Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КОГНИТИВИСТСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ



Несмотря на наличие серьезных возражений, когнитивистская ориентация оказалась достаточно популярной в социальной пси­хологии и на протяжении последней четверти XX столетия. Убеди­тельным доказательством этого может служить тот факт, что именно на ее основе начиная с 70-х годов возникла в качестве самостоя­тельной научной дисциплины такая отрасль психологии, как пси­хология социального познания {Social Cognition). Ее возникновение стало своеобразным итогом развития двух названных сторон когнитивистской ориентации — ее несомненной привлекательности и вместе с тем нерешенности ею многих принципиальных вопро­сов. Характеристика этой дисциплины в полном объеме не входит в задачу настоящей работы, поскольку требует подробного и при­стального анализа, который к тому же уже выполнен в ряде спе­циальных исследований[12]. Для нас важно лишь показать, в каких основных направлениях новая дисциплина «усвоила» уроки когнитивистской ориентации и в каких продвинулась дальше. Тот факт, что психология социального познания использует эти уроки, при­знают и сами создатели новой дисциплины. Когда рассматривают­ся источники психологии социального познания, обычно, кроме внепсихологических источников (в философии и социологии), называют наряду с изучением познавательных процессов в общей психологии три раздела социальной психологии: межличностное восприятие, теории когнитивного соответствия и атрибутивные процессы. Каждый из этих разделов получил свое развитие, и можно смело сказать, что принципиальные, концептуальные соображе­ния в большей степени почерпнуты именно в теориях соответ­ствия.

Одно из первых определений психологии социального позна­ния делало акцент на исследование того, каким образом люди ос­мысливают свое положение в реальном мире и свои отношения с другими людьми. Таким образом, в качестве важнейшей черты со­циально-познавательного процесса рассматривалось соотношение знания о мире и его осмысления. Вспомним, что идея поиска смысла на основе знания являлась одной из основных идей теорий ког­нитивного соответствия. Однако в психологии социального позна­ния в проблему осмысления человеком окружающего мира вноси­лось много нового [Fiske, Taylor, 1994].

В значительной степени потребность в акценте на роль знания о социальной реальности была обусловлена объективными изме­нениями, происходящими в самой этой социальной реальности к концу столетия. Хотя ориентация в окружающем мире всегда была необходима человеку, поскольку при ее отсутствии легко утерять смысл происходящего вокруг, в современных условиях значение адекватной интерпретации социального окружения резко возрас­тает. Бурный темп социальных изменений, развитие средств мас­совой информации требуют от человека не только большей адап­тации к социуму, но и умения «совладать» с новой ситуацией, оптимизировать деятельность в ней, следовательно, лучше понять окружающий мир. Познание и понимание социального мира обы­денным человеком становится специальным предметом иссле­дования.

По сравнению с идеями традиционной когнитивистской ори­ентации в психологии социального познания были сделаны весь­ма существенные добавления.

Прежде всего гораздо более определенно было заявлено, что речь идет о познании и осмыслении социального мира. Если в тео­риях когнитивного соответствия практически единственным со­циальным объектом выступал другой человек, то в психологии социального познания был расширен спектр рассматриваемых со­циальных объектов: это и другие люди, и социальные группы, и различные социальные явления, и социальный мир в целом. По­нятно, что процесс познания сложных социальных объектов сам по себе становится значительно более трудным, поэтому особое внимание уделяется теперь характеристике этого процесса, его элементам, детерминантам, возможным ошибкам и сложностям, возникающим на этом пути.

В частности, была сделана серьезная попытка преодолеть та­кую ограниченность когнитивистских теорий, как рассмотрение в качестве субъекта познания только и исключительно индивида. Вспомним, что в теориях и Ф. Хайдера, и Т. Ньюкома, и Л. Фестингера, и Ч. Осгуда—П. Танненбаума вся проблема соответствия рассматривалась как возникновение (или разрушение) соответствия в когнитивной структуре именно одного человека — субъекта восприятия. В психологии социального познания была поставлена со всей остротой проблема невозможности познания социального мира одним человеком. Одна из центральных идей в новой дисциплине — идея коммуникации,как обязательной составляющей процесса со­циального познания.

И наконец, «усиление» социального содержания познания про­явилось в том, что был поставлен вопрос, который вообще не возникал в теориях когнитивного соответствия, а именно вопрос о разделенности социального познания. Иными словами, это воп­рос о том, что «продукты» познания, «результаты» его должны быть разделяемы определенной группой людей: построенные ими образы социальных явлений по крайней мере должны быть понят­ны участникам коммуникативного процесса. Без этого условия сама социальная жизнь становится невозможной [см. подробно: Андре­ева, 2000, с. 51—54]. В этой связи подробно исследуется роль языка в познавательном процессе. В известной степени сбылось предска­занное в свое время в социальной психологии перемещение фоку­са исследований на анализ языка как в коммуникации, так и во­обще в построении картины мира.

Введением этих новых идей психология социального позна­ния отвечала на многочисленные критические замечания, сде­ланные в свое время в адрес теорий когнитивного соответствия за то, что в них недостаточно подчеркнут аспект специфики именно социального познания и, напротив, гипертрофирован когнитив­ный аспект. Впрочем, критические замечания подобного рода не исчерпаны и до сих пор, и современным исследователям пси­хологии социального познания проиходится вновь и вновь дока­зывать «преодоленность» ошибок традиционных когнитивистов [Augoustinos, Walker, 1996].

