Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Обобщающие показатели российской экономики при Екатерине II



Обращает на себя внимание, что в статье (Новикова И. А., Рогачевская М. А. Экономическая деятельность Екатерины II // ЭКО. - 2010. - N 8.) совершенно отсутствуют обобщающие показатели, по которым экономисты судят о состоянии экономики страны. Верно, что они тогда не исчислялись. Но с тех пор научились производить ретроспективные макроэкономические расчеты. Правда, российские экономисты в этом вопросе не преуспели. Однако даже западные ученые не производили расчетов динамики ВВП для данного периода. Подвел и универсальный Мэддисон (A. Maddison) - его расчеты для России начинаются с 1820 г. Работы других иностранных авторов по нашей стране (практически одного - Блэквела (Blacwell)) относятся к XVIII в. в целом, как и мои недавние примерные расчеты [2].

Для периода правления Екатерины II (1762 - 1796 гг.) имеются только ретроспективные расчеты бельгийского экономиста Бэйрока (Bairoch) по обрабатывающей промышленности (наиболее успешной отрасли). Правда, они относятся к 1750 - 1800 гг., но большая часть этого периода как раз связана с правлением императрицы. Согласно его подсчетам, в 1750 г. душевое производство обрабатывающей промышленности в Европе в целом составляло 8% по отношению к уровню Соединенного Королевства в 1900 г., принятому за 100%, а в России - 6%; в 1800 г. показатели были аналогичны [3].

Следовательно, Россия в указанные годы отставала по этому показателю от Европы в целом, и к 1800 г. этот разрыв не сократился. Значительно выросло отставание России от Соединенного Королевства (соответственно 10% и 16%) и даже от Австро-Венгрии, Италии и германских государств. Усилился разрыв с США, которые Россия опережала в 1750 г. (в 1750 г. - 4% и 9% - в 1800 г.). Несколько улучшилось положение только применительно к третьему миру (7% и 6% соответственно), но Россия в 1800 г. так и осталась на уровне Китая и Индии [4].

Несомненный рост промышленности России (не всей, а мануфактурной) носил однобокий характер. Он был ориентирован на удовлетворение приоритетных военных нужд, потребностей состоятельных слоев населения и экспорта по тем отраслям, где в силу природных условий (например, больших запасов леса) страна имела естественные преимущества, при отсутствии развитого из-за бедности населения невоенного внутреннего рынка. Нужды основной части населения занимали ничтожное место.

Важно также проанализировать роль иностранных специалистов в функционировании российской промышленности, учитывая слабость российского образования в этот период.

Однако общие результаты экономического развития России в XVIII в. определяла не обрабатывающая промышленность, а сельское хозяйство, где трудилась основная часть населения. Более или менее достоверные данные об уровне и динамике этой отрасли имеются только по зерновому производству - основному в этот период.

Для определения динамики зернового производства воспользуюсь наиболее систематизированными погодовыми данными Г. А. Гольца. В качестве базы для сравнения взяты среднегодовые данные за 1760-е и 1790-е годы по производству зерновых, а также 1765 г. и 1795 г. - по численности населения. За указанный период среднегодовое производство зерновых выросло с 9,1 до 14,56 млн. т (в 1,59 раза), а численность населения - с 25,2 до 38,24 млн. чел. (в 1,51 раза) [5]. Душевое производство зерновых увеличилось за 40 лет лишь на 5,3%, и в 1790-е годы их среднегодовое производство было лишь 383,1 кг. За тот же период посевные площади под зерновыми выросли в среднегодовом исчислении с 19,87 до 33,38 млн. га (в 1,68 раза) [6]. Таким образом, урожайность зерновых снизилась на 5,4%. И это несмотря на присоединение к России богатых земель Причерноморья и Северного Кавказа.

Такой результат можно назвать только удручающим. К аналогичным выводам приводят расчеты российского историка Б. Н. Миронова. В Центральной части Европейской России урожайность зерновых в среднем по четырем культурам (рожь, пшеница, овес, ячмень) снизилась с 4,6 ц/га в 1860-е годы до 3,3 ц/га в 1890-е годы, или почти на 30%. Правда, в определенной степени, по мнению Миронова, это было связано со снижением среднегодовой температуры в России в этот период [7].

