Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 4 страница



Перед ним все еще лежали груша, два куска пиццы, стакан яблочного сока, пластиковая миска с макаронами и сыром. Он пожал плечами.

— Я обойдусь.

Квин взяла одну картошку, почти нерешительно.

— А если серьезно. Что ты здесь делаешь?

— Я пришел извиниться за своего придурка-брата. — Он еще раз откусил от яблока, его глаза были направлены на Бекку. — И поблагодарить Бекки за прошлую ночь.

Бекка, — поправила она.

Он улыбнулся.

— Я знаю.

Ох.

Ох!

Бекка предательски покраснела, ненавидя себя за это.

Потом она поняла, что Квин уставилась на нее с выражением потрясения и ужаса на лице.

Вот дерьмо.

— Квин, погоди, это не то, что ты подумала...

— Не беспокойся. Я все поняла.

Квин встала, закидывая рюкзак себе на плечо.

— Подожди! Квин!

Но ее подруга уже проталкивалась мимо учеников, пробираясь к выходу.

Бекка вздохнула.

— Отлично.

— Мы не будем плакать об этом, — сказал один из физиков.

— Заткнись, — отрезала она.

Крис откусил еще один кусочек яблока и положил его на поднос. «Теперь она казалась милой» — подумал он.

Бекка с раздражением взглянула на него. Была ли двусмысленной его фраза о прошлой ночи? Боже, на целых десять секунд у нее закралась мысль, что он сядет, и будем милым парнем.

— Итак, за которого из них? — спросила она.

Он нахмурился.

— Что?

— Какого брата? Мне слегка трудновато разделить вас по шкале придурков.

— Ох. — Он испуганно посмотрел на нее. — Э-э, Майкл. Хотя, полагаю, они все.

Майкл был старшим братом. Она должна была это заметить.

— Отлично. Извинения приняты. Всегда пожалуйста.

Она начала собираться.

— Ты сердишься на меня? Эй, подожди минутку!

Она остановилась.

— Послушай, я не хотел ссориться с твоей подругой. — На мгновение Крис отвел взгляд. — Я хотел спросить, что ты делаешь после школы? У Габриэля футбольный матч, не хочешь прийти посмотреть...

— Ты шутишь? — она едва могла расслышать его сквозь стук своего сердца, отдающегося в ушах. Габриэль должно быть, понял, кто она и рассказал Крису. Если он уже не знал об этом.

— Э-э... нет. — Он почесал голову, убирая волосы с глаз. — На самом деле, я вполне серьезно...

— Послушай, Крис. — Она снова опустилась на скамью и ухватилась за край стола. — Я не собираюсь спать с тобой, — яростно прошептала она, чувствуя, что начинает краснеть. — Я не собираюсь обжиматься с тобой под трибунами. Я не дрочу в мужском туалете, или...

— Ух ты. Ты предпочитаешь наперед выяснять такие вещи, а?

— Во что бы ты ни играл, но кто-то другой уже попытался сделать это, понятно? — сказала она. — Как же я хочу, чтобы вы все просто перестали приставать ко мне и оставили меня в покое!

На мгновение за столом воцарилась мертвая тишина.

Потом он встал.

— Конечно. — Он помолчал. — Можешь съесть ланч.

Она не смотрела на него.

Он закинул рюкзак на плечо, затем бросил на стол перед ней какой-то клочок бумаги.

— До скорого, Бекка.

Когда он ушел, она подняла голову. На подносе лежал конверт, его уголок застрял в сыре на куске пиццы.

Она подняла его и открыла. Три бумажки по двадцать долларов.

«Ты, наверно, думаешь, что теперь я обязан тебе жизнью.

Нет. Только шестьдесят баксов».

Бекка уставилась на деньги, чувствуя их шероховатость под своими пальцами. Она понятия не имела, что все это значило.

Физики встали, забирая с собой блокноты.

