Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Помоги. Братья Криса не отпустят меня



 

Она уставилась на него.

— Ты провел слишком много времени в воде? Зачем ты это написал? Он даже не знает, где я. Что, если он позвонит моей маме, или...

— Или что, если он Проводник? — мрачным голосом сказал Габриэль. — И он убил Криса и Ника?

Его слова были словно удар в живот.

— Габриэль... Хантер не убийца.

— Думаю, мы это узнаем.

Бекке не хотелось смотреть ему в глаза — они слишком напоминали ей Криса, когда он рассказывал о том, как легко кого-то убить и выставить это случайностью.

Волоски на ее руках снова встали дыбом.

— Я хочу домой, — сказала она.

— Зачем? — спросил Майкл. — Мы же только что сказали ему, что не отпустим тебя.

Теперь ей не хотелось смотреть ему в глаза. Она отступила назад.

Но Габриэль положил ладонь ей на руку.

— Просто подожди. Десять минут. Пожалуйста.

Она подумала о его боли в лесу, теперь такой явной в выражении его лица.

Десять минут. Десять минут для того, чтобы доказать, что они ошибаются, чтобы они смогли двигаться по реальным следам и выяснить, где Крис и Ник.

Десять минут, чтобы гадать, зачем Хантеру следить за ней, зачем ему забивать ей голову ерундой о цветах, камнях и Крав-Маге, если он был здесь только для того, чтобы убить Криса и его братьев.

Десять минут, чтобы выяснить, что было случайным, а что намеренным.

Но десяти минут не понадобилось.

Хантер появился через пять.

 

Он шагал через спортивные площадки, рядом с ним по траве трусцой бежал Каспер. Хантер двигался как пантера: развязные движения и небрежная агрессия, обернутые в джинсы и футболку с длинным рукавом. Даже на расстоянии в тридцать шагов она видела, как он оценивал ситуацию, принимая во внимание ее расслабленную позу и напряженных братьев рядом с ней.

Хантер остановился до того, как подойти слишком близко, его глаза были прищурены.

— Выглядишь неплохо, — сказал он ей.

— Бывало и лучше, — ответила она.

— Если этот парень — Проводник, — тихим приглушенным голосом произнес Габриэль, скорее для ушей Майкла, чем для нее, — то он чертовски хорошо это скрывает.

Она чувствовала вытягивание силы братьев. У нее под ногами гудела земля. Солнечный свет пальцами царапал ее кожу. Ей пришлось дышать сквозь него, пока он не стал ее душить.

Но даже со стоящим перед ними Хантером, подтверждающим заявления Майкла, она не верила, что он — Проводник.

Поэтому она оставила братьев и пошла к нему по траве.

Хантер поднял руку, когда она преодолела половину пути.

— Ты с ними?

Она не остановилась — Хантер ее не пугал.

— Я ни с кем. И думаю, это не мне нужно отвечать на вопросы.

Он был бледен. Немного вспотел, но твердо стоял на ногах. Он перевел взгляд с нее на братьев и обратно.

— Бекка, если ты не с ними, тогда тебе нужно убираться отсюда.

— Зачем, чтобы ты мог их убить?

— Бекка. Уходи.

— Ты следил за мной? — требовательно спросила она. — Вся эта ерунда об уверенности, храбрости и отрезвлении. Полная чушь, да? Ты — Земля, как и Майкл?

— Нет. — Он посмотрел мимо нее и напрягся. Каспер зарычал. — Бекка, уходи.

Она не обернулась, чтобы посмотреть. Она знала, кто позади нее.

— Ты следил за мной, Хантер?

Он вздрогнул.

— Да.

— Для чего?

— Потому что я думал, что ты одна из них. — Он поспешно произнес эти слова. — Бекка, тебе нужно уходить.

А потом она ощутила силу сквозь землю и ожог солнечного света на коже.

За ее спиной заговорил Майкл:

— Почему она должна куда-то уходить?

— Это не может быть он, — сказал Габриэль. — Я этого не чувствую.

Ноги Бекки будто приросли к земле, к месту на спортивной площадке, в сотни раз сильнее, чем в ту ночь, когда она пыталась убежать из дома Криса. У нее перехватило дыхание.

— Зато я чувствую, — сказал Майкл. — Прошлой ночью он был в доме.

— Вам повезло, — жестче, чем она когда-либо слышала, произнес Хантер. — Этого больше не повторится.

Рядом с ним рычал Каспер, но, очевидно, тоже не мог сдвинуться с места.

— Повезло? — переспросил Майкл, который не был прикован к земле. Он встал рядом с ней, глядя на Хантера на расстоянии вытянутой руки. — И насколько же сейчас везет тебе, малыш?

— Очень везет, — ответил Хантер.

А потом он вытащил пистолет.

 

Глава 37

 

— Твою мать, — прошептала Бекка.

Хантер направил пистолет прямо в лицо Майклу.

Тот все еще стоял рядом с ней, и она не была уверена, дышал ли он.

Она не была уверена, дышала ли сама.

— Никакой силы, — сказал Хантер. — Я могу спустить курок быстрее, чем вы сможете призвать стихии.

— Хочешь поспорить? — спросил Габриэль. Она услышала щелчок зажигалки.

Хантер поднял пистолет.

— Ну, попробуй.

— Габриэль, — резким голосом сказал Майкл.

— Это ты, — произнесла Бекка, ее голос дрожал. Пистолет находился чертовски близко к ее лицу. — Ты — Проводник.

— Нет, — сказал Хантер. Его глаза не отрывались от цели. — Мой отец им был.

Им был его отец? Но он же умер несколько месяцев назад.

— Хантер, — прошептала она. — Подумай об этом. Просто...

— Подумать об этом? Все, что я делаю, — так это думаю об этом. — Его рука держалась уверенно, пистолет не дрогнул. Но она что-то услышала в его голосе — может, дрожь в словах. Он продолжал смотреть на Майкла. — Я читал записи своего отца. Он приходил сюда не убивать вас. Он должен был. У вас же, я уверен, проблем с его убийством не возникло.

Бекка должна была перестать смотреть на его палец, замерший на курке.

— Пожалуйста, Хантер. Опусти пистолет.

Он не двинулся. Даже не моргнул.

— Не знаю, о чем ты говоришь, — осторожным голосом произнес Майкл.

— Вы убивали людей, — сказал Хантер. — Девушка, верно? Родители Сета Рамсея?

Майкл колебался, но потом кивнул.

Бекка сглотнула.

Хантер вздохнул, и теперь она услышала дрожь.

— Вы знали, что мой отец пришел за вами.

Майкл покачал головой.

— Нет. Я не знал. Я не знаю, кто твой отец...

— Ты знал! — Голос Хантера сорвался. — Ты должен был знать!

Залаял Каспер.

Бекка вздрогнула.

— Спокойно, — выдохнул Майкл. — Клянусь тебе...

— Заткнись, — сказал Хантер. — Вам сошли с рук три убийства. Но не сойдет — пять.

— Я не знал, — сказал Майкл. — Клянусь тебе, я не знал.

— Его отец погиб под обвалом камней, — сказала Бекка, слова вырывались в спешке. — Отец и дядя. Хантер был в машине...

— Бекка! — Голос Хантера заставил ее подпрыгнуть.

— Хочешь поговорить с мертвыми родителями? — спросил Габриэль. — Вставай в очередь.

— Заткнись, — проговорил Хантер.

— Это ты заткнись. Обвал? Немного гребаной силы, которая была у твоего отца, и он мог даже не...

Хантер перевел дуло пистолета на лоб Габриэля.

— Закрой. Свой. Рот.

Габриэль заткнулся.

