Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НЕ В ЭТОЙ СТРАНЕ. СЛУШАЙ, ДАВАЙ ЗАКОНЧИМ, ЛАДНО? УРОК НАЧИНАЕТСЯ.



"Элен?" спросил Мэтт, удерживая улыбку. "Ты собираешься переписываться с Орионом весь обед?"

"Извини," сказала Элен с мрачным выражением. Она отложила телефон подальше, интересно, что за страну имел в виду Орион. Она представила его как маленького мальчика, которому необходимо работать на неком ужасном предприятии с рабской системой труда, где позволяется использовать детский труд, и начала сердиться.

"Что-то случилось между вами?" спросила Ариадна. "Ты, кажешься, расстроенной."

"Не-а. Все в порядке," сказала Хелен, так весело, как только могла. Все посмотрели на нее, и не поверили, а она не могла рассказать им, что текст был о. Это было личным.

Орион прислал ей смс "удачи в аду" вечером, но настолько поздно, что Элен получила его только следующим утром. Было очевидно, что он уклонялся—вероятно, потому, что не хотел говорить о своем детстве. Элен решила оставить все как есть, пока он не станет ей больше доверять. Это было не то, где нужно спешить, и она с удивлением обнаружила, что не против подождать. Так что, ей придется очень стараться, чтобы завоевать его доверие?

Орион стоит дополнительных усилий.

"Это Орион?" прищурившись, спросила Клэр, когда Элен вскочила, чтобы вытащить ее вибрирующий телефон.

"Он сказал, что нашел что-то", сказала Элен, игнорируя беспокойство Клэр.

Ее лучшая подруга бросила на нее озабоченный взгляд, и Элен понадеялась, что Клэр отступится. У нее не было сил, иметь дело с "Нравится ли вам этот мальчик, или как этот мальчик?" перекрестным допросом ее лучшей подруги, особенно когда, так много было поставлено на карту.

"Что это?" спросила Кассандра.

"Свиток из личного дневника Марка Антония, который много рассказывает о загробной жизни. Он хочет знать, если ты захочешь, он может отсканировать и отправить нам его по электронной почте."

Кассандра потерла глаза. Они были заперты в библиотеке Делос каждый день после школы в течение трех ночей подряд, ища какую-то подсказку, что может привести их к хорошему плану. И до сих пор ничего не придумали.

"Подожди, Марк Антоний? Это который Антоний и Клеопатра?" спросила Ариадна со звездами в глазах. "Она была такой задирой".

Элен усмехнулась, соглашаясь, и напечатала вопрос Ориону. Она сделала паузу, чтобы прочитать его ответ. “Да, тот же самый римлянин. Я предполагаю, что он - кузен со стороны его матери. Это выглядит действительно замысловато, но мать Ориона была связана и с Марком Антонием и с Юлием Цезарем, если заглянуть достаточно далеко.”

“Да, но если заглянуть достаточно далеко, то даже ты и я могли быть связаны, Лен,” сказала ухмыльнувшись Клэр. Она взбила свои черные как смоль волосы, чтобы указать, как генетически отличаются она и блондинка Элен.

"Хм. Никогда не думала, об этом так, но ты, возможно, права, Смешинка,” задумалась Элен. Тревожная мысль начала закрадываться в ее разум, но Кассандра перебила наполовину сформировавшуюся мысль Элен.

"Элен, скажи Ориону не беспокоиться. Марк Антоний пытался стать фараоном, поэтому он интересовался только египетской загробной жизнью."

Растущее недовольство Кассандры было очевидно.

Элен начала печатать ответ Кассандры, добавив "спасибо", которое так явно опустила Кассандра.

"Подожди секунду, Лен", сказал Мэтт, прежде чем она смогла отправить его. "Просто из-за того, что информация Ориона из другой культуры, не делает ее неверной."

“Я согласен с Мэттом,” сказал Ясон, выходя из ступора. “Египтяне были одержимы идеей загробной жизни. Возможно, они больше знали о Подземном мире, чем греки. У них, может быть точная информация, которая нужна Элен для спуска туда. Мы могли пропустить что-то, потому что предвзято относимся к грекам.”

“Конечно, вполне возможно, что у египтян была трехмерная карта Подземного мира, полного волшебных паролей!” с сарказмом ответила Кассандра, когда ее раздражение вышло из-под контроля. “Марк Антоний был римским захватчиком. Египетский жрец такого уровня знаний, в которых нуждается Элен, умер бы прежде, чем сказал завоевателю даже одну из священных тайн Подземного мира!”

Все поняли, что Кассандра напоминает им, что такой же уровень преданности ожидается от новоиспеченных жрецов и жриц Аполлона. Ясон и Ариадна были воспитаны иметь дело с такого рода ожиданиями. А Мэтт и Клэр сделали паузу, чтобы подумать об этом. Элен наблюдал за своими двумя самыми старыми друзей, которые обменялись друг с другом взволнованными взглядами. Когда они оба проявили твердость, она не могла не гордиться ими.

Элен оглядела комнату, думая про себя какие чертовски потрясающие ее друзья, когда ее глаза остановились на Ясоне. Он смотрел на Клер, как будто она, только что отменила Рождество. Когда он увидел, что Элен смотрит на него, он быстро отвернулся, как будто провел черту между ними.

“В чем мы действительно нуждаемся, так это в изучении Потерянных Пророчествах.” начала шагать Кассандра.

"Разве это не делает их "найденными" Пророчества"? Язвительно заметил Мэтт.

"Хорошо, я изучу," сказала Клэр, игнорируя плохой каламбур. "Каковы Потерянные Пророчества?"

“Это - тайна,” ответил Ясон, качая головой. “Они, как предполагается, являются коллекцией пророчеств, которые Кассандра Трои сделала прямо перед и в течение десяти лет Троянской Войны. Но никто не знает, что в них.”

“А побольше. Как они потерялись?” спросила Клер.

“Кассандра Трои была проклята Аполлоном, чтобы всегда пророчить с совершенной ясностью — не легко между прочим — но никогда не верить,” сказала Кассандра встревоженно.

Элен вспомнила историю, хотя это была лишь небольшая часть из "Илиады". Аполлон влюбился в Кассандру Трои прямо перед войной. А когда она сказала ему, что хотела бы остаться девственницей и отвергла его ухаживания, он проклял ее. Дебильный шаг, если вообще когда-либо такое было.

"Проклятие Аполлона заставило всех думать, что Кассандра была сумасшедшей. Священники до сих пор хранят записи о том, что она предвидела во время войны, но они не думают, что они были сильно важны. Большинство из них потерялось и лишь часть из них выжила," сказала Ариадна, опустив глаза, как будто ее предки смутили ее. "Вот почему все пророчества о Тиране, так неоднозначны. Ни один современный Сцион не смог найти их все."

“Отстой,” сказал мрачно Мэтт. “Интересно, скольким богам сошло с рук, что-то преступное как это, просто потому что они все могут.”

Ариадна быстро развернулась на резкий тон Мэтта. Она была удивлена, слушая, как он говорит так страстно, но Элен уже знала эту сторону Мэтта. Он всегда ненавидел хулиганов. Он всегда боролся с крутыми парнями, противостоя им, примерно с тех пор, как Элен могла вспомнить. Это была одна из главных причин, почему он хотел стать юристом. Мэтт думал, что сильные должны защитить слабых, а не бить их, и Элен увидела гнев против несправедливости, снова бурлящий в Мэтте при мысли, что Аполлон проклял молодую девушку, только потому, что она не захотела с ним заниматься сексом.

Элен признала, что Мэтт был прав. Большую часть времени боги походили на крупных, сверхъестественных хулиганов. Элен задумалась, почему люди вообще поклонялись им когда-либо. Пока она ломала над этим голову, зазвонил ее телефон.

"Орион говорит, что полагает, что ничего не найдет в дневнике, потому что это действительно глупо", прочитала Элен вслух. Его следующий текст заставил ее расхохотаться. "Он только что позвонил Марку Антонию с пламенным упреком".

"Ой, на самом деле? Это очень плохо," сказала Ариадна, разочаровано хлопая ее невероятно длинными ресницами. "Антоний всегда казался таким романтическим на бумаге".

