Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Э-Э . . . 5 МИНУТ НАЗАД? ПОЛУЧИЛ 2 ПОХОДУ. 3 страница



Она встала и начала чистить свою кровать так быстро, как только могла. Возле стиральной машинки, она сняла грязные трусы и выбросила разорванную футболку, положив все, что можно было спасти в стирку. Она приняла быстрый душ, а затем тряпкой очистила грязные следы, которые оставила на полу.

Несколько дней назад она решила, что могла бы использовать свою сверхбыструю скорость Сциона, чтобы поскорее пройти через этот новый и раздражающий ритуал утренней уборки, но решила, что это, вероятно, испугало бы ее папу до смерти, если бы он когда-либо поймал ее за его выполнением. Вместо этого Элен должна была или встать на заре или отчаянно бежать на нормальной человеческой скорости, чтобы замести следы, как она делала этим утром. Опаздывая Элен впихнулась в джинсы прежде, чем сама полностью высохла, и попыталась натянуть свитер на еще влажные волосы. Было так холодно в ее комнате, что кончики ее ушей начали неметь.

"Ленни! Твой завтрак стынет! " позвал Джерри.

"О, за что мне эти слезы. . . Дерьмо! " выругалась Элен, когда споткнулась о книгу в сумке. Ее свитер еще был не полностью одет, и он по-прежнему закрывал лицо зажав ее руки над головой.

После секундного раскачивания как кукла, Элен восстановила свое равновесие и остановилась, чтобы посмеяться над собой, удивляясь, как полубог мог быть таким чертовским недотепой. Она предположила, что, возможно, это от того, что она устала. Элен поправила свою одежду, схватила свои школьные принадлежности, и побежала вниз по лестнице, прежде чем ее отец начнет еще раз петь "Поцелуй".

Чего только не наготовил Джерри на завтрак. Здесь были яйца, бекон, колбаса, овсянка с орехами и сушеной вишней, и, конечно, блины из тыквы. Тыквенные блины были любимым блюдом Джерри и Элен, ничего в меню с тыквой не было с Хэллоуина, который был только около недели назад. Между ними была своего рода конкуренция. Все началось с жареных тыквенных семечек,и закончилось супами и клецками. Тот, кто находил способ добавить тыкву в блюдо и не попасться, становился победителем.

Приготовление тыкв началось, когда Элен была еще маленькой девочкой. Первого октября она пожаловалась папе о том, что тыквы используют только в качестве украшения, и, хотя она любила Тыквы-Фонари, все же эта была бесполезная трата еды. Джерри согласился, и вдвоем они решили не просто резать, а затем выбрасывать, а начать есть тыкву.

К сожалению, они обнаружили, что тыквы сами по себе—одна мякоть, и они практически несъедобны. Если бы они не подходили творчески к готовке, они бы отказались от их "Сохрани Тыквы" крестового похода в первый же год.

Было много тошнотворных творений, из которых тыквенное фруктовое мороженое, безусловно, было худшим, но блины—это самый большой успех. Они мгновенно стали большой традицией в семье Гамильтон в конце октября, как индейка на День Благодарения. Элен заметила, что Джерри даже сделал свежие взбитые сливки и положил их сверху, это заставило ее почувствовать себя такой виноватой, что она едва могла смотреть на него. Он беспокоился о ней.

"Наконец-то! Что ты там делаешь? Квилтинг (лоскутное шитье)?" шутил Джерри, стараясь, не показать своего беспокойства, когда осматривал ее сверху донизу.

На мгновение его глаза расширились от страха и его губы вытянулись в тонкую линию, но он возвратился к печи и продолжил подавать завтрак. Джерри не ворчал, что Элен стала тощей за прошедшие три недели — действительно страшно тощей — и этот огромный завтрак был его способом попытаться исправить это, чтобы не читать скучную лекцию. Элен любила способ, которым ее папа общался с ней. Он не приставал, как бы сделали другие родители, если бы увидели, что их дочь превратилась в чучело, он просто старался хорошо заботиться, чтобы хоть что-то сделать с этим.