Сравнение с урожайностью зерновых в других странах Европы показывает, что Россия отставала от них значительно - на 4 - 5 веков. Так, урожайность в 4,3 ц/га Англия имела в 1250 - 1499 гг. (и даже 4,7 ц/га), Франция - в 1300 - 1499 гг., Германия и Скандинавские страны - в 1500 - 1699 гг. В указанный период в Англии и Нидерландах урожайность составляла 10,6 ц/га8. Отметим, что более успешно в России развивалась промышленность, где хотя бы частично присутствовал вольнонаемный труд, нежели сельское хозяйство с господством ужесточившихся при Екатерине II крепостнических отношений.

Данные о динамике двух основных отраслей экономики того времени - обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства - уже позволяют сделать вывод о несостоятельности утверждения об успешности экономической политики Екатерины П. Тем не менее продолжу анализ вплоть до определения объема и динамики ВВП.

Для начала рассмотрим данные о динамике потребления трудящегося населения России. Воспользуюсь рассчитанными Б. Н. Мироновым данными о среднем росте рекрутов, который многие ученые рассматривают в качестве точного показателя уровня благосостояния трудового населения, преимущественно крестьянства. Оказывается, рост рекрутов 1791 - 1795 гг. рождения по сравнению с родившимися в 1761 - 1765 гг. стал меньше на огромную величину - 2 см - самое большое сокращение за весь XVIII в. (показательно, что сразу после смерти Екатерины II было зафиксировано его увеличение). Средний рост мужчин в России в 1780-е годы оказался самым низким в Европе [9].

Для расчета динамики ВВП России в период правления Екатерины II воспользуюсь методами, предлагавшимися Ф. Броделем, и собственными [10].

Первый метод получения душевого ВВП состоит в умножении дневного заработка неквалифицированного рабочего на 200. Был использован индекс заработной платы плотников в Санкт-Петербурге по десятилетиям (общероссийские данные о динамике заработной платы в XVIII в. менее детальны), исходя из предположения об их представительности для всей заработной платы рабочих России. В 1760-е годы по отношению к 1730-м он составил 86% [11] и, следовательно, для плотника зарплата должна была составить 4,65 руб., что при численности населения в 1765 г. 25,2 млн. чел. дает ВВП равным 117,2 млн. руб. Для получения ВВП в 1762 г. корректируем эту величину на - 3% в соответствии со среднегодовым естественным ростом населения12 в 1% и снижением средней номинальной заработной платы на 1,5%, и получаем ВВП равным 111,9 млн. руб. (117,2 × 0,955). В 1790-е годы индекс заработной платы к 1760-м годам составил 222% и, следовательно, средняя заработная платы плотника должна была составить 10,32 руб. При численности населения в 1796 г. 40 млн. чел. ВВП получается равным 412,8 млн. руб.

Вторая оценка рассчитывается на основе соотношения между доходами государственного бюджета (5 - 10% ВВП). Доходы государственного бюджета России в 1762 г. составили 16 млн. руб. [13] Принимая во внимание высокий уровень военных расходов в связи с войной с Пруссией, возьмем соотношение между доходами государственного бюджета и ВВП равным 10%. Тогда ВВП России в этом году получается 160 млн. руб. В 1796 г. доходы государственного бюджета России составили 69 млн. руб. [14] При том же соотношении получаем объем ВВП в размере 690 млн. руб.

Обращает на себя внимание тот факт, что разрыв между обеими оценками в 1796 г. оказался намного выше, чем в 1762 г.: 1,67 вместо 1,43. Очевидно, что это связано с усилением налогового бремени, о чем речь пойдет ниже. Увеличение налогов никак не является фактором роста ВВП и его величины, а говорит лишь о его распределении. Поэтому для получения окончательной оценки необходимо скорректировать полученный результат по объему ВВП, исчисленному вторым методом, по соотношению между ним и первым методом в 1762 г., когда оно было 1,43 (в 1724 г. соотношение было еще ниже - 1,33). Тогда ВВП окажется равным 590,3 млн. руб.

Окончательную оценку величины ВВП принимаем в качестве средней из двух оценок. Для 1762 г. она окажется равной 136 млн. руб. ((111,9+160,0):2), для 1796 г. - 501,5 млн. руб. ((412,8+590,3):2). Динамика в текущих ценах оказывается равной 3,69.

Перевод динамики окончательной оценки ВВП из текущих цен в сопоставимые по индексу 2,22 дает индекс ВВП равным 1,66 (3,69:2,22). За тот же период численность населения России увеличилась в 1,63 раза (40:24,59). Душевое производство ВВП выросло, таким образом, на 1,8%, или на 0,05% ежегодно (1,8:34), оставаясь практически неизменным.