"Шекспир может заставить кого-угодно выглядеть хорошим," улыбаясь сказал Мэтт, видя, как Ариадна перестала многообещающе давить на Мертвого парня. Он повернулся к Элен. "Ты знаешь, это действительно приятно видеть тебя смеющейся, Ленни".

"Ну, это же вечер пятницы. Я решила, какого черта?" пошутила Элен, но никто не засмеялся . Все, кроме Кассандры посмотрели на нее.

"Что?" потребовал она, наконец, когда молчание затянулось слишком долго.

"Ничего", ответила Клэр, слегка раздраженно. Она встала и потянулась, давая понять, насколько она обеспокоена, что заканчивается ночь. Услышав ее слова, Кассандра вышла из комнаты, даже не попрощавшись. Все остальные встали и начали собирать свои вещи.

“Ты хочешь остаться и посмотреть фильм?” с надеждой спросил Ясон Клэр. Он оглянулся, чтобы включить всех в его приглашение. “Это - пятница.”

Мэтт посмотрел на Ариадну. Она улыбнулась, и предложила его остаться, а затем все посмотрели на Элен. Она не хотела идти домой одна, но понимала, что не сможет сидеть в темной комнате с двумя гормонально-озабоченными не совсем парами.

"Я усну прежде, чем попкорн приготовится в микроволновке", соврала Элен, и заставила себя улыбнуться. "Вы, ребята, веселитесь, а я думаю, должна отдохнуть".

Никто не спорил с нею и не пытался убедить ее остаться. Когда Элен вышла на улицу, она задумалась, они не пытались ее остановить, потому что понимали, что ей необходимо спать или потому что не хотели, чтобы она оставалась. Она не могла винить их за то, что они хотели, чтобы она ушла, никто не любит пятое колесо, а еще больше убитое горем пятое колесо.

Набрав полные легкие свежего осеннего воздуха, она повернула лицо к ясному ночному небу с намерением взлететь. Ее глаза были привлечены к трем ярким звездам Пояса Ориона, и она улыбнулась созвездию, мысленно подумав: «Эй, чувак".

У нее вдруг возникло внезапное желание пойти домой пешком, а не лететь. Хоть это было и далеко, почти пересечь весь остров до своего дома, но за эти дни она уже привыкла часами бродить в темноте. Элен засунула кулаки в карманы и начала тащиться по дороге, не задумываясь. Взглянув на небо, она поняла, что на самом деле хотела бы быть сейчас с Орионом, даже если этот Орион был просто кучей холодных звезд. Она скучала по нему.

Элен прошла уже половину Милестоун-Роуд, задумавшись, посчитают ли ее сумасшедшей, если вдруг увидят гуляющей в темных закоулках острова в середине ночи, когда ее телефон загудел. Номер не высветился. На мгновение она подумала, что это Орион. Она ответила быстро, надеясь, что это он. Когда она услышала голос Гектора на другом конце, она была так поражена, что смогла только пробормотать приветствие.

"Элен? Заткнись и слушай меня," со своей обычной прямотой прервал ее приветствие Гектор. "Где ты?"

"Ну, прямо сейчас я иду домой. Что случилось?" спросила она на его резкий тон, скорей любопытно, чем обижено.

"Идешь? Откуда?"

"Из твоего дома. Я имею в виду, твоего старого дома." она закусила нижнюю губу, надеясь, что не сказала что-то глупое.

"Почему ты не летишь?" Он практически кричал на нее.

"Потому что я хотела подумать. . . Подожди, что, черт возьми, происходит? "

Гектор быстро объяснил, что Дафна столкнулась с Танталусом, а затем была ранена и провела в море целые сутки. Он рассказал ей, как Дафне потребовалось три дня, для того, чтобы прийти в себя достаточно и рассказать Гектору о Мирмидоне, следящим за парадной дверью Элен.

Элен понимала, что должна была бы обеспокоиться по поводу своей матери, но услышав слово мир-ми-дон остановила Гектора, чтобы спросить, что это такое.

"Ты читала Илиаду? Ты этого не сделала, не так ли?" говорил Гектор, постепенно повышая голос. Элен представила лицо Гектора, которое становится фиолетовым от разочарования.

"Конечно, я прочитала!" настаивала она.

Гектор покричал, а потом объяснил так спокойно, как только мог, что Мирмидоны это элитные воины, которые боролись с Ахиллесом во время Троянской войны, и Элен вспомнила. Она читала о спецотряде ахиллесовых кошмарных солдат, только она не слышала как правильно произносится это слово. Мирмидоны не были людьми, они были муравьями превращенными в мужчин Зевсом.

“Жуткий парень, который напал на нас на моих соревнованиях по легкой атлетике! ” воскликнула Элен, покрывая рот рукой. Она наконец поняла, почему лидер группы, так обеспокоил ее — потому что он был действительно этим. “Я думала, что солдатами муравьями были женщины,” запутавшись добавила Элен.

“Да, и я думал, что муравьи похожи на муравьев, а люди похожи на людей,” сухо сказал Гектор. “Не дурачься, Элен. Этот тип не человек, и у него определенно нет тех же чувств, которые есть у людей. И еще я не упомянул тот факт, что он чрезвычайно силен и у него есть тысячи лет опыта сражений.”

Элен вспомнила о программе, что видела по телевизору, о муравьях. Они могут идти в течение нескольких дней, поднимать грузы в сотни раз больше их веса, и некоторые из них невероятно агрессивны.

Осмотрев темную, холодную дорогу, Элен внезапно стало жаль, что Гектор не был с нею, даже если он был ворчливой занозой в заднице 90 процентов времени. Ей также стало жаль, что она не обращала много внимания, когда он учил ее драться. По крайней мере, тогда бы она знала, как бороться.

"Так что же мне делать?" спросила Элен, пытаясь одновременно осмотреть все.

“Взлетай. Этот не может летать. Тебе безопаснее в воздухе, Элен. С этого момента попытайся не забывать об этом, хорошо?” наставлял он. “Вернись к семье и расскажи им, что я сказал тебе. Потом останься там с Ариадной. Она будет охранять тебя. Лукас и Ясон найдут гнездо, а мой отец и дядя должны будут, вероятно, полететь в Нью-Йорк, чтобы донести эту проблему до Сотни. После этого Кассандра примет решение. С тобой все будет хорошо.”

Как великий генерал, которым он всегда хотел быть, Гектор мог планировать каждый момент конфронтации. Но Элен не думала, что все что он сказал, звучало так уж убедительно, когда он ей обещал безопасность.

"Ты действительно боишься этого Мирмидона, не так ли?" спросила Элен, когда взлетела.

Мысль, что Гектор чего-то боится, испугала Элен больше, чем пустая дорога перед ней. Она услышала, как он тяжело вздохнул.

“Мирмидоны использовались в качестве наемных убийц для Сционов в течение тысяч лет. Кроме Дома Рима, у которого есть его собственная лазейка для убийства семьи, если Сцион хочет убить родственника, не становясь Отверженным, он или она идет к Мирмидону. Конечно, это не то, о чем нам нравится рассказывать. Мирмидоны - часть нашего мира, и не все они постыдные убийцы. А некоторые. Они физически более сильны, чем мы, и Фурии их не беспокоят. Используя одного, чтобы шпионить за твоей собственной семьей это красный флаг, что кто-то собирается убить, и это дает право моему отцу и дяде призвать к формальной, закрытой встрече Сотни. Так называемое Тайное совещание.”

"Но это хорошо, правда?" нервно спросила Элен. "Кастор и Паллас смогут созвать это Тайное совещание и избавиться от него, не так ли?"

“Если они смогут доказать, что Ты - дочь Аякса и часть семьи, Сотня заставила бы Танталуса избавиться от Мирмидона. А если они не смогут, ну, в общем, тогда для Сотни Ты просто будешь из Дома Атрея, и в их умах Ты - цель. Но я не знаю, что они сделают. Я не там, не так ли?”

Ему было очень горько, он чувствовал, что необходимо извиниться перед Элен, за то, что оставляет ее одну, когда она в опасности. Он был в изгнании. Прежде чем она смогла возразить, Гектор продолжал беспокойным голосом. “Просто делай то, что я скажу, и тогда я буду меньше бояться. Все в порядке?”

"Все хорошо," пообещала она, уже чувствуя себя виноватой, потому что знала, что не собирается сдерживать свое обещание.