— Послушай меня, — сказал Майкл, его голос звучал тихо, поспешно и почти дрожал. — Я не хотел, чтобы та девушка погибла. Мы находились в карьере и начали падать камни. Я знал, что это произойдет. Я остановил их до того, как кто-то еще пострадает. Но я был зол. Ее брат с его друзьями преследовали нас, так что я сомневался всего какое-то мгновение. Я просто хотел их замедлить. — Он сделал прерывистый вздох, полный эмоций. — Я не хотел ее ранить. Я никогда не хотел причинять ей боль. Я сожалею об этом каждый день.

Хантер не двинулся.

— Родители Сета Рамсея пришли за мной, — продолжил Майкл. — За всеми нами. Мы отправились в дом Сета и попытались все разрешить. Но они хотели сражаться. Мои родители не были готовы. Мы с братьями не знали, что наделали. Мы были так молоды. Нам просто хотелось, чтобы они прекратили бой. Случился пожар. Все просто... Все просто произошло слишком быстро. — Его голос прервался. — Не все выбрались.

Эту часть истории Бекка не слышала от Криса. В лесу Габриэль был разъярен на Майкла. Она размышляла, сколько же этой ярости исходило от него, чтобы начался пожар, который убил его родителей.

— Оставь это, — сказал Габриэль, его взгляд был прикован к Хантеру. — Он не нажмет на курок.

У Хантера дернулись мышцы в челюсти.

— Я не знал о твоем отце, — сказала Майкл. — Клянусь.

— Хантер, — осторожно прошептала Бекка, боясь напугать его. — Иногда случайности действительно происходят.

На мгновение она ощутила в воздухе сомнение. Она честно думала, что он положит пистолет.

Но он перевел дуло пистолета на Майкла.

— Я не верю в случайности.

— Почему? — спросила она. — Потому что иначе это будет твоя вина?

Хантер вздрогнул, но потом пришел в себя.

— Ты не сможешь вернуть отца, — сказала она. — Не сможешь. Это было просто... стечение обстоятельств, или судьба, или...

— Хватит. — Хантер сделал длинный, прерывистый вдох. — Бекка.

— Это была не твоя вина, — сказала она. — Я знаю, что значит чувствовать свою вину...

— Не знаешь, — сказал он, и его голос снова чуть не сорвался. — Такую. Не знаешь.

— Я знаю, — произнес Габриэль.

— И я, — добавил Майкл.

Хантер не шевельнулся, но Бекка почувствовала его неуверенность. Его дыхание дрожало.

— Ты не хочешь этого делать, — сказала она. — Хантер, ты не убийца.

— Он убийца, — сказал он, его глаза ожесточились. Дуло коснулось лба Майкла.

— Ты — нет, — сказала она, чувствуя, как повышается ее голос.

— Это все фигня, — сказал Габриэль.

— Черт возьми, Габриэль. — хриплым голосом сказал Майкл.

— Но это так, — продолжил Габриэль. — Ты не убивал ту девушку. Ты не начинал того обвала. Ты даже не знаешь, смог бы ее спасти. Ты не супергерой. Тебе было всего семнадцать, и тебе, наверное, должны были еще вручить медаль за спасение тех ребят, спасшихся из карьера. Сет, Тайлер и остальные пытались утопить тебя и Криса — мама с папой были правы, что пришли за их родителями. Той ночью они хотели нас убить — все вышло из-под контроля. Все мы... мы вышли из-под контроля.

Хантер не двигался, но слушал. Бекка чувствовала это.

Габриэль шагнул ближе.

— Но это... — Он сделал паузу, с отвращением на лице глядя на Хантера. — Это все фигня. Майкл — огромная заноза в заднице, но из родных он — самое дорогое, что у меня осталось. Он не хотел, чтобы той ночью мы шли за Сетом и Тайлером, когда те избили Криса. Он отказывается разрешать нам пользоваться нашими силами, ноет по поводу домашней работы и забывает спать. Он работает двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Он едва успевает приготовить ужин, а уж тем более ловить кого-то. Самооборона, да, я куплюсь на это. Но хладнокровный убийца? Ни за что.

Габриэль сделал еще один шаг, пока не встал практически лицом к лицу с Хантером.

— Ты спустишь курок? Тогда все это, малыш, будет на тебе.

Хантер сглотнул.

— Отдай мне пистолет. — Майкл протянул руку, его голос был мягким.

В солнечном свете возникло напряжение, когда она услышала прерывистый вздох Хантера.

— Все нормально, — сказал Майкл. — Ты же не хочешь этого делать.

Дюйм за дюймом Хантер опускал пистолет на ладонь Майкла, в конце концов, выпустив его.

Майкл не шевельнулся.

— Ты в порядке?

Хантер кивнул.

— Хорошо. — Майкл обхватил рукоять пистолета.

Потом он поднял его, взвел курок и приставил дуло ко лбу Хантера.

— А теперь где, черт возьми, мои братья?

 

Хлопнула дверь, и Крис подскочил.

Он уснул. Как глупо.

Рука Ника обнимала его — спасательный трос в темноте.

— Что это было?

Крис покачал головой, но потом понял, что брат этого не видит.

— Не знаю.

Он направил свои чувства в воздух, но на их коже ощущалась только влага комнаты, сосредоточенная на таких вещах, как: боль и тревога.

— Еда, — сказал Ник. — Я чувствую ее запах.

— Должны ли мы ей доверять?

— Там может быть вода.

Не может. Крис бы почувствовал ее отсюда. Но он не мог лишить Ника надежды.

— Я проверю.

На земле возле двери стоял бумажный пакет. Свет от экрана телефона выхватил из темноты логотип Макдональдса.

— Фастфуд, — сказал он. — И молочные коктейли. Весело.

— Я смог бы поесть, — сказал Ник.

Крис принес пакет.

— Я постараюсь больше не засыпать, — сказал Крис. — Упустил возможность.

— Мы даже не знаем, был ли это он. К тому же, сколько времени ему потребуется, чтобы впихнуть пакет в дверь?

— Но все же.

Минуту они ели в тишине. Еда все еще была горячей — это означало, что они находились не в безлюдном месте.

Комната была звуконепроницаемой, либо находилась очень далеко от кого-нибудь, кто мог их услышать. Крис потратил довольно много времени, колотя стены и крича, пока Ник не сказал ему прекратить тратить воздух.

— Как думаешь, почему он принес еду? — спустя некоторое время спросил Ник.

— Не знаю, — ответил Крис. Он глядел в темноту и размышлял, смогла ли Бекка убежать с поля. Он мечтал о воде, о том, как дождь прочерчивал дорожки на ее лице во время бури.

— Как думаешь, Габриэль и Майкл ищут нас?

— Наверное.

Крис не стал упоминать другую альтернативу.

А также он не мог этого сказать. Он надеялся, что братья вообще их не искали. Он надеялся, что они остались в стороне. Он надеялся, что они убежали.

Потому что только сейчас он осознал ту силу, что почувствовал на том поле. Если братья будут их искать, то, в конце концов, просто окажутся в такой же ситуации.

Пойманными в ловушку.

Или мертвыми.

 

Глава 38

 

Бекка с трудом пыталась понять, на чьей быть стороне.

Хантер поднял руки вверх, но его взгляд оставался разъяренным.

Майкл прижал стальное дуло ко лбу Хантера, заставив его немного отклониться назад.

— Где они?

Хантер смотрел на него, но ничего не говорил. Рядом со своим хозяином рычал Каспер, очевидно, все еще прикованный к земле.

Майкл схватил Хантера за футболку и встряхнул.

Где они?

— Хватит! — закричала Бекка. — Майкл...

— Он знает, — прорычал Майкл.

