Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 9 страница



Когда Крис стал заводить машину, Бекка включила обогреватель. Автомобиль запротестовал и подул холодным воздухом, но она стучала руками по приборной панели до тех пор, пока тот, наконец, не сдался. Девушка прижала ладони к вентиляционным отверстиям и задрожала, сквозь зубы вырывалось частое дыхание.

Крис взглянул на часы, на приборной панели. Только десять. Вода на ее коже разговаривала с ним, уговаривая его протянуть руку и провести пальцем по ее запястью.

Где висели эти дурацкие браслеты с камнями.

Крис крепко держал руль обеими руками.

— Что такое? — спросила она. — Ты исчерпал весь запас своих шуток?

Долгое время он молчал, а потом взглянул на нее.

— Я не хотел помешать вашему свиданию.

Она не посмотрела на него, но передразнила тон его голоса.

— Это не было свиданием.

— А-а. Ну ладно.

— Послушай, если ты собираешься вести себя как придурок...

— Нет. — Он замолчал. Может, он им и был. — Забудь.

Казалось, она почему-то отдалялась от него. Он слышал ее вздох, мягкое дуновение воздуха. Ее плечи были напряжены и сгорблены от холода.

Или сгорблены из-за него?

— Спасибо, — сказал он. Его голос прозвучал грубо. — За то, что не разболтала ему о том, что я рассказал тебе.

Она взглянула на него.

— А ты думал, что я стала бы?

Он понятия не имел, так как никогда никому не рассказывал об этом. Тот момент, когда они стояли на коленях в прибое, и вода текла сквозь их пальцы… он казался таким близким и сильным. Воде она нравилась. Ему хотелось вытащить ее на пляж и все повторить.

Эти мысли немного испугали его. Было ощущение, будто он потерял что-то, что никогда не сможет поймать. Если бы он придал этому значения, она пошла бы?

Он лишь пожал плечами и откинул мокрые волосы с глаз.

— Спасибо, — сказала она. — За то, что вытащил меня из воды. За то, что ты сделал.

Улыбка тронула его губы.

— Я был должен тебе.

— Вероятно, мне просто нужно было взять деньги.

Он тихо рассмеялся, но потом тишина снова повисла между ними. Он глянул на нее.

И это было ошибкой. Ее футболка прилипла к коже, ловя свет фар от встречных автомобилей и акцентируя внимание на изгибах ее тела.

Он отвел глаза снова к дороге.

— Если ты не возражаешь... наверно, будет лучше, если Майкл не узнает о пистолете.

Майкл придет в ярость, если узнает об этом — особенно, если обнаружит, что и Бекка там была.

— Конечно, — сказала она.

Он помолчал.

— Возможно, будет лучше, если Майкл вообще не узнает обо всем этом.

Теперь он чувствовал тяжесть ее взгляда и прикладывал все усилия, чтобы смотреть на темный тротуар. Ей хотелось знать ответы. Он не обвинял ее. Если бы такой же кретин, как Тайлер, стрелял из-за нее в него, он не сидел бы так спокойно, как она сейчас.

Но в то же время, она все еще дрожала. Это все от холода? Должен ли он протянуть руку и коснуться ее?

Он вспомнил, как она наорала на него в столовой, как ее слова отпечатались у него в голове. Но также он вспомнил ощущение ее руки в своей ладони, как она стояла рядом с ним в воде.

Или какие у нее мягкие были губы.

Когда делал искусственное дыхание рот-в-рот? Да ты больной придурок.

— Послушай, — Крис прочистил горло и положил на дверцу руку. Он пальцами нащупал отвалившийся кусок обивки и стал ковырять его. — Вся эта история с Тайлером — она происходит, как и в былые времена.

— Насколько давно?

Ему не нужно было говорить ей этого. Несмотря на Тайлера и драки, в этом сообществе все же царила безопасность. Рисковать обнаружением и рассказывать постороннему, определенно было опасно, было ошибкой.

А потом он вспомнил предупреждения Тайлера о Проводниках. Возможно, они и вовсе не были в безопасности здесь.

Хватит размышлений. Иначе она подумает, что ты странный.

— Довольно давно, — ответил он. — Мои родители переехали сюда, когда мне было четыре. Майклу было одиннадцать — он пошел здесь в среднюю школу. — Он замолчал и взглянул на нее. — Это трудный возраст для... э-э, таких людей, как мы. Начинают происходить всякие вещи — ну, ты понимаешь.