Она и Гектор кратко поговорили о Дафне, хотя он не сказал ей, где они. Он заверил, Элен, что ее мать собирается пройти полное восстановление, а затем пообещал связаться снова, когда сможет.

После того как они разъединились, Элен полетела в свою сторону острова, чтобы поискать "гнездо" самостоятельно. По крайней мере, она хотела, определить его местонахождение и удостовериться, что с папой все хорошо. Она хотела самостоятельно решить, опасно это или нет. Элен было не пять лет. Она уже была достаточно взрослой, чтобы решить для себя, стоит ли ей поднимать тревогу. Кроме того, она точно не была беспомощна. У нее был Цестус, который защищал ее и молнии, чтобы вырубить его, если он будет слишком злющим. Если этот Человек-муравей появится рядом с ней или Джерри, то она сначала его зажарит, а уже позже придумает оправдание для папы.

Обыскивая район, Элен представляла себе гнездо в виде большой паутинной структуры и подумала, что заметит ее легко. Ничего такого на глаза не попадалось. Она уже собиралась сдаться, как заметила, на полпути вверх по склону, что дом ее соседа частично затенял гигантский кустарник рододендрона, а за ним была крошечная выпуклость, немного похожая на вздувшуюся стену.

Оно было настолько незаметным, что Элен поняла, ее смертные соседи не смогут увидеть разницу. Гнездо было отлично замаскировано, и точно копировало большой участок гальки, примыкающий к дому, вплоть до структуры и цвета. Мирмидон даже замаскировал выпуклости сделав интервалы между фальшивой галькой, чтобы создать оптический обман.

В течение нескольких мгновений Элен смотрела на гнездо, со стучащим пульсом в ушах, ожидая увидеть, не двигается ли там кто-нибудь. Когда она не услышала даже небольшого звук внутри гнезда, она решила, что там безопасно, и она может проверить его. Она подула на свои потные ладони, чтобы просушить их, сказала себе, перестать быть ребенком, и стала приближаться, пока она не оказалась прямо рядом с ним. Гнездо было сделано из какого-то материала похожего на цемент, который был сделан с большим количеством маленьких глазков. Как она и подозревала, большинство из этих отверстий были направлены прямо на ее дом. С того угла обзора где она стояла, она могла даже увидеть глазки смотрящие внутрь ее спальни.

Волосы на затылке начали вставать дыбом при мысли о каком-то гигантском клопе, который наблюдал, как она раздевается, когда она услышала пронзительный чирикающий шум под ней.

Унося ноги, Элен взлетела на более безопасную высоту. Летя, как стрела, она набирала высоту, при этом ее глаза были прикованы к земле, чтобы увидеть, откуда раздался шум. На нее, с соседского газона смотрело скелетообразное лицо с красными выпученными глазами, которое она видела в сражении в лесу. Его голова дернулась с ослепительной быстротой, развернувшись на вершине стебля, а не на шее, и это небольшое, но поразительное движение окончательно сломало нервы Элен. Она за секунду пролетела весь остров и приземлилась на территории дома Делосов.

Идя быстро к темной двери, Элен поняла, насколько сейчас поздно. Все уже заснули. Она посмотрела в тихие окна и, переступая с ноги на ногу, почувствовала себя неуютно, чтобы позвонить в звонок и разбудить целый дом в два часа ночи. В конце концов, она не была в непосредственной опасности. Из того, что Гектор рассказал, Мирмидон наблюдал за ней в течение многих недель, и до сих пор еще не напал. Элен задумалась, не должна ли она пойти домой, самой к гнезду не лезть, а рассказать своим родственникам об этом утром.

Она услышала глухой стук сзади и развернулась, ее сердце застряло в горле.

"Что ты здесь делаешь?" спросил Лукас хриплым шепотом, регулируя силу тяжести своего тела после приземления. Обретя вес он сразу стал приближаться к ней. Его лицо превратилось в маску холодного удивления, когда он заметил тревожное состояние Элен. По тому, как она оглядывалась, ломая руки, он понял, что к нему это ни имело никакого отношения. "Что случилось?" потребовал он.

“Я . . ." начала она, затаив дыхание, потом прервалась, когда тревожная мысль отвлекла ее. “Ты возвращаешься домой только сейчас? Где ты был?”

“Я отсутствовал,” сказал он сухо. Лукас сделал еще несколько шагов к ней, пока не подошел достаточно близко, что ей пришлось бы задрать голову вверх, чтобы посмотреть на него, но она этого не сделала. Она боялась посмотреть на него. “Теперь ответь на мой вопрос. Что с тобой произошло?”

“Гектор звонил. Дафна узнала, что Танталус послал Мирмидона наблюдать за мной. Две секунды назад, этот тип поймал меня шпионящей вокруг его гнезда.”

Без предупреждения, Лукас протянул руку, схватил Элен за талию и швырнул ее прямо в воздух. Она освободила себя от силы тяжести, как рефлекс, и на импульсе броска Лукаса, стала подниматься ввысь на двадцать, потом тридцать, потом сорок футов. Лукас стремительно взлетел за ней, ловя ее за руку. Он потянул ее за собой с невероятной скоростью. Уши Элен заложило от давления мини-скорости звука шума, которую она и Лукас создали.

"Где гнездо? Рядом с твоим домом? "Закричал он яростно из-за порывистого ветра.

“У дома моего соседа. Лукас, остановись! ” Элен была напугана, но не им, а тем, что они двигались настолько быстро. Он замедлился и повернулся к ней, но не остановился полностью и не отпустил ее руку. Подлетев ближе, он посмотрел прямо ей в глазу, ища ложь.

"Разве это испугало тебя?"

"Нет"

"Разве Гектор сказал тебе, отправляться на поиски его гнезда самостоятельно?" его слова прозвучали так быстро, что она едва успела понять, что он говорит.

Голова Элен болела, ее взгляд поплыл. Они были так высоко, что воздух здесь был опасно разреженный. Даже полубоги могли не выжить в этом пространстве, и Лукас принес Элен прямо на край.

“Гектор сказал, чтобы я не ходила около него... но я хотела лично убедиться прежде, чем заставила бы всех запаниковать. Лукас, мы должны спуститься ниже! ” взмолилась она.

Лукас посмотрел вниз на грудь Элен и увидел, с каким трудом она борется за кислород. Он подлетел ближе, и она почувствовала, как он поделился с нею воздухом, который обернул вокруг себя. Порыв кислорода мягко коснулся ее лица. Она вдохнула, и немедленно почувствовала себя лучше.

“Мы можем призвать больше пригодного для дыхания воздуха к нам, но для начала ты должна расслабиться,” сказал Лукас. Он снова стал похож на себя.

"Как высоко мы?" она посмотрела на него, шокированная тем, что он был добр к ней. Она не знала, что еще сказать

"Посмотри вниз, Элен."

Потрясенная, она проследила за его взглядом на вид под ними.

На мгновение, она и Лукас плавали невесомо над медленно вращающейся Землей, просто смотря на нее. Черное небо обрамлял белый-и-синий туман атмосферы, пеленающей планету. Тишина и однообразие пространства служили, только чтобы подчеркнуть, как драгоценен, и насколько действительно был удивителен их небольшой остров жизни.

Это была самая прекрасная вещь, которую когда-либо видела Элен, но она не могла полностью насладиться ей. Если когда-нибудь она вновь поднимется так высоко, она знала, что всегда будет вспоминать, в первую очередь,что именно Лукас привел ее сюда. Теперь это, тоже будет тем, что они разделили вместе. Она была так смущена, что хотела заплакать. Полностью случайно Лукас затребовал еще одну часть недвижимого имущества в ее уме, а еще он был тем, кто приказал ей держаться от него подальше.

“Зачем ты все это мне показываешь? Ты хочешь проучить меня? ” сказала Элен задыхаясь. “Ты же ненавидишь меня.”

"Я никогда этого не говорил." Его голос не выражал никаких эмоций.

"Мы должны спуститься", сказала она, отводя свои глаза подальше от его лица. Это было не справедливо. Она не могла позволить ему играть с нею вот так.

Лукас кивнул и плотно прижал к себе руку Элен. Она попыталась вырвать ее, но Лукас не позволил.

“Не надо, Элен,” сказал он. “Я знаю, что ты не хочешь прикасаться ко мне, но ты все еще можешь упасть в обморок здесь.”

