Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 12 страница



А потом остановилась и крикнула через плечо:

— Я лишь думаю, что переживать тебе стоит о Мерриках.

 

Прежде, чем уйти из магазина, Бекка попыталась привести свои чувства в порядок, потому что они сводили ее с ума. Она боялась этих таинственных Проводников, но злилась на Криса за то, что тот накормил ее байками. Она ненавидела Тайлера и Сета, но если они просто защищались, то можно ли было считать их настоящими хулиганами?

Это напомнило ей о вопросе Квин по поводу той ночи, когда она спасла Криса. Тому ли парню она помогла? Или просто последовала природному инстинкту помогать жертве?

Когда электронные двери открылись, она шагнула навстречу слепящему солнечному свету. Ей хотелось позвонить Квин, рассказать ей все.

Но Квин любила так все усложнять, что Бекка, скорее всего, поедет прямиком к Меррикам, и вот тогда покатятся головы.

Гнев сейчас нам не помощник.

Это было предупреждение? Или угроза?

Нельзя сказать, что между этим была существенная разница.

— Бекка.

Ее имя поразило ее словно выстрел. Она чуть не споткнулась.

На длинной железной скамейке перед магазином сидел Хантер. На нем были зеленая кофта с длинным рукавом и с рисунком в виде шипов, окружающих сердце и спускающихся вниз по руке, потертые джинсы и ботинки Доктор Мартенс. На бетоне перед ним лежал Каспер, опустив уши и высунув язык.

Хантер хорошо выглядел. Нормально. Безопасно.

— Привет, — сказала Бекка.

— Извини, что напугал тебя. Просто хотел убедиться, что ты в порядке.

Ей потребовалась секунда, чтобы сообразить, что он все еще говорил о вечеринке. У нее было ощущение, что это произошло месяц назад.

Хантер встал, выглядя немного неуверенно.

— Не хочу, чтобы ты подумала, будто я преследую тебя, но ты сказала, что у тебя сломался телефон. Я вчера заходил в магазин, и менеджер сказал, что сегодня ты заканчиваешь в четыре.

— Ох. — Она кивнула. Возьми себя в руки, гений. — Ага.

Между ними повисла неловкая пауза.

— Постой. Какой же я болван. — Выражение его лица изменилось, и он отступил назад, глядя в сторону. — Когда ты сказала, что он сломался, то просто...

— Нет! Так и есть. Мой телефон. Сломался, — теперь ее голос звучал как у обкуренного Йоды. — То есть, был сломан. Теперь у меня появился новый. Вчера.

Он все еще смотрел неуверенно.

— Хорошо. — Он помолчал. — Ладно, тогда увидимся в школе.

— Постой! — Она ринулась вперед и положила ему на руку ладонь. — Ты пришел, чтобы просто узнать, как я?

Хантер опустил взгляд на ее руку, и на его лице появилось подобие улыбки.

— Мне казалось, что это правильно.

Он пришел, чтобы просто узнать, как она. Не отпускать грязные комментарии по поводу ее сексуального мастерства, как это делали Томми Данливи или Дрю Маккей. Не угрожать ее жизни, как Тайлер и Сет.

Не вводить в заблуждение, как Крис.

Солнечный свет упал на белую прядь в его волосах, и она засияла серебром. Его глаза были такими яркими, открытыми, без тени коварства или обмана.

— Ты все еще носишь камни, — мягко сказал он.

Бекка отдернула руку, чувствуя неловкость. Она снимала их только перед душем. Она заправила прядь волос за ухо и почувствовала, как румянец залил ее щеки.

— Ага... ну... я не хотела их потерять...

Неубедительно.

— Я рад.

А теперь она проигрывала в памяти ощущение его пальцев на ее запястье в ту ночь, когда он надел их на него. Ей пришлось отвести взгляд от его глаз, рассматривая теперь рисунок шипов на его груди и плече.

Ошибка. Кофта была тонкой и мало что оставляла для воображения. Ей стало интересно, занимался ли Хантер каким-то видом спорта.

Она резко отвела глаза.

— Извини... ты, наверно, хочешь получить их назад...

— Пока нет. — Теперь его голос был довольным.

Ох. Она снова посмотрела на него, прекрасно осознавая его близость, то, как солнце касалось его скул, и тепло его тела.

