Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 5 страница



На мгновение она замерла в дверном проеме, а затем последовала за ним. Она нерешительно взглянула на кровать. Ни за что она не сядет на нее рядом с ним. Поэтому, обойдя его, она села на стул у стола, положив смятые деньги рядом с учебником физики.

Он сел на край кровати и положил локти на колени.

— Хочешь рассказать мне, что произошло?

Она с трудом искала хоть какую-нибудь эмоцию, чтобы не показать слезы. Гнев обычно спасал ее, и этот раз — не исключение.

— Почему ты дал мне шестьдесят долларов? — требовательно спросила она.

— Ты сказала, что я должен тебе. — Мрачная улыбка, в которой не было ни намека на юмор. — Лично я думаю, что шестьдесят баксов — это довольно дешево.

— Как скажешь. Но ты же знал, что я пошутила. Ты не подумал, как это выглядит? Ты не должен обращаться со мной как...

— Погоди минуту. — Он сдвинулся чуть вперед. — Я не обращался с тобой плохо. Я пригласил тебя, ты ответила «нет».

— Пригласил меня. Ты позвал меня на футбол.

— И что? — Он смотрел на нее недоверчиво. — Боже, ты самая загадочная девушка...

— Ох, ладно. Твои братья не уговаривали тебя на это? Может, твой друг Дрю?

Теперь он стоял, сжав кулаки, на щеках проступил легкий румянец.

— Какое отношение мои братья имеют ко всему этому?

— Эй, братишка.

В дверь вошел Габриэль и плюхнулся на кровать, подбирая ноги, чтобы сесть у стены.

— Скорее всего, девушки предпочтут остаться, если ты не будешь с ними драться.

Крис продолжал смотреть на нее, его дыхание слегка участилось.

Она отвела взгляд от него. Габриэль надел темно-зеленую футболку с принтом грузовика и надписью «Моя следующая поездка — твоя мамочка».

Ее брови поползли вверх.

— Веселенько.

Он усмехнулся.

— Стараюсь доставлять удовольствие.

Он поднял над головой руку и постучал по стене.

— Ники!

Она выпрямилась.

— Подожди... послушай, я просто пришла...

— Поверь мне. Он не захочет это пропустить.

В коридоре открылась дверь, а потом на пороге появился его близнец, одетый в джинсы и футболку «Хенли», с раздраженным выражением лица.

— Если хочешь, чтобы я сделал тебе домашнюю работу, то должен оставить меня в покое. — Затем он заметил ее. — Ты вернулась.

— Ага. — Она перевела взгляд с него на Габриэля. — Ты делаешь ему домашнюю работу?

— Только математику. Чудо, что он умеет считать до десяти.

— Я умею считать до одного.

Габриэль показал ему палец.

Крис вздохнул. Он снова устроился на краю кровати, выражение его лица было унылым и мрачным, полным непонятных эмоций.

— Расскажи, что произошло с Сетом и Тайлером, Бекка. — Его голос был тихим, низким, слишком мягким для собравшихся. Он встретился с ней взглядом и не отвел его, заставив ее пульс подскочить. — А потом можешь убираться отсюда.

Бекка не могла справиться с внезапной эмоцией: она почувствовала, как у нее в животе запорхали бабочки, а потом он пнул ее туда и разогнал их всех прочь.

Она сглотнула.

— Они пришли в зоомагазин, где я работаю. Они воровали корм для собак.

— Майкл знает, почему ты здесь? — спросил Ник.

Она покачала головой.

— Это имеет какое-то значение?

Габриэль фыркнул.

— Сомневаюсь.

Вдалеке прозвучал медленный раскат грома.

— Они тебе угрожали? — спросил Крис.

Ее рука все еще пульсировала. Ей пришлось приложить усилие, чтобы не дотронуться до нее.
— Вошел кто-то еще, и они убежали. Все хорошо.

Крис смотрел на нее слишком пристально.

— Они сделали тебе больно.

— Я в порядке.

Где-то за деревьями вспышка молнии озарило небо. В это же мгновение прогремел гром.

Бекка поднялась со стула и заправила за уши волосы. Она не должна была приезжать сюда.
— Забудьте.

Когда она шла к лестнице, то почувствовала, что Крис пошел за ней.

— Подожди, — сказал он.

Но она не остановилась.

— Чтобы ни происходило у вас с Тайлером, избавь меня от всего этого, ладно?

— Остановись! Подожди! Просто скажи мне...

— Это ты остановись. — В дверях она развернулась к нему. — Ты, Крис. Остановись. Меня и так достаточно достают. Мне нужна моя работа. И я не хочу находиться в центре событий, своего рода встречи «Вестсайдской истории» и «Классного мюзикла».

— Я не пытаюсь доставать тебя. — Его голос был тихим и напряженным, как когда ты разговариваешь с загнанным в угол зверем.

— Да, хорошо, но только ты один такой.

Она схватилась за ручку и резко дернула ее. В дверной проем просочилась влажность, тут же захватив ее, впитываясь в ее кожу и отказываясь отпускать. Она сбежала с крыльца.

Крис пришел в себя.

— Подожди.

Она проигнорировала его, пробираясь сквозь ночной воздух к своей машине.

— Подожди. Пожалуйста. Просто расскажи мне, что случилось.

Ключ скользнул в замок, но дверь отказалась открываться. Бекка издала разочарованный звук и стукнула запястьем по дверце машины.

Затем пошел дождь.

Она выругалась.

— Прекрасно!

Крис все еще стоял прямо за ней. Она слышала его дыхание, могла чувствовать его присутствие спиной. Дождь касался ее щеки и стекал вниз по шее, забираясь под вырез рубашки и следуя дальше по плечу. Вода казалась теплой, как палец, скользящий по щеке.

От этой мысли она вздрогнула и прогнала ее прочь.

Крис протянул руку и взялся за ручку дверцы, которая открылась без малейшего сопротивления.

Логично. Она повернулась, чтобы взглянуть на него. Ее дыхание слегка участилось.

— Спасибо.

Его глаза были темными. Казалось, он не был против дождя на своем лице.

— Не за что.

Бекка скользнула за руль и вставила ключ в зажигание. Но она не могла заставить себя завести машину, а он стоял, держа руку на двери и не давая ей закрыться.

Она вздохнула.

— Тайлер сказал, что если это снова повторится, то они позаботятся обо всем сами. Сделка была заключена.

Долгое время Крис ничего не говорил.

— И все?

— Да. — Она посмотрела на него, не в состоянии понять выражение его лица. — Что это значит?

Сверкнула молния, на мгновение, освещая черты его лица. В этот момент он выглядел устрашающе.

А потом молния исчезла, и он улыбнулся в темноте.

— Понятия не имею.

C этими словами он захлопнул дверцу и повернулся к дому.

 

Глава 8

 

Крису хотелось сидеть на крыльце и чувствовать дождь. Но Майкл, в конечном итоге, непременно выйдет и разрушит это ощущение, поэтому он вернулся к себе в спальню, где мог запереть дверь и сидеть у окна.

Приближался самый очаг бури, посылая сильные порывы ветра сквозь сетку на окне, чтобы перелистнуть страницы тетради, лежащей рядом. Ник использовал стул возле стола в качестве подставки для ног, лежа при этом на кровати. Габриэль проводил по костяшкам пальцев серебряной зажигалкой Зиппо, заставляя ее щелкать каждый раз, когда она меняла направление. Крис стоял, прислонившись к комоду, и смотрел в окно, наблюдая за вспыхнувшей вдалеке молнией.

Тогда он просто ждал.

— Значит, ей не нравится дождь, — сказал Габриэль.

Ник улыбнулся.

— Мне отчасти нравится эта ирония.

— Боже, ты такой зануда. — Габриэль бросил в него зажигалку. — Прекрати использовать длинные слова.

— Шесть букв — разве длинное слово?

Крис вздохнул.

— Никому не нравится дождь.

— Тебе нравится, — сказал Ник. Он бросил зажигалку обратно брату.

Габриэль поймал ее.

— Может, мы должны поспорить на деньги, сколько времени потребуется Крису, чтобы намочить ее.

Крис проигнорировал двусмысленность сказанного и уставился на кучу заданий по отработке пропущенных уроков, лежащую на столе.

— Может, мы могли бы как-то ускорить этот процесс?

Он чувствовал, как дождь снова скапливался на подоконнике. В аквариуме двухцветные лабео[11] кружились и преследовали друг друга, скользя сквозь воду, пока менее агрессивные не прятались среди коряг на дне.

Ник издал низкий свист.

— Оставь его в покое, пока рыбы не поубивали друг друга.

Крис бросил колючий взгляд на дверь.

— Почему бы вам обоим не оставить меня в покое?

Габриэль рассмеялся и не сделал ни единого движения, чтобы выйти.

— Похоже, что ты влюбился по уши в эту девчонку.

Будто это имело значение. Она предельно ясно выразилась, где его место.

— Тайлер не должен был доставать ее.

— Он отстанет, — сказал Ник. — Он поймет, что у нее нет ничего общего с нами.

— Я в этом не уверен.

Крис взглянул на рыбок. Они помогали ему справляться со своим характером — ему не нравилось сердить их. Но они, похоже, успокоились.

— Он угрожал ей. Он сказал, что сделка отменяется.

Ник опустил ноги с кровати, чтобы сесть прямо.

— Он так и сказал?

Крис кивнул.

— Ну, она сказала, что он так сказал.

Габриэль снова начал водить зажигалкой по костяшкам, теперь уже медленнее.

— Из-за прошлой ночи?

Крис посмотрел ему в глаза, потом пожал плечами.

Он до сих пор не жалел об этом.

— Сделка не может быть отменена, — сказал Николас. — Они не могут просто решить...

— Они могут сделать все, что хотят, — сказал Крис, его слова прозвучали горько.

Ник встал.

— Мы должны сказать Майклу. Он...

— Он ничего не сделает, — сказал Габриэль. — Не говори ему.

Его близнец посмотрел на него, как на чокнутого.

— Ты ненормальный? Мы должны...

— Нет. — Габриэль сел, все следы веселья исчезли с его лица. Снаружи пророкотал гром. — Вы видели его вчера. Ему наплевать на то, что они делают. Все, о чем он заботится — это позволить им идти своим путем.

— И что мы будем делать? — спросил Крис. Он думал о том, что бы он чувствовал, если бы вода в коже Тайлера замерзла. Это была хорошая буря. Мощная. Интересно, какой урон он мог бы нанести, если бы практиковался?

Это мысль немного пугала его. Но в то же время успокаивала.

— Тайлер говорит, что сделка расторгнута. — Габриэль подкинул зажигалку в воздух и поймал ее, а когда она провернулась, зажег ее. Пламя танцевало между его пальцев. — Он не собирается придерживаться ее, верно?

— Не будь дураком, — сказал Ник. Он знал своего близнеца.

Крис тоже его знал. Но ему понравилась нотка опасности в голосе Габриэля, обещания. Это напомнило ему о том моменте солидарности прошлым вечером.

— Верно?..

Габриэль улыбнулся.

— Это значит, что мы тоже не обязаны ее придерживаться.

 

***

Ее мама снова работала в ночную смену. Вся ирония заключалась в том, что любой ребенок с нормальной социальной жизнью позавидовал бы свободе Бекке.

Квин сидела на кухне, но сегодня по столу были раскиданы школьные учебники. Она посмотрела на Бекку сквозь упавшие на глаза светлые волосы. Ее голос был тихим.

— Привет. Твой отец снова звонил.

Отлично. Бекка повесила пиджак в прихожей.

— Так значит, ты будешь со мной разговаривать, когда тебе нужно будет где-то переночевать?

— Это ты не отвечала на мои сообщения.

— Может, если бы ты не выскочила из-за стола за ланчем, я смогла бы рассказать тебе, что прошлой ночью сломала телефон.

Долгое время Квин молчала. Бекка достала из холодильника содовую и опустилась на стул. Она посмотрела в тетрадь на столе. Квин разбиралась с тригонометрией.

— Так ты хочешь, чтобы я осталась? — спросила Квин.

Бекка закатила глаза и открыла банку. Буря, похоже, еще задержится — гром все еще гремел каждые несколько минут, а молния отбрасывала силуэты на стекло.

— Ты так любишь устраивать драмы.

Квин захлопнула учебник.

— Ну, по крайней мере, это лучше, чем быть лгуньей.

Бекка выпрямилась.

Лгуньей? О чем, черт возьми, я лгала тебе?

— Курс по самообороне? Могла бы мне просто сказать, что спала с Крисом Мерриком.

— Кто сказал... подожди... что за... ты сумасшедшая? — Бекка не могла составить вместе предложение. — Ты думаешь, что я с ним сплю? С чего ты вообще это взяла?

— Да я не знаю. — Ее голос опустился до насмешливого баритона. — Я просто хотел поблагодарить Бекку за прошлую ночь.

Бекка уставилась на нее, не зная, то ли ей плакать, то ли смеяться.

— Квин...

— Знаешь, ты могла бы мне сказать. — Квин что-то рисовала на полях тетради. — Я даже не знала, что он тебе нравится, Бекс... Я имею в виду, после всего того, что произошло с Дрю...

— Да, я ходила на курс по самообороне. Но я не спала с Крисом. — Бекка помолчала, ожидая, что Квин посмотрит на нее. — Когда я вышла, Сет Рамсей и какой-то парень из колледжа избивали его до полусмерти на стоянке.

— За что?

Вопрос заставил ее замолчать. Хороший вопрос.

— Я не знаю. Но я прогнала их машиной.

Она рассказала Квин все, включая то, что произошло в зоомагазине, и ее визит в дом Мерриков.

— Ты должна позвонить в полицию, — сказала Квин.

— И что я им скажу? Я даже не знаю фамилию Тайлера.

— Зато знаешь Сета, — голос Квин был осторожным.

— Я бы предпочла не вмешиваться, Квин.

— Бекс...

— Забудь об этом.

Бекка взглянула на ее.

Квин откинулась на стуле.

— То есть ты не интересуешься Крисом?

— Пожалуйста. На самом деле, он не хотел со мной встречаться.

— Думаю, история с шестидесятью долларами по-своему очаровательна, — Квин пожевала кончик карандаша и посмотрела на нее.

Бекка застонала.

— Ты мне не помогаешь.

— Я просто хочу сказать... может быть, люди уже забыли про ситуацию с Дрю?

— Сегодня Томми Данливи в записке спросил меня, надеюсь ли я на счастливый конец.

Квин поморщилась.

— Ну ладно, может, только некоторые забыли.

Бекка прокрутила в уме свои комментарии Крису, то, как она набросилась на него за столом во время ланча. Она нахмурилась, а потом сердито посмотрела.

— И все же. Футбол? Это не может быть совпадением.

— Ну, хорошо. — Квин открыла учебник, ее брови поднялись наверх. — Думаю, теперь ты никогда не узнаешь, так ли это.

— Ты подлиза. — Бекка улыбнулась и подвинула свою тетрадь к ней.

Тогда Квин отодвинула ее обратно, немного подчеркнуто. Она постучала ручкой там, где было написан номер.

— Ты собираешься звонить отцу или как? Я не могу быть стервой так долго.

— Ты уверена в этом?

Квин скорчила гримасу.

— Знаешь, это местный номер.

Бекка посмотрела на него. Она не заметила. Означало ли это, что отец в городе?

А имело ли это значение?

Бекка вырвала листок с номером из тетрадки.

А потом, как и в прошлую ночь, скомкала его, сунула в мусорку и вынесла мешок к обочине.

Глава 9

К пятнице Крис выглядел все еще дерьмово, и Бекка хотела подойти к нему. Но на третьем уроке английской литературы он сидел через весь класс и ни разу не посмотрел в ее сторону.

Замечательно.

Она, должно быть, добила Криса на мировой истории, потому что новенький сидел на том же месте, что и вчера — на обычном месте Криса. Сегодня он был в рыжей футболке, темных джинсах и черных Вансах[12]. В целом в одежде не было ничего особенного, но она выглядела ярко и экзотично только потому, что он носил ее.

Рядом с ним за партой сидела Моника Лоуренс, облокачиваясь на него и хихикая над всем, что он говорил. Она называла Томми Данливи своим парнем, но продолжала флиртовать со всеми подряд.

Но новенький, казалось, не возражал.

Похоже, ему не нужна была собака, чтобы кадрить девчонок.

Бекка подтянула сумку выше на плече и направилась по проходу к своему месту, старательно избегая взгляда Моники.

Когда она проходила мимо, новенький поднял на нее взгляд.

— Привет...

— Боже мой, нет, — сказала Моника. Ее наманикюренная ручка вцепилась в его руку, и пряди светлых волос разметались по его столу. Ее грудь, казалось, сейчас вывалится из выреза блузки.

Затем она близко наклонилась к нему и зашептала что-то на ухо, прерываясь не один раз, чтобы взглянуть на Бекку.

М-да, продолжалось это около пяти минут.

— Повзрослей, — пробормотала Бекка. Она опустилась на свой стул, стала доставать из рюкзака учебник, искать ручку и собираться с духом, чтобы выдержать очередные нападки, которые должны были скоро начаться, когда сел Томми.

— Эй.

Это был голос Криса Меррика, его тон звучал почти агрессивно и так удивительно, что она вскинула голову, подумав, что он обращался к ней.

Но он стоял рядом с новеньким, рукой придерживая лямку рюкзака.

— Ты занял мое место.

Новичок поднял голову, преднамеренно медленно. Бекка видела, что он оценивающе смотрел на Криса, но его глаза немного расширились, когда взгляд дошел до его лица. Синяки на скуле и подбородке стали светлее, сделавшись желтовато-синими. Губа уже заживала, но на ней еще можно было увидеть рану.

Моника подняла голову, ее губы были слегка приоткрыты.

— В чем дело? — сказала она мягким от трепета голосом.

— Ух ты. Да. — Новичок откинулся на стуле — явный отказ уходить. Приподняв одну бровь, он сухо спросил: — Кто-то занял твое место?

Моника фыркнула от смеха и захихикала в руку.

Крис наклонился вперед, его голубые глаза потемнели, как океан ночью. Его рюкзак соскользнул с плеча, ударившись о пол.

Мистер Бимис выбрал именно этот момент, чтобы войти в класс. Он откашлялся.

— Мистер Меррик. Я полагаю, вы приветствуете нашего нового ученика?

Крис положил руку на парту новенького.

— Добро пожаловать. А теперь двигай отсюда.

— Пройдите дальше, мистер Меррик, — сказал Бимис. Его голос привлек внимание всего класса, все разговоры затихли. — Там дальше есть место. Я предлагаю вам занять его.

Крис не сдвинулся с места. Как и новенький.

Бимис поставил портфель на свой стол и щелкнул замками.

— Или вы предпочитаете занять место в кабинете?

Половина класса издала дурацкое «О-о-о...», а потом все рассмеялись. Крис схватил свою сумку и вздохнул, а потом сделал шесть шагов, чтобы сесть на следующее свободное место в ряду.

Прямо рядом с Беккой.

Он даже не взглянул на нее, просто достал из сумки учебник.

— Это место Жослин Кантер, — сказала она себе под нос. — Хочешь потом воевать с ней из-за места?

Он замер, повернул голову и посмотрел на нее из-под челки.

— Ты тоже?

— Я не из тех, кто воюет за место.

Он отвернулся, и она сделала то же самое, уставясь на глянцевые страницы своего учебника. Краем глаза она видела, что новенький смотрит в ее сторону, но голову не подняла и перелистнула страницу, избегая встречаться с ним взглядом.

По кафельному полу скрипнула мебель. Ученики двигали парты, соединяя рабочие поверхности вместе. Бекка подняла голову. Она что-то пропустила?

Казалось, будто они хотели из шести рядов столов сделать три. Она стала двигать свою парту вправо, наблюдая за остальными и стараясь следовать указаниям, которых не слышала.

— Что мы делаем? — прошептала она Крису.

— Исполняем прихоти ворчащего старика.

Он начал двигать свой стол, пока тот не оказался рядом с партой Бекки.

Она вздохнула.

— Я имею в виду...

— Переписываем мирный договор, — сказал он. — Задание этого семестра.

Не очень приятный разговор.

— А зачем мы сдвигаем парты?

Он фыркнул.

— А черт его знает. Наверно, он прочитал об этом в журнале для учителей.

— Быстрее, — сказал Бимис. — Быстрее. Теперь, когда вы оказались в парах, следующие шесть недель будете работать вместе...

Класс разразился стонами, а несколько девчонок поменялись местами, чтобы сидеть вместе.

Долгое время они с Крисом не двигались.

— Прекрасно, — сказал Крис ровным голосом.

— Сожалею, — отрезала она. — Уверена, ты предпочел бы быть с Моникой.

Но Моника была слишком рада тому, что была в паре с новеньким. Через два ряда сидел кипятившийся от злости Томми, развалившись на стуле и полностью игнорируя своего партнера Энтони Дентона, худенького паренька, который был на два года младше всех, потому что перескочил через пару классов в начальной школе.

— Ты знаешь нового парня? — спросил Крис. — Он продолжает смотреть на тебя.

Она удивленно подняла глаза. Новенький что-то писал в тетради, даже не глядя в ее сторону.

Крис наклонился к ней.

— До этого смотрел.

Бекка опустила глаза и принялась рисовать что-то на краю тетради, чувствуя жар. Крис был так близко, его угрюмый и глубокий голос был таким же, как и в спальне, прошлой ночью.

У нее будто онемел язык, поэтому она лишь пожала плечами.

— Не совсем.

На какое-то время он замолчал, снова и снова переписывая указания из задания, когда Бимис рассказывал в общих чертах структуру аттестации.

Не отрывая глаз от своего листа, он сказал:

— Послушай. Если ты хочешь работать в паре с кем-то еще, я все пойму.

Разве ему не хотелось быть с ней?

— Все нормально, — быстро сказала она и тут же добавила: — Это всего лишь на шесть недель.

Он коротко и невесело усмехнулся.

— Я тоже