— По крайней мере, он не оставил его на комоде, — сказал один из них.

Бекка вздрогнула, но они уже растворились в толпе студентов. Как символично. Она привыкла к таким шуточкам.

Она потянулась за своей бутылкой воды, а потом ахнула и выронила ее из рук.

Вода замерзла. Она слышала, как кусочки льда хрустят в пластиковой бутылке. Холодные кристаллы прилипали к ее пальцам прежде, чем растаять.

Она уставилась на бутылку, теперь тающую на столе, под ней собирались капли воды.

Затем она вытерла руку о джинсы и развернулась, чтобы затеряться в толпе.

 

Глава 7

 

Работа выматывала. Но, по крайней мере, сегодня она приступила к работе на этаже. Для этого тебе должно быть восемнадцать лет, но когда люди не вышли на работу по болезни, Бекку освободили от чистки питомников и выскабливания ванночек для животных. Вместо этого она надела служебный халат и бейджик.

Продажи приносили ей за час на целых два доллара больше. Не то, чтобы ей нужны были деньги на этой неделе, когда в шкафчике для персонала были надежно спрятаны шестьдесят баксов Криса.

Она не хотела оставлять их, но абсолютно точно не хотела еще одного разговора с ним. Может, она просто могла бы не тратить их, а положить в располагающуюся в передней части магазина банку для помощи от насилия в семье или самодельную коробку для детей, больных лейкемией.

Опять же газ был не дешевым. Или она могла бы купить новый мобильник. Или потратить их на платье для вечера встречи выпускников.

Встреча выпускников. Боже мой, Бекс. А ты смешная.

Бекка складывала на полку банки с кошачьей едой — движение, которое она бы могла делать с закрытыми глазами. В нескольких рядах от нее в проходе с собачьей едой толкались несколько парней. Бекка вздохнула. Она уже в течение десяти минут слушала их бред и могла поспорить на свою зарплату, что они собирались что-нибудь стащить.

Магазин «Петс Плюс» не особо хорошо охранялся. Он подражал магазину «Петсмарт», но не обладал большим бюджетом или торговой площадью. Единственным, кто еще работал на этаже, был Джерри, ночной менеджер, но он вышел покурить.

Когда она услышала грохот, по крайней мере, дюжины банок, упавших на плитку, и последовавшую за ним громкую ругань одного из парней, она отставила кошачью еду в сторону и пошла навести порядок.

Она приняла выражение вежливой строгости. Еще больше банок упало на пол прежде, чем она дошла до прохода. Что они там делали, сметали их с полки?

Извините, — сказала она, завернув за угол. — Может, я могла бы вам помочь...

Она резко остановилась. На линолеуме было разбросано, по крайней мере, пятнадцать банок собачьего корма. Некоторые все еще катались, а другие, отскочив от ее кроссовок, отлетели в главный проход. Но над всем этим стоял Сет. И Тайлер.

Она практически не могла дышать.

Во флуоресцентном освещении магазина они выглядели так же жестоко и пугающе, как и на парковке. Лицо Тайлера больше находилось в тени, а глаза почти излучали электричество. У них обоих застыли волчьи улыбки, и она была права — Сет явно запихивал в черный рюкзак, висящий у него на руке, банку с кормом.

— Эй, — сказал он, растягивая слово на три слога — жалкая пародия на свист. — Это же телохранительница Криса.

Тайлер держал в руке банку с кормом. Он подкинул ее в воздух и задумчиво поймал как в бейсболе, будто дальше хотел перекинуть банку ей.

— Ты теперь нас преследуешь?

Преследует их? Разве они не видят дурацкий халат и бейджик?

Она покачала головой.

— Нет. Дайте мне просто взять...

Тайлер схватил ее за руку. Она даже не видела его движения.

— Может, мы не ясно донесли свою мысль прошлой ночью?

— Убери от меня свои руки!