С тротуара поднялся Каспер и стал обнюхивать ее руки. Она рассеянно погладила его, почесывая за ушами. Он прижался к ее ногам, и она задумалась о том, знала ли собака, что ей нужно отвлечься.

Хантер перестал улыбаться, и Бекка почувствовала, что он изучает ее лицо.

— Ты голодна?

Она закивала головой еще до того, как сработал мозг.

— То есть, нет.

Она посмотрела вниз на свои старые джинсы, именно те, которые были порваны на колене. Футболка с выпуска в восьмом классе, на спине у которой красовались подписи всего класса и небольшая дырка у края от чересчур агрессивного эрдельтерьера. Только Богу известно, как выглядели ее волосы.

— Я грязная.

— Тогда нам придется отправиться туда, где грязь не имеет значения. Пошли.

А потом он взял ее за руку.

Бекка никогда не ездила в джипе с открытым верхом, но ей понравилось ощущение ветра, раздувающего волосы, и солнца на лице. Хантер подъехал к кассе КФС[21], оборудованной для покупки из автомобиля, где купил ведерко курицы и картошки фри, а затем продолжал ехать, пока вслепую бросал картошку Касперу, сидящему позади.

Бекка смеялась над тем, как собака хватала ее налету.

— Тебя не волнует, что одна может улететь в сторону?

— Я предпочитаю думать, что у Каспера есть хоть какое-то чувство самосохранения.

— Куда ты меня везешь?

Он взглянул на нее и понизил голос:

— Туда, где грязь не имеет значения.

Она, краснея, опустила взгляд на коробку, будто было сложно найти еще один кусочек картошки, чтобы бросить его назад.

— Я просто подумал, что мы могли бы поехать в Тихие Воды, — сказал он. — Слышал, что там неплохо.

Тихие Воды — красивый парк, возможно, один из лучших в округе. Она любила сады, то, что в них было множество беседок, где можно часами прятаться с книгой.

Или с парнем.

Ее туда привозил Дрю. Однажды.

Должно быть, она молчала слишком долго. Хантер посмотрел на нее.

— Неубедительно?

Она уловила улыбку в его голосе... и слегка самоуничижительный тон за ней. Напряжение в плечах немного спало, но она все еще чувствовала себя застигнутой врасплох и неуверенно. В такие моменты ей хотелось убить Дрю.

— Нет, нет... это красивое место.

— Отлично. — Он сделал паузу, и она стала гадать, собирается ли он надавить на ее больное место, как это делал Крис. Но в голосе Хантера не было любопытства, только вызов. — Ну, так что, едем или нет, Бекка?

Она выпрямилась на сидении и улыбнулась ему.

— Едем.

Глава 21

 

В задней части своего джипа Хантер разложил старое одеяло. Они сидели у подножия холма с восточной стороны парка и ели кусочки курицы из ведерка. Игровую площадку им не было видно, и до Бекки изредка доносился визг перевозбужденных детей, но, в основном, над травой висело мирное спокойствие. Она забыла об убийцах и стихиях, и расслабилась в успокаивающем присутствии Хантера.

Также он был хорошим собеседником, рассказывал о каких-то глупых вещах, чтобы развлечь ее. Как он переехал в дом, который находился в двух часах езды от предыдущего, но все еще был слишком далеко, чтобы можно было навещать друзей. Он рассказывал о друзьях, которых оставил, они каждый вечер писали ему в Фейсбуке, прося скинуть фотографии девчонок. Он высмеивал фильмы, которые ненавидел, где актеры были идиотами. Он рассказывал о книгах, которые прочитал и которые сделал вид, что прочитал, просто чтобы сдать экзамен. Таких было много.

— Даже «Гордость и предубеждение»? — спросила она.

— Я тебя умоляю. — Он одарил ее кривой улыбкой. — Википедия.

Он снял кожицу со своего кусочка курицы и скормил ее Касперу.

— И ты не чувствуешь себя обманщиком?

— Мне больше нравится думать об этом, как о вызове самому себе.

Его слова заставили ее улыбнуться.

— Ты до сих пор так сдаешь?

— Конечно. — Он бросил Касперу еще один кусочек жареного мяса. — Если бы я провалил экзамен, потому что не прочитал книгу, мой отец убил бы меня.