Элен попыталась храбро улыбнуться отцу, взяла тарелку, и начала пропихивать еду себе в горло. Все было на вкус как опилки, но ей, так или иначе нужны калории. Последнее, что Элен хотела бы, это чтобы ее папа беспокоился о ее здоровье, хотя, честно говоря, даже она начинала чувствовать себя немного взволнованной.

Она быстро исцелялась от любой открытой раны полученной в Подземном мире, но каждый день она чувствовала себя слабее. Тем не менее, у нее не было выбора, она должна была продолжать идти, пока не найдет Фурии, независимо от того, как плохо Подземный мир влияет на нее. Она дала обещание. Даже если Лукас ненавидит ее сейчас, она выполнит обещание.

"Ты должна жевать бекон, Ленни", насмешливо заметил папа. "Он просто так не растворяется во рту".

"Так вот значит, как это работает?" Понимая, что сидела как вкопанная, она заставила себя вести нормально и пошутить. "И ты говоришь мне это только сейчас."

В то время как ее отец усмехнулся, она оторвалась от мыслей о Лукасе и посчитала какие домашние задания она не сделала. Она даже не дочитала Одиссею, не потому, что не хотела прочитать, а потому, что у нее не было времени.

Казалось, что весь список дел Элен нужно было сделать вчера. Вдобавок ко всему, ее любимый учитель, Хергши, продолжал пытаться оказывать давление на нее в присоединение к классам AP. И поэтому она должна была расширить свой список чтения.

Клэр въехала на дорожку в своем новом гибридном автомобиле, который ей купили родители и закричала: "Хрю-гудок!" из окна, а на самом деле это сигналят рога. Пока Джерри замешкался, Элен запихала оставшееся блины себе в рот, чуть не подавилась, и выбежала из двери с развязанными шнурками.

Она поспешила вниз по ступенькам, бросая взгляд назад на "вдовью дорожку"(огражденная платформа) на крыше, но она знала, что та будет пустой.

Лукас совершенно очевидно дал понять Элен, что не будет сидеть больше на "вдовьей дорожке"(огражденная платформа на крыше). Она не знала, почему ей не надоело смотреть туда, за исключением того, что она никак не могла остановить себя.

“Застегни свое пальто, холодно,” предупредила Клэр, как только Элен села в машину. “Ленни? Ты в ужасном беспорядке,” продолжала она, пока заводила автомобиль.

"Ах. . . доброе утро?" сказала Элен с широко раскрытыми глазами. Клэр была лучшим другом Элен с рождения, и поэтому имела право кричать на Элен, когда чувствовала, что так надо. Но зачем было начинать так рано? Элен открыла рот, чтобы объяснить, но Клэр было не остановить.

"Твоя одежда болтается на тебе, твои ногти обкусаны до мяса, и твои губы потрескались," разглагольствовала Клэр, не обращая внимания на слабые протесты Элен, когда выехала на дорогу. "И мешки под глазами настолько ужасны, как будто, кто-то ударил тебя в лицо! Ты даже не пытаешься заботиться о себе? "

“Да я пытаюсь,” бормотала Элен, все еще пытаясь застегнуть пальто, которое внезапно стало сложнее сделать, чем китайскую алгебру. Она разочаровалась в кнопках и столкнулась с Клэр, расстроено подняв руки. “Я ем здесь, но в Подземном мире нет никакой еды, и я, кажется, не наедаюсь достаточно, когда нахожусь в реальном мире, чтобы компенсировать. Поверь мне, я пробую. Мой папа накормил меня достаточным количеством завтрака, что хватило бы обожраться и полузащитнику.”

"Ну, ты могла бы по крайней мере, нанести немного румян что ли. Ты белая как полотно."