— Нет, — мрачно произнес Хантер. — Я понятия не имею.

— Эй, мистер Правопорядок, — сказал Габриэль. — Отпусти его.

Майкл не двинулся.

— Почему?

— Он не Проводник. Он не достаточно силен. Я был на мосту. Прошлой ночью был на поле. Тот парень — не подросток. И он бы не стал подчиняться оружию.

— Он что-то знает. — Майкл поправил пистолет в руке.

И вот тогда Хантер шевельнулся.

Бекка даже не смогла этого уловить. Рука — тут, кулак — там. Внезапно Майкл безоружным оказался на траве.

Пистолет снова был в руке Хантера и направлен на Майкла. Его ноги не двигались с места.

— Хочешь продолжать игру?

Майкл уставился на него, выглядя скорее ошеломленным, чем обиженным.

Габриэль смотрел на Хантера.

— Чувак. Я должен увидеть это снова.

Хантер не убрал пистолет.

— Что-то мне подсказывает, что у тебя будет такой шанс.

Он каким-то образом сдерживал свои эмоции и теперь полностью контролировал себя. Непринужденная уверенность, с которой он говорил, напомнила ей, что Хантер был другом... или притворялся им.

— Все это было ложью? — спросила она. — С самого начала?

Он не взглянул на нее, но его голос звучал мягко.

— Я никогда не лгал тебе, Бекка. Даже с самого начала, когда думал... — Он слегка покачал головой. — Я никогда не лгал.

— А сейчас? — спросила Бекка. — Ты знаешь, где они?

— Я понятия не имею, где они.

— Он лжет, — рявкнул Майкл.

— И зачем мне лгать? — отрезал Хантер в ответ.

— Должен быть еще один Проводник, — сказала Бекка. Она вспомнила угрозы Тайлера, когда впервые встретила его. — Когда твой отец не появился, Тайлер и Сет вызвали другого. Ты бы узнал его? Сможешь нам помочь...

— Зачем мне им помогать? — спросил Хантер, продолжая целиться из пистолета в Майкла.

— Думаешь, ты в безопасности? — сказал Габриэль. — Ты не настоящий Проводник. Что, если следующим он придет за тобой? Ты же знаешь, что он останется в городе до тех пор, пока не найдет все Стихии, не найдет тех, кто опасен. Непослушный пацан с пистолетом? Можно внести в список.

— Да, — сказала Бекка. — Что, если кто-нибудь нарисует пентаграмму на твоей двери?

Их слова, казалось, ударяли по Хантеру как шальные пули, отвлекая его внимание от Майкла.

— Как насчет твоих бабушки и дедушки? — Бекка помолчала. — Как насчет твоей мамы?

Хантер посмотрел в ее сторону.

— Вы мне угрожаете?

Ее сердце угрожало выпрыгнуть из груди.

— Да. Я. Как тебе ощущения?

Он покачал головой.

— Я никогда тебе не угрожал, Бекка. И никогда не хотел сделать тебе больно.

Она ни на минуту не поверила его словам. Все те разы, что он говорил ей — он полагался на нее. В вечер их первого свидания он повесил ей на запястье следящий за ней камень. Вероятно, он следил за ней до дома Криса. Наверное, он знал, что случилось на мосту. Вся эта злость на Криса — ему было наплевать на ее безопасность.

— Конечно, — усмехнулась она. — Ты такой хороший парень. Что ты собирался делать дальше? Пристрелить Габриэля? Пристрелить меня?

— Бекка. — Он бросил на нее обиженный взгляд. — Ты не понимаешь...

— Я понимаю, что это пистолет. Разве не ты сидел у меня на диване и рассказывал мне, что люди берут в руки оружие, когда хотят убить человека? Разве не ты предостерегал меня держаться подальше от Криса, потому что от него одни неприятности? Крис — хороший парень. — Ее голос был готов сорваться, но она сдержалась. — Прошлой ночью Крис помог мне. Он спас меня на пляже. А теперь какой-то парень похитил его, или убил, или... — Теперь ее голос сорвался, и ей пришлось сделать глубокий вдох. — Я знаю, что ты скучаешь по своему отцу, Хантер. Они тоже скучают по своим родителям. Ничто не вернет твоего отца. Но ты мог помочь. Ты мог...

— Я не буду им помогать.

— А мне? — Упрашивание ей было не чуждо. Ей даже не пришлось делать вид, что она запинается. Она двинулась ближе, пока не оказалась прямо перед ним. — Хантер? Мне ты поможешь?

Эти слова привлекли его внимание.

— Бека, если он уже их похитил, ничего...

— Но ты сильный! Они сильные! Ты мог бы помочь.

— Бекка, я не могу.

Она протянула руку и положила ладонь ему на, осторожно, чтобы не напугать его.
— Было слишком много насилия, Хантер. С тех пор, как братья Меррик приехали сюда, их мучили. Они не должны быть убиты только потому, что какая-то группка хулиганов их боится.

Он ничего не сказал.

— Ты видел, что Тайлер и Сет сделали с Крисом, — продолжила она. — Ты видел, как они пришли за Мерриками на вечеринке. Они не хорошие парни.

Хантер качал головой.

— Бекка, я не могу...

— А ты знал, что прошлой ночью Сет и Дрю пытались изнасиловать меня посреди этого поля?

Его голова резко поднялась.

— Да. Пытались, — Ух ты, ее голос почти не дрогнул. Он оставался сильным. — То извинение? Все чепуха. Они схватили меня, притащили на середину поля, пытались сорвать платье и...

Она замолчала. Хантер действительно выглядел пораженным.

— Они пытались, — немного тише сказала она. — А Крис спас меня, пока ты пытаешься убить Майкла. Это единственная причина, почему прошлой ночью он находился на поле и почему Проводник добрался до него, пока он был один. Поэтому не говори мне, что ты тут не при чем.

— Бекка, — прошептал он. — Мне жаль. Я не...

— Не надо жалеть! — Ей хотелось ударить его, но он все еще держал пистолет. — Сожаление ничего не значит, Хантер. Сделай что-нибудь. Помоги мне.

Он больше не смотрел на Майкла, только на нее. Его выражение было смесью жалости и сожаления, злости, печали и гнева, едва сдерживаемых за горящими щеками и частым дыханием.

Она посмотрела на него.

— По крайней мере, опусти пистолет.

Хантер взглянул на Майкла.

— Нет, пока он не отпустит мои ноги.

— Сначала пистолет, — сказал Майкл.

— Я больше не попадусь на это, — ответил Хантер.

— Тогда отдай его мне, — сказала Бекка.

Хантер выгнул брови.

Потом он вздохнул, повернул пистолет боком и отпустил курок. Она сглотнула и протянула руку, но он только слегка улыбнулся ей.

Затем он поднял край футболки и сунул его в кобуру за спиной.

Теперь, когда пистолет не был направлен на него, Майкл медленно поднялся на ноги. Он наблюдал за Каспером, который по-прежнему рычал на него.

— Теперь ты поможешь, — сказал Майкл.

— Я помогу Бекке, — ответил Хантер. Он замолчал и оглядел поле. — Хотя не знаю, что могу сделать. Я не видел другого Проводника. Полагаю, вы пытались отследить...

— Да, — сказал Майкл.

— Может, мы могли бы осуществить отвлекающий маневр, — сказал Габриэль.

Все посмотрели на него.

— Ну, там, — сказал он. — Заставить что-то взорваться или вызвать бурю... — Он ненадолго замолчал, как будто вспомнил, что его братья были не с ними. — Или землетрясение, или что-то, чтобы вытянуть Проводника.