Его слова были подобны камню, брошенному в водоем: одно мгновение он летит, а потом быстро тонет. Хантер перестал улыбаться, как будто осознав то, что сказал.

Бекке хотелось протянуть руку и дотронуться до него, но потом она задумалась, будет ли это уместно. Момент казался сомнительным, будто одно неверное движение в любом направлении могло нарушить баланс. Теперь не глядя на девушку, он бросил еще один кусок собаке.

— Значит, он был строгим? — тихо спросила она. — Твой отец?

Он поднял глаза, и она увидела заключенные в них эмоции.

— Нет. Не очень.

— Должно быть, вы были очень близки.

Он пожал плечами.

Она ждала, но он не стал продолжать.

— Значит... ты и он...

— Мы можем поговорить о чем-нибудь другом?

Она покраснела.

— Конечно.

Бекка занялась чисткой тарелок, хотя этого едва хватило, чтобы оправдать эти усилия.

— Эй.

Хантер поймал ее за запястье и остановил движения.

Она затаила дыхание.

— Спасибо, — сказал он мягко. — Я... не могу. Просто...

Его голос замер, и она рискнула поднять глаза. Выражение его лица было застывшим, дыхание быстрым и неглубоким.

— Я не могу, — в конце концов, сказал он.

Она кивнула, а потом прикусила губу.

— Мне жаль, Хантер, — прошептала она.

— Не надо. — Он одарил ее легкой улыбкой, но та выглядела так, будто могла бы в любой момент исчезнуть. — Просто... поговорим о чем-нибудь другом.

Она изо всех сил старалась придумать, что сказать, чтобы это окончательно не выбило его из колеи.

— Ну... Вчера я ходила с Квин по магазинам и думаю, что она могла бы одеть купальник на встречу выпускников, и он бы прикрывал ее больше, чем платье, которое она купила.

Его улыбка стала слегка шире, но достаточно.

— Квин любит внимание.

Он был уверен, что быстро раскусил ее подругу.

— Да. — Она отвела взгляд и легко рассмеялась. — А кто его не любит?

— Ты.

Бекка снова повернулась. Он действительно быстро ее раскусил.

Он откинулся на одеяло и потрепал шерсть Каспера.

— Когда встреча?

— Через две недели.

Почему она подняла тему танцев? Теперь он думает, что она напрашивается на приглашение. Она продолжила говорить, надеясь, что сможет повернуть разговор в другое русло.

— Обычно она устраивается в субботу, но в этом году из-за бюджета пройдет в пятницу. Для ди-джея дешевле или вроде того. В ночь на четверг будет игра. Многие будут пьяны.

— Ты пойдешь?

— На игру? — Она пожала плечами, как будто это не имело значения. — Наверно, нет. Мне, возможно, нужно будет работать.

— Нет. — Он улыбнулся, а глаза его засверкали. — Ты пойдешь на танцы?

Она потерла шею, хорошо почувствовав свой пульс и тяжесть его взгляда. Она снова пожала плечами и нарвала клевера, чтобы начать цепочку.

— Не знаю. Зависит от того, заставит ли Квин «Рейфа» пригласить ее.

— Ты же не пойдешь с тем парнем, Крисом?

— Нет! Крис и я — мы просто... — она замолчала. Они были просто кем? Друзьями? Были ли они хотя бы ими?

— Мы не пойдем, — сказала она. — Мы даже не... Я имею в виду, что до прошлой недели мы никогда толком и не разговаривали с Крисом.

Теперь Хантер наблюдал за ней.

— Тогда как ты влезла в его неприятности?

Боже, если бы она знала. Если бы она могла вернуться в ночь на среду, в ночь, когда Тайлер и Сет надирали ему задницу, она бы…

Она бы сделала то же самое. Даже зная то, что знала сейчас.

— Квин сказала, что ты спасла ему жизнь, — произнес Хантер.

Квин говорила это? Она не могла вспомнить.

— Однажды вечером я поздно уходила со школы. Те парни, Тайлер и Сет, которые были с пистолетом? — Когда он кивнул, она продолжила: — Они избивали Криса на стоянке. Вокруг никого не было, а у меня сел телефон

— Они погнались за тобой?

— Нет. — Она помедлила. — Я прогнала их.