— Значит, вы получаете силы в подростковом возрасте?

Силы. — Боже, это казалось смешным, будто она ожидала, что он тайно носил зеленый синтетический костюм и мог разговаривать с морской живностью. — Это не как в фильмах. Типа, он не видел сны о землетрясении, но потом проснулся и обнаружил дом, расколотый на две части, или что-то в этом духе. Это больше похоже на то, когда элемент зовет тебя, говорит с тобой, как мне кажется... — он замолчал и посмотрел на нее.

И снова ошибка. Они катили мимо располагающихся на одном расстоянии друг от друга фонарей, которые превращали контуры ее тела в неоновую вывеску.

Включая.

Выключая.

Он сглотнул и снова посмотрел на дорогу.

— Майкл ненавидел школу. Слишком много стен, а ему все время хотелось находиться снаружи. Он выскальзывал из дома и ночью спал в саду. Вот так как-то.

Иногда эти воспоминания было трудно собрать воедино — четырехлетний он этого не понимал, зато понимал сейчас.

— Мои родители, конечно, понимали, что он переживал, — продолжил он. — Особенно, отец. Он был Землей — это была его идея организовать ландшафтную компанию. Но город новый, они только начинали свой бизнес, мы с близнецами были еще детьми, и в их распоряжении было не так много времени. Они не знали, что Майкл был чистой Стихией. Не на тот момент.

Они подъехали к светофору на шоссе Ричи, и он глянул на нее. Она наблюдала за ним, ее выражение лица было спокойным.

— Вот так вы себя называете? Стихии?

— На самом деле, мы себя вообще никак не называем... — Он пожал плечами и посмотрел на дорогу. Она сказала это так, будто в этом было что-то впечатляющее. У него покраснели щеки. — Но да.

Бекка слегка хмурилась, но это было в десять раз лучше, чем если бы она смеялась над ним.

— Ваш отец был Землей... значит, это не наследственное?

Стоп. Она заинтригована. Он посмотрел на нее.

— Наследственное. Это как у кареглазых родителей может родиться голубоглазый ребенок — просто есть пять разных... Как это называется? — Ему нужно было больше внимания уделять биологии. — Аллельных генов, — закончил он. — Поэтому, несмотря на то, что мама с папой были Землей и Воздухом, мы все разные.

— Значит, близнецы, на самом деле, не одинаковы.

Крис улыбнулся ей.

— Это одна из причин семейных споров.

Она снова начала хмуриться, поэтому его улыбка погасла.

— Считаешь ли ты нас чем-то естественным или... или нет.

В темноте машины ее глаза казались огромными.

— Или сверхъестественным.

Крис снова вернул взгляд на дорогу. Она опять рассматривала его, и ее внимательный взгляд буквально давил ему на плечи. Ему хотелось не обращать на него внимания.

Бекка прочистила горло, и ему показалось, что она собирается попросить его остановиться, чтобы она могла выйти.

Но потом она произнесла:

— Ты рассказывал мне о Тайлере.

Крис кивнул.

— Мои родители переехали сюда, чтобы быть поближе к сообществу таких же людей, как и мы. Их родители были фермерами, поэтому они выросли в глубинке и хотели, чтобы мы были среди своих. Но они не догадывались, каким сильным окажется Майкл. И прежде, чем они успели скрыть этот факт, в сообществе все уже узнали.

— Но... я думала, что обладать такой особенностью — это здорово.

Она обратила внимание.

— Это сильная вещь. Очень сильная. — Он сделал паузу, гадая, как она отреагирует на следующее. — То, кем мы являемся, может быть очень опасным.

— Я уже поняла это.

Он вздохнул, подумав о молнии Габриэля прошлой ночью. Он все еще ощущал запах выжженной земли, жар на коже от взрыва.

— Гораздо опасней, чем то, что ты видела.

На мгновение она замолчала. Он практически чувствовал ее мысли.

— Ну... насколько опасным?

— Стихии не всегда хотят подчиняться. Очень легко начать то, что потом не сможешь закончить.

Его свободная рука сжалась в кулак. В той волне он потерял ее, когда вода сосредоточилась лишь на разрушении.

Он чуть не утопил ее.

— Я не понимаю.

Ему нужно было прекратить ходить вокруг да около.

— Мы могли убивать людей, Бекка. Без какого-либо умысла. Дело не только в простом контроле над водой, воздухом или чем-то еще. Габриэль может использовать энергию солнца, чтобы сжечь кого-нибудь средь бела дня. Ник мог разозлиться и случайно задушить кого-нибудь. У Майка мог день не заладиться, и деревья могли вырываться из...

Он замолчал. И она снова испуганно посмотрела на него.

— Способность контролировать приходит с годами, — более ровным голосом продолжил он. — С годами и практикой. У меня особо нет ни того, ни другого, но, кажется, в последнее время я прохожу ускоренный курс. — Он вздохнул и выдохнул сквозь зубы. — Мне было одиннадцать, когда умерли родители. Они были самыми близкими учителями из всех, что были у нас.

— Но Тайлер и Сет... они как вы, — сказала она.

Он покачал головой.

— Нет, не как мы. Они не рискуют. А мы — да.

— Как... когда я дала тебе воды. Когда ты находился без сознания на стоянке и вскочил, готовый драться.

При этих словах он глянул на нее, встречаясь с ней взглядом.

— Да, — его голос прозвучал грубо. — Или когда в нас стреляли.

Бекка отвела взгляд, уставившись в лобовое стекло, и он понял, что теперь она сообразила, что к чему.

Тупица. Ему не нужно было ничего говорить.

— Я в опасности? — спросила она. — В данный момент?

Крис покачал головой. В ее голосе он не слышал страха, но все равно чувствовал себя уродом.

Теперь откашлялась она.

— Так что там с Майклом... Почему всех остальных так взволновало то, что он... чистая Стихия?

— Потому что нам не позволялось жить.

Она ничего не сказала, поэтому он продолжил говорить, только чтобы эта фраза не осталась повисшей в воздухе.

— Согласно легенде, чистые Стихии использовали для управления другими. Очевидно, это было не очень хорошо. Велась борьба за территорию, поднимались восстания, мятежи, скажем так. Если оглянуться назад в историю стихийных бедствий, то я могу почти с полной уверенностью гарантировать, что каждое из них происходило во время войны Стихий.

— Как... цунами и...

— Бери шире. Как насчет Великого чикагского пожара? — Он взглянул на нее. — Или «испанки»?

— Вы можете распространять болезни?

— Ник может контролировать воздух. Поэтому оно включает в себя подобные вещи.

— Офигеть.

Она снова уставилась в лобовое стекло.

— Но все стало выходить из-под контроля. Так что около ста лет назад кучка сильнейших объединилась и начала своего рода обеспечивать правопорядок, уничтожая чистые Стихии. Они не похожи на копов. Мы все держимся от них подальше.

— Это и есть те Проводники?

Он резко повернул голову в ее сторону.

— Где ты об этом слышала?

— От Тайлера. Он сказал, что позовет их. А потом и Сет во дворе говорил о них.

— Проводники — это люди, которые родились под пятым знаком. Они могут контролировать все стихии. Они редко встречаются — это похоже на генетическую лотерею. Люди должны сообщать им о детях, которые проявляют потенциал полной Стихии, а также о детях с потенциалом Пятого.

Ее глаза снова расширились.

— Так это же множество мертвых детей.

— Пятых они не убивают. Они выслеживают их, пока те вступают в полную силу, а потом тренируют.

— Для чего?

— Чтобы убивать полные Стихии.

Она тихонько присвистнула.

— Офигеть.

Крис перевел взгляд на дорогу.

— Когда Майклу исполнилось тринадцать или около того, родители Тайлера сказали нашим, что собираются позвать Проводников и что Майкла нужно отдать.

Ее дыхание участилось. Он напугал ее?

— Так... — казалось, она обдумывала сказанное. — Почему они этого не сделали?

— Во-первых, потому что моих родителей многие любили. Мама с папой были хорошими людьми. Но не все чувствовали то же самое. Дети стали изводить нас. Некоторые из взрослых начали угрожать нашим родителям.

Крис снова уставился в лобовое стекло, слыша негодование в своем собственном голосе. Тогда Майклу больше всех досталось. Он хотел сопротивляться, но родители и слышать об этом не хотели.

«Дай им время», — говорил отец. — «Высокомерие и агрессия рождаются из неуверенности».

Майклу это не нравилось. Говоря об агрессии, Крис все еще помнил стычки между его старшим братом и их отцом.

Не особо отличающиеся, как Крис начал понимать, от тех, которые теперь происходят между Майклом и Габриэлем.

— Мои родители смирились с этим. Я имею в виду, что они оказались будто зажаты между молотом и наковальней — пока что это были лишь угрозы, но никто не убивал Майкла. Думаю, они хотели уехать, но были напуганы, понимаешь? Если бы мы уехали, наши бывшие соседи могли отправить Проводников за нами. Все это продолжалось месяцами. — Он покачал головой. — Годами.

— Но почему они просто не могли позвать Проводников? К чему были все эти угрозы?

— Тебе известно, как это бывает: когда кто-то изводит тебя в школе, ты говоришь учителю, а тот в свою очередь кричит на обидчика, тем самым вызывая еще большие проблемы?

Она помолчала, глядя в окно.

— Конечно.

Что-то в ее голосе насторожило его. Он забыл о той записке Данливи. Этот парень был полным придурком — неужели, она приняла все это так близко к сердцу?

— На что смотришь?

Бекка сгорбилась, глубже вжавшись в сиденье, и скрестила руки на груди.

Он резко отвел глаза к дороге. Боже, сейчас она, наверно, думала, что он настоящий извращенец.

— Ну... Когда приходят Проводники, они не просто ищут обвиняемого. Они ищут и обвинителей тоже.

— Они боялись отдавать вас.

— Да. И когда началась учеба в школе, Тайлер, Сет и остальные ребята начали срывать свою злость на нас. — Он взглянул на нее. — Это ужасно. Поэтому мы начали сопротивляться, а из-за этого стали попадать в неприятности и ненавидеть их еще больше...

— Понимаю.

Но она не понимала. Не до конца. Она видела лишь один бой. Что она знала о чувстве бессилия?

Она спасла твою задницу.

Он провел рукой по волосам, снова откидывая мокрые пряди с глаз.

— Мои родители предложили им сделку. Те должны были поклясться, что никогда не вызовут Проводников. А мои родители — что удержат нас от причинения вреда.

— Они согласились.

Он кивнул.

— Мои родители были умными. Эта сделка дала им рычаги воздействия. Скрывая нас так долго, у других могли возникнуть такие же проблемы.

Она снова вздрогнула, затем повернулась на сидении и начала что-то искать на заднем. Лишь на мгновение их плечи соприкоснулись, а потом она согнулась. Он чувствовал каждую каплю воды на ее коже.

У него почти перехватило дыхание, но он отодвинулся.

— Я просто хочу найти свой свитер, — сказала она.

Он кивнул.

Она через голову натянула шерстяную кофту и плюхнулась обратно на сиденье.

— Так значит, все были счастливы.

Крис пожал плечами, подавив желание снова откашляться.

— Можно было подумать, что да. Но нет. С родителями все было в порядке — проблема с детьми. Они считали нас дерьмом.

— Все?

Вспоминая, он задумался.

— Нет. Не все. Старшая сестра Тайлера, Эмили, училась в классе Майкла.

— Да?

В ее голосе прозвучала надежда. Ему нужно было замолчать, пока он не разрушил ее.

— Она была милой, как мне кажется. Она действительно не изводила его и всех нас. Думаю, она ему нравилась, но они учились в предпоследнем классе средней школы и находились, по существу, по разные стороны баррикад давней вражды. Я не имею в виду, что он приглашал ее на свидания или что-то еще.

— Прямо как начало истории Ромео и Джульетты?

— Может быть. — Крис пожал плечами. — Она утонула в старом каменном карьере на юге Северного Парка.

Казалось, что воздух в машине вибрировал. Он шокировал ее.

— Подожди. То есть... она... она...

— Она умерла. — Его голос не выражал никаких эмоций. Он не знал другого способа, чтобы сказать это. — Произошло это летом перед их последним годом учебы в школе. Многие дети пробирались в карьер, чтобы плавать — даже сейчас. Тогда шел сильный дождь. Одна из каменных стен была рыхлой и начала оползать. Ребята ныряли, дурачились, как и все дети. Упал большой камень и ударил Эмили. Она ушла под воду и утонула. — Он помолчал. — Майкл тоже там был.

Бекка ничего не сказала, и Крис гадал, о чем же она думала. Они уже близко подъехали к его дороге, поэтому он включил поворотник.

— Они все думали, что на это как-то повлиял Майкл, — сказал он, теперь его голос был чуть мягче. — Он воевал с Тайлером. Я даже не помню, почему. Но все вышло из-под контроля. Люди стали думать, что это он вызвал скольжение камня.

Крису было всего одиннадцать. Он отчетливо помнил, как родители Тайлера пришли к ним. Он никогда не видел, чтобы его отец с кем-то так спорил. Мама отправила его и братьев наверх, сказав им запереть дверь. Забавно, насколько его мозг запомнил каждую деталь того момента: серые штаны для йоги, в которых она ходила, и легкая майка с пятнами от работы во дворе. То, как ее волосы были собраны в хвост, выбившаяся на лбу челка. То, как пристально она смотрела на Майкла. Заприте дверь. Вы поняли меня? Заприте ее.

Они так и сделали, собравшись в спальне родителей, потому там стояла самая большая кровать. Они пытались что-то услышать. Майкл дрожал.

Он тоже никогда этого не забудет.

Крис свернул на подъездную дорожку и заглушил двигатель. Внедорожника еще не было, но на крыльце горел свет. Бекка не двинулась, чтобы выйти из машины.

Крис тоже. Он не спешил увидеть Майкла.

— Хочешь, чтобы я продолжил рассказывать? Или ты слишком замерзла?

Она быстро кивнула, только потом поняв, что он задал два вопроса.

— Продолжай.

— Ты когда-нибудь видела старые фильмы, где огромная толпа ходит по деревне с факелами и вилами в поисках чудовища?

— Да?

— Вот, на что это было похоже, когда они пришли за Майклом. Сначала это были родители Тайлера. Это была всего лишь ссора, но я все понял. Их дочь была мертва. Они хотели найти виновного. — Крис невесело усмехнулся. — К полуночи у нас в гостиной собралось человек двадцать, которые требовали, чтобы родители отдали Майкла. А потом обычная ссора превратилась в физическое насилие. Мы слышали каждое слово, а потом стала ломаться мебель, биться стекло, ну, ты понимаешь...

Крис замолчал. Все произошло около пяти лет назад, но у памяти еще были силы, чтобы сжимать ему горло и держать его.

— Мы прятались наверху, — спокойно продолжил он, как будто мог проникнуть в рассказ прежде, чем паника схватит его. — Мы заперли дверь. Кто-то начал ломиться в нее. В деревянных панелях стали появляться трещины. Закричала мама — не знаю, то ли они что-то ей сделали, то ли она просто испугалась, что до нас добрались. Но в доме полопались все лампочки, и загорелась половина ламп.

— Габриэль, — пробормотала Бекка. — Ему было двенадцать или тринадцать?

Он кивнул.

— Не думаю, что до того дня он знал, что он Огонь. Дом опустел. Взрослые не знали, кто это был, но знали, что кто-то из нас, и испугались. Ты видела, что он сделал на пляже. Наш уровень силы — это не слабо.

— После этого все стало только хуже. Взрослые стали изводить моих родителей, говоря, что те не соблюли свою часть сделки. Родители же угрожали им в ответ. Таким образом, остальные стали распространять слухи, уничтожая оборудование компании. Раньше у нас был магазин в Аннаполисе, но они подожгли его...

— Их не поймали?

Крис коротко усмехнулся.

— Бекка, это же естественно. С тем, кем мы являемся, очень просто совершить преступление без каких-либо доказательств. Очень просто.

Он замолчал, думая о той волне, которую вызвал в воде. Он хотел утащить ею Тайлера и Сета, убедить воду удерживать их на дне до тех пор, пока те не перестали бы сопротивляться.

Вода все еще оставалась у него и у нее на коже, напоминая о том, что по-прежнему готова действовать. Он уставился в ночь.

— Слишком просто.

Бекка отвернулась от него.

Крис размышлял, не испугал ли он ее опять. Его голос прозвучал натянуто:

— Сразу после того, как у Майкла начался последний год учебы, Тайлер и кучка его друзей подкараулили его, когда он выполнял какую-то работу для отца. Они связали его, отвезли к карьеру и сбросили туда.

С ним был Крис. Он только пошел в среднюю школу и любил ходить на работу с какой-то целью, чувствуя свою полезность. Окна были закрыты, на коже — пот и солнце, и Майкл только что спросил его, не хотел бы он до заката поотбивать бейсбольные мячи в клетках[16].

Тогда Тайлер попытался убрать их с дороги.

Они ехали на грузовике отца, Майкл не собирался разбивать его. Они остановились. Майкл вылез. Крис помнил, как подумал, что его брат ничего не боится.

Он снова выглянул в окно, водя пальцем по уплотнителю.

— А как Майклу удалось выбраться? — спросила она, в тишине ее голос прозвучал грубо.

— Он был не один.

Ей потребовалась минута, чтобы проанализировать всю информацию.

— Они и тебя бросили в карьер?

Какое-то время Крис ничего не говорил, затем повернулся к ней лицом. Лишив свой голос каких-либо эмоций, теперь он слегка улыбнулся ей.

— Не думаешь же ты, что ты единственная, кого я вытащил из воды, ведь так?

— Они знали? О твоих... способностях?

Он покачал головой.

— Они узнали очень быстро.

Некоторые из них все еще находились в воде, наверно, пытаясь убедиться, что они с Майклом не спаслись. Но Крис помнил, как вытягивал силы из воды, таща нападавших к центру карьера, прося свою стихию утянуть их на дно и лишить дыхания.

Сила была ужасающей. Захватывающей.

Майкл остановил его.

Крис провел рукой по волосам, откидывая влажные пряди с лица.

— Мама и папа были готовы к сделке. Они со многим смирились. Но после того как те парни бросили нас в карьер, пытались нас убить, мама решила пойти и поговорить с остальными. Она взяла нас с собой. Отец не хотел, чтобы она шла, но она настояла на своем. Не думаю, что она хотела начинать битву — я думаю, она просто хотела напомнить им, что мы всего лишь дети, понимаешь? Она просто хотела все уладить. Но ее не послушали.

Становилось трудно сохранять свой голос спокойным. Он перестал говорить, снова начав ковырять обивку.

Бекка сглотнула.

— Так что слу...

— Я замерз.

Должно быть, его тон испугал ее. Но он ничего не мог поделать. Она все равно кивнула.

— Ну, ладно.

— Пошли внутрь.

При этом он не взглянул на нее, а просто распахнул дверь и шагнул в свежий ночной воздух.

Перевод: mouse_yeah, sadako999, Alaska08, lightrainbow, Dev4enka, Nickelback, aveeder

Бета ридер: Светлана «lightrainbow» Дорохова

Редактор и оформитель: Анастасия «Nickelback»Антонова

Переведено специально для группы: http://vk.com/e_books_vk

 

Глава 16

Бекка последовала за Крисом в дом, стараясь ступать легко. На диване в гостиной спал Майкл, на его лицо и футболку телевизор отбрасывал красные и синие вспышки. Одна рука свесилась с дивана, расположившись на потрепанном блокноте на спирали.

Бекка держалась поближе к Крису, боясь дышать и беспокоясь о том, чтобы не разбудить его брата.

Чего не скажешь о Крисе.

— Эй, Майк, просыпайся. Я дома.

Майкл зашевелился, проводя рукой по лицу, прежде чем сесть, повернувшись к двери. Он потер глаза, а затем резко остановился, когда увидел ее.

— И ты привел подругу.

Он произнес это тем же самым голосом, который использовала ее мать, когда Бекке было семь, и она «спасала» бездомных котов со всех окрестностей, заманивания их в дом и пытаясь спрятать в чулане.

— Будь милым, — сказал Крис.

Бекка сунула руки в карманы своего свитера.

— Я ненадолго.

— А зачем тебе вообще здесь оставаться?

Крис с отвращением вздохнул и отвернулся от двери.

— Не обращай на него внимания. Пошли.

— А почему вы все мокрые? — крикнул Майкл.

Крис ничего не ответил и лишь стал подниматься наверх. Бекка последовала за ним, помедлив лишь на секунду.

— Он меня ненавидит или что?

В коридоре наверху стояла тишина, их шаги заглушал ковер.

— Ничего личного. Он ведет себя как сволочь со всеми девушками, которые здесь появляются.

Странно.

— Только с девушками?

— Ага.

Крис протянул руку и повернул ручку на двери в свою спальню. Он ничего не стал уточнять, лишь указал на частично заправленную кровать.

— Садись. Я дам тебе какой-нибудь спортивный костюм, чтобы мы могли забросить твою одежду в сушилку.

Она опустилась на край матраца. Крис открыл несколько ящиков комода, роясь в них. В том месте на челюсти, куда Сет ударил его, сейчас расплывался новый синяк. Его футболка все еще была влажной и прилипла к мышцам спины.

Бекка поняла, что пялится на него, и резко отвела взгляд.

Он так быстро выпрыгнул из машины, что ей не захотелось давить на него из-за болезненных воспоминаний о его родителях, но и сидеть в тишине, лишь вдыхая сентябрьский ночной воздух, проникающий сквозь его окно, она тоже не могла.

— Так... почему твой брат так плохо относится к девушкам?

— Потому, — раздался голос Майкла с порога, — что мои три младших брата считают, что это весело изо дня в день устраивать здесь парад «лолит».

Одного его тона было достаточно, чтобы она обрадовалась тому, что надела свитер.

— Никто мне не говорил, что здесь устраивался парад, — едко произнесла она. — Да и вообще я забыла свой транспарант.

Майкл прислонился к дверному косяку, чтобы рассмотреть своего брата.

— Что случилось с твоим лицом?

Крис снова занялся поиском одежды.

— Ничего. Спускайся вниз, ей нужно переодеться.

Майкл вошел в комнату и остановился у комода. Он протянул руку, чтобы поднять голову Криса за подбородок.

Крис оттолкнул его руку.

— Боже. Прекрати.

— Тебе нужен лед?

— Нет. — Ящик комода захлопнулся, и Крис повернулся к ней с серой футболкой и обрезанными тренировочными брюками. — Держи.

Бекка протянула руку, чтобы взять их, чувствуя себя незваной гостьей.

— Спасибо.

Майкл пристально наблюдал за этим обменом.

— Я думал, что вы все еще будете на вечеринке.

Крис не посмотрел на него.

— Мы были. Ник и Габриэль, должно быть, все еще там.

— Ник отправил мне сообщение. Они хотели убедиться, что ты доберешься до дома раньше, чем они вернутся с машиной.

Бекке, явно, хотелось переодеться до того, как вернутся близнецы, и не хотелось выслушивать спор Криса со старшим братом. Они прижала к груди одежду и начала подниматься с кровати.

— Я просто... э-э-э... пойду в ванную...

Майкл повернул голову, чтобы посмотреть на нее.

— Ты как-то связана с Тайлером?

От выражения его лица у нее пересохло во рту, и она вспомнила замечания Криса в машине о том, что Майкл — человек с характером. Она быстро покачала головой.

— Нет, — сказал Крис.

— Потому что, — продолжил Майкл, не глядя на него, — когда Крис возвращается домой после двух драк за одну неделю, и каждый раз с ним ты, то это начинает казаться...

— Черт, Майкл. — Крис толкнул его к двери. Движение получилось слегка агрессивным, чтобы выглядеть братским. Как и взгляд. — Просто... иди вниз.

На мгновение ей показалось, что Майкл толкнет его в ответ. Между ними повисло такие напряжение, что стоило маятнику чуть сместиться, как они начнут драку. Но Майкл отступил к двери. Он одарил Бекку еще одним долгим взглядом, и она с трудом поборола желание съежиться, но потом он просто развернулся и вышел в коридор.

Крис стоял, прислонившись к комоду, его челюсть была сжата, а руки напряженно висели по бокам. Он пристально смотрел, как его брат выходит.

Бекка облизала губы.

— Прости, — тихо произнесла она.

— Это не твоя вина.

Она совсем не это имела в виду.

— Я просто... прости.

Крис посмотрел на нее, в его взгляде притаилась ярость и напряжение, заставив ее гадать насчет его отношений с Майклом.

Но Крис мрачно улыбнулся ей и убрал волосы со лба.

— Не переживай. Ему нравится злиться. Иди, переодевайся.

В ванной пахло парнями: от острого запаха нераспечатанного дезодоранта до огромной бутыли геля для душа, которая, казалось, сама могла покорить гору. Цветочного ничего не было. По крайне мере, полотенца выглядели чистыми.

Бекка закрылась и стянула с себя грязную одежду. Слава Богу, что мама видела, как она уходила из дома в свитере, потому что шелковая майка была практически испорчена. Она сполоснула в ванной свои джинсы, но белье оставила на себе. Мокрое или нет, но она не даст свой бюстгальтер в руки Крису Меррику. Волосы она намочила под краном, отжав их полотенцем прежде, чем пальцами убрать пряди с лица. На тумбочке стояла бутылочка какого-то мужского лосьона для лица, принадлежавшая одному из братьев, и она использовала немного, чтобы стереть размазавшуюся тушь.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.