— Если мы отправимся в центр города, — сказал Майкл, — то землетрясение, определенно, привлечет его внимание...

— Или, — сказала Бекка, — может, мы могли бы попробовать что-то более обычное.

Теперь все уставились на нее.

Она указала на Каспера.

— Он же полицейская собака, да? Он может выследить по запаху?

— Конечно. — Хантер нахмурился. — Но для следа нам понадобится что-то от Проводника.

— А, может, и нет. — Она выудила из кармана второй телефон и протянула его. — Как насчет чего-то от Криса?

 

Бекка плелась рядом с Хантером, следуя за хохолком хвоста Каспера, так как тот вел их через подлесок.

— Мы здесь уже были, — сказала она, чтобы лишь нарушить молчание.

— Выглядит так, будто здесь прошлось войско, — ответил Хантер, хотя она понятия не имела, как он заметил отличие. Для нее это выглядело просто как куча кустов и веток. — Может, Каспер сможет взять второй след.

Она не понимала, как он мог вести себя так нормально, будто имел дело с пистолетами, насилием и Стихиями каждый день.

Но с другой стороны, может, и имел.

— Так что ты мне расскажешь? — спросила она.

— Расскажу тебе что?

Он специально выводил ее из себя?

— Ты сказал, что ты не Земля, — сказала она. — Так кто же ты?

Он засмеялся и искоса взглянул на нее.

— Да ладно тебе, Бекка.

— Да ладно что? — спросила она. — Просто... больше никаких игр. Никакой лжи. Просто скажи мне.

Хантер остановился и посмотрел на нее. Между его бровями появилась складочка.

— Ты серьезна.

— Да.

— Но... — Он нахмурился. — То, как тебя изводят в школе. Ты же работаешь с собаками. То есть... ради Бога, твоя мама же — медсестра. И потом, ты сказала, что Дрю пытался... на поле прошлой ночью. — Он провел ладонью по волосам. — Я никогда не думал о том, каково это для девушки, но...

Боже, ей хотелось его ударить!

О чем ты, черт возьми, говоришь?

— Он Пятый, — сказал Майкл, шагая рядом с ней.

— Да. — Хантер взглянул на него, а потом снова на нее. Складочка по-прежнему оставалась между его бровями. — Как и ты.

Она покачала головой, желая, чтобы люди прекратили думать, что она с Мерриками.

— Я не одна из них. Тайлер так думает, потому что той ночью я спасла Криса.

— Нет, одна, Бекка. — сказал он. — Должна быть. Я могу сказать...

— Хантер, я не одна из них.

— Одна.

Она взглянула на Майкла и Габриэля, надеясь, что те выглядят также скептически настроенными, как и она, но нет.

Они выглядели заинтригованными.

Это нелепо. Они впустую тратили время. Она снова посмотрела на Хантера.

— Отлично. Докажи.

— Люди достают тебя, правильно? Слишком сильно. — Он постучал себя по груди. — Все потому что наши стихии связаны с душами. Жизнью. Людей притягивает...

Она усмехнулась и отвернулась.

— Людей не притягивает ко мне, Хантер.

— Эй. — Его голос стал жестче. — Просто потому, что они не любезны, не значит, что их не притягивает к тебе.

Она застыла и оглянулась на него через плечо, припомнив то, как он говорил, что его доставали — что его отцу пришлось научить его физически защищать себя.

— Многих людей запугивают, — сказала она. — Каждый день. Но это не значит, что они обладают сверхсилами.

Он шел позади нее.

— Не сверхсилами, — мягко произнес он. — Может... может, просто более сильной связью с этой стихией.

— Ты чувствовала силу в солнечном свете, — сказал Майкл.

Габриэль тоже кивнул.

— Той ночью в спальне Криса. Пламя тянулось к тебе...

— Это ничего не значит, — сказала она. — Ник создавал огненную вспышку.

Но ее убежденность пошатнулась. Она продолжала думать о том, как тем утром на своей подъездной дорожке чувствовала связь с силой Ника.

— Я понял это сразу, — сказал Хантер. — Тем вечером на вечеринке, то, как ты хотела помочь той глупой девчонке, которую рвало в кустах, или как ты хотела предупредить Криса насчет Тайлера, или...

— Может, я просто хороший человек! — выкрикнула она.

Хантер посмотрел на нее с удивлением.

— А ты не можешь быть и тем, и другим?

Она колебалась. Это было слишком. Она не могла сейчас это обсуждать. Им нужно было искать Криса и Ника, а не спорить о чем-то невероятном.

— Ты спасла Криса, — сказал Майкл. — Из-за него ты дралась с Тайлером и Сетом.

— Но... — Она медлила, неуверенная, как поверить в его теорию. — Достигнув зрелости, у меня никогда не происходило странных событий. Я не начинала управлять огнем, или вызывать землетрясения, или...

— Как насчет чего-то гуманного? — спросил Хантер. — Вернись мысленно в среднюю школу. Ты работала волонтером в больнице у мамы, или в доме престарелых, или что-то типа этого?

— Я не настолько хороший человек, — сморщившись, ответила она. Но потом она замолчала, вспомнив, как раньше ходила по лесу в поисках раненых животных, чтобы спасти их.

— Ты о чем-то задумалась, — сказал Хантер.

— Ни о чем. Раньше я спасала животных. Маму это сводило с ума. Это был просто период.

— Ага. — Хантер подошел ближе, потом тихо заговорил, только для нее: — Помнишь, как ты поцеловала меня на танцполе?

Она покраснела, а потом кивнула.

— Помнишь, — сказал он тихо, — как ты ощутила силу в комнате? Связь с толпой?

Она помнила. Огонь на губах, пот на теле — она помнила все.

Бекка уставилась на него.

Должно быть, в ее глазах он увидел что-то, похожее на признание.

— Ты веришь мне. Возможно, тебе не хочется этого признавать, но придется.

— Но мои родители не такие как твои, — пробормотала она. — Они не...

— Твоя мама — медсестра, — сказал Майкл. — Чем занимается твой отец?

Она прикусила губу, вспомнив комментарий Криса о Пятых, попавших в генетическую лотерею.

— Он работает с дикими...

Тут где-то спереди в лесу залаял Каспер.

— Пошли, — сказал Хантер. Он перешел на бег. Они последовали за ним.

У края леса собака остановилась, прямо перед длинным участком травы, который растянулся у ручья. Обугленные ветки были разбросаны по земле, а ожоги оставили следы на траве.

— Молнии, — серьезным голосом сказал Габриэль. Он посмотрел вверх, на безоблачное небо, потом вниз, на землю. — Много.

— Крис бежал к воде, — сказал Майкл.

Каспер снова залаял, нарезая круги.

— Он этого не делал, — сказал Хантер. — Пошли. Мне кажется, Каспер нашел новый след.

Пес вывел их на дорогу, к противоположной стороне от моста, который был разрушен. Округ поставил бетонные ограждения и повесил надписи «Дорога закрыта», а по обочине дороги было беспорядочно припарковано несколько ремонтных машин.

— Вот, где мы увидели Проводника в прошлый вторник, — сказала она. От бега за Каспером Бекка начинала немного задыхаться, хотя у парней не было никаких затруднений. — Как далеко мы отошли? Около трех миль[33]?

Габриэль посмотрел на нее.

— Похоже, одну.

Значит, ей нужно больше тренировать свою сердечно-сосудистую систему.

— В тот вечер, во время обвала моста, — начал Хантер. — Вы впервые увидели его? Он был пешком?

— Да, — ответил Габриэль.

— Без машины?

Габриэль покачал головой.