— Как? — его голос звучал ровно.

— Сначала своей машиной. Я вроде как... хм, наехала на них. — Она, должно быть, покраснела. У нее горело лицо. — Но потом они вернулись, и один из них схватил меня, поэтому я использовала некоторые приемы самообороны, и они убежали.

Теперь он улыбался.

— Некоторые «приемы самообороны»?

— Не передразнивай меня! Это правда.

— Ладно. — Он успокоился. — Тогда покажи мне.

Как будто ей нужно было выставить себя еще большей дурой.

— Нет. Это глупо.

— Глупо? Ты прогнала двух бугаев. Я бы хотел увидеть эти «приемы самообороны». Может, я мог бы пользоваться твоей техникой.

— Я просто ходила на занятия, которые проводились в школе, — сказала она. — Они еще не улеглись у меня в голове. Я не смогла бы их повторить.

Он поднял бровь.

Тьфу. Она сложила пальцы так, как говорил ей Пол, и сделала вялый удар.

Хантер поймал ее запястье.

— Вставай. Покажи мне. По-настоящему.

Его глаза снова выражали тот же вызов, что и в машине. Она опустила ноги и слезла с одеяла, чувствуя на своем лице солнце. Когда Хантер присоединился к ней, Каспер переместился вперед, чтобы порыться в оставленной коробке с картофельными дольками.

— Я не хочу сделать тебе больно, — сказала она.

Хантер усмехнулся.

— Теперь это смешно.

О, так он хотел нарваться на неприятности? Она даже не предупредила его, лишь сжала пальцы и ударила.

Он поймал ее руку. Он оказался быстрее, чем она ожидала. Сильнее.

На секунду у нее сбилось дыхание.

— Не так, — сказал он. Он осторожно разжал ее пальцы и сжал их по-другому, оставив большой палец более выступающим. — Вот так. Сделай еще раз.

Вот блин.

— Ты в этом разбираешься?

— О, да. Я эксперт по «приемам самообороны». — Его тон звучал насмешливо, но не казалось, что он шутит.

— Правда?

— Не-а. — Он пожал плечами. — Знаю немного. Ты остановилась.

Она ударила. Он поймал. Его ладонь, удерживающая костяшки ее пальцев, была теплой.

— Попробуй снова, — сказал он.

Она вспомнила, как в тот первый день он в воздухе поймал скрепку для бумаги.

— Я никогда не буду быстрее тебя.

— Дело не в том, чтобы быть быстрее меня. А в том, что ты делаешь. — Он шагнул ближе к ней, пока не осталось места для того, чтобы ударить его. — Попробуй снова.

Она попятилась назад и замахнулась, но он поймал ее за запястье и сделал еще один шаг.

— Попробуй снова.

Она еще раз сделала шаг назад. Он последовал за ней.

А затем, на мгновение, она ощутила вспышку страха. Она даже не подумала. Ее рука подалась вперед, целясь ему в глаза.

Слава Богу, он был быстр. Она чуть не попала. Но он нырнул в сторону, и ее удар пришелся ему в предплечье.

А потом он расплылся в улыбке.

— Эй. Хорошо.

Она покраснела, но, несмотря на это, была довольна собой.

— Что еще у тебя есть? — спросил он.

У Бекки возникло сильное чувство, что ей нужно остановиться, пока она не зашла дальше. Она едва помнила и половину приемов, которые Пол показывал им на занятии. Но близость Хантера заставляла ее слегка задыхаться, ощущать легкую эйфорию. Ее сердце по-прежнему колотилось так, будто они бежали.

Она откинула волосы с лица и посмотрела на него.

— А что есть у тебя?

Его глаза расширились, но только на мгновение. Затем в них появилась решимость. Он выглядел жестоким и нежным, если такое сочетание было вообще возможно. Он придвинулся, пока не оказался настолько близко, что можно было бы поделиться секретами, станцевать. Поцеловаться.

— Задуши меня, — сказал он.

Она дернулась назад. Боже, она пялилась на его губы.

Чтобы привести свои нервы в порядок, она закашлялась.

— Прости... Что?

Он улыбнулся, на мгновение не шутя, затем протянул руку, чтобы взять ее ладони и положить их себе на шею.