“Я знаю, что выгляжу ужасно. Но у меня есть и другие проблемы, на мой взгляд. Все эти спуски в ад каждую ночь, не так-то это легко знаешь ли.”

"Тогда не спускайся каждую ночь!" воскликнула Клэр. "Сделай перерыв, когда это необходимо! Очевидно же, что ты не собираешься решить это в течение нескольких недель!"

"Ты думаешь, я должна рассматривать Фурий как неполный рабочий день?" крикнула Элен в ответ, наконец обретя дар речи.

"Да!" крикнула в ответ Клэр, и так как она, естественно, могла перекричать кого угодно, Элен отшатнулась на свое место, запуганная своей крошечной подругой. "Три недели я мирилась с этим, с меня достаточно! Ты никогда не найдешь Фурий, если будешь так уставать, ты не сможешь даже увидеть свои собственные большие, глупые ноги!"

После небольшой паузы, Элен расхохоталась. Клэр попыталась сохранить серьезное выражение лица, въезжая на стоянку школы, но в итоге она сдалась и засмеялась своим удивительным смехом.

"Никто не станет упрекать тебя, если ты решишь ограничить свои спуски туда, до одного или двух раз в неделю, ты же знаешь," мягко сказала Клэр, когда они вышли из машины и направились к входной двери школы. "Я понять не могу, как ты вообще заставляешь себя ходить туда. Я думаю, что я вообще не смогла бы сделать это."

Клэр вздрогнула, вспомнив свою ​​недавнюю схватку со смертью, когда Мэтт своим автомобилем столкнулся с Лукасом. Клэр едва не погибла в этой аварии, и ее душа спустилась вниз в засушливые земли—окраины Подземного мира. Даже недели спустя, воспоминания об этом месте все еще пугали ее.

"Если бы был такой Лифт для спуска в Ад. Но это так не работает. Это не то, что я решила и сделала". Элен положила руку на плечо Клэр пытаясь успокоить ее тревожные воспоминания о жажде и одиночестве в сухих землях. "Я просто ложусь спать и оказываюсь там. Я не знаю, как управлять этим".

"А почему Кассандра не знает? Она ведь такая умная и провела так много исследований," сказала Клэр лукаво. Элен покачала головой, задумавшись, нужно ли ей действительно оказываться в середине вражды между Клэр и Кассандрой.

"Не вини Кассандру", сказала она осторожно. "Нет точного руководства по спуску в Ад. По крайней мере, Кассандра и я не нашли ничего стоящего в той груде древнегреческих и латинских архивов семьи Делос. Она старается изо всех сил."

"Тогда это все объясняет," сказала Клэр, скрестив руки на груди и прищурившись.

“Объясняет что? ” спросила взволнованным тоном Элен, введя код на своем шкафчике.

"Ты и Кассандра не можете сделать это в одиночку. Вам нужна помощь. Хочет того Кассандра или нет, а я помогу вам." пожала Клэр плечами, как если бы этот вопрос был уже решен, хотя наверняка это было не так.

Кассандра настаивала, что архивы были только для Оракулов, жриц и священников Аполлона, несмотря на то, что не было никаких настоящих священников или жриц Аполлона приблизительно уже три с половиной тысячи лет. Метт, Клэр, Ясон и Ариадна кучу раз предлагали помощь Кассандре, но она не принимала, потому что это бы шло вразрез с традицией, а для Сциона, идти вразрез с традицией было нельзя.

Судьба и так предвзято относилась к Сционам, но Сционы, которые не чтили традицию, обычно, оказывались в дополнительно-специальном списке ненависти Судьбы.

Плюс, большинство архивов было заколдовано против непосвященных. Единственная причина по которой Кассандра позволяла Элен находиться в библиотеке, состояла в том, что никакое заклятие не могло навредить ей. Элен была защищена Цестусом. В реальном мире она была непроницаема для фактически всего. Но Клэр наверняка не была.