Она попыталась вырвать из его хватки запястье, но он крепко держал ее. Она стала бороться с ним.

Тайлер замахнулся свободной рукой с банкой, будто хотел запустить ее в лицо Бекке.

Но его за руку поймал Сет.

— Чувак. Не здесь.

Она запнулась на своих словах. Она даже не могла сообразить, что надо сказать, чтобы позвать на помощь. Кто-то снова и снова шептал: «Дерьмо». Потребовалась секунда, чтобы понять, что это ее слова.

— Да, — сказал Тайлер, вырывая руку, в которой была все еще зажата банка. — Попробуй свои штучки с кун-фу еще раз и узнаешь, что я с тобой сделаю.

— Менеджер скоро вернется, — пролепетала она. — Он... да. Забирайте собачью еду — все, что хотите... Я не буду использовать кун-фу... Ах...

Тайлер притянул ее к себе.

— Что у тебя?

Он все еще не выпустил банку, и она была уверена, что он собирается ею ударить ее. Ей потребовалось какое-то время, чтобы ответить, но даже тогда она не понимала, о чем он говорит.

— Что... у меня?

Он наклонился к ней и вдохнул, будто нюхая воздух возле нее.

— Послушай, если ты хочешь строить из себя дурочку, отлично. Тогда, может быть, мы отправим тебя домой к Крису с небольшим посланием?

Как Джерри может так долго курить одну сигарету?

— Я не живу с Крисом... То есть, я едва знаю этого парня...

— Хватит. — Он слегка встряхнул ее. — Та маленькая выходка, которую они устроили прошлой ночью? Сделка заключена. Поняла? Заключена.

Он смотрел на нее сверху вниз, будто его слова должны были произвести на нее какое-то впечатление. Она покачала головой.

— Я не знаю, что это значит.

Он толкал ее к стеллажу, пока металл не впился ей в плечо и не оцарапал через рубашку.
— Если они вытворят такое дерьмо еще раз, мы сами позаботимся обо всем. Поняла?

Она пыталась увернуться от него, чувствуя, как у нее сжалось горло.

Его хватка усилилась, и у нее начала болеть рука. Нет, ее стало жечь. Она завизжала, но стало только хуже.

Он наклонился.

Поняла?

Сквозь рукав его рука ощущалась, как железо для клейма. Она могла поклясться, что ее рука была в огне. У нее на глазах выступили слезы, но теперь ей было все равно.

— Но я не...

Слева от нее зарычала собака. Злой, устрашающий рык, из тех, что предшествует нападению. Они с Тайлером оба резко повернули головы в сторону.

Конечно, домашние животные пускались в магазин, конечно. Милые питомцы. Но там стояла огромная немецкая овчарка, скаля зубы, черные уши прижаты, из горла вырывается тихий низкий рык. Она медленно виляла хвостом — верный признак агрессии. С ошейника свисал красный поводок, но за его другой конец никто не держал.

Она снова вскинула голову в сторону Тайлера. Разум Бекки не мог решить, кого из них ей бояться больше.

Взять. — Тайлер лягнул ногой в сторону собаки. — Давай, взять.

Собака присела на несколько дюймов и предостерегающе зарычала. Тайлер снова поднял банку, на этот раз, целясь в собаку.

— Каспер, — позади парней раздался мужской голос. — Hier. Fuss.[7]

Или это был не английский, или умственные способности полностью покинули ее.

Животное перепрыгнуло через раскиданные банки с собачьей едой, пронеслось между парнями, и вытянулась по стойке смирно возле мужчины, стоявшего в конце прохода.

Нет, не мужчины, а подростка. Характерные черты, светлые волосы песочного цвета с белой прядью и маленькие странные татуировки — новенький с Всемирной истории.

Могла ли ее ночь стать еще более нереальной?

Тайлер и его друг уставились на него, тоже оценивая его. На их лицах застыла паника, что-то между борьбой и побегом. Пальцы Тайлера отпустили ее руку. Жжение прекратилось.