Через расстояние между ними ощущалось тепло его тела. Она чувствовала запах порошка, который использовала его мама — что-то свежее и мягкое, как детская присыпка и лаванда. Держа руки на его коже, она почувствовала пробивающуюся под подбородком щетину, изгибы мышц на шее под своими пальцами.

Это положение напомнило ей о тех дурацких танцах в средней школе, когда девочки цеплялись руками за шею парней и покачивались в такт музыки.

— Что теперь? — почти прохрипела она.

Дыши.

— Я ударю своими руками, — продемонстрировал он, — по твоим запястьям, чтобы твои руки отскочили. Не отпускай.

Бекка кивнула, глядя на него и думая, что его глаза были точно такого же цвета, как трава под ногами.

И теперь они горели с вызовом.

— Не. Отпускай.

Она крепче сжала их, но он протиснул ладони в щель между ее запястьями и спокойно ухватил ее за руки.

Эй! Она прищурила глаза.

— Сделай еще раз.

Он сделал так еще раз. И в третий раз.

Она почувствовала тепло, ее дыхание снова участилось.

— Здесь не используется обратное действие, — сказал он. — Я просто использую твою силу же против тебя. Хочешь попробовать?

Она кивнула прежде, чем успела подумать о том, что его руки окажутся на ее шее, сильные и безопасные. Его большие пальцы будут касаться ее подбородка, очень напоминая то, как парень бы притягивал ее к себе для поцелуя.

Такое прикосновение было забавным. Как одно движение могло задушить тебя и убить, а другое было ничем иным, как лаской и приглашением. Как секс и изнасилование отличались друг от друга.

— О чем ты думаешь? — Он остановился, его ладони расслабились и почти лежали на ее плечах вместо шеи. Она не могла понять выражение его лица, но не очень-то и хотела пытаться.

Бекка покачала головой и посмотрела прямо на него.

— Ни о чем. Сделай это. Я хочу попробовать.

Он так и сделал. Она разорвала его захват с первой попытки.

Она улыбнулась, довольная собой. Это было в тысячу раз лучше, чем занятия с Полом.

— Я сделала это.

Он улыбнулся в ответ, но глаза его оставались серьезными.

— На этот раз не отпускай. Освободившись, держись за меня.

— Зачем?

— Держи меня близко, чтобы можно было ударить. Ты можешь пнуть меня коленом в живот. — Теперь он улыбнулся с намеком. — Или ниже.

Они практиковали разбивание удушающей хватки, пока она его не освоила. Потом он показал ей, как пригвоздить предплечья атакующего к своей груди, как контролировать его действия так, чтобы она сама могла быть атакующей. Он показал ей силу собственных суставов, как локоть или колено в правильном месте могли нанести гораздо больше урона, чем она могла себе представить.

У нее в волосах собирался пот. Сначала она думала, что Хантеру все дается легко, но потом увидела у него на лбу блеск пота, когда они стали двигаться быстрее. Это не имело ничего общего с занятиями по самообороне — она чувствовала остроту, жестокость, которых никогда не ожидала.

Впервые за долгое время она почувствовала себя сильной.

На холм к ним темнота подкралась незаметно, скрыв черты лица Хантера тенями. Она больше не слышала детей на игровой площадке. Каспер уже давно уснул на одеяле.

— Уже поздно, — произнес Хантер.

— Что, сбегаешь, чтобы не показывать мне больше приемов?

Он скорчил гримасу и наклонился, чтобы встряхнуть одеяло.

— Я могу показать тебе, как идти обратно в зоомагазин. Здесь в парках запирают входы?

Бекка собрала мусор.

— Думаю, что все будет хорошо. Еще не совсем стемнело. Обычно кто-то ездит вокруг и предупреждает людей.

Она оказалась права. Ворота были еще открыты, но охранник бросил на них строгий взгляд и высказал предупреждение:

— Закат значит закат, детки.

— Это ее вина, — сказал Хантер, указывая на пассажирское сидение. — Она держала меня в удушающем захвате.

Бекка рассмеялась, когда он отъезжал. Ей нравилось ощущение ветра в волосах, внезапной прохлады в воздухе, которая холодила ее щеки. Нравилась легкость компании.

Вот так все и должно быть.

Она повернула голову, чтобы взглянуть на Хантера.

— Спасибо.