Элен последовала за своей упрямой подругой по коридору, чувствуя как плечи все больше опускаются с каждым шагом. Она ненавидела саму мысль идти против Кассандры, но когда Клэр решалась чего-то добиться, то не было никакого смысла спорить с ней. Элен просто надеялась, что осуществив свои планы Клэр не получит проклятием нарывы или вши или что-то столь же ужасное. Ведь Клэр может получить тяжелую травму.

Раздался звонок и Элен с Клер стремглав побежали в класс. Г-н Хергшаймер, или "Хергши", как его называли за спиной, одарил их одним из своих самых неодобрительных взглядов. Было похоже что он почувствовал запах проблемы, назревающей в голове Клэр. Хергши назначил обеим найти в течение дня по два необычных слова и разъяснить их смысл к следующему утру, как превентивное наказание за все, что им было и так очевидно. С этого момента, день у Элен начал портиться.

Элен никогда не была самым внимательным студентом, и теперь, когда она проводила ночи упорно спускаясь в Подземный мир, у нее было еще меньше интереса к школе. Ее ругали в каждом классе, но по крайней мере у одного из ее коллег дела были еще хуже, чем у нее.

Когда их учитель физики в своей лаборатории разорвал работу Зака, Элен задалась вопросом, что случилось. Зак всегда был одним из тех парней, которые не спали на уроке, были всегда внимательными независимо от того, сколько было времени. Обычно, он был немного слишком внимателен, суя свой нос, куда не следует. Элен никогда не видела, чтобы Зак выглядел настолько безучастным и отключенным. Она попыталась попасться ему на глаза и улыбнуться в знак солидарности, но он отвернулся.

Элен сидела, глядя на его пустое лицо, пока, наконец, не вспомнила лишенным сна мозгом, что около недели назад она слышала, как кто-то сказал, что Зак покинул футбольную команду. Папа Зака, г-н Брант, был футбольным тренером, и Элен знала, что он заставлял Зака быть совершенным во всем, чтобы он не делал.

Г-н Брант без боя не позволил бы своему сыну бросить команду. Элен подумала, что же произошло между ними. Как бы там ни было, хорошим это не было. Зак выглядел ужасно.

Когда раздался звонок, и закончился урок, Элен попыталась прикоснуться к руке Зака и спросить его, все ли с ним хорошо, но он сделал вид, что не заметил ее, и вышел из комнаты. Было время в их жизнях, когда Элен и Зак были друзьями — раньше он делил свои крекеры с нею на детской площадке — но теперь он даже не посмотрел на нее.

Элен только решилась спросить Клэр о Заке и его таинственном состоянии, когда вдруг увидела Лукаса издалека. Все остальное растворилось, как рисунок мелом в дождь.

Он держал дверь открытой над чьей-то головой, вежливо делая мост так, чтобы остальные ученики могли пройти под его рукой. Он оглянулся в коридор и увидел ее. Его глаза сузились от гнева.

Элен замерла. Было такое чувство, что кто-то снова надавил коленом на ее грудь. Это не Лукас, подумала она, не в силах дышать и двигаться.

Когда Лукас исчез в толпе мчащихся студентов, Элен направилась вниз, в раздевалку, чтобы переодеться для бега, ее разум был абсолютно пуст, как небо после грозы.

Когда появилась Клэр, Элен немедленно начала задавать ей вопросы. Она научилась этому трюку несколько недель назад, когда поняла, что если она забросает ​​свою лучшую подругу вопросами, то у Клэр не будет времени, спросить, как у нее дела. На этот раз, Клер действительно нужно было поговорить. У Ясона был плохой день, и Клэр беспокоилась о нем.

Ясон и Клэр официально не встречались, но с тех пор как Ясон исцелил ее, очевидно, они были больше, чем просто друзья. Они очень быстро стали близки, и теперь она была ближайшим доверенным Ясона.

