Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ТРЕХМЕРНАЯ ТЕОРИЯ ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ В. ШУТЦА



Эта теория представлена в работе Шутца, относящейся к 1958 г., под аналогичным названием. Она еще известна под сокращенным названием ФИРО, что означает «Фундаментальная ориентация межличностных отношений». Принципиальной основой теории Шутца является положение фрейдизма о том, что социальная жизнь взрослого человека фатально предопределена опытом его детства. Эта теория разрабатывалась на протяжении ряда лет и становилась «все более формальной, но необязательно более точной» [Shaw, Costanzo, 1970, p. 255].

Существо теории раскрывается в четырех постулатах, в свою очередь, связанных с соответствующими теоремами. Во-первых, Шутц постулирует наличие трех межличностных потребностей, характерных для каждого индивида. Это потребность включения, потребность в контроле и потребность в любви. По мнению Шут­ца, межличностные потребности во многих отношениях аналогич­ны биологическим потребностям. Если биологические потребнос­ти регулируют отношения организма с физическим окружением, то межличностные устанавливают связь личности с ее человечес­ким окружением.

В том и в другом случае возможен оптимальный вариант удов­летворения потребности и возможны отклонения в сторону «боль­ше» или «меньше», что может приводить к соответствующим нега­тивным последствиям. Так, болезнь организма или его смерть оказываются результатом неадекватного удовлетворения биологи­ческих потребностей, а психическое расстройство, иногда смерть, — результатом неадекватного удовлетворения межличностных потреб­ностей. Правда, организм способен на какое-то время адаптиро­ваться к ситуациям неполного удовлетворения и тех и других по­требностей. Например, ребенок, лишенный в детстве адекватных форм удовлетворения межличностных потребностей, развивает определенные образцы адаптации. Эти сложившиеся в детстве пове­денческие образцы всецело определяют, по мнению Шутца, спосо­бы ориентации взрослой личности по отношению к другим. В этом, собственно, состоит существо второго постулата его теории — по­стулата «относительной преемственности и непрерывности».

Второй постулат теории Шутца воспроизводит фундаменталь­ное положение психоанализа об определяющей роли раннего детства в развитии личности. Конкретной сферой продолжения опыта детства оказываются межличностные отношения взрослого.

По мнению Шутца, индивид во взаимоотношениях с другими следующим образом реализует опыт межличностных отношений своего детства. Когда он воспринимает свою взрослую позицию в межличностной ситуации, аналогичной своей же позиции в отно­шениях с родителями в период детства, его взрослое поведение ориентируется на его поведение в детстве по отношению к роди­телям или значимым другим. Если же он воспринимает свою взрос­лую позицию в межличностной ситуации подобной позиции сво­их родителей в отношениях с ним в детстве, его взрослое поведе­ние ориентировано на поведение его родителей или значимых других по отношению к нему, ребенку. Сразу же отметим, что этот момент теории Шутца является объектом критических замечаний со стороны зарубежных оппонентов, поскольку у автора остается без ответа вопрос о том, чем же определяется то обстоятельство, что один человек во взрослом состоянии, вступая в межличност­ные отношения, идентифицирует себя с родителями, а другой в том же случае воспроизводит свою собственную позицию, какой она была в отношениях с родителями в детстве.

Рассмотрим теперь, что Шутц конкретно понимает под посту­лированными им межличностными потребностями включения, контроля и любви. Включение он понимает как потребность уста­навливать и поддерживать приносящие удовлетворение отноше­ния с другими, т.е. как потребность быть включенным в группу. Степень включения можно ранжировать от интенсивного взаимо­действия до полного ухода от такового. Отношения ребенка и ро­дителей являются позитивными, если они насыщены контакта­ми, и негативными, если родители общение с ребенком сводят к минимуму и, по сути, игнорируют его. В этой последней ситуации ребенок становится тревожным. Его тревоги утихнут, лишь когда он будет адекватно интегрирован в семейную группу. Если этого не про­изойдет, он может, например, уйти в «скорлупу» одиночества.

По Шутцу, в зависимости от характера удовлетворения по­требности включения в детстве взрослый человек в межличност­ных отношениях склонен к проявлению недостаточно социально­го (undersocial) поведения, сверхсоциального (oversocial) или со­циального (social) поведения. Первый тип формируется опытом недостаточной интеграции в семье, второй — опытом чрезмерно­го включения в нее, а третий, идеальный, тип соответствуетадекватной интеграции. Первый тип характеризуется тенденцией к интраверсии, уходу от взаимодействия, к сохранению дистанции между собой и другими. Поведение такого человека может прини­мать форму прямого неучастия или более тонкие формы ухода от включения (например, опоздание на собрания либо вообще их игнорирование и т.д.). Человек глубоко тревожится, полагая, что «никто не находит его заслуживающим внимания». Характерно, что, избегая взаимодействий, он теряет возможность проверить свое убеждение. Человеку второго, сверхсоциального типа, напро­тив, свойственно находиться постоянно в поиске контактов. Он шумный, требует внимания, навязывает себя группе, но может войти в группу, используя и более тонкие приемы, например, демонстрируя знание и умение. Наконец, третий, социальный тип, по мнению Шутца, — беспроблемный в межличностных отноше­ниях. Он счастлив наедине с собой и счастлив с людьми. Он вклю­чается в группу или не включается в нее — в зависимости от ситу­ации. Главное, что бессознательно он относится к себе как к лич­ности, заслуживающей внимания.