Элен хотела закричать, что он не мог быть более неправ. Практически единственное, что она хотела, это прикоснуться к нему, и это съедало ее изнутри.

В этот момент она представила себя подплывающей ближе и обнимающей его так крепко, пока она не почувствует тепло его тела, через незакрытые участи в его одежде. Она представила, как его запах ударил бы ее волной, и на гребне волны этот жар окутал бы ее. Она знала, что такие мысли не должны даже пересекать ее ум, но они были. Правильно это или нет, было ли ей позволено быть с ним или нет, это было то, чего она хотела.

А то, что она не хотела, это то, чтобы он понял это, потому что она не знала, как вести себя с ним. Она даже не знала, кем она, для него была сейчас. Она злилась на него за это, но хуже, она была разочарована в себе за то, что желала его даже после того, как он обошелся с ней так ужасно.

Стыдясь своих собственных мыслей, Элен не позволяла себе смотреть на Лукаса, когда они летели вниз. Когда она смогла дышать самостоятельно, Элен заметила, что они были в более темной части континента. Она искала знакомые светящиеся сети, которые она опознала как Бостон, Манхэттен в ночное время, и не могла поверить, в то, что нашла их. По оценке Элен они были за сотни километров.

"С какой скоростью мы летим?" спросила она Лукаса с трепетом.

“Ну, я так и не смог победить свет . . . еще”, - сказал он с озорным блеском в глазах. Элен повернула голову и уставилась на него, удивленная, что он действовал подобно себе снова. Это было нормально. Это был Лукас, которого она знала. Он улыбнулся на мгновение, а затем, казалось, остановил себя. Все еще глядя на нее, его улыбка медленно гасла.

Элен показалось, что она падает в его сторону. Она поняла, что Лукас был для нее эмоциональной черной дырой. Если она оказывалась рядом с ним, ее сердце просто не мог вырваться. Элен отпустила руку Лукаса и поплыла впереди него. Ей нужно было время, чтобы овладеть собой.

Она обратила свое внимание на ситуацию, вынуждая себя сосредоточиться и взять над собой контроль. Она должна занять чем-то свои мысли или она будет потеряна.

“Я проанализировала обе ваши реакции, и поняла, что этот Мирмидон - действительно большая проблема,” сказала она.

“Да, очень большая, Элен. Мирмидоны быстрые и более сильные, чем Сционы, но хуже, всего, они не испытывают вообще никаких чувств. Наличие одного такого шпиона за тобой является очень грандиозным предприятием. И я даже не знал, что этот был там.” вздохнул он, как будто это была его вина.

"Но как ты мог знать? Мы не разговаривали друг с другом в течение недели. "

"Давай", сказал он. Лукас начал спускаться в направлении восточного побережья, отвечая на последний комментарий Элен. "Нам нужно вернуться и рассказать семье".

Она кивнула и полетела вперед. Они не держались за руки летя вниз, но Элен все еще чувствовала Лукаса рядом с собой, волнующе теплого и твердого.

Она продолжала говорить себе, что ей только кажется, что они делали все синхронно, но их действия доказывали обратное. Они приземлились в унисон, пробежались и двинулись к дому, идя нога в ногу.

Лукас зашел в парадную дверь, включил свет в коридоре, и начал громко кричать, чтобы разбудить остальных членов семьи. Спустя несколько мгновений, все были на кухне, и Элен повторила все, что с ней произошло в эту ночь, за минусом посещения внешней атмосферы с Лукасом.

“Это - причина для Тайного совещания,” сказал Кэстор своему брату. “Внесение Мирмидона в уравнение можно считать военными действиями в пределах Дома.”

"Ты хорошо разглядела лицо Мирмидона?" спросила Кассандра. Элен кивнула стараясь не содрогаться при мысли о том, как его голова щелкнула обернувшись, как нечто чуждое.

"У него были красные глаза", ответила Элен брезгливо.

"Гектора упомянул имя Мирмидона?" тихо спросил Паллас Элен. "Это поможет, если мы узнаем, с кем именно имеем дело."

"Нет. Но в следующий раз, когда он позвонит, я могу спросить" мягко ответила Элен, понимая, что даже произнесение имени Гектора расстраивало Палласа. Элен понимала, что Паллас ничего не желал больше, чем быть в состоянии разговаривать с сыном напрямую. Это было не правильно, что Гектор не мог быть здесь, подумала она сердито. Они нуждались в нем.

Кассандра привела всех в библиотеку. Она сразу же подошла к книге, которая была так хрупка, что Кастор и Паллас были вынуждены отделить каждую страницу и положить в отдельные пластиковые покрытия. Элен подошла к Кассандре, когда она осторожно перелистывала стопку страниц, и заметила, что книга была очень древняя—как старый Король Артур.

“Это - старинная рукопись со времен Крестовых походов,” сказала Кассандра, держа страницу с иллюстрацией рыцаря в черной броне. Похож на Мирмидона, у него выпуклые красные глаза и скелетное лицо.

"Это выглядит как этот," сказала Элен, когда посмотрела на страницу. Это было прекрасное произведение искусства, но все же это была картинка, а не фотография. Элен пожала плечами.

"Я не могу сказать наверняка. Все ли Мирмидоны выглядят одинаково?"

“Нет, у некоторых из них были черные, граненые глаза, у некоторых была немного красноватая кожа. У некоторых, по слухам, были антенны, которые они скрывали под их шлемами,” задумчиво ответил Кастор. “Элен, действительно ли ты уверена, что тот, которого ты видела, имел красные глаза?”

“О-о, да, без сомнений,” сказала Элен. “Они также были блестящими.”

"Автомедон", сказал Паллас, посмотрев на Кастора. Впервые Элен услышала, как Кастор грязно выругался, когда кивнул соглашаясь со своим братом.

"Имеет смысл", сказала Кассандра. "Нет Сционы никогда не утверждали, что убили его."

"Потому что никто не мог." Лукас посмотрел на Элен, медленно качая головой, как будто не мог поверить, что это происходит. "Он бессмертен."

“Хорошо, но кое-чего я не понимаю,” нервно сказала Элен. Она искала недостаток, что-то логическое, которое заставит ситуацию казаться немного менее страшной. “Если Мирмидоны бессмертны, то, почему мир не кишит ими?”

"О, они могут быть убиты в бою. И большинство из них были убиты в той или иной момент истории. Но, понимаешь, это не сработало с Автомидоном," сказала Ариадна. "Существуют истории солдат, которые буквально отрубали голову Автомидона, а он просто поднимал ее, прикладывал обратно, и продолжал сражаться."

"Ты должно быть, шутишь," сказала Элен, подняв бровь. "Как это может быть возможно? Он не бог. Подождите, он бог?" спросила она Ариадну и поспешила в сторону книги, в случае, если она пропустила что-то.

"Нет, он не бог," ответила ей Кассандра. "Но он мог разделить кровь с одним из них. Это всего лишь мое предположение, но если Автомедон стал братом по крови с одним из бессмертных тысячу лет назад, до того как все они были заперты на Олимпе, то Автомедон не может быть убит, даже в бою."

"Братья по крови? Вы это серьезно?" с сомнением спросила Элен. Она представила, как двое детей в домике на дереве прокалывают пальцы булавкой.

“Для Сционов становление братьями по крови является священным обрядом, и довольно трудно сделать это за пределами боя,” сказал Ясон с улыбкой, как будто понял, что представила себе Элен. “Ты должен быть готов умереть за кого-то, и тот человек должен быть готов умереть за тебя. Тогда Вы должны обменяться кровью, в то время как находитесь в процессе спасания жизней друг друга.”

Глаза Элен метнулись к Лукасу. Она не могла не думать о том, как они вырвались из проклятия Фурий, почти умерли друг за друга. Посмотрев в глаза Лукаса, Элен поняла, что он думает то же самое. Они не обменялись кровью той ночью когда упали, но они спасли друг другу жизнь и жизнь связала их вместе навсегда.

"Ты не можешь заставить это случиться или запланировать. Это то, что происходит в экстремальной ситуации ", сказал Лукас непосредственно Элен. "И когда это происходит между братьями, иногда они могут поделиться некоторыми силами Сциона друг с другом. А теперь представь, что произойдет, если сделаешь это с богом. Теоретически, это может сделать тебя бессмертным".