"Собираешься ли ты к нему домой после бега?" тихо спросила Элен.

“Да, я не хочу оставлять его в покое прямо сейчас. Тем более, что Лукас все еще MIA.(что-то типа министр внутренних дел)”

"Что ты имеешь в виду?" встревожено спросила Элен. "Он не был дома вообще, так как. . . " Так как он сказал мне идти к черту, ударил своего отца, подверг опасности свою мать, и был выброшен из своего дома? закончила Элен в своей голове.

Клэр, казалось, знала точно, что думала Элен, и когда та все объяснила, то сжала в поддержку руку Элен.

"Нет, он был дома несколько раз с тех пор. Он извинился перед родителями, и они простили его, конечно. Но он больше не рядом. Никто не знает, где он, что происходит или что он делал, и честно? Все слишком боятся его, чтобы спросить. Он изменился, Ленни. Он не разговаривает ни с кем, кроме, может быть Кассандры. Он исчезает сразу после школы, возвращается в час или два часа ночи, а иногда вообще не приходит домой. Его родители отпустили его, потому что, ну, без Гектора рядом, никто не может реально остановить его. Ясон беспокоится "

Клэр говорила, искоса поглядывая на Элен. "Ты не видела его в последнее время, не так ли?"

"Сегодня. Но только на секунду, в коридоре," сказала Элен, заканчивая поток вопросов Клэр, чтобы та не смогла спросить ее, как она себя чувствует. "Слушай, я должна поднять темп. Ты в порядке, или ты хочешь еще ​​поговорить? "

"Ты беги вперед," сказала Клэр обеспокоено нахмурившись.

Элен улыбнулась Клер, давая понять, что с ней все в порядке, хотя на самом деле вроде и нет, а затем ускорилась, чтобы закончить пробежку во время, тогда тренер Тар будет думать, что она проявила инициативу.

 

***

 

Лукас увидел Элен в конце коридора, и заставил себя изобразить гнев на лице, желая, чтобы она ненавидела или боялась его—все, что потребуется, лишь бы держать ее от него подальше. Для ее же блага.

Но Лукас не увидел ненависти или страха в ее глазах. Она не отвернулась от него, как должна была бы. Она просто выглядела потерянной.

Было такое чувство, как будто жуешь стекло, но Лукас заставил себя отвернуться от нее и пойти дальше по коридору.

Все, что он намеревался сделать это оттолкнуть Элен прочь.

Но потом все вышло из-под контроля: ударил своего отца, поранил мать до кровотечения; при этом он чувствовал слепую ярость. Лукас знал, что такое гнев. Он и Гектор боролись изо всех сил, так как они были достаточно сильными, чтобы устоять. Но это не походило ни на что,что он испытывал раньше. Он разбудил что-то внутри себя, что-то, что он понятие не имел, существовало в нем.

Джинн был выпущен из бутылки, и прежним он теперь не будет.

 

***

 

Закончив пробежку задолго до Клэр, Элен решила, что хочет пойти поработать, чтобы подумать. Она послала Клэр SMS, объясняя, что им не нужно ехать в двоем в "Ньюс-Стор" сегодня, подозревая, что Клэр вероятно, обрадуется решению Элен сделать это в одиночку.

Они никогда не избегали друг друга раньше, но все изменилось. Их жизни тянули их в разные стороны, и Элен начала сомневаться, а будет ли их дружба когда-нибудь прежней. От этой мысли ей захотелось разрыдаться.

Температура начала резко падать, когда Элен шла по Серфсайд-Роуд к центру города. Ее пальто было расстегнуто и ремни от сумки с книгами на одном плече и спортивной сумки на другом раздвигали полы пальто в разные стороны, таким образом, что она не могла застегнуться и согреться.

С раздраженным цокнув языком, Элен сняла с плеч ее сумки. Когда она наклонилась, чтобы положить их на землю, то испытала странное головокружение. Казалось, на мгновение, что тротуар не совсем совпадает с улицей, и было что-то ужасно неправильное с ее восприятием.