— О, отлично, — сказал новенький, его тон был безжизненным и ироничным. — Здесь же корм для собак.

— Мы заблудились, — сказал Тайлер.

Бекка заставила свой язык шевелиться.

— Позвони в полицию.

Тайлер дернул ее к себе и сильно встряхнул.

— Закрой свой рот, ты, маленькая...

Затем он закричал, и она оказалась свободна.

Пес, рыча, вцепился ему в руку. Бекка увидела кровь. Тайлер отшатнулся назад, крутясь между полками с сухим собачьим кормом, но пес не отпускал его.

— Убери его от меня! Убери его! Убери его...

Platz[8], — сказал новенький. Он вошел в проход. — Каспер, platz.

Собака отпустила Тайлера и вернулась к новенькому парню, ложась на пол рядом с ним. У нее на морде была кровь, но она высунула язык, как будто это было в порядке вещей.

Тайлер сжал предплечье, поглядывая на новенького так, будто тот сделал что-то еще помимо пребывания здесь. Кровь, просочившись сквозь его пальцы, ловко проявилась пятном на рубашке.

— Я убью эту псину! Клянусь. Я оторву ему его проклятую голову...

— Правда? — Новичок прислонился к стеллажу и засунул большие пальцы в карманы. — Давай. Попробуй.

Собака закрыла пасть и зарычала.

Сет схватил Тайлера за плечо.

— Пошли. Просто... пошли. Смываемся отсюда.

На мгновение Тайлер позволил Сету оттащить себя. Но потом он повернулся и посмотрел на нее.

— Ты скажешь Крису. Слышишь меня? Ты скажешь ему.

Она хотела ответить, чтобы Тайлер катился прямиком в ад. Но он уходил, а ей этого хотелось больше всего. Поэтому она просто дернула головой вверх и вниз.

— Я скажу ему.

В дверь магазина позвонили, и она услышала голос Джерри, когда ребята, выходя, толкнули его.

— Торопитесь, да, ребята?

Мгновение спустя, она услышала, как ее босс возится с учетной книгой.

Она уставилась на новенького, который все так же стоял, прислонившись к стеллажу. Он был одет так же, как и утром. Белая прядь свисала на один глаз, оставляя открытым второй.

Она вытерла потные ладони о джинсы. Ее рука оставалась задеревенелой и ноющей там, где Тайлер схватил ее.

Собака приподнялась и подошла, чтобы понюхать ее руку, затем прижалась своим огромным телом к ногам Бекки. Ее язык свисал сбоку пасти, уши подняты по бокам, а поведение столь же безопасное, как у старого лабрадора, спящего под столом у Джерри в задней комнате. Она рассеянно потянулась вниз, чтобы погладить собаку, запуская пальцы в жесткий мех.

— Ты не боишься его? — спросил новенький.

— До этого он застал меня врасплох. А так я не боюсь собак. — Она прочистила горло и взглянула на парня. — Знаешь, если животное несет какую-то угрозу, я должна попросить тебя покинуть магазин.

— Да? А какая у вас политика, когда угроза исходит от людей?

У нее горели щеки. Она сказала это в шутку. Бекка нагнулась, чтобы начать поднимать банки с пола, расставляя их на полках в случайном порядке.

Собака нюхала ее волосы. Бекка протянула руку и погладила пса за ухом, и тот стал издавать звук «рр-рр-рр», какой обычно издают большие собаки, когда находишь у них любимое место.

Конечно же, через мгновение он уже лежал на полу, на спине, прося, чтобы ему почесали живот.

— Ты разрушаешь его образ устрашающего парня, — сказал новенький.

Это заставило ее улыбнуться. Она обязана псу, поэтому хорошенько почесала ему грудную клетку.

— А если серьезно, то ты должен держать его на поводке. Здесь жесткие правила насчет собак.

— Он на поводке.