"Но ты не знаешь наверняка, произошло ли тоже самое с Автомедоном," оспорила Элен. "Кассандра сказала, что она только предполагает".

“Да, но предположения Кассандры обычно достаточно близки к истине,” отрезал он, быстро напрягаясь.

“Ты сделал выводы из того, что я рассказала тебе! Но чем больше я думаю об этом, тем больше я сомневаюсь, что нахожусь в реальной опасности,” продолжала она защищаясь.

Лицо Лукаса побледнело от гнева.

"Хватит!" крикнула с порога Ноэль. "Лукас, поднимайся наверх и ложись в постель." Лукас развернулся лицом к матери, но Ноэль не дать ему шанса поспорить с ней. "Я сыта по горло смотреть как вы двое боретесь между собой! Вы так устали, что даже не понимаете этого. Элен, иди с Ариадной. Тебе тоже нужно поспать."

"Я не могу оставить моего отца наедине с этой штукой практически по соседству,” сказала Элен, резко сев на край стола Кастора. Ноэль была права. Вся эта бесконечная беготня, в сочетании с эмоциональным минным полем, в которое она попадала всякий раз, когда Лукас был рядом, вдруг ударило ее, как кирпич. Она была истощена.

"Поверь мне, если ты будешь здесь, то это существо будет поблизости. Я знаю, это трудно для тебя, согласиться с этим, но твой отец и Кейт будут в безопасности, если ты от них ​​с этого момента будешь подальше." сказала Ноэль так ласково, как только могла, но ее слова были суровыми. "Лукас, я хочу, чтобы ты с твоим отцом и дядей отправился на Тайное совещание. Я думаю, для тебя будет лучше, провести немного времени в Нью-Йорке."

"Ноэль! Ему же нет восемнадцати лет" начал спорить Кастор.

"Но он наследник Дома Фив, Кас," мягко возразил Паллас. "Креон мертв. После Танталуса, ты следующий в очереди. Это делает тебя старшим Наследником. Лукас имеет полное право присутствовать на Тайном совещании, прежде чем достигнет совершеннолетия".

"Танталус может иметь еще одного ребенка," нетерпеливо сказал Кастор.

"Отверженный, помеченный смертью, не родит больше детей," скандировала Кассандра в несколько голосов из угла комнаты.

От этого звука у Элен позвоночник сбился в кучу, словно кто-то налил холодной воды вниз на ее спину. Как один, все в комнате повернулись, чтобы увидеть мерцание жуткой ауры Оракула напротив лица Кассандры, фиолетовые, синие и зеленые огни окутали как духи края ее тела. Ее обычно красивое лицо было сморщенным, как у старухи.

“Лукас, сын солнца, всегда был намеченным Наследником Дома Фив. Так оно и произошло.” Оракул хихикнула, и ее тело, яростно забилось в конвульсиях.

Свет внезапно погас, и Кассандра сжалась. Она поглядела вокруг испуганными глазами и обхватила себя руками, вся сжавшись. Элен хотела успокоить Кассандру, но вокруг нее был ужасный холод, который не могла проигнорировать Элен. Она просто не могла заставить себя приблизиться к напуганной девочке.

"Теперь, вы все, ложитесь в постель," сказала Ноэль дрожащим голосом, нарушая тишину.

Она подтолкнула всех к двери и загнала небольшое стадо к лестнице, оставив Кассандру в библиотеке одну. Элен поплелась наверх и рухнула в гостевую кровать, не раздеваясь и даже не сняв покрывало.

Когда она проснулась следующим утром, она была покрыта высушенной слизью. Элен заснула в таком ужасном настроении, что, когда она попала в Подземный мир, то оказалась по грудь в доисторическом болоте. Это не была яма зыбучих песков, что было огромным облегчением, но оно сильно воняло. Каждой каплей силы она пыталась удержаться, чтобы не зачерпнуть ртом грязную воду, когда пробиралась сквозь болото, всего один неверный шаг и она бы утонула. После ночи паники Элен проснулась, еще более уставшей, чем была накануне.

Она вытащила себя из кровати и заметила, что ее рубашка была почти разорвана, и еще странные палки и мертвые листья, запутались у нее в волосах, и она потеряла обувь. Конечно же, она столкнулась с Лукасом по пути в ванную. Он уставился на нее на мгновение, его глаза, осмотрели ее потрепанное тело, в то время как остальная часть его тела осталась напряженной.

"Что? Ты собираешься кричать на меня снова?" с вызовом сказала Элен, слишком усталая, чтобы быть осторожной.

"Нет" его голос сломался. "Я делал это, борясь с собой. Это, очевидно, не помогает."

"Тогда что?"

"Я не могу сделать это", сказал он, обращаясь скорее к себе, чем к Элен. "Мой отец был неправ."

Ее затуманенный мозг продолжал обрабатывать его слова, когда он открыл ближайшее окно и выпрыгнул из него.

Элен смотрела на него улетающего, слишком уставшая, чтобы удивляться. Она продолжила идти в ванную, с каждым шагом заливая гадостью весь пол.

Она посмотрела вниз на беспорядок, который учинила и ее посетила мысль о том, насколько будет хуже, когда она разденется. Единственное решение, которое придумал ее частично парализованный мыслительный процесс, состояло в том, чтобы встать в душ, полностью одетой. Когда она протерла лемонно-пахнущим куском мыла свою порванную рубашку, она начала смеяться. Это был нервный смех, который угрожал перерасти в рыдание.

Ариадна постучала в дверь. Элен заткнула рот рукой, но было слишком поздно. Ариадна приняла молчание Элен как сигнал, что происходит что-то плохое, и ворвалась в ванную.

"Элен! Ты. . . Ох, ничего себе." тон Ариадны изменился с заинтересованного до ошарашенного в секунду. Она увидела через стеклянную дверь душа, что Элен все еще полностью одета. "Хм, ты знаешь, ты кое-что забыла, не так ли?"

Элен рассмеялась снова. Ситуация была настолько смешной, что не оставалось ничего другого, как смеяться.

"А где твоя обувь?" выдохнула Ариадна.

“Я проснулась...упс... с только одним на! ” Элен подняла свои босые ноги и указала на них. Девчонки истерично рассмеялись над шевелящимися пальцами ног Элен.

Ариадна помогла Элен убраться, и вместе они оттащили грязное постельное белье и сырую одежду в туалет. К тому времени, когда они все сделали и пошли на завтрак, все остальные уже собрались там.

"Где Лукас?" спросила Ноэль, вытягивая голову с тревогой, чтобы заглянуть за Элен.

"Выпрыгнул из окна", ответила Элен. Она взяла кружку и налила себе кофе. Подняв голову, она заметила, что все смотрят на нее. "Я не шучу. Мы врезались друг в друга в коридоре и, когда он увидел меня, он буквально выскочил из окна. Кто-нибудь хочет кофе?"

"Он сказал, куда идет?" озабоченно спросил Ясон.

"Нет," ровно сказала она.

Руки Элен дрожали, но она добавив сливки в свою кружку размешала и сделала глоток. В том состоянии в котором она была, она полагала, что оно могло фактически стабилизировать ее. Она чувствовала, что ее тело одновременно было горячим и холодным.

"Элен? Тебе плохо?" прищурившись, спросила Ноэль.

Элен неуверенно покачала головой. Для Сциона было невозможно заболеть болезнью смертных, но когда она провела рукой по лбу, она была влажной от пота. Все еще уставившись на свою руку, Элен услышала, как подъехал электромобиль к дому и остановился.

"Ленни! Тащи сюда свою задницу и помоги нам с этими книгами!" прокричала Клэр с дороги.

Элен повернулась, чтобы посмотреть в окно позади себя и увидела Клэр и Мэтта выходящих из автомобиля Клэр. Благодарная за заминку, Элен выскочила из-под пронизывающего взгляда Ноэль, чтобы помочь им.

"Мы слышали, у тебя проблемы с муравьями," сказала Клэр улыбаясь, и начала складывать книги на вытянутые руки Элен.

"И это именно то, что мне нужно, не так ли?" рассмеялась Элен. "Больше проблем".

