забыла надеть свою собственную куртку под его, а под ней она была только в футболке.

"Гм. . . Упс "?

“Ладно поноси ее пока,” сказал он, качая головой, как будто именно этого он и ожидал. “Только верни мне мой бумажник.”

"Я отдам тебе твою куртку в конце ночи", пообещала она, вручая его бумажник.

"Уверен, что вернешь".

"Я верну"

“Послушай, ты действительно хочешь спорить всю ночь о том, возвращают ли девочки когда-нибудь одежду, которую они заимствуют у парней? Поскольку я тут заметил, что одна ночь здесь может длиться фактически вечность.”

Элен улыбнулась. Ей пришлось напомнить себе, что она ничего не знает об этом парне, потому что уже начала чувствовать, как будто они находятся здесь в течение многих лет.

"Кто ты?" Спросила она, стараясь не казаться слишком заинтересованной. Она никогда не встречала раньше никого, похожего на Ориона. Он точно был крут, как парни Делос, и в тоже время Орион отличался от них. Иногда парни Делос ведут себя слишком вызывающе, но Орион наоборот, даже скромно.

"Откуда ты взялся?"

Орион застонал. "Нам нужно двигаться, что такое вечность, в конце концов. Первоначально? Я из Ньюфаундленда. Видишь ли, история моей жизни действительно сложная, поэтому сначала нам лучше найти какое-нибудь укрытие, прежде чем, что-то уродливое найдет нас."

"И еще," вставила Элен, когда они отвернулись от несуществующего моря и добрались до участка болотной травы.

"Почему случается так, что каждый раз, когда мы вместе, ты становишься пережеванным некоторыми ужасающими монстрами?"

"Ветвь Энея", сказал он, и указал на яркий золотой браслет вокруг запястья. "Это было сделано одним из моих предков из очень волшебного дерева, которое растет на краю Подземного мира, и, к сожалению для меня, монстры тянутся к ней, как насекомые на барбекю".

“Тогда, почему ты не снимешь его? ” спросила Элен, как будто эта была легкая задача.

“Поскольку ты, Ты Единственная Избранная, которая может сюда приходить и уходить, как пожелает.” Он придержал высокие тростники для нее, чтобы она прошла между ними. Элен собиралась оспорить эту точку зрения, но не успела. “Я нуждаюсь в Ветви, чтобы открыть ворота между мирами. Если бы ее не было со мной, то я прямо сейчас просто блуждал бы внутри пещеры в Массачусетсе. Полностью потерянный.”

"Пещера"? спросила Элен, когда вспомнила, что Орион уже упоминал об этом раньше. "Ворота в Подземный мир находятся в пещере в штате Массачусетс?" Недоверчиво спросила она. Орион улыбнулся ей и объяснил.

"Существуют сотни, возможно тысячи ворот в Подземный мир, разбросанные по всему миру. Большинство из них находятся в нижней части пещеры в действительно холодных местах. Они 'промежуточные' места, которые не станут воротами в Подземный мир, если не иметь ключа. Насколько я знаю, Ветвь является единственной реликвией, которая может это сделать, и поскольку я наследник Энея, я единственный человек, который может её использовать."

Элен это понимала. Она носила Цестус, древнюю реликвию от богини Афродиты, и только женщины, родившиеся в Доме Атрея могли владеть им.

"Но я думала, магия здесь не работает," сказала Элен, когда автоматически коснулась сердца на ее ожерелье. Она знала, что в том, что она здесь внизу не будет ранена, магия Цестуса не работала и она получала травму почти каждый раз, когда спускалась в Подземный мир.

"Только магия Подземного мира работает в аду," ответил Орион. "Это другая вселенная отличная от нашей, и у неё есть свои собственные правила. Ты, наверное, заметила это. Мы даже не имеем здесь силы Сциона."

"Да, это я заметила," сказала Элен. Заинтригованный, Орион посмотрел на нее, когда пригнул вниз высокие растения, чтобы помочь ей пройти. Он остановился в раздумье, а потом рассмеялся, когда понял, что Элен имела в виду.