— Мы преследовали его, но он сбежал в лес. — Он показал на восток, на линию деревьев на другой стороне дороги. — Черт, мы могли бы вытянуть столько силы из бури. Я думал, что это адреналин, но никогда не смог бы вызвать столько силы, как прошлой ночью.

— Серьезно, — сказал Хантер. Он мрачно ей улыбнулся. — Это с тобой еще не было Бекки.

У нее перехватило дыхание, ей хотелось возразить.

Но тем вечером она тоже помнила ощущение мощи. Силу в буре, то, как ветер и дождь целовали ее кожу и взывали к мести.

— Вот дерьмо, — прошептала она.

Хантер кивнул, но смотрел на деревья.

— Что за тем лесом? Жилые дома?

— Нет, — сказал Майкл. — Коммерческие. Пара торговых центров, фаст-фуд, автосалон и все такого рода.

Хантер нахмурился.

— Тогда, может, это тупик. Может, он хранил машину там.

Но Каспер тут же нашел след, ведущий из леса. Они остановились рядом с Макдональдсом, скрытым в тени деревьев. В сотне футов впереди располагалась четырехполосная дорога, загруженная поздним утренним движением. Мак-Экспресс был переполнен.

Хантер крепко держал Каспера за ошейник, хотя пес, очевидно, удерживал след.

— Вы, ребята, можете подождать здесь.

— Зачем? — спросил Майкл. — Чтобы ты мог его предупредить?

— Нет. — Хантер посмотрел на него, и взгляд этот был не дружелюбным. — Потому что Каспер взял след. Сильный. Проводник может быть поблизости.

— Хорошо, — сказал Габриэль, и теперь Бекка услышала в его голосе ярость. — Пошли.

— Ага, — сказал Хантер. — Но он ищет вас. Я могу проверить, посмотреть, что мы найдем, а потом...

— Мне плевать, — сказал Майкл. — Я тебе не верю.

Хантер прищурил глаза.

— Послушай, чувак, я не обязан вам помогать.

Бекка положила ладонь на руку Хантера и посмотрела на Майкла. Она ни за что не могла позволить глупому мужскому позерству все испортить.

— Ты мне веришь?

Выражение лица Майкла посуровело, лишь на мгновение. Затем она заметила в его глазах какую-то мягкость. Он кивнул.

— Да. Верю.

— Пошли, — сказала она Хантеру. — Давай проверим.

Не дожидаясь его согласия, она начала спускаться, практически скользя по травянистому холму к парковке у Макдональдса.

За ней бежал Каспер, потом рядом с ней возник Хантер.

— Помедленнее, — сказал он. Его голос был искажен. — У тебя на двери тоже была пентаграмма.

Она повернула голову, неуверенная в том, какие эмоции грохотали в ее голове.

— Ты знал. Все это время ты знал.

Он пожал плечами, и она не знала, было ли это безразличием или замешательством.

— Не все время. Сначала я был уверен только насчет тебя. До того утра на твоей подъездной дорожке, когда я стал действительно подозревать Мерриков. — Он помолчал. — Я также думал, что ты с ними.

— Так все это... когда ты не мог поцеловать меня на парковке. — Она сглотнула. — Ты думал, что я состояла в заговоре, чтобы убить твоего отца?

— Нет. — Его голос снова стал резким. Он поймал руку Бекки и потащил ее трусцой, когда Каспер завернул за угол парковки у торгового центра. — Я знал, что ты не смогла бы этого сделать. Понял это сразу. Но я думал, может, Меррики использовали тебя. И ты доверилась мне. За тобой было просто следовать.

— Боже. — Она покачала головой. — А я думала, что все те камни — это что-то особенное. Я такая идиотка....

— Они особенные, — сказал он. — Особенные. — Он потянул ее, чтобы она остановилась, глядя на нее посреди асфальта. Дуновение ветра приподняло волосы с ее шеи, обхватив тело и подтолкнув ее ближе к нему.

— Только кварц отслеживал тебя, — сказал он. — Все остальные были предназначены именно для того, что я сказал. — Он замолчал. — Ты мне веришь, Бекка?

В сомнении она облизала губы. Он врал слишком о многом. Но врал ли он сейчас?

На полпути к парковке Каспер снова залаял. Он направлялся к продуктовому магазину, где большой цветастой массой были припаркованы десятки машин, отражавшие солнечный свет, словно драгоценные камни.

— Дерьмо, — произнес Хантер. Он побежал вслед за своей собакой.

Она рванула за ним.

Каспер петлял между машинами, запрыгивая на капоты и спрыгивая вниз — возможно, он переживал старые добрые деньки в качестве полицейской собаки.

— Каспер! — позвал Хантер. — Хир! Фусс!

Каспер не прибежал. И не остановился.

Он нырнул в другой ряд, и Хантер с Беккой почти его нагнали. Пес остановился у дальней стороны зеленого пикапа, и она услышала мужской вопль. Раздался звук, будто на тротуар попадали продукты.

Бекка уже почти забыла, за кем они следили. Она поддалась более поспешному беспокойству, что Каспер мог бежать за тем, кто нес полную сумку хот-догов или еще чего-то. И хотя ее мозг заметил логотип на дверце грузовика, хотя ее сознание различило знакомый голос, она не сопоставила все, пока ее не занесло на другую сторону бампера.

А там стоял Каспер, злобно рыча на свою добычу — человека, за которым Хантер приказал ему следить.

На отца Бекки.

 

Глава 39

 

В бетонном полу Крис нашел щель и плюнул в нее.

— Это вроде разминки, — сказал Ник.

Крис плюнул снова, пробежавшись пальцем по четырехдюймовой щели и убедившись, что не пропустит ее в темноте, потому что смочил своей слюной отверстие.

— Что еще нам нужно сделать?

— Щель должна проходить через весь бетон. Ну, через фундамент. И Майклу нужно находиться в пределах... ну, пятидесяти футов? Ста?

— Еще раз спрашиваю, что еще нам нужно сделать?

На мгновение воцарилась тишина, в течение которой Крис молча согласился с Ником. Его плевок испарялся раньше, чем мог добраться так далеко. И у него не хватало силы, чтобы плевать быстрее.

— Пописай в нее, — сказал Ник.

Как всегда практичен. Возможно, он почувствовал разочарование Криса.

Но все равно Крис об этом задумался.

— Я переживаю, что если встану, то потеряю трещину.

Он продолжал думать о силе на мосту, как он вытянул такую мощь из воды. Он спас Бекке жизнь. Она не дышала. Он никогда не ощущал такой сильной связи со своей стихией.

Так почему он не может сделать этого сейчас?

Там произошла авария. Огонь. Бекка была в ловушке. Он отчаянно колотил в ее окно.

Сейчас же нехватки в отчаянии он не испытывал.

Он стоял в воде. Стоял же? Той ночью во время вечеринки Дрю он стоял в воде, когда вызвал волну в заливе Сайллери.

Нет, но сила на мосту была еще сильнее. Он находился в таком отчаянии, вытаскивая ее из машины, что ударил прямо по стеклу. Кровь шла отовсюду, смешиваясь с дождем.

Тем вечером Бекка спасла его, когда его лицо было разбито в кашу. Она лила воду ему на лицо, на порезы у висков.

Кровь. Ему нужна была кровь. Его кровь, смешанная с водой.

Если он будет думать об этом слишком долго, то струсит.

Он прижал запястье к зубам. И впился в него.

Проклятье, как больно. Он даже не прокусил кожу, а уже вспотел.

— Ник, — позвал он. — Думаю, мне понадобится, чтобы ты прокусил мне руку.

— Думаю, тебе придется еще раз мне это изложить.

— Заткнись! Мне нужно кровотечение. Думаю, если накапаю кровь в трещину, то это изменит ситуацию.