"Не волнуйся, Лен. Мы разделимся на группы и справимся с этой задачей посменно. Мы что-нибудь придумаем.” голос Мэтта звучал уверено. Он взвалил рюкзак с книгами на плечи, закрыл багажник и положил руки на плечи Элен, когда они шли вместе по направлению к дому. “Клэр и я не попадем в список наиболее опасных разыскиваемых преступников PETA’s[англ. организация, ведущая борьбу за права животных], никогда, ты же знаешь.”

Когда Элен, Клер, и Мэтт собрались войти в дом, они услышали, как Кастор и Паллас прощаются и решили, дать время семье Делос побыть в одиночестве. От того, что Элен могла понять, Тайное совещание было большим делом, как Верховный Суд и международная встреча на высшем уровне вместе взятые. Как только оно начиналось, никто не имел права уйти, пока не будет принято решение, иногда эти встречи затягивались на несколько недель.

Элен попыталась не подслушивать слишком много, в то время как они обнимались и прощались, но она не могла запретить себе, подслушать, когда Кастора тихо отвел в сторону Ноэль и спросил, знает ли она где Лукас или нет.

“Я не знаю, куда он пошел. Прямо сейчас он может быть в Тибете,” ответила Ноэль, нервничая. “Я надеялась, что он полетит с Вами в Нью-Йорк и пробудет там в течение нескольких недель. Вытащи его отсюда и дай ему шанс . . .”

"Шанс на что?" грустно спросил Кастор, когда Ноэль высказалась. "Просто оставь его в покое."

"Я оставила его в покое, и это, очевидно, не помогает!" сказала Ноэль. "Он все время теперь так зол, Кас, и я думаю, что все становится только хуже, а не лучше."

“Я знаю. Он изменился, Ноэль, и я думаю, что мы должны смириться с тем, что таким он может быть постоянно. Я надеялся, что он будет просто ненавидеть меня, но кажется, он ненавидит целый мир,” тяжело сказал Кастор. “И я честно не виню его. Ты могла бы себе вообразить, если бы кто-то разделил нас, как я разделил их?”

"У тебя не было выбора. Они кузены. Это не то, что может измениться ", решительно сказала Ноэль. "Тем не менее, если бы твой отец сделал с нами то, что ты сделал с Лукасом—"

"Я не знаю, что бы я сделал с ним," сказал Кастор, как будто он не мог даже думать об этом. Элен услышала как они целуются и сразу же выключила слух Сциона.

"Пойдемте в библиотеку и приступим к работе!" громко предложила она Клер и Мэтту, и начала обходить дом, чтобы воспользоваться другим входом.

Мысли ее метались.

Если Кастор действительно разделил ее и Лукаса, то как? Элен вспомнила ту вспышку на обеде и поняла, что Лукас был так же рассержен на Кастора, как и на нее — возможно даже больше. Лукас причинил ей боль, потому что его отец приказал ему?

"Лен? Ты знаешь, я люблю тебя, но тебе действительно так необходимо, постоянно останавливаться," сказала Клэр с милой гримасой. Элен оглянулась и поняла, что она замерла с поднятой ногой посреди коридора на пути в библиотеку.

"Извини!" сказала она и бросилась шагать в ногу со своими друзьями.

 

***

 

Лукас кружил над музеем Гетти ,белым зданием элегантно расположенным на вершине одного из более потрепанных холмов Лос-Анджелеса. Белая каменная структура увенчивающая сухой, скалистый холм была поразительно похожа на Парфенон. Парфенон первоначально был казной, поэтому Лукас чувствовал, что это было уместно, идти в Гетти изъять монеты.

Он искал место, где сможет незаметно приземлиться, когда должен будет замедлиться настолько, и его можно будет увидеть. Лукас двигался куда быстрее, чем человек может увидеть, оседая слишком легко на землю, чтобы не оставить следов. Мгновение, когда он коснулся земли, Лукас наполовину побежал, наполовину подлетел к двери так быстро, что все камеры слежения засняли только легкое размытие. Остановившись прямо возле двери, Лукас застыл и исчез.

За последние несколько недель, он понял, что, если он не будет слишком много двигаться, то сможет рассеивать свет так, чтобы поверхность его тела выглядела как пейзаж позади него. В начале, прежде чем он довел до совершенства свой плащ невидимку, для Сциона все еще было возможно разглядеть слабые разрушения между изображением, которое он создавал и его окрестности. К счастью, только один Сцион, когда-либо сможет заметить это, и это было собственной проклятой ошибкой Лукаса.

После получаса ожидания, техник по обслуживанию оборудования наконец вышел из двери с граблями в одной руке и его ранним утренним кофе в термосе в другой.

Лукас просто проскочил мимо него и вошел без отключения сигнала тревоги. Он мог бы сорвать дверь с петель, но он не хотел привлекать к себе слишком много внимания. Лукас не знал, сработает ли его план, и он не хотел, чтобы его семья стала что-то подозревать и вмешиваться.

Его всегда учили, что музеи были священными местами, потому что они хранили множество реликвий Сционов, но он никогда не предполагал, что однажды дойдет до точки, когда будет рассматривать вторжение сюда. Теперь он был в отчаянье. Он должен был сделать что-то, чтобы помочь Элен.

Его отец был неправ. Все, что требовалось для доказательства, это один взгляд на Элен—ее порванная одежда покрытая черной грязью из Подземного мира и Лукас понял, что не он был проблемой для Элен. Он сделал, как приказал его отец, но она все еще страдала. Находиться вдали от нее было мало.

Лукас знал, что Элен была сильной, и он доверял ей принимать правильные решения, даже если он не согласен с ней. Она настояла, что Орион помогает ей, даже независимо от того, насколько это грызло его изнутри думать о них двоих наедине, Лукас отступил.

Он дал себе слово, после ночи, когда умерла Пандора, когда он смотрел на рассвет с "вдовьей дорожки" на крыше Элен, что он будет страдать сколько угодно, лишь бы Элен двинулась дальше и зажила полной и осмысленной жизнью. Он превратил себя во что-то искривленное в попытке разорвать все между ними. Но в то утро она выглядела еще хуже, чем она была до того, как Лукас оттолкнул ее.

Все, что происходит с ней сейчас, выходило далеко за рамки ее чувств о их обреченных отношений.

Лукас двигался так быстро по коридорам музея, что его лицо не могло быть записано камерами. И хотя коридоры менялись за наносекунды, Лукас знал, куда он шел. Было много признаков, которые указывали ему правильное направление. Сокровища древней Греции были огромным хитом, и эта известная выставка недавно раскопанных золотых экспонатов уже объехала весь мир. В этом месяце была очередь Гетти, и они подготовили место с яркими шелковыми баннерами для празднования.

Они также выложили много фотографий артефактов онлайн. В истинном стиле Южной Калифорнии, более мелкие и менее впечатляющие золотые монеты, которые были исключены из промокодов других музеев, были собраны вместе в огромные, сверкающие групповые снимки. Лос-Анджелес просто любил ослеплять большим количеством, умещая как можно больше в одном кадре, а после более двух недель полетов по всему миру, обыскивая каждый музей, для Лукаса это означало, что наконец, он нашел то, что искал. В Интернете.

По сравнению с другими предметами в коллекции, небольшая горстка золотых монет едва стоила внимания. Он должен был подойти к одной из задних витрин, чтобы найти их, но когда он это сделал, он не стал тратить зря время. Насколько он знал эти три монеты — каждая с выгравированным цветком мака на одной стороне — были последние оставшиеся оболы [др-греч. название монеты и единицы веса], которые были сделаны в честь Морфея, Бога сновидений. Лукас украл их все.

 

***

 

"Мы ходим по кругу!" застонала Элен глядя на несимпатичный потолок библиотеки. "Я знаю, это не имеет смысла, но поверьте мне, там нет такого понятия, как географический прогресс. Я упоминала, о береге, который не приводит к океану? Там просто мокрый песок берега, как во время отлива, за исключением—нет океана. Никогда. Это просто берег!"

Она так устала, чувствуя, что начинает сдавать, при этом ее время от времени неожиданно пробирала дрожь, и это уже начало ее беспокоить.

Она не могла заболеть. Это было невозможным и досадным. Телефон Элен загудел, прерывая ее рассеянные мысли. Орион спрашивал, придумали ли “Греческие Ботаны” уже что-нибудь. Она улыбнулась прозвищу которое он дал ее исследовательской группе и написала в ответ, что еще нет. Она спросила его, что он читал о конце Рима.