Сравним с другими развитыми странами. Население Великобритании за 1760 - 1780 гг. выросло с 10,3 до 11,8 млн. чел. (1,145 раза), ВВП (1913 г. = 100) - с 7,5 до 8,6 (1,146 раза). Таким образом, душевое производство осталось неизменным. Во Франции за 1760 - 1780 гг. население увеличилось с 25,2 до 28,2 млн. чел. (1,119 раза), ВВП - с 16,7 до 22,9 (1,37 раза). Душевое производство выросло в 1,22 раза (1,1% ежегодно). В Германии за 1780 - 1800 гг. население возросло с 20,3 до 22,5 млн. чел (1,108 раза), ВВП - с 10,8 до 12,3 (1,138 раза). Душевое производство выросло в 1,027 раза (0,13% ежегодно). В Италии население за 1800 - 1820 гг. увеличилось с 17,5 до 19 млн. чел., или в 1,085 раза, ВВП - с 20,8 до 23,6 (1,134 раза). Душевое производство выросло в 1,045 раза (0,22% ежегодно). В США население за 1780 - 1800 гг. выросло с 2,8 до 5,4 млн. чел. (1,93 раза), индекс ВВП - с 0,43 до 1,1 (2,56 раза). Душевое производство увеличилось в 1,32 раза (1,6% ежегодно) [15].

Таким образом, рост душевого производства в подавляющем большинстве развитых стран был заметно больше, чем в России. О каких крупных экономических успехах можно говорить? Разве что в сравнении с первой четвертью XVIII в., когда наблюдалось падение душевого производства во время Северной войны...

Теперь о налогах. Значительное увеличение налогового бремени произошло уже в 1750 - 1760-е годы, в первые годы правления Екатерины II, преимущественно за счет косвенных налогов. В качестве примера приведу рост цен на водку и соль, по которым существовала либо казенная монополия (соль), либо откупная система на установленных государством условиях. Если в 1730-е и 1740-е годы водка реализовывалась по цене 1,20 руб. и 1,4 руб. за ведро, то с февраля 1750 г. она подорожала до 1,88 руб., с 1756 г. - до 2,23 руб., а с декабря 1763 г. - до 2,53 руб. Такой рост цены почти в два раза (и расширение производства) позволил увеличить бюджетные доходы по этой статье с 1,28 млн. руб. в 1749 г. до 5,08 млн. руб. в 1769 г. Цена на соль выросла с 12 коп. за пуд в 1750 г. до 50 коп. в 1756 г. В результате бюджетные доходы от ее продажи увеличились с 0,8 до 1,7 млн. руб. [16] Рост налогов продолжался и в 1770 - 1780-е годы.

Обобщенную характеристику роста налогового бремени при Екатерине II в серебряных рублях (то есть в сопоставимых ценах) дал американский экономист Кахан (Kahan). Согласно его подсчетам, индекс прямых и косвенных налогов на мужскую душу (1724 г. = 100) вырос со 114 в 1758 г. до 233 в 1787г., т.е. в 2,04 раза- огромное увеличение налогового бремени! [17]. После 1787 г. население уплачивало и все растущий инфляционный налог в связи с огромным выпуском обесценивающихся бумажных денег.

Какие следуют выводы? Во-первых, не может быть и речи о сопоставлении уровня экономического развития России при Екатерине II с западноевропейскими странами. Разрыв оставался значительным, нередко - колоссальным. Во-вторых, отставание не сокращалось. В-третьих, период правления императрицы был самым тяжелым в XVIII в. для основной части населения с точки зрения материального благосостояния. В-четвертых, душевой ВВП (это, пожалуй, единственный положительный момент) оставался неизменным, в то время как за весь XVIII в. он сократился [18].

Одним словом, никакого русского экономического чуда при Екатерине II не было и в помине. Отсталый характер экономики был отчетливо виден в структуре ее внешней торговли. Продукты "хайтека" того периода - черной металлургии - в 1796 г. занимали в экспорте лишь немногим более 7%, остальное - традиционные для России лес, пушнина, продукты сельского хозяйства и их первичной переработки. В импорте доминировали предметы потребления дворянства и других состоятельных слоев населения. Россия по-прежнему оставалась сырьевым придатком Западной Европы, прежде всего, Англии.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.