Довольно долго Ник молчал. Потом он прочистил горло.

— Разве ты не можешь просто порезать себя штырьком от застежки ремня?

— Так лучше?

— С моего ракурса — да. Лучше. — Он помолчал. — В течение нескольких минут поскреби им о бетон. Так, наверное, получится довольно острый кончик.

Сработало. Очень хорошо. Крис едва почувствовал на запястье порез штырём прежде, чем кровь побежала вниз по руке и сквозь пальцы.

Но кровь сама нашла щель. Она прошла сквозь нее. Крис это чувствовал.

А потом его кровь нашла землю.

 

У Бекки это не укладывалось в голове. Должно быть, это ошибка. Должно быть, у ее отца в сумке лежало сырое мясо, или Каспер повелся на что-то еще, или, может, Проводник парковался здесь вчера.

В любом случае, Каспер его отвлек. Отец ее даже не заметил.

Хантер схватил ее за запястье, пытаясь оттащить назад, прочь от переда грузовика.

— Подожди, — сказала она, отбиваясь и все еще пытаясь сложить все кусочки вместе. — Это... Это же мой...

— Бекка? — Казалось, ее отец был смущен и уж точно не выглядел как ужасный Проводник Стихий, судя по тому, как он стоял, прислонившись к своему грузовику. Он переводил взгляд с нее на пса, рычащего у его коленей.

— Папа, — проговорила она, задохнувшись на этом слове.

Ну, по крайней мере, Хантер перестал тащить ее за руку.

— Черт возьми, — сказал он. — Это твой отец?

Похоже, ее отец заметил его.

— Это твоя собака? — Он снова взглянул на Бекку. — Что ты здесь делаешь?

— Папа, — сказала она, чувствуя биение своего сердца. Как и на футбольном поле воздух на свету здесь казался живым. Она могла потянуться и коснуться его. — Это ошибка. Мы просто... Это ошибка.

— Нет, — тихим голосом произнес Хантер. — Бекка... Это не ошибка.

Отец по-прежнему выглядел смущенным.

— Что не ошибка?

Она была так уверена, что найдет кого-то вроде Джеймса Бонда, стройного и мускулистого, с пугающим обаянием и силой, которая могла бы вызывать аварии и разрушать мосты. Кого-то с желанием убивать подростков. Отец же показывал ей, как фиксировать крыло птенца. Он защищал диких животных. Он успокаивал ее после аварии.

Как он мог оказаться тем же человеком, что атаковал их на мосту?

Как он мог терроризировать братьев до такой степени, что Габриэль был вынужден провести ночь, прячась в ручье?

Она все еще не могла говорить.

Но, чем дольше она стояла, тем больше ее потрясение оборачивалось яростью.

Она была на том мосту. Она была на том футбольном поле.

— Не мог бы ты отозвать свою собаку? — сказал Хантеру ее отец. — Не знаю, что вы, ребята, задумали, но...

— Каспер, — сказал Хантер. — Плац.

Пес опустился на корточки, но остался прямо напротив ее отца.

— Это ты, — уверенно сказала она. — Думаю, мы можем забыть о крабовом промысле. Не знаю, чему я удивляюсь. Еще одна ложь?

Он нахмурился.

— Бекка, я не уверен...

— Ты Проводник.

Она надеялась, что обвинение застанет его врасплох, но он даже не вздрогнул. Он перестал хмуриться, и его глаза ожесточились. Он не отвел взгляда, не сдвинулся с места.

— Бекка, ты не знаешь, о чем говоришь.

— Это ты разрушил мост за школой?

Он не ответил.

Ее голос начал повышаться:

— Ты напал на нас на футбольном поле?

— Бекка, ты не...

Она подошла ближе к нему, желая ударить его. Тут ее голос опустился до шепота:

— Ты убил моих друзей?

— Они не твои друзья, — сказал он. — Бекка, они опасны...

— Это ты опасен, — прошипела она. — Они мои друзья! Ты должен...

Бекка. — Голос отца прорезался сквозь ее, и он шагнул к ней. — Мы посреди парковки продуктового магазина. — Он протянул руку, чтобы схватить ее.

Но Хантер взял ее за запястье и притянул к себе.

— Держи свои руки подальше от нее.

Отец взглянул на него, а потом оглядел парковку. Они уже привлекли взгляды других покупателей.

— Бекка, — тихо сказал он. — Мы можем поговорить об этом где-нибудь в другом месте.

— Если это «где-то в другом месте» находится там же, где ты держишь Криса и Ника, то мы поговорим об этом прямо здесь.

Отец сделал шаг вперед, заставив Хантера отступить назад. Теперь она стояла как раз напротив него, ее руки были рядом с его поясницей и искали кобуру.

Я не верю в случайности.

Она даже не подумала прежде, чем ее руки оказались на пистолете.

А потом она навела его на своего отца.

Он побелел. По крайней мере, она ощутила удовлетворение.

— Бекка... Это сумасшествие. Ты понятия не имеешь, что делаешь.

Где-то рядом закричала женщина. Какой-то парень завопил, чтобы кто-нибудь позвонил в 911.

Черт возьми. Она наводит пистолет на своего отца.

На отца, который пытался ее убить. И не один раз.

— Бекка, — прошептал Хантер. Он сделал долгий, медленный вдох. — Отдай мне пистолет.

— Говори! — закричала она. — Где они? Ты убил их? Ты...

— Я их не убивал, — сказал отец. — Бекка, если ты знаешь, что я Проводник, тогда тебе известно, что есть вещи, которые могут сойти нам с рук. Стрельба в кого-то на глазах у остальных к ним не относится.

— Ты меня ненавидишь? — спросила она. В конце ее голос сорвался.

— Что? — Он покачал головой. — Бекка... Нет...

— Ненавидишь? — закричала она. — Ты оставил меня. Ты оставил меня. И теперь ты вернулся и пытался убить меня дважды...

— Я не пытался тебя убить. Я пытаюсь удержать братьев Мерриков подальше от тебя. Когда я ушел, то сделал это, чтобы защитить тебя. Ты меня понимаешь? Я пытаюсь тебя защитить.

— Фигня. — Ей хотелось бы знать, как возвести курок, просто для пущего эффекта. Но она переживала, что может случайно застрелить его.

Тут она услышала сирены.

Черт. Возьми.

Ее дыхание задрожало

— Говори быстро.

— Никто о тебе не знал, — сказал он. — Твоя мама не одна из нас, и мне хотелось держать тебя подальше от всего этого. Я даже не был уверен, что ты получишь свои способности. Но когда тебе исполнилось одиннадцать, то погибла одна девушка, и в этом были замешаны братья Меррики. Вызвали Проводника. — Он многозначительно посмотрел на нее. — Меня, Бекка. Они хотели, чтобы я позаботился об этом.

Пистолет был тяжелым. Она почувствовала, что ее руки начали дрожать.

— Я все еще не понимаю.

— Мы жили в одном городе! Ты ходила в школу с одним из них. Когда я пришел в дом... ну, их мама была очень убедительной. — Его тон стал мрачным. — Она знала о тебе, Бекка. Впервые кто-то выступил против меня.

— Пропустим ту часть, когда ты ушел, — поспешно сказала она.

— Черт возьми, Бекка! Поэтому я и ушел. Она клялась оставить тебя в покое, если я уйду, и сдержала свое обещание. Я не мог допустить того, чтобы кто-то узнал. Мне не хотелось такого для тебя. Боль от уничтожения других, сожаление... — Он поднял глаза на Хантера, ожесточившись на мгновение. — Мне не хотелось, чтобы ты стала подростком, которого научили убивать. Но потом я снова получил вызов от семьи... только лишь для того, чтобы узнать, что их родители погибли в огне. Теперь был убит другой Проводник — очевидно, что они терроризируют и другие семьи в городе...