Он отвел взгляд от дороги на довольно долгое время, чтобы встретиться с ней взглядом.

— Всегда пожалуйста.

— Ты знаешь гораздо больше, чем просто «немного», — сказала она. — У тебя, что... черный пояс по карате или...

Он фыркнул, и это прозвучало так, будто он пытался на засмеяться.

— Нет.

— Тогда откуда ты знаешь все эти приемы?

Мгновение он помолчал. В открытой кабине его джипа свистел ветер.

— Раньше люди доставали меня, — в конце концов, сказал он. — Когда я был моложе, мне сильно доставалось. Мой отец... он говорил мне, что у меня есть два варианта: я мог научиться защищать себя или мог получать и дальше.

Сурово, подумала она.

Должно быть, Хантер заметил выражение ее лица.

— Нет, отец был прав. — Он помедлил. — Он научил меня.

Бекка затаила дыхание, не зная, что сказать. Его слова больше не звучали надломленно, как пару часов назад. Может, физические упражнения что-то ослабили и в нем.

— Это боевое искусство? — спросила она.

— Не совсем. — Он взглянул на нее. — Это называется Крав-мага[22]. Слышала о таком?

Она покачала головой и прошептала название. Крав-мага. Звучало экзотически, жестоко и смертельно.

— Используется для самообороны, — сказал Хантер. — С целью вывести противника из строя, а не убежать.

— Мне нравится.

Он посмотрел на нее.

— Мне тоже.

Зоомагазин находился не очень далеко. Он притормозил рядом с ее машиной прежде, чем она была готова выйти из его джипа.

Хантер не выключил двигатель, но отстегнул ремень безопасности, чтобы повернуться к ней лицом. Он убрал несколько прядей волос с ее щеки и заправил их ей за ухо.

— Спасибо, что поехала со мной.

Она вспыхнула и опустила взгляд, желая, чтобы время замедлилось, и она могла запомнить движение его пальцев по своей скуле. В поле они несколько часов отрабатывали захваты, но это крошечное движение его руки по ее лицу казалось самой интимной вещью, которую она когда-либо ощущала.

От этой мысли она похолодела.

Поцелует ли он ее сейчас? Изменит ли это что-нибудь, превратит ли... ухаживание в преследование? Она всегда ненавидела, когда парни измеряли свои задачи с девушкой, как базы в бейсболе. Первая база, вторая база, а когда выполняешь хоумран[23], то возвращаешься в дагаут [24]и ждешь своего следующего шанса. Ей нравилось, когда не было никакой игры, когда мяч был не в игре.

— Я задержал тебя надолго, — пробормотал он, и ей показалось, что он придвинулся ближе. Его дыхание коснулось ее виска.

Ее губы приоткрылись. Ей хотелось узнать, какие у него губы, какие они на вкус.

Она гадала, позволит ли этому зайти так далеко. У нее снова вспотели ладони.

Держи меня близко, чтобы можно было ударить.

Хантер снова убрал ее волосы назад. Она потянулась за его прикосновением.

— У тебя есть ключи? — спросил он.

Ключи? Она кивнула.

Его большой палец провел дорожку по ее скуле, но сам он не придвинулся ближе. Его голос был глубоким, теплым и нежным.

— Уже поздно.

Она снова кивнула, чувствуя свое сердцебиение, свое дыхание. Она не шевелилась, удерживая свое лицо в его ладони. Он тоже не двигался.

А потом до нее дошло.

У тебя есть ключи? Уже поздно.

Она отодвинулась, не в силах теперь смотреть на него. Она сунула руку в сумочку, моля, чтобы ее непослушные пальцы нашли ключи.

— Спасибо за ужин, Хантер.

— Эй. Спокойнее. — Он поймал ее за запястье и потянул обратно. В этот момент его пальцы нашли ее подбородок, приподняв ее лицо так, чтобы она могла посмотреть ему в глаза. — Посмотри на меня.

Что это будет? Он попытается облегчить угрызения своей совести?

— Бекка, — произнес он. Ей нравилось, как звучало ее имя в его устах — и ненавидела себя за это.

Его глаза были широко распахнуты. Она смотрела прямо на него и заставила свой голос звучать ровно и спокойно.

— Что?

Он придвинулся еще ближе, пока дыхание не смешалось на их губах.