Она искоса посмотрела на него.

— Тогда кто-то должен держать поводок.

Он улыбнулся, но улыбка была короткой, а взгляд был слишком пристальным.

— Они сделали тебе больно?

Бекка снова посмотрела на собаку.

— Не-а. Они просто глупые сопляки.

— Кто такой Крис?

Она пожала плечами.

— Парень из школы. По сути, я его не знаю, но они... э-э... видели нас вместе и поэтому думают, что мы друзья или вроде того.

Она еще раз погладила собаку и продолжила собирать банки.

Новенький опустился на колено и стал помогать ей. Его ладонь коснулась ее руки.

Она приказала своим предательски покрасневшим щекам не гореть. То замечание, что он сделал Томми в классе — он же пошутил, да? Или он действительно гей? Она не могла его истолковать.

— Ты не обязан помогать, — начала она, но собака зубами подняла банку с пола, поставила ее на полку, а потом пододвинула носом.

Она посмотрела на пса.

— Что это за порода?

— Немецкая овчарка. — Новенький взял еще несколько банок. Собака взяла еще одну. — Мой дядя был полицейским с розыскной собакой. Каспер был его полицейским псом.

— Был?

Его глаз немного дернулся. Она сказала это до того, как поняла важность слова «был», и сейчас жалела, что не промолчала вовсе.

— Боже... Как глупо. Я сожалею...

— Не нужно. Все в порядке. — Он слегка пожал плечами, но не смотрел на нее. — Мой дядя погиб в автомобильной аварии.

— Поэтому теперь ты заботишься о собаке?

— Вроде того. — Его глаза были сосредоточены на стеллаже, а руки двигались медленнее. — Каспер находился с ним в машине. — Он замолчал, выравнивая банки, которые только что поставил. — И мы с отцом тоже.

Бекка изучала его профиль, гвоздики и кольца вдоль уха, татуировки на шее. Он не выглядел как подростки, которых она знала, но был кем-то вроде помеси гота, панка и представителя Нью Эйдж[9]. Он протер банку, где от удара немного оторвался кусочек бумаги, и свет отразился в камнях на его браслетах.

— Моя мама подумала, что будет хорошей идеей для нее и меня остаться здесь, — сказал он. — На какое-то время остаться с ее родственниками.

Это означало, что его отец тоже погиб. Она начала говорить: «Мне очень жаль...» — но как только произнесла это, он отмахнулся от нее. Было странным стоять в проходе на коленях и разговаривать о смерти с парнем, имени которого она даже не знала. Она хотела спросить, но теперь, после такого близкого разговора, спрашивать имя казалось неудобным. Она потянулась за другой банкой, но их осталось на полу не так много.

Он тоже потянулся, но Каспер нырнул ему под руку и начал облизывать лицо. Новенький улыбнулся и слегка отстранился, почесывая ему шею.

Bravy[10], Каспер. Bravy.

— Твоя собака говорит на других языках? Она тебе и домашнюю работу по математике делает?

— На немецком. И только команды. — Он поставил последнюю банку и выпрямился, впервые выглядя немного смущенным. — Большинство полицейских собак так выполняют команды.

Она почесала собаке макушку.

— Ну, я думаю, он действительно хороший малый.

Новенький направился к концу прохода и взял один из сорокафунтовых мешков с сухим собачьим кормом, и у Бекки было время, чтобы оценить всю силу его мышц.

На его губах мелькнула тень улыбки, и она поняла, что пялится на него. Она тут же отвела взгляд, но он сказал:

— Я никогда не использовал Каспера для знакомства с девушками, но вся эта спасательная операция может мне неплохо в этом помочь.

Проверено. Не гей.

— Ну, не думаю, что девушки из группы поддержки повелись бы на того, чья собака весит больше, чем они сами.

Он поднял руку и откинул волосы с лица.

— А кто мог бы, как думаешь?