Задыхаясь Элен выпрямилась, и отвела руку в сторону держа равновесие в случае, если вдруг упадет, ожидая прилива крови к голове. Головокружения в данный момент прошло, но еще более тревожное ощущение заменило его. Элен почувствовала, что за ней наблюдают, как будто кто-то стоял прямо перед ней, глядя ей прямо в глаза.

Она сделала шаг назад и протянула руку, но ничего вокруг не было кроме воздуха. Нервно оглянувшись, Элен развернулся на каблуках, схватила сумки, и побежала в центр города. Кассандра предвидела, что Элен была в безопасности от нападения в течение следующих нескольких дней, но она никогда не обещала, что Элен оставят в покое. Элен знала, кто-то из Ста Кузенов​​, скорее всего, наблюдает за ней, она просто не ожидала, что будет чувствовать себя параноиком. Вдруг, Элен показалось, что она почувствовала чье-то дыхание на шее. Эта мысль заставила ее ускорить бег в "Ньюс-Стор", как будто за ней гонятся.

"Что это?" Спросила Кейт. Она посмотрела позади Элен, чтобы увидеть, что так напугало ее. "Кто-то за тобой гонится?"

"Ничего", ответила Элен с фальшивой улыбкой. "Дрожу от холода."

Кейт окинула Элен скептическим взглядом, но Элен нырнула под ее рукой и внесла свои вещи за прилавок прежде, чем Кейт вошла.

"Ты ела после бега?" Спросила Кейт. "Иди в заднюю и сделай себе бутерброд," приказала она, когда Элен сразу не ответила.

"Я не голодна," начала Элен, но Кейт сердито прервала ее.

"Это твой окончательный ответ? Подумай", предупредила Кейт и уперла посыпанный мукой кулак в ее пышные бедра.

Элен закрыла рот и пошла в заднюю часть. Она чувствовала, что Кейт и Джерри обвиняют ее в том, что она настолько похудела. Но она не могла объяснить им, что происходит на самом деле.

Элен намазала немного арахисового масла на кусок хлеба и брызнула меда прежде, чем сделала гигантский, сердитый укус. Она жевала механически, едва замечая липкий шар хлеба и сумасшедше-сладкую пасту, облепляющую рот. Она чувствовала все время, что задыхается от чего-то большего — как комок слов, постоянно застрявших в ее горле. Что такое немного арахисового масла по сравнению с этим?

Она проглотила стакан молока и побрела обратно, все еще чувствуя, как ее обвиняют за то, что не было ее ошибкой. Она избегала Кейт весь остаток вечера, чтобы наказать ее.

После нескольких часов неудобной ходьбы по яичной скорлупе в "Ньюс-Стор", Элен солгала , что Клэр заберет ее и ушла. Снаружи в темноте, уверенная, что никто ее не видит, Элен поднялась в ночное небо и полетела к дому. Она взлетала все выше и выше, туда где разреженный воздух бил по ее барабанным перепонкам и вырывал легкие.

Однажды она пообещала Лукасу, что не будет покидать остров без дополнительной подготовки к заокеанским путешествиям, и технически, она сдержала обещание. Она была еще в Нантакете, просто очень высокого над ним. Элен поднялась еще выше пока не увидела яркую паутину ночных огней, которые соединяли целый континент под ней. Она летела до тех пор, пока глаза не заслезились, а слезы стали замерзать на ее щеках.

Она вытянулась, и позволила своему телу плавать, пока все мысли не вылетели из головы. С таким умением, она должна была не бояться плавать в океане, но все же Элен предпочитала плавать в океане звезд. Она плавала, пока холод и одиночество стали невыносимыми, и только тогда стала опускаться обратно к земле.