Между тем важным дополнением к их идеям относительно субъективных способов поисков смысла в окружающем мире яв­ляются два положения: гипотеза селективной представленности информации Д. Фрея и дальнейшая разработка положений психо­логики. Суть гипотезы заключается в том, что специфика работы человека с социальной информацией с самого начала демонстри­рует включенность субъективных компонентов: познающий субъект отбирает только ту информацию, которая представляется ему зна­чимой. Эта идея является прямым продолжением рассуждений Фестингера о способах выхода из диссонанса: один из этих спо­собов и состоит, по его мнению, в том, что индивид допускаетили отвергает информацию лишь определенного рода. Фрей при­дает этой идее более общий характер и апеллирует к социальным факторам, от которых зависит отбор той или иной информации субъектом.

Что касается психологики, разработанной Р. Абельсоном и М. Розенбергом, то, как было показано, вопрос о природе смыс­ла там был истолкован как вопрос о «субъективной рационально­сти». Теперь предложена расшифровка этого положения, а именно скрупулезный анализ того, как эта «субъективная рациональность» проявляется в «работе» человека с социальной информацией. При этом выявлены все особенности процесса категоризации, как они протекают при познании социальных объектов обыденным челове­ком, все те «подводные камни», которые возникают на каждом из этапов его когнитивной работы и обусловлены включением субъек­тивных компонентов познания.

Так, идеи психологики дополнены анализом эвристик, ис­пользуемых в процессе категоризации, т.е. таких сокращенных «пра­вил произвола», на основании которых люди высказывают сужде­ние, несмотря на недостаточность и неопределенность имеющей­ся в их распоряжении информации [Tversky, Kahneman, 1974]. Описаны, в частности, такие виды эвристик, как эвристика представленности (тенденция рассматривать факты как более широко представленные, чем они есть на самом деле) и эвристика налич­ности (тенденция оценивать явления на основе готовых суждений, которые более «доступны», поскольку ранее всего приходят на ум).

Гораздо более подробно для этой же цели описана роль эмоций в познавательном процессе [Fiske (ed.), 1982], также один из «сла­бых» пунктов теорий соответствия. Эти теории критиковались не только за игнорирование социального контекста, но и за то, что акцент на рациональность в познавательном процессе приводит к весьма слабому обозначению роли эмоций и мотивов познающего субъекта. В психологии социального познания эти проблемы полу­чают глубокое развитие, в частности, выявляется роль настрое­ния, более подробно исследуется влияние аттитюдов, специфи­ческие формы перцептивной защиты и многие другие компоненты процесса социального познания.

Что же касается усиления социальной направленности при анализе когнитивных процессов, то сделан акцент на таких детер­минантах этого процесса, как роль социального консенсуса и влия­ние ценностей. Идея социального консенсуса, разработанная А. Тэшфелом [Tajfel, Fraser, 1978], означает признание того, что наце­ленность на определенную информацию зависит не только от ин­дивидуального опыта, способностей, когнитивного стиля воспри­нимающего, но и от принятых образцов толкования социальных явлений в той или иной культуре, в том или ином типе общества или какой-либо его части. Эти общепринятые образцы есть, ины­ми словами, конвенциональные значения, своего рода договоренно­сти, сложившиеся исторически, о том, как толковать, интерпре­тировать данные, получаемые в процессе социального познания.

В том же направлении разрабатывается и вопрос о роли ценно­стей в социальном познании. Через призму определенных ценнос­тей человек «смотрит» на окружающий мир, а это значит, что и через этот канал неизбежно воздействие культуры и социума. Ори­ентация на те или иные ценности общества порождает специфи­ческие ошибки в процессе категоризации, главными из которых являются сверхисключение и сверхвключение. В первом случае име­ется в виду тенденция отнести к позитивно-нагруженной катего­рии (т.е. к классу явлений, одобряемых обществом, например, «порядочность») как можно меньше объектов, с тем чтобы не «обесценить» ее. Во втором случае при наличии негативно-нагру­женной категории (например, «жулики») проявляется тенденция отнести к ней максимум вызывающих «подозрение» объектов (как бы не «пропустить» что-то «отрицательное»). Легко видеть, что рей­тинг ценностей задается обществом или определенной социаль­ной группой, к которой принадлежит познающий субъект. Таким образом преодолевается отстраненность классического когнитивизма от внешнего мира, что неоднократно ставилось в вину теорети­кам когнитивного соответствия.

Важной составной частью психологии социального познания является характеристика «продуктов» познания социального мира — проблема, вообще не исследованная в рамках традиционной когнитивистской ориентации. Там, как помним, в основном изучался процесс возникновения соответствия в когнитивной структуре индивида, но оставался открытым вопрос о том, во имя чего скла­дывается такое соответствие, во имя построения образа каких со­циальных объектов. Теперь в новых концепциях скрупулезно изу­чается весь набор социальных реалий, как они предстают в соци­ально-познавательном процессе: как формируется образ самого себя в социальном мире (социальная идентичность), образ Времени, в котором живет человек (временная идентичность), образ социальной Среды обитания (средовая идентичность), образы любых дру­гих социальных явлений, наконец, целостный образ Общества.

Особое внимание уделяется в психологии социального позна­ния анализу действия социальных институтов, оказывающих вли­яние на процесс социального познания: семьи, школы, групп свер­стников, организаций, средств массовой информации, церкви и др. Все они интерпретированы как агенты социума, через которые и осуществляется непосредственная социальная детерминация по­знавательного процесса.

По каждой из названных здесь проблем существует обширная литература и большое количество экспериментальных исследова­ний, что позволяет заключить, что психология социального по­знания сегодня — одно из ведущих направлений социальной пси­хологии. Наследование ею идей, разработанных в когнитивистской ориентации, несомненно, так же как несомненны попытки выйти из тупиков ее «индивидуалистической» направленности. Некото­рые из конкретных теорий, разработанных в новом направлении, будут рассмотрены ниже.

 





Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.