— Команда по софтболу, — не моргнув глазом, сказала она. — Девушки там крепкие.

Он усмехнулся.

— Спасибо за совет. — Он уже начал разворачиваться к выходу из магазина, но потом остановился. — А ты играешь в софтбол?

— Не-а. — Теперь она была уверена, что покраснела. — Эти мешки тяжелые. Возьми те, что в начале лежат.

— Хорошая мысль.

Он повернулся к концу прохода, и Каспер поплелся за ним. Она открыла рот, чтобы остановить его, сказать что-то остроумное, поддержать разговор с тем, кто потом не ожидал от нее помощи в темноте.

Правильно. Это же его первый день. Поэтому разговор будет длиться около пяти минут.

Новенький остановился. Улыбнулся через плечо прежде, чем посмотреть на собаку.
— Каспер, она сказала, что кто-то должен держать твой поводок.

Собака гавкнула.

Потом она опустила голову, взяла в зубы конец поводка и побежала вслед за хозяином.

 

Смена Бекки закончилась в 9:30. К дому Криса она добралась, когда еще не было десяти. Сюда привела ее ярость, но страх удерживал ее в машине, как только она въехала на подъездную дорожку.

Целую минуту она смотрела на крыльцо. Если будет сидеть здесь дольше, то кто-нибудь, наверняка, заметит. Она размышляла, стоит ли ей просто развернуться и уехать домой.

Но она должна была работать в эти выходные. Что, если Тайлер и его дружок вернутся?

Ей повезло, что поблизости оказался новенький со своим полицейским псом. Может, она могла бы позаимствовать Каспера и забыть о существовании Криса Меррика?

Извини. Да, я не знаю твоего имени, но могу я позаимствовать твою собаку? Я работаю три смены в неделю. Я отдам псу часть моей зарплаты. А премию буду отдавать сыромятной кожей.

Отлично.

Воздух от влажности становился густым и тяжелым, когда она поднялась на крыльцо, чтобы постучаться. Надвигалась еще одна буря.

Она вспомнила замечание Габриеля накануне вечером о девушках, которые не были странностью здесь. Она задалась вопросом, не произведет ли она такое же впечатление, постучавшись к ним домой в десять вечера, как некоторые отчаявшиеся девчонки, которые таскаются за ними. Особенно после того, как Крис попросил ее… о чем? О встрече? Что произошло во время ланча?

Дверь широко распахнулась. В свете передней стоял Майкл. Тот же самый хвостик, тот же небрежный вид. Сегодня его джинсы выглядели получше, и на нем была обувь, но ему все еще нужно было побриться. К уху он прижимал беспроводную телефонную трубку.

Он не был крупным парнем, но и мелким — тоже. Она вспомнила, как он пытался схватить ее, и отступила на шаг назад.

— Я... э-э... а Крис...

Он поднял палец, указав на телефон, потом отступил назад и поманил ее внутрь.

Она переступила через порог, стараясь держаться уверенно. Она запустила руку в карман джинсов, пальцами снова нащупала ключи и сжала их.

— Нет, — сказал он, и ей потребовалась секунда, чтобы понять, что это он говорил в телефон, а не ей. — Вы можете купить в мешке, но упаковка мульчи покроет только около четырех квадратных метров... М-м-м-хм-м...

Он направился на кухню, оставив ее стоять возле двери. Она понятия не имела, ожидал ли он, что она пойдет следом.

Когда он дошел до двери, то оглянулся назад и одарил ее раздраженным взглядом. Он прижал ладонь к нижней части трубки и прошептал:

— Хочешь присесть или как?

Она поспешила за ним, но он уже снова говорил в трубку:

— Ваш муж всегда может позвонить мне, но я совершенно уверен, что вам понадобится больше десяти мешков, чтобы хватило на всю территорию вокруг дома.

Бекка услышала вздох в его голосе.