Межличностная потребность в контроле имеет отношение к так называемому аспекту власти в межличностных отношениях. Соответствующее поведение может варьировать от слишком боль­шой дисциплинированности — к отсутствию дисциплины вовсе, опять же в зависимости от характера отношений с родителями в детстве. Эти последние отношения можно ранжировать, полагает Шутц, от принуждающих отношений, когда родители полностью контролируют ребенка, принимая за него все решения, до воль­ных, так сказать, когда родители не вмешиваются и предоставля­ют детям свободу принимать решения самостоятельно. Как и в других случаях, идеальные отношения родителей с ребенком в детстве уменьшают его возможную тревожность, а слишком большой или недостаточный контроль ведет к защитным формам поведения. И тогда, пытаясь справиться с тревожностью, ребенок доминиру­ет над другими, совсем отказывается от контроля или попадает под чей-то контроль. Соответственно Шутц выделяет три типа по­ведения индивида в сфере контроля, обозначая их как «отказыва­ющееся», «автократическое» и «демократическое». Первый тип от­личается тенденцией к смирению и покорности. В отношениях с другими он отказывается от власти и ответственности, предпочи­тая роль подчиненного, старается не принимать решения, когда этого можно избежать. «Подсознательно он чувствует, что не спо­собен принимать ответственные решения и что другие знают об этом его недостатке. Отказываясь принимать решения, он может по крайней мере скрыть меру своей неспособности» [Shaw, Costanzo, 1970, p. 259]. «Автократ» характеризуется тенденцией до­минировать над другими, он предпочитает принимать все реше­ния не только за себя, но также и за других. «Демократ», есте­ственно, является идеальным типом, успешно решая проблемы межличностных отношений в сфере контроля. Он чувствует себя комфортно и в позиции подчиненного, и в позиции, так сказать, носителя власти. В зависимости от требований ситуации может от­давать распоряжения, а может принимать их к исполнению. «Под­сознательно он верит, что способен принимать ответственные ре­шения, и не чувствует потребности доказывать это другим» [Shaw, Costanzo, 1970, p. 259]. Шутц предположил, что в случае развития патологии в сфере контроля она связана с типичным психопати­ческим поведением, которое отличается отказом следовать соци­альным нормам и уважать права других.

Наконец, третья межличностная потребность — это потреб­ность построения тесных эмоциональных связей в отношениях с другими. Она определяется как потребность нравиться и быть лю­бимым. Выражения потребности любви могут быть позитивными (от аттракции до любви) либо негативными (от легкого неодобре­ния до ненависти). Следовательно, отношения ребенка с родите­лями могут характеризоваться теплом, одобрением, любовью или же холодностью, отвержением. Соответственно Шутц выделяет три типа межличностного поведения, вытекающих из опыта детства. Неадекватные отношения родителей с ребенком в эмоциональной сфере выливаются, по терминологии Шутца, в недостаточно лич­ностное (underpersonal) или сверхличностное (overpersonal) пове­дение, тогда как идеальные отношения в этой сфере приводят в результате к личностному (personal) поведению. В первом случае человек имеет тенденцию избегать тесных взаимоотношений. Он поверхностно дружествен, сохраняет эмоциональную дистанцию и предпочитает, чтобы другие делали то же самое в отношении к нему. По мнению Шутца, основой подобного поведения являются тревога, глубокая озабоченность личности по поводу того, может ли она вызвать истинное расположение к себе, любовь. Человек озабочен тем, что его невозможно любить, и другие обнаружат это, как только он (в смысле эмоциональной привязанности) до­пустит к себе на более близкую дистанцию.

При сверхличностном типе поведения, наоборот, человек же­лает тесных эмоциональных связей и пытается строить именно такие эмоциональные отношения. С точки зрения Шутца, динамика поведения здесь аналогична первому случаю. Оба типа мотивиро­ваны сильной потребностью в любви, и оба связаны с большой степенью тревожности по поводу того, что они могут не нравиться.