Сирены приближались. Она пребывала в таком бешенстве, что почти не могла смотреть прямо.

— Меррики терроризируют другие семьи? Ты никогда не думал проверять свои факты? Тебя здесь не было много лет. И тебя не должно быть здесь сейчас. Ты ничему не помогаешь. — Ее голос снова сорвался, и она начала опускать пистолет. — Ты всем причиняешь боль, как и раньше.

— Бекка. — Его голос смягчился. — Бекка, пожалуйста.

Она начала раскачиваться. Теперь она понятия не имела, что было правдой.

Она крепче сжала пистолет. Но внезапно он стал будто падать, выскользнув из ее ладоней.

Нет, падала она. Падала из-за землетрясения.

 

Глава 40

 

— Черт возьми! Сработало!

Крис прижимал руки к бетону. Пол начал двигаться.

Сильно.

— Сработало! — снова сказал он, прижимая ладони к полу. Он узнал силу брата. Он знал. Он знал.

— Да, — сказал Ник, и это прозвучало так, будто он говорил сквозь сжатые зубы. — И это замечательно.

Пол тряхнуло сильнее. Ник выругался, и его голос завибрировал вместе с колебанием земли.

— Я у-уб-бью Майкла.

Под давлением сталь начала стонать и скрипеть, и где-то в комнате Крис услышал треск болтов. Металлические листы отрывались от стены и потолка и падали на бетонный пол с оглушительным грохотом.

На мгновение у Криса возникла паника. Они были под землей? Это подвал?

— Воздух! — закричал Ник. — Свежий воздух. Проверь дверь.

Крис пополз по полу, опасаясь, что в любой момент лист металла упадет ему на голову, и он станет таким же беспомощным, как и Ник. Трясущийся пол продолжал его подбрасывать, поэтому он слишком долго искал дверь.

Но когда он ее нашел, то она была открыта. Ему пришлось повозиться с петлями, чтобы они выпустили его наружу, но внезапно он оказался снаружи морозильника, в маленьком коридоре. Они были в подвале. Прямо слева от него располагался лестничный пролет.

Лестница. И как он вытащит Ника отсюда?

— Уходи, — закричал Ник. — Он должен быть близко. Не пытайся меня вытащить. Я не могу...

Треск. Посыпались еще металлические листы.

— Ник! — завопил Крис. — Ник, ты...

— Уходи, Крис. Я в порядке. — Его голос звучал слабо. — Поторопись.

И Крис поспешил.

 

 

Хантер схватил ее за руку, и они побежали.

Или он побежал. Бекка продолжала падать. Машины разворачивались и ехали в сторону главной дороги, и их чуть не размазало по парковке. Она совсем потеряла из виду грузовик отца.

Однако Каспер с легкостью продолжал бежать между ними, несмотря на трясущуюся землю.

Должно быть, Хантеру удалось вернуть пистолет. Она понятия не имела, что с ним стало.

— Куда мы бежим? — спросила она, цепляясь за его руку, чтобы удержать равновесие.

— Майкл вызывает землетрясение, — сказал он.

— Правда?

Хантер взглянул на нее.

— Это значит, что что-то случилось.

Майкла и Габриэля там, где они их оставили, уже не было, но следовать за силой, исходящей от земли, было несложно.

Эпицентр находился в пяти магазинах от Макдональдса, около заброшенного ресторана. Внешние стены из старого дерева практически обрушились в попытке устоять на месте во время землетрясения. Майкл стоял посреди треснувшей парковки, его руки были прижаты к тротуару, вливая всю силу в землю.

— Что случилось? — завопила она. — Майкл, что ты делаешь?

— Я почувствовал Криса, — сказал он, и она услышала в его голосе панику даже сквозь какофонию, вызванную землетрясением. — Они здесь. Они близко. Я просто не знаю...

Она поймала его за руку — на это потребовалось больше усилий, чем должно было.

— Майкл. Остановись.

Он оторвал руки от земли. Та громыхнула и остановилась.

Долгое время они ничего не слышали.

Потом из ресторана раздался стук. Габриэль первым добрался до запертых дверей, борясь с ржавой ручкой.

Потом Майкл, его руки оказались рядом с руками брата, врезался в дверь плечом. Бекка чувствовала поток его силы, но эти старые двери строили для того, чтобы стоять долго.

Поэтому она добавила свою силу.

А Хантер — свою.

И вместе им удалось выбить дверь.

 

Глава 41

 

На этот раз в отделение экстренной помощи оказались Крис и Ник. Бекка с ними не поехала. Слишком много людей — слишком сложно. Они уже пытались придумать хорошую историю, что-то про пьянку на спор и проникновение в ресторан и... ну, она не могла в этом участвовать.

Домой ее повез Хантер.

— Ты переживаешь из-за своего отца? — тихо спросил он, когда припарковался напротив ее дома.

Она переживала. Но не хотела говорить о нем.

— Я больше переживаю, что за мной придут копы.

— Из-за пистолета? — Хантер покачал головой. — Держу пари, из-за беспорядков от землетрясения никто даже не помнит, что произошло.

Она уставилась на входную дверь своего дома.

— Я помню, — сказала она. — Я могла застрелить своего отца.

— Нет, не могла, — возразил Хантер.

Наверное, он был прав, но она все равно повернулась, чтобы посмотреть на него.

— А ты не думал, что я могла это сделать?

Он улыбнулся, немного грустно, немного понимающе.

— Бекка, я ни разу не сомневался в твоем решении. — Затем он наклонился, и его голос прозвучал немного исказившимся. — Но твой палец не был на курке.

Он проводил ее до двери, но на этом все. Она вставила ключ в замок, а он развернулся, чтобы уйти.

— Хантер.

Он остановился, но на нее не взглянул.

— Да?

Она понимала, что не сможет больше ему доверять, но должна была знать.

— Ты и я, — сказала она. — Как много из этого было правдой?

Он повернулся.

— Время покажет.

А потом он сел в джип и уехал.

 

 

Крис растянулся на стуле в комнате Ника. За окном низко висела луна, стояла безоблачная ночь. На горизонте не было ни намека на дождь. Восемнадцать швов формировали изогнутую линию на предплечье Криса, и он задавался вопросом, как долго сможет удерживать порез подальше от воды, чтобы образовался шрам.

Ник лежал в постели на спине, борясь со сном, несмотря на болеутоляющее, которое ему дали в больнице.

Габриэль способствовал этим усилиям, сидя на конце кровати и перебивая их обоих.

— Так, Крис, — сказал он, — ты не мог сделать порез поменьше?

Глаза Ника были закрыты, но он улыбался.

— Сначала Крис попросил меня укусить его.

Габриэль бросил на него взгляд, полный отвращения.

— Ты больной ублюдок.

— Я был в отчаянии, — Крис тоже улыбался, но потом сдался. — Отчаявшиеся люди совершают безумные вещи.

Они надолго замолчали. Крис думал, не заснул ли Ник.

Крис ушел не далеко от него. Его веки тяжелели, но Габриэль никогда ему не простит, если он ляжет раньше десяти.

В тишине заговорил Габриэль, его голос звучал весомо и быстро, как если бы слова срывались с губ.

— Мне жаль, что я не мог спасти вас.

— Идиот, — веселым голосом произнес Ник. — Ты спас нас.

— Нет, — сказал Габриэль. — Еще до этого. И я спровоцировал их позвать Проводников...

— Это не твоя вина, — сказал Ник. Он открыл глаза, чтобы посмотреть на своего близнеца. — Ни капли.