Элен приземлилась во дворе своего дома и побежала ко входу, надеясь, что ее отец не заметил, что не было автомобиля на дороге, который высадил ее, но Джерри не было на кухне. Она просунула голову в комнату отца просто чтобы убедиться, что и там его тоже не было. Элен напомнила себе, что эта была ночь пятницы. Вероятно, у Отца и Кейт были планы. Так как она и Кейт не говорили в течение вечера, Элен не пришло в голову спросить, будет ли Джерри проводить ночь с Кейт или нет. Теперь она жалела, что дулась весь вечер. В доме было слишком пусто, и тишина, казалось, болезненно давила на уши.

Элен умылась, почистила зубы и легла спать. Она держала глаза открытыми столько, сколько могла, желая не заснуть, несмотря на то, что так устала.

Если она заснет, то спустится в Подземный мир и погрузит себя в одиночество, которое было еще более полным, чем одиночество которое она чувствовала в реальном мире. Но чем дольше она лежала в постели, тем больше она думала о Лукасе. Элен потерла ладонями лицо и попытался запихнуть язвительные слезы обратно в глаза. Невыносимая тяжесть начала снова давить на грудь.

Она не могла позволить себе валяться, или через несколько минут она будет валяться в грязевой яме. Затем интересная мысль промелькнула у нее в голове.

Может быть, на этот раз она будет не одна в Подземном мире.

Она понимала, что ее спаситель был, вероятно, миражом, но Элен была в отчаянии. Даже разговаривать с миражом предпочтительнее, чем бродить в одиночестве.

Когда она сосредоточила свои мысли на низком голосе, который она слышала, Элен позволила себе заснуть. Она представила вспышку золота, красивый рот и звук голоса, каким он произнес ее имя, когда протянул руку, чтобы вытащить....

 

***

Элен находилась в подобной прерии равнине с большим количеством мертвой травы и волнистых холмов. Она уже бывала в этой части Подземного мира прежде, но что-то изменилось. Она не могла сказать что, но все чувствовалось немного отличающимся. С одной стороны, был шум. Элен не забыла, что не было никаких звуков в Подземном мире, кроме тех, что издавала она сама — даже звука ветра на траве.

Почему-то Подземный мир чувствовался реальным, а не как часть ужасного кошмара. Элен уже испытывала это раньше, хотя на мгновение, когда была чудесным образом спасена из ямы. Этот новый взгляд на Подземный мир вызвал у Элен одновременно и потрясение и облегчение. По каким-то причинам Аид казался менее адским. Глядя вокруг сейчас, Элен вспомнила момент из "Волшебника из страны Оз" где Дороти видит впервые Изумрудный город в цвете.

Она вгляделась вдаль и увидела танцующие вспышки золота, в сочетании со звуками криков, ворчания и лязга. Там шел бой, и похоже жестокий. По крайней мере, Элен теперь была уверена в одном. Парень с теплыми руками не был миражом.

Она побежала туда, где происходил бой, так быстро, как только могла.

Взобравшись на небольшой холм она увидела как большой парень с заросшей копной распущенных каштановых кудряшек, используя длинный кинжал, рубит в клочья грифовидную летучую мышь, которая хлопала крыльями вокруг его головы. Когда Элен подбежала ближе, она услышала рычание и проклятия гарпии, пытающейся разодрать молодого человека своими когтями. Даже при том, что он боролся за свою жизнь, Элен не могла удержаться не заметив, что он вообще то нуждается в стрижке.

"Стрижка" взял верх на мгновение, и Элен увидела его улыбку наполовину удивленную, наполовину самопоздравительную. А когда он понял, что по-прежнему проигрывает, Элен увидела как улыбка быстро превратилась в самоуничижительную гримасу. Даже если он боролся отступая, казалось, что его не покидает хорошее чувство юмора.

“Эй! ” крикнула Элен, когда приблизилась к борющейся паре.

Стрижка и гарпия неловко замерли в середине боя, при этом каждый из них все еще сжимал горло другого. Половина рта Стрижки поднялась в удивленной улыбке.