ВОЙНА, ОРГИЯ, ПРОМЫВАНИЕ, ПОВТОР. СТАНОВИТСЯ СКУЧНО, написал он. ПОЧТИ;)

“Это снова Орион?” спросила Ариадна с измученным лицом. Элен взглянула на нее и кивнула, пока печатала.

Она понимала, почему все были так заинтересованы — они должны были удостовериться, что Дома не соединятся — но иногда Элен чувствовала себя оскорбленной. Несомненно, Орион был великолепный. И храбрый. И веселый. Но это не означало, что они встречаются или что-либо еще.

"Подожди! Ты можешь найти Ориона!" воскликнула Клэр отрывая Элен от блуждающих мыслей.

"Да, я же говорила тебе. Я концентрируюсь на его лице и появляюсь рядом с ним, так же, как Ясон и Ариадна делают, когда возвращают людей с края Подземного мира. Но я могу найти его, только если он находится в моей же бесконечности," ответила Элен. "Потому что, если он не появляется, я никогда не смогу его найти, даже если он спустится следом за мной. . . Ох, забудь об этом."

"Элен, это все я понимаю," проворчала Клэр в отчаянье. "А вот что я не знаю, является ли Орион единственным человеком, которого ты можешь найти, просто думая о нем."

"Я уже пыталась найти Фурий, таким образом, Смешинка—кучу раз. Это никогда не срабатывает."

"Они не люди," сказала Клэр очень четко, пытаясь сдержать свое волнение. "Что, если тебе нужно сосредоточится на тех, кто живет там, внизу? Как ты думаешь, могла бы ты использовать этого персонажа, как своего рода маяк?"

"Это земля мертвых, Смешинка. Искать человека, который живет там, это своего рода оксюморон[др.-греч. умная глупость], не так ли?" спросила Элен, заблудившись в логике Клэр.

"Нет, если она была похищена, тело и душа, самим боссом" сказала Клэр. Она скрестила руки на груди и улыбнулась, как будто знала секрет.

Ясон издал удивленный звук. “Когда ты стала настолько умной? ” спросил он, восхищенно глядя на Клэр.

“Просто счастье для тебя, я полагаю,” ответила она с усмешкой.

Ариадна, Элен, и Мэтт растерянно переглянулись, в то время как Ясон и Клэр улыбнулись друг другу, забывая о том, что были и другие люди в комнате.

“Гм, ребята? Очень не хочется вас прерывать, но о чем ты говоришь?” спросил Мэтт.

Ясон встал и пошел к куче книг. Оттуда он принес старую книгу и положил ее открытой перед Элен. Она увидела картинку молодой чернокожей женщины, которая уходя от зрителя, оглядывалась назад через плечо, как будто не хотела идти. Она была одета в платье из цветов и носила корону, которая сверкала драгоценностями, большими как виноград. Ее тело было изящным, как у балерины, и даже в профиль ее лицо было потрясающе красиво. Однако, несмотря на ее красоту и богатство, она излучала сокрушительную грусть.

"О, да," тихо сказала Ариадна. "Я помню."

"Кто она?" спросила Элен, в восторге от образа этой грустной, красивой женщины.

"Персефона, богиня цветов и царица Подземного мира," ответил Ясон. "Она на самом деле Сцион. Единственная дочь Деметры, богини земли. Аид похитил Персефону и обманом вынудил ее выйти за него замуж. Теперь она вынуждена проводить осенние и зимние месяцы в Подземном мире. Говорят Аид построил ей ночной сад рядом со своим дворцом. Сад Персефоны".

“Ей разрешено покидать Подземный мир, только чтобы навестить свою мать, весной и летом. Когда она возвращается на землю, она заставляет цветы цвести всюду где идет.” мечтательно рассказывала Ариадна, как будто была в восторге от мысли, что Персефона помогает миру расцвести.

"Сейчас октябрь. Она должна быть там", осторожно добавил Мэтт с надеждой.

"А ты уверен, что она бессмертна?" Элен нахмурила свои брови от сомнения. "Как она может быть еще жива?"

"Аид заключил сделку с Танатосом, богом смерти. Персефона не может умереть, пока Аид не позволит ей," заговорила Кассандра с другого конца комнаты, заставив Элен подскочить.

Она забыла, что Кассандра сидела тут, сочиняя письмо своему отцу, который был все еще в Нью-Йорке. Кастору и Палласу разрешалось только получать письменные сообщения, во время Тайного совещания, и они попросили некоторую определенную информацию о Мирмидоне. У Кассандры всегда была тревожащая способность оставаться неподвижной как статуя, а в последнее время эта способность стала настолько явной, что она становилось совершенно похожей на привидение. Она присоединилась к остальной группе и уставилась на картинку Персефоны с хмурым взглядом.

"Таким образом, она там в ловушке," сказала Элен, заставляя ее внимание вернуться к печальной фигуре Персефоны.

"Но она может помочь тебе", сказала Кассандра. "Она знает все о Подземном мире."

"Она пленница," ответила Элен сердито хмурясь. "Мы должны помочь ей. Я имею в виду, Орион и я должны."

"Невозможно", сказала Кассандра. “Даже Зевс не смог заставить Аида расстаться с Персефоной, когда Деметра потребовала свою дочь назад. Деметра наслала в мир ледниковый период, почти убив человечество.”

"Он похититель!" воскликнул Мэтт в ярости. "Почему Аид не заперт на Олимпе с остальными? Он один из трех главных богов. Разве он не должен быть частью Перемирия?”

“Аид - старший брат Большой Тройки, таким образом, я предполагаю, что технически он - олимпиец, но он всегда отличался. Я не могу сейчас вспомнить литературу, которая говорит, что он даже не бывал на Горе Олимп,” сказала Кассандра с шутливой гримасой. “Подземный мир также называют ‘Аид’, потому что это - полностью его царство. В этом отношении это не часть Перемирия, и даже не часть этого мира.”

"Подземный мир имеет свои собственные правила", сказала Элен. Она понимала это намного лучше, чем кто-либо. "И я полагаю, что вы все думаете, что Персефона может быть готова нарушить некоторые из них?"

"Я не хочу ничего обещать, но если кто-то и в состоянии помочь тебе там, то вероятнее всего, это она," сказал Ясон. "Она является королевой."

У Элен зазвонил телефон.

ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ, ЛЮБИМУЮ ГРЯЗНУЮ ШУТКУ ЮЛИЯ ЦЕЗАРЯ? написал Орион.

ВСТРЕТИМСЯ СЕГОДНЯ НОЧЬЮ, написала Элен в ответ. Я ДУМАЮ, ЧТО МЫ КОЕ-ЧТО ПРИДУМАЛИ.

Глава 8

 

Элен смотрела на круассан и жалела, что у нее нет такого таланта, как рентгеновское зрение. Ей очень хотелось узнать какая же у него начинка.

Если там был шпинат, то он должен был пойти на поднос под крышку. Если там была ветчина и сыр, тогда оно должно было попасть в ее живот.

"Ленни? Ты смотришь на тесто, уже в течение десяти минут ", сказала Кейт. "Еще немного, и оно зачерствеет, прежде чем попадет в рот."

Элен выпрямилась и сосредоточила свои глаза, пытаясь смеяться, будто ничего не случилось. Смех получился с задержкой и настолько принудительный, что это прозвучало почти жутко. Кейт странно посмотрела на нее и многозначительно уставилась на круассан. Элен сделала ожидаемый укус и пожалела об этом. Шпинат. Тем не менее, он дал ей стимул, чтобы не уснуть, и Элен пришлось бодрствовать до конца своей смены, неважно, что она положила себе в рот.

Ее зрение расплывалось и ей приходилось выходить каждые несколько минут весь вечер, чтобы случайно не заснуть и не спуститься, не сосредоточившись на лице Ориона, потому что тогда она не встретиться с ним в аду, как они планировали. Но еще более важно, она не могла позволить себе заснуть и микросекунды, чтобы позднее не появиться в "Ньюс Стор", покрытой сумасшедшей грязью Подземного мира.

Последние несколько дней Элен очень боялась, что может заснуть в классе или на работе, спуститься, а затем проснуться на глазах у всех, покрытая необъяснимой грязью. Особенно в этот вечер. Она была более усталой, чем когда-либо в жизни, и Зак сидел за задним столом "Ньюс Стора", в разделе Торты Кейт. Где находилась Элен.