Он, не глядя, отодвинул ей стул, и она присела на край. На кухонном столе стоял открытый ноутбук рядом с бутылкой воды и трехдюймовым белым скоросшивателем с истертыми страницами. Рядом с ним лежала обычная тетрадь на спирали, страницы исписаны как курица лапой.

— Да, кусты также займут некоторое пространство. Но все же я думаю, что лучше на грузовиках, чем в мешках. Вы хотели бы, чтобы я приехал и...

Он сел напротив нее, положив локти на стол и потирая переносицу.

— Нет, я все понимаю. Скажите, чтобы он позвонил мне. Я приеду и рассчитаю... Тогда ладно. Хорошо. Да. Хорошо.

Он нажал на трубке кнопку и положил ее на стол. Обеими руками потер глаза.

— От людей у меня болит голова. Каждый хочет сэкономить. Десять мешков мульчи, скажем, на четыре тысячи квадратных метров. Боже. — Он опустил руки и посмотрел на нее. — Ты же знаешь, что это безумие, да?

Откуда, черт возьми, она могла знать? Маме повезло, что она умела работать газонокосилкой. Бекка подумала о педантично посаженной зелени перед домом.

— Ты... э-э... ты работаешь на ландшафтную компанию?

Я и есть ландшафтная компания. — Он открыл бутылку и сделал глоток. — Ты здесь из-за Криса?

Казалось, он не совершал никаких угрожающих действий, но она продолжала сидеть на краю стула.

— Если я скажу «да», ты не попытаешься убить меня?

Он вздохнул и отвел взгляд.

— Послушай, я не хотел пугать тебя прошлым вечером. Ты убежала отсюда так быстро...

— Ты хочешь сказать, после того, как схватил меня?

— А ты хочешь сказать, после того, как ударила меня кулаком с ключами?

— Да, ну, ты был... — она замолчала и покраснела. Он просто стоял там и вел себя пугающе. Сейчас, когда она думала об этом, то поняла, что он никогда не приближался к ней. Потом она вспомнила, как боролась, чтобы убежать от него во дворе. — А что ты скажешь по поводу того, как я пыталась добежать до машины? Мне следовало бы обвинить тебя в нападении.

Он толкнул телефон через стол.

— Давай.

Сейчас ей захотелось ударить его ключами, и это не имело ничего общего с самообороной.
— Ты знаешь, что ты придурок?

— Да, я такой придурок. Пытался удержать расстроенного ребенка от побега в ливень. — Он закатил глаза. — Им, наверняка, лучше запереть меня.

Теперь ей пришлось отвести взгляд. Она чувствовала себя идиоткой, но не могла представить себе его агрессию, его угрожающий тон.

Какое-то мгновение Майкл молчал, пока ей не захотелось поежиться, и ей пришлось сосредоточиться на том, чтобы вспомнить, зачем она вообще пришла сюда.

Она отказывалась смотреть на него.

— Крис дома?

— Да. Вверх по лестнице. Потом повернешь налево.

Он ожидал, что она просто поднимется к нему в комнату?

Она вспомнила, как однажды в мае пришла в гости к Дрю. Его мама делала так, чтобы они всегда оставались под присмотром в комнате. Женщина, казалось, знала, когда руки Дрю оказывались на колене Бекки или изгибе ее талии. В то время Бекке хотелось послать ее ко всем чертям и напомнить ей, чтобы она занималась своими делами.

Сейчас, оглядываясь назад, она обязана обнять миссис Маккей.

— Тебя проводить или как? — спросил Майкл. Он уже смотрел в свой ноутбук, стуча пальцами по клавишам.

Она поднялась со стула и направилась к лестнице.

На втором этаже находилось пять дверей, но она так и не повернула налево. Справа была ванная с открытой настежь дверью. Перед зеркалом стоял один из близнецов и чистил зубы.

Без рубашки.