— Я рад, что ты их спровоцировал, — сказал Крис, чувствуя жар в своем голосе. — Я бы сделал это снова.

— Эй. — В дверном проеме появился Майкл и наклонился внутрь. — Все это началось гораздо раньше грузовика и удобрений, понятно? Никто из нас не был зачинщиком. А кто и начал, так это наши родители, в самом начале заключив сделку.

Криса ударила в лицо внезапная тишина. Он просто таращился на Майкла, стоящего в дверях. Как и его братья.

Должно быть, это тоже удивило Майкла. Он выглядел немного смущенным. Он убрал руки с дверного косяка и отодвинулся назад.

— Не слишком поздно, ладно? Вам всем нужно немного поспать.

Габриэль быстро вздохнул, и Крис приготовился к остротам и комментариям, которые снова накалят обстановку в доме.

Но Габриэль просто кивнул.

— Хорошо.

Потом Майкл посмотрел на каждого из них и молча, стал спускаться в прихожую. Крис встретил взгляд Габриэля на другом конце комнаты и не отпускал его.

— Эй, — позвал Крис. — Майкл.

С осторожным выражением лица, как если бы он думал, что их уступка минуту назад была слишком хороша, чтобы быть правдой, Майкл вернулся к дверному проему.

— Да?

Удивленный Крис выпрямился на стуле, обнаружив, что теперь чувствует неуверенность.

— Мы просто разговариваем о всяком. Не хочешь войти?

— Да, заходи, — согласился Габриэль. Он смотрел на своего старшего брата без тени смеха или высмеивания на лице. — Присоединяйся.

 

 

В воскресенье Бекка так ничего и не слышала о своем отце.

Но позже днем ее пришел навестить Крис.

Вспомнив тот последний раз, когда он приходил, она оглядела подъездную дорожку, не найдя ничего, кроме слабого солнечного света, скользящего по асфальту. Джип стоял на месте, но был пуст.

— Без братьев? — спросила она.

Он улыбнулся, но улыбка вышла осторожной.

— Без братьев.

— Хочешь посидеть на крыльце? — спросила она. — Мама спит, поэтому... если хочешь поговорить...

— Конечно.

Поэтому они сели на качели у крыльца, едва раскачиваясь.

— Как Ник? — спросила она. — Уверена, он переживает из-за гипса.

Крис пожал плечами, будто был доволен, что она затронула безопасную тему.

— По сути, гипса нет. Ему просто нужно носить застежку-липучку. Да и то, наверное, только на неделю.

— Я думала, ты сказал, что у него сложный перелом!

Он усмехнулся.

— Да, но, воздух повсюду, Бекка. Теперь он вылечится довольно быстро, когда мы уже не в том помещении. — Потом он перестал улыбаться. — Как ты?

Она повернулась, чтобы пожать плечами.

— Я ничего не слышала об отце, если ты об этом спрашиваешь.

— Не об этом. — Он наклонился ближе, его голос был тихим и настойчивым. — Ты, Бекка. Как ты?

Она сдвинулась на скамейке и посмотрела на двор.

— Запуталась.

— Да?

Крис протянул руку и убрал с ее лица прядь волос, заправив ее за ухо.

Его прикосновение было нежным, но возбуждающим, и у нее перехватило дыхание. Но он сделал только это прежде, чем опустить руку на сидение. Может, это движение было случайным. Его значение она не должна была читать, как делала это с Хантером.

— Не знаю, почему мой отец скрывал это от меня, — сказала она.

— Судя по тому, что сказал мне Хантер, у него были на то свои причины.

Она выпрямилась.

— Ты разговаривал с Хантером?

Он кивнул.

— Кто-нибудь нанес удар?

Он приподнял одну бровь.

— Не так, как ты думаешь. Но Габриэль спрашивал его о тех приемах самообороны.

— Так что, вы теперь друзья?

— Ненадолго. — Он покачал головой. — Майкл говорит, что Хантер — одиночка. Думаю, со сверстниками он чувствует себя хуже.

— Знаешь, Хантер приставил к его голове пистолет. Он пришел туда, чтобы его убить.

Крис пожал плечами.

— Полагаю, парней связывают странные вещи. — Он снова наклонился и вздохнул. — Господи, Бекка, я никак не могу завести разговор о тебе. Я не имел в виду всю эту ерунду о Стихиях. Ты в порядке?

Она смотрела в его голубые глаза, теперь расширенные от эмоций.

А потом поняла, что он говорил о том, что произошло на вечере выпускников.

— Да, — ответила она, и ей не понравилось, что ее голос прозвучал грубо. — Я не собиралась ничего говорить. Это... ты их остановил. — Ее плечи, опиравшиеся на деревянные качели, были напряжены. — Я не думала, что это приведет к чему-то хорошему. Я представляла себе, что каждый снова заговорит со мной об этом, и я просто... мне не хотелось проходить через это. — Она коротко рассмеялась и удивилась, когда по ее щеке скатилась слеза и упала на палец.

— Бекка, — прошептал Крис. — Ты не можешь...

— Нет, я передумала. — Сквозь ресницы она посмотрела на него. — Теперь я это сделаю. Я продолжала гадать, какую пользу мне принесет то, что я донесу на них, что расскажу людям о том, что они сделали. Зачем снова это переживать? Но потом я подумала о твоих родителях, о Тайлере и Сете и об остальных придурках. Я думала обо всех сделках, секретах и лжи, которые люди произносили во имя защиты.

Он смотрел на нее, и ей пришлось сделать вдох.

— Что, если твои родители с самого начала смело встретили родственников Тайлера и Сета и сказали им: «Зовите Проводников, наши дети не сделали ничего плохого. А вы можете сказать то же самое?»

Он слегка вздрогнул, и она тут же пожалела о своих словах.

Но потом он кивнул.

— Ты права. — Он помолчал, и его голос стал хриплым. — Надеюсь, что так оно и было.

Она посмотрела на него, вспомнив ту силу эмоций Габриэля в лесу. Тогда ей хотелось обнять его, но она не была уверена, как он это воспримет.

Теперь же она обвила руками шею Криса, прижавшись лицом к его плечу.

— Крис. Мне жаль.

Он обнял ее, его руки обхватили ее спину. Она чувствовала его дыхание на своих волосах, быстрое на мгновение, а потом успокоившееся.

Теперь они тихонько раскачивались, и ей было хорошо. Она не отпускала его.

Крис снова убрал волосы с ее лица, легко, осторожно, его пальцы дотронулись до ее скулы.

— Ты снова увела разговор от себя.

— Мне не хочется разговаривать о тех парнях. Я достаточно времени потратила на них и еще потрачу завтра, рассказывая о них.

Он кивнул, и она расслабилась на его плече.

Потом она подняла голову, обнаружив его лицо близко к себе, его глаза были темными и полными решимости.

— Что? — спросил он.

— Ты все еще пойдешь со мной?

— Да. — Он прижал ладонь к ее щеке. — Обещаю.

— Спасибо, Крис. — Она помолчала. — Ты отличный друг.

Какое-то время они почти качались, и она наслаждалась поздним сентябрьским ветерком, щекочущим ее щеки.

Потом Крис ее немного отодвинул.

— А что насчет тебя и Хантера?

Она вздохнула.

— Не знаю. Он лгал мне о слишком многом, он даже не говорит, что было правдой...

— Так вы больше не встречаетесь?

— Нет. — Она снова подняла голову, услышав в своем голосе отвращение. — Я даже не знаю, встречались ли мы. То есть, он...

Но она не успела закончить предложение.

Потому что Крис взял ее лицо в ладони и накрыл рот своими губами.

 

Конец первой книги




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.