"Элен", удалось ему каркнуть, как будто у него всегда была пара когтей, сжимающих его шею. Элен была так озадачена его беспечностью, что чуть не рассмеялась. А затем все снова изменилось.

Мир начал замедляться и сгущаться вокруг нее, и Элен знала, что это означает, что в обычном мире ее тело начало просыпаться. Часть ее мозга начала регистрировать раздражающий шум исходящий из далекой вселенной, и она поняла, что не успевает помочь Стрижке перед пробуждением. Элен отчаянно огляделась, затем наклонилась и подняла камень у ее ног, выпрямилась, и бросила его в монстра. . .

. . .и камень из Подземного мира полетел прямо через спальню в окно, разбивая его на тысячи осколков.

 

Глава 3

Элен села в постели, прислушиваясь к раздражающему реву ее будильника. Сегодня ночью, впервые ей хотелось остаться в аду, но она проснулась. Было еще темно, но даже в предрассветном мраке она смогла разглядеть беспорядок, который учинила.

Джерри ее убьет. Независимо от того, насколько сильно Кейт будет умолять его, говоря, что у Элен редкое “нарушение сна,” на сей раз, Джерри точно ее убьет.

У ее папы был пунктик на сохранении высокой температуры — термостат дома, имел прямой доступ к его душе — а холодные порывы уже врывающиеся непосредственно через гигантское отверстие, которое она сделала в своем окне, не предвещали ничего хорошего. Элен ударила себя по лбу и упала обратно на матрац.

Она была почти уверенна, что летающее чудовище, вероятно, съело Стрижку, и это все из-за Элен, которой пришлось проснуться из за уродливого-утреннего-будильника, чтобы добраться на материк на соревнования по легкой атлетике.

Было сложно добраться до школы высшего спортивного мастерства людям, живущим на крошечных островах. Для того, чтобы островные спортсмены могли конкурировать с другими школами, они должны добираться туда на лодке или на самолете, для Элен и остальной части ее товарищей по команде, это означало, вставать перед самым рассветом. Иногда она действительно ненавидела жить в Нантакете.

Подавив зевок и пытаясь вытолкнуть образ умирающего порочной смертью Стрижки у себя из головы, Элен вылезла из постели. Она скотчем прицепила одеяло на разбитое окно, проглотила немного овсянки быстрого приготовления, и уехала в аэропорт. По иронии судьбы, она туда полетела. Ну, конечно, она не могла пролететь весь путь на материк. Отсутствовать в самолете, а потом появится при посадке, как не в чем не бывало, вызвало бы много не нужных вопросов.

Когда небо стало застенчиво розовым она приземлилась на достаточном расстоянии, чтобы ее не заметили, и побежала по асфальту. Она увидела, как Клэр паркует свою машину на стоянке и побежала к ней, чтобы они могли вместе пойти к ожидавшим посадки на самолет. Элен была рада рассказать Клэр о Стрижке, но не успела она открыть рот, как Клэр закатила глаза и схватила Элен за плечи.

«О, с ума сойти!" раздраженно пробормотала Клэр, когда расстегивала неправильно застегнутые пуговицы на пальто у Элен, а затем застегивая их правильно. "Ты выглядишь, как дислексик пяти-лет-отроду. Мне нужно, приезжать каждое утро и одевать тебя?"

“Гамильтон! ” крикнула Тренер Тар прежде, чем у Элен был шанс придумать ответ, уже не говоря о том, чтобы рассказать Клэр, что произошло сегодня ночью. “Вы сидите со мной. Мы должны обговорить стратегию.”

"У меня есть кое-что, чтобы рассказать тебе:" выпалила Элен Клэр, когда Тренер отошла. "Я видела кое-кого там, ты знаешь, вчера вечером." Глаза Клэр расширились, в надежде, но Элен утянули прочь.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.