Она резко выдохнула и чуть не споткнулась на последней ступеньке. Свободные джинсы с ширинкой на болтах низко сидели на бедрах, открывая край боксеров. Она ясно видела его мускулистую линию спины, плавное сужение грудной клетки в узкую талию.

Он поймал в зеркале ее взгляд и усмехнулся со щеткой во рту прежде, чем наклониться и сплюнуть пасту. Он выключил воду, вытер лицо полотенцем и только потом повернулся к ней.

— Ты вернулась, — сказал он.

Она посмотрела на него — огромная ошибка, потому что ее взгляд опустился прямо на его грудь. Парню не было чуждо качание пресса.

— Ах... да. Ты Ник или Габриель?

Он подошел ближе до тех пор, пока она не ощутила запах мятной пасты.

— Не все ли равно?

У нее горели щеки. Было гораздо труднее сохранять независимость и безразличие, когда перед ней стоял привлекательный полуголый парень. Она сглотнула и ухватилась за перила.

— Я искала комнату Криса... но... э-э... знаешь, я увижу его и завтра...

— Ни в коем случае. — Он схватил ее за руку. — Пошли.

Он потянул ее за угол. Его пальцы были теплыми на ее руке. Она смотрела на бежевые стены, сероватое ковровое покрытие, на все, что угодно, кроме парня, держащего ее за руку.

Он постучался в дверь.

— Эй, Крис. К тебе девушка.

В дверь ударилось что-то тяжелое.

— Заткнись, Габриэль. Я занят.

Она уставилась на дверную ручку, не зная, испугаться ли ей или вздохнуть с облегчением. Но хотя бы она знала, кто держал ее за руку.

Габриэль снова постучал.

— Поторопись. Не уверен, что смогу долго удерживать ее.

Послышались сердитые тяжелые шаги, затем дверь распахнулась. Крис переводил взгляд с нее на брата и обратно.

— Ох.

Она уставилась на него, зная, что ее лицо все еще красное, а глаза отчаянно пытались найти полностью одетого юношу. К счастью, Крис подходил под это требование — он был в спортивных штанах и футболке. Она увидела комнату позади него: действительно милая. Не заправленная с утра двуспальная кровать, с наброшенным на нее стеганым одеялом с морской тематикой. Пол был, в основном, чистым, только в углу лежала куча одежды под внушительных размеров аквариумом. В нем было флуоресцентное освещение и все остальное, это напоминало ей о том, что обычно есть у маленьких мальчиков. Найти аквариум в его комнате было так... очаровательно. У открытого окна стоял стол, почти в последнюю очередь заметила она. Он освещался крошечной галогеновой лампой, по всей его поверхности были разбросаны книги и тетради.

— Видишь? — спросил Габриэль. — Настоящая. Дышит и все такое.

Крис был не особо счастлив по поводу ее присутствия.

— Что ты здесь делаешь?

Свободной рукой она достала из кармана шестьдесят долларов.

— Вот.

Его лицо стало каменным. Он не сделал ни одного движения, чтобы забрать деньги.

— Ты проделала весь этот пусть сюда только ради этого?

Бекка хотела бросить деньги ему в лицо. Она выдернула руку из хватки Габриэля.

— Нет. Я проделала весь этот путь сюда, чтобы сообщить тебе, что Тайлер и Сет заявились в зоомагазин, в котором я работаю.

Габриэль встал перед ней, скрестив руки на груди. Его улыбка исчезла.

— О чем ты говоришь?

Она посмотрела поверх своего правого плеча и стиснула зубы.

— Не мог бы ты одеть рубашку?

— Они сделали тебе больно? — спросил Крис

— Нет. Да. Все в порядке. Тайлер просто... — внезапно у нее перехватило дыхание.

Глупая. Глупая, глупая, глупая.

Они оба уставились на нее. Ну, конечно.

Крис толкнул брата в плечо.

— Иди, одень рубашку. — Затем он сделал шаг назад. — Заходи. Присядь на минутку.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.