"Цербер! Ты просто застыла там, когда ваши глаза пересеклись!"

Плечи Элен начали трястись от смеха. "Я не знала, что делать! Я не знала, как с этим бороться без моих молний!"

"Ты застыла, как будто у тебя случился приступ астмы или еще что-то", усмехнулся он. "На секунду я подумал, что мне нужно поговорить с Дафной, должен ли я брать с собой запасной ингалятор. . . ".

Он замолчал, когда заметил, что настроение Элен изменилось при упоминании ее матери. Она терпеть не могла, когда он просто называл ее “Дафна” так, как будто они были лучшими друзьями.

"Все так плохо?" Тихо спросил он после минуты напряженной тишины.

"Я не знаю, что ты имеешь в виду" ответила Элен сердито. Она повернулась, намереваясь пойти в высокий тростник, но Орион положил руку на плечо и развернул ее к себе.

“Я тоже Регус, мягко сказал он. “Я знаю, каково это ненавидеть свою семью”.

Гнев Элен испарился при виде его печальных глаз. Она протянула руку, чтобы коснуться его, и ей в последнюю секунду пришлось одернуть ее обратно. Она забыла на минуту, что Регусы, так же как она, могли принадлежать только одному Дому. Половина семьи Ориона будет вынуждена убить его, если когда-либо им доведется встретиться с ним, и они несомненно сделают это.Фурии работали как магниты, притягивая противоположные стороны, пока они в конце концов не столкнутся. Элен была спрятана на крошечном острове, и Дом Фив, поэтому до сих пор не находил ее, она могла только предполагать, что нечто подобное случилось и с Орионом.

"Ты и твоя семья когда-либо пытались найти способ обойти Фурии? Ты знаешь, как я сделала это с Делосами?" мягко спросила она. Элен не хотела конкретно называть имя Лукаса или говорить о том, как они упали и спасли друг друга, она просто надеялась, что Дафна рассказала Ориону некоторые моменты ее жизни.

"Нет", сказал он напряженным голосом, немедленно поняв значение слов Элен. “Я все еще должен свой долг крови Дому моей матери, Дому Рима.”

"Но по крайней мере ты можешь быть с ней, верно?" осторожно спросила Элен.

"Нет, я не могу", наконец сказал он. Элен вспомнила, что он был главой Дома Рима, а не Наследником. Должно быть, он унаследовал титул своей матери, когда она умерла.

“Значит, ты был востребован стороной отца? Домом Афины?” сделав над собой усилие, спросила она, чтобы отвести беседу подальше от его матери.

“Правильно,” сказал он, отворачиваясь от Элен, чтобы она закончила свои вопросы.

"Эй, мне очень жаль, но я просто пытаюсь говорить прямо. В первую очередь это ты был тем, кто поднял тему семьи. Спрашивая о моей матери".

"Ты права, я поднял ее." подняв руки Орион издал расстроенный звук. "Я хорошо слушаю, а не говорю, и я понятия не имею, что ты чувствуешь сейчас, потому что у меня нет моих сил. Я не могу прочитать твое сердце, и это сводит меня с ума." Он задумчиво покачал головой. "Я думаю, это путь всех нормальных парней чувствовать это, да? Это действительно страшно, так что просто дай мне секунду, ладно?"

"Хорошо". Элен не могла смотреть на него. Она не полностью доверяла себе с Орионом.

"Я собираюсь начать все сначала", сказал он, как будто предупреждал ее. Элен кивнула и обнаружила, что снова нервно смеется.

"Хорошо. Начинаем прямо сейчас." Элен успокоилась, стараясь не казаться настолько смешливой. Это было досадно.

"Ладно. Начнем. Я Глава Дома Рима, но потому, что я принадлежу Дому Афины, Дом Рима охотится за мной со дня моего рождения. Но из за других очень сложных причин, Дом Афины тоже никогда меня не принимал." Орион посмотрел на Элен так, как будто он пытается заставить себя спрыгнуть со скалы. "Когда мне было десять лет мой отец, Дедал, стал Отверженным, защищая меня от моих двоюродных братьев. Он должен был убить одного из сыновей своего брата, чтобы защитить меня. С тех пор я не в состоянии никуда идти рядом с ним.Фурии заставляют нас пытаться убить—"

“Да.” быстро оборвала его Элен, так чтобы у него не хватило времени сказать то, что он пытался сделать. Орион кивнул ей, молча поблагодарив за то, что остановила его.

Образ пытающегося убить ее Джерри мелькнул в голове Элен, и она оттолкнул его, не в силах смириться с мыслью, как ее собственный отец атакует ее.

“Все, с кем я связан, хотят убить меня по той или иной причине, и из-за этого я был в бегах большую часть моей жизни. Так что, я сожалею, что вел себя агрессивно по отношению к тебе, но для меня не легко открыться, потому что... хорошо, это обычно смертельно для меня, чтобы сблизиться с кем-либо.”

"Ты был предоставлен сам себе с десяти лет, не так ли?" тихо спросила Элен, по-прежнему не в состоянии уложить все это у себя в голове. "Бегал от обеих своих семей?"

"И скрывал от Сотни тот факт, что я существую." посмотрел на землю Орион, чтобы скрыть темный взгляд в своих глазах. "Дафна помогла мне, как смогла. Она была там, когда Дом Афины пришел в первый раз, чтобы убить меня. Она пыталась помочь моему папе, и она спасла мне жизнь. , Таким образом заплатив со своей стороны кровавый долг в мой Дом, хотя я все еще должен Дому Атрея. Дафна не рассказывала тебе все это?"

"Как я уже говорила, моя мать и я не много разговариваем." Разве это слишком много, чтобы решить, что Дафна должна была предупредить ее по этому поводу? Что-то по-прежнему беспокоило Элен. "Для начала, как она нашла тебя и твоего папу?"

"У Дафны была миссия, помочь Регусам и Отверженным за, вроде бы, двадцать лет. Она путешествовала по всему миру, и когда Фурии сталкивали Сционов, она всякий раз, находила для Сциона выход из положения. У нее масса удивительных историй. Я не могу поверить, что она никогда не рассказывала тебе все это. "

И, конечно же, Элен не знала о том, что рассказал Орион. Она едва знала о Бет Смит-Гамильтон, ее предполагаемой матери, но еще меньше она знала о Дафне Атрея.

"Во всяком случае, она спасла много жизней, включая мою, и теперь твоя мать может быть с любым членом любого Дома. Вот почему она лидер Регусов и Отверженных".

У Элен отпала челюсть. Ее мать была героем? Ее теневая, ненадежная, смертельно усталая мама — та, которую Элен не могла даже вспомнить — была спасителем Сционов? Если все это было так, то что-то было не так во Вселенной, или с восприятием Элен.

"Послушай, одна из причин, по которой я рассказал тебе все, это потому, что я подумал, что это может облегчить для тебя прощение Дафны. И, пожалуйста, доверься мне в этом—ты должна простить свою мать, Элен. Не ради нее, а для себя самой. "

"Почему ты защищаешь Дафну?" подозрительно спросила его Элен. Она подумала о влиянии Цестуса и подумала, а если Дафна управляет им. "Неужели она попросила тебя рассказать мне все это?"

"Нет! Ты не понимаешь того, что я. . . Дафна никогда не просила меня ничего говорить," пробормотал он. Элен усмехнулась удержав тем самым его от продолжения. Она снова злилась, но точно не знала, почему. Не знание сделало ее еще ​​злее. Она протопала мимо него и начал выбираться из сорняков.

Элен прорвалась сквозь высокую траву и начала подъем на крутой холм, который весь был в отвратительных останках которые упали вниз из средневекового замка. Когда она проходила мимо каменной лестнице, которая обрывалась в воздухе, Элен задумалась, почему она так разозлилась. И поняла, что для этого у нее не одна причина. Несколько причин смущали ее одновременно.

Во-первых, Дафна послала Ориона в Подземный мир, не потрудившись упоминуть его. Во-вторых, Кассандра препятствовала Клэр и Мэтту помогать ей, когда это была ее проблема, тащиться через Подземный мир каждую ночь, не Кассандры. И Лукас... как он мог относиться к ней, так ужасно?

Даже если он ненавидел ее, как он мог так поступить с ней? В первый раз, Элен почувствовала злость от того, что он сделал, а не опустошение.

Идя вперед, она пересматривала свои чувства на земле, и Элен поняла, что больше всего была рассержена на себя. Она была так парализована печалью, что перестала самостоятельно принимать решения. Она позволила себе плыть по течению, как беспомощная пустышка. Это должно закончиться.

Когда запыхавшись от подъема вверх по крутому склону с бешеной скоростью, Элен уперлась в массивную гранитную глыбу, которая некогда была внешней частью стены замка. Она обернулась и глянула на Ориона, который изо всех сил пытался не отстать от нее.

"Ты хоть знаешь, почему ты здесь?" Отрезала она.

"Я здесь, чтобы помочь", сказал он, пытаясь отдышаться.

"Ты сказал мне, что моя мать послала тебя. А ты знаешь, что у нее есть Цестус?"

“Сын Афродиты, кстати,” сказал он указывая на себя. “Цестус не действует на меня. Дафна может влиять на сердца. Я могу их контролировать.”

"Ох, ничего себе. Это довольно страшная власть ", пробормотала Элен, на мгновение отвлекшись. "Но ты все еще, кажешься ужасно готовым на все, что Дафна говорит тебе сделать. У нее есть что-то на тебя?"

“Нет! Ты с ума сошла, я здесь не из-за Дафны! Я здесь, потому что я думаю, что то, что ты пытаешься сделать, удивительная, и вероятно самая важная вещь, которую Сцион делает, начиная с троянской войны! Фурии уничтожили мою семью, и нет ничего, что я хочу больше, чем помешать им сделать это кому-то еще. Ты - Диссендер, и это - Твоя задача, но Ты - неприлично плохой боец без своих возможностей. Я должен здесь вытаскивать Тебя из любой вонючей ямы, в которую ты попадешь, так, чтобы фактически ты прожила достаточно долго, чтобы успеть сделать то, к чему у тебя предназначение!”

Элен закрыла рот. Было очевидно, что Орион был честен. У него не было никакой скрытой мотивации, даже если она все еще подозревала, что такая была у Дафны. На самом деле, чем глубже Элен смотрела ему в глаза, тем больше убеждалась, что он сделал бы все, чтобы помочь ей остановить Фурий.

Ветвь Энея была магнитом для монстров, но она видела, что Орион должен был помочь ей в любом случае, потому что иначе он сойдет с ума, сидя вне игры. И Элен знала, что сойдет с ума от тоски, если должна будет делать это одна. Она нуждалась в помощи, и Орион должен был дать ей это — в некотором смысле, это было прекрасно.

"Мне очень жаль, Орион. То, что я сказала, было несправедливым. Просто, понимаешь, столько людей пытаются сказать мне, что делать прямо сейчас, но никто не говорит как. . . . " Элен остановилась, пытаясь найти нужные слова.

"Я понимаю. Ты очень важна для них, поэтому все боятся сказать, что то неправильно." Он сел и на секунду задержался на траве. "Но я не боюсь, Элен. Я расскажу тебе все, что знаю, если ты захочешь, чтобы я это сделал".

Зловещий вой эхом прокатился по долине. Орион вскочил и резко повернул голову, ища источник. Он сунул руку под рубашку, чтобы достать длинный нож, что был скрыт под ней, потом он взял за плечо Элен и начал двигаться, толкая ее перед собой.

"Наверх", приказал он напряженным голосом.

Элен вытянула шею, чтобы оглянуться назад и мельком увидела отдаленный участок тростника. Угроза пробивала с боями себе путь к ним. Элен увидела достаточно, чтобы понять, что то, что пробивалось через болото, было гигантским.

Без силы Сциона и скорости, она чувствовала, что передвигается едва быстрее, чем пешком. Орион тащил ее по крутому холму, одна рука на ноже, а другая на ее спине, чтобы она не потеряла равновесие. Кто-то в траве подбирался к ним.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.