Несколько раз Элен попыталась завязать разговор, пытаясь выяснить, что он тут делает один, да еще в субботу вечером, но он едва признал ее. Он просто продолжал заказывать еду и кофе, и что-то печатал на своем ноутбуке, как будто просто рисовал. Никогда раньше он не притворялся смотря на нее. Когда она ловила его взгляд, что случалось чаще, чем нравилось Элен, было противно смотреть на его лицо, как будто он только что поймал ее за ковырянием в носу или еще чего-то.

Вытирая столы в тысячный раз, чтобы не дать себе уснуть, Элен услышала звон колокольчика на входной двери, как будто кто-то вошел.

Ей хотелось кричать. Было уже так поздно, так соблазнительно близко к закрытию. Единственное, что она хотела, чтобы вечер закончился, и она могла посчитать выручку, пойти домой и лечь в постель. Она могла резко сказать Заку выметаться еще в десять часов, но новый клиент мог длиться вечно. Она услышала, как Кейт счастливо завизжала от удивления.

"Гектор!"

Элен выбежала в переднюю часть и прыгнула в объятия Гектора вместе с Кейт, менее чем за полсекунды.

Гектор подхватил их обеих легко одной рукой. Хотя обычно Гектору требовалось приблизительно пять минут, чтобы рассказать что-то, что так раздражало Элен, но сегодня он улыбнулся и протянул руки для объятия, и она забыла, какой болью в заднице он обычно был. Обнимая за шею Гектора похоже было на объятие солнца — только чувство теплоты и света.

"Я могу привыкнуть к этому!" усмехнулся Гектор, держа их в воздух и сжимая их, пока они не отдышались.

"Но я и Ноэль как раз говорили о тебе, несколько часов назад! Она сказала мне, что ты все еще в Европе, учишься. Что ты делаешь в Нантакете?" спросила Кейт, когда Гектор поставил их.

"Я просто соскучился по дому", сказал он, пожимая плечами. Элен знала, что он говорит правду, даже если прикрытие об учебе в Европе было ложью. "Это просто краткий визит. Я не останусь надолго."

Втроем они приятно поболтали несколько минут, хотя Гектор все это время бросал на Элен взволнованные взгляды. Если Гектор, так смотрит на нее, подумала Элен, должно быть выглядит она ужасно. Извинившись, она отошла, чтобы умыться холодной водой.

Когда Элен вернулась к разделу Торты Кейт, Зака не было на месте, но он спешил к нему. Он в спешке собрал свои вещи и выскочил из кафе, не отрывая взгляда от пола. Элен нерешительно последовала за ним к стойке, глядя как он прошмыгнул мимо Гектора и направился к двери. Гектор поднял брови от удивления на такое странное поведение.

"Мы будем по нему ужасно скучать," саркастически заметила Кейт. Потом она посмотрела на часы. "Знаешь что? Если я поспешу, то смогу успеть заскочить в банк до закрытия. Ты сможешь закрыть сама, Ленни?"

"Я помогу ей" предложил Гектор, на что Кейт улыбнулась ему.

"Ты уверен? Ты же знаешь, я могу отплатить только пищей?" предупредила игриво Кейт.

"Договорились".

"Ты самый лучший! Обязательно втисни столько остатков, сколько захочешь и для своей семьи, тоже," сказала Кейт, когда собрала свои вещи и направилась к двери.

“Я сделаю это,” крикнул Гектор, когда она выбегала из двери. Он казался веселым, пока кричал ей до свидания, но как только Кейт ушла, его лицо погрустнело.

Неважно, сколько бы он смог взять для своей семьи, как сказала Кейт, у Гектора не было такой возможности. Хелен коснулась его руки, чтобы утешить, а потом обняла его, когда увидела, как он покачал головой.

“Я не могу оставаться в стороне. Я должен был увидеть кого-то связанного со мной.” Он сжал Элен так крепко, как будто хотел обнять всю свою семью через нее. “По крайней мере я рад, что могу быть с тобой, Принцесса.”

Элен нежно его обнимала, когда почувствовала, как черная злоба начала расти в ней, и это не имело ничего общего с тем, что он по-прежнему называл ее “принцесса”, хотя она просила его миллион раз не делать этого. Как смеют Фурии отдалять Гектора от людей, которых он любит? Он был более предан семье, чем кто-либо, когда-либо встреченных Элен. Теперь, более чем когда-либо, семья Делос нуждалась в силе Гектора, чтобы помочь им, но он был Отверженным. Элен нужно найти Персефону и просить ее о помощи. Ей нужно положить этому конец.

“Так что, ты просто зашел, потому что тебе захотелось пообниматься?” насмешливо спросила Элен, когда они отделились друг от друга, стараясь поднять ему настроение.

"Нет", сказал он серьезно. "Не то, чтобы обнимать тебя не стоит, просто есть кое-что еще. Ты слышала что-нибудь о проникновении в Гетти?"

Элен покачала головой, и Гектор вытащил лист бумаги из кармана пиджака и показал его Элен.

"Это очевидно был, Сцион," сказала Элен, пока читала описание невыполнимого взлома и украденных артефактов. "Кто это сделал?"

"Мы не знаем. Дафна опросила всех Регусов и Отверженных, которых она знает, но до сих пор никто не признался." Гектор потер нижнюю губу большим пальцем. Этот жест Элен видела у его отца, так он делает, когда думает. "Мы не можем понять, почему эти золотые монеты, и только эти монеты, были украдены. Насколько мы знаем, они не имеют никакой магии и не являются особенными ни для одного из Четырех Домов."

"Я спрошу у семьи", сказала Элен, взяв лист бумаги и засунув его в задний карман джинсов. Затем она прикрыла рот рукой, прикрыв огромный зевок. "Извини меня, Гектор. Но я едва могу держать глаза открытыми".

"Я приехал сюда, чувствуя жалость к себе, но ты знаешь, что? Теперь, когда я здесь, я больше беспокоюсь о тебе. Ты выглядишь довольно потрепанно".

"Да, да, я в большой заднице". рассмеялась Элен печально, пытаясь сгладить волосы и выпрямить одежду. "Подземный мир, ну, это точно плохо, как ты и думаешь. Но по крайней мере я не одна там больше—это уже что-то."

“Орион. Он надежный,” серьезно сказал Гектор. Элен удивленно взглянула, а он продолжил, “Я никогда не встречался с ним лично, конечно. Из-за Фурий. Но Дафна помогла нам наладить связь, после того, как я должен был уехать отсюда. Мы, иногда, переписываемся друг с другом, и он действительно помогает мне. У него была тяжелая жизнь, и он знает, через что я прохожу. Я чувствую, что мог бы с ним разговаривать.”

“С Орионом действительно легко говорить,” задумчиво согласилась Элен. Она думала, а знает ли Гектор больше о детстве Ориона, чем она. Это мысль обеспокоила ее. Она хотела быть той, кто выслушает тайны Ориона, и она понятия не имела, что это означало.

"И он заслуживает доверия. Он помог мне найти Дафну, когда она пропала в море. Он сильный Сцион, Элен. Но я думаю, что он даже больше—он друг."

"Ничего себе. Ты загнул," сказала Хелен, взволнованная от такой высокой похвалы от Гектора. "Что происходит? Ты мне с такой любовью описываешь Ориона"?

"Как бы там ни было." отмел поддразнивания Элен Гектор. "Послушай, я просто говорю, что он мне нравится. Вот и все."

“Ну, мне тоже,” мягко сказала Элен, не уверенная, что еще Гектор хотел, чтобы она сказала.

"И я не вижу причин, почему бы тебе не захотеть. На самом деле, я не вижу причин, почему бы тебе не захотеть больше, чем просто, нравиться ему. Это конечно прекрасно", сказал Гектор. "Но он Наследник и Афины и Рима, а ты Наследник Дома Атрея. Ты знаешь, что это значит?"

"Если мы будем вместе, то объединим трое из четырех Домов", сказала Элен, нахмурившись.

До этого момента она тайно надеялась, что Лукас ревновал ее к Ориону, но теперь, она уже не была так в этом уверена. Может, его вовсе не волнует, будет ли Элен с др




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.