— Ты заслуживаешь лучшего, чем первый поцелуй на пустынной стоянке.

Она не могла дышать. Она все равно его чуть не поцеловала.

Но потом он отодвинулся, убедившись, что она нашла ключи, дождавшись, что ее автомобиль завелся, и она безопасно выехала со стоянки.

Она не знала, как ехала. Может, машина приводилась в движение сама, подпитываемая ее эйфорией. Вот как это могло быть: никаких игр, лишь простое благородство и доброта. Нежная сила — путь, по которому мужчина должен пройти к женщине.

Но уже дома ее застало головокружение. Она не забыла Криса и его братьев, но их проблемы на какое-то время ушли куда-то глубоко в ее сознании.

Вышли же они на первый план, когда она въехала на подъездную дорожку.

На двери, в свете горящих фар, красовалась сияющая, совершенно новая пентаграмма.

 

Глава 22

 

В конце класса, ссутулившись, сидел Крис и рисовал какие-то узоры на полях своего блокнота.

Он и забыл, что Бекка должна быть его партнером по истории.

Наверно, ему нужно было прогулять, у него все еще было время до звонка. Он видел ее на уроке английской литературы, как она сидела в другом конце класса и избегала его взгляда. Плечи сгорблены, а тело сознательно повернуто от него.

Отлично.

От этой мысли он вздрогнул. Она выглядела беззащитной, двигаясь так, будто кто-то целился из винтовки в центр ее спины. И все это — по его вине. От этого у него появилось желание взять ее за руку, отвести в угол и утешить. Но лучше держать дистанцию. Так она будет в большей безопасности. Последнее, что ей было нужно, чтобы ее увидели шепчущейся с ним.

Но, возможно, он смог бы поговорить с ней сейчас. Она будет близко, и в течение часа никуда не сможет деться. Он вспомнил, как от нее пахло в пятницу, миндалем и ванилью, то ли от лосьона для тела, то ли от шампуня.

Да уж, судя по второй мысли, ему определенно нужно было прогулять.

Но тут в дверях класса появилась она, темные волосы переброшены через одно плечо. Ее движения были все еще сдержанными и контролируемыми, но некоторое напряжение спало.

И за ней шел этот Хантер.

Нет, постойте-ка. С ней.

Да без разницы. Крис опустил голову и вздохнул, рисуя по клеткам на бумаге куб. Он только начал рисовать пирамиду, когда почувствовал чей-то взгляд.

Он поднял голову. В его направлении шла Бекка, сжав челюсти и смотря куда угодно, только не на него. Крис переместил взгляд. На него мрачными глазами смотрел Хантер.

Крис мог прочитать этот взгляд, как книгу. В позе парня читался прямо целый монолог.

Не лезь к ней. Не разговаривай с ней. Даже не дыши в ее сторону. Понял?

Крис показал ему средний палец.

— Как по-взрослому. — Рядом с ним на стул опустилась Бекка и бросила на пол рюкзак.

За этим движением скрывалось принуждение, которое заставило его замереть.

— Ты в порядке?

— У меня все отлично.

Она вытащила из рюкзака блокнот, потом ручку. От этой агрессии ее щеки покрылись розовыми пятнами.

— Перестань на меня пялиться, — сказала она, не поворачивая головы.

Он резко отвел взгляд. Настал его черед покраснеть.

В кабинет влетел Бимис.

— Добрый день, класс. Спасибо за терпение. Сегодня мы сравним Версальский мирный договор с Парижским, чтобы выяснить, каким образом они увековечили падение двух величайших европейских держав...

Крис почувствовал, что его внимание ускользает. Он не мог сосредоточиться, потому что рядом сидела Бекка.

Слева от него на Бекку бросал взгляды с усмешкой Томми Данливи. Между его пальцами был зажат клочок бумаги. Он украдкой взглянул на Бимиса, очевидно ожидая своего шанса.

Крис значительно посмотрел на него. Только попробуй, урод.

Томми взглянул на него в ответ, но передумал и скомкал записку, когда Крис не отвел взгляда.

Как типично.

По его костяшкам пальцев постучала ручка, и Крис повернул голову. Бекка смотрела прямо на доску, но ручкой постукивала по блокноту.

Он опустил взгляд.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.