Для лиц, которые успешно решают эти проблемы в детстве, эмоциональные отношения с другими, как правило, не представ­ляют сложности. Личностный тип поведения предполагает, что человек может адекватно чувствовать себя и в тесных, и в дистан­тных эмоциональных отношениях. Он не встревожен тем, чтобы быть любимым, подсознательно полагая, что он — человек, дос­тойный любви. Шутц предположил, что неврозы — это форма па­тологии, связанная как раз с характером удовлетворения межлич­ностной потребности в любви.

Таково обстоятельное рассмотрение двух из четырех постула­тов теории Шутца. Третий постулат касается такого важнейшего феномена межличностных отношений, как совместимость. Опре­деление совместимости дано на уровне здравого смысла: две лич­ности совместимы, если они могут вместе работать в гармонии. Постулат, собственно, утверждает, что совместимые группы бо­лее эффективны в достижении групповых целей, чем группы не­совместимые. Шутц предположил три возможных типа совмести­мости и разработал пути их измерения.

В основу выделения типов положено соотнесение выражаемого (демонстрируемого) личностью поведения и поведения, желаемого ею от других, в каждой из трех сфер межличностных потребностей.

Первый тип совместимости Шутц называет совместимостью, основанной на взаимном обмене. Максимум такой совместимости имеет место, когда сумма выражаемого и желаемого поведения у одной личности равна аналогичной сумме у другой личности. А не­совместимы две личности оказываются в той мере, в которой они различаются в отношении этой суммы соответственно в области каждой из трех межличностных потребностей.

Второй тип — инициирующая совместимость — обнаружива­ется, когда проявления контроля, включенности и любви со сто­роны одного совпадают с потребностями другого. Так, например, этот тип совместимости имеет место в области контроля, если одна сторона, вступающая во взаимодействие, желает доминиро­вать, а другая — находиться под контролем. Наконец, реципрокная совместимость характеризует степень, в которой выражения включения, контроля или любви одной взаимодействующей лич­ности согласуются с желаниями' другой в отношении тех же потребностей. Например, диада совместима, если сумма включения, выражаемого одной личностью, соответствует сумме включения, желаемого другой личностью, участвующей во взаимодействии. Шутц специально разработал шкалы и формулы подсчета совме­стимости, позволяющие вычислять шестнадцать индексов совме­стимости. Им сформулировано девять теорем совместимости. На­пример, первая выглядит следующим образом: если две диады различны по совместимости, то более вероятно, что члены более совместимой диады предпочтут друг друга для продолжения лич­ного контакта. Все последующие теоремы аналогичны в смысле близости к суждениям здравого смысла.

Последний постулат рассматриваемой теории касается группо­вого развития. Шутц полагает, что каждая группа в своем станов­лении проходит соответственно этапы включения, контроля, любви. В этом моменте обнаруживается большое созвучие теории Шутца и теории группового развития Бенниса и Шепарда. Основное раз­личие состоит в добавлении Шутцем фазы включения как первой ступени. Формирование группы, по его мнению, начинается именно с принятия каждым решения, остаться в данной группе или вый­ти из нее. Лишь после разрешения проблемы включения происхо­дит переход к фазе контроля, т.е. фазе распределения ответствен­ности и власти. В третьей фазе решается проблема эмоциональной интеграции. В случае же распада группы ее движение идет в обрат­ном порядке: сначала нарушаются эмоциональные привязаннос­ти, затем разрушаются отношения власти, после чего следует фаза выхода из группы. Шутц проанализировал также групповое разви­тие с целью выяснения характера совместимости на различных стадиях групповой жизни.

При рассмотрении четырех постулатов, в которых представле­но существо теории межличностного поведения Шутца, становит­ся очевидным, что психоаналитическая ориентация данной тео­рии не подлежит сомнению. Показательны и прямые ссылки авто­ра на работы 3. Фрейда, К. Хорни, Э. Фромма.

Известно, что трудности и тупики объяснительной схемы клас­сического психоанализа весьма рельефно были обозначены в раз­личных ответвлениях неофрейдизма, пытавшегося модифициро­вать учение Фрейда. На наш взгляд, и в данном случае попытка преобразования и расширения сферы действия психоаналитичес­ких принципов обернулась наряду с эвристичностью демонстра­цией их ограниченности. В контексте социально-психологическихпроблем особенно усугубляются такие аспекты психоаналитичес­кого учения, как отказ от анализа социальных детерминант пси­хологических процессов и интерпретация личности как «по сути реактивного организма, обусловленного его ранними опытами» [Coleman, 1969, р. 27]. Хотя Шутц в своей концепции межличнос­тного поведения в ряде моментов модифицирует позицию орто­доксального фрейдизма, эта модификация не выводит его за пре­делы инстинктивизма и антиисторизма в подходе к межличност­ным отношениям. Как и у Фрейда, в теории Шутца неизменной системе внешних социальных условий противостоит статичная си­стема внутреннего мира личности в форме изначально заданных потребностей, реализуемых в сфере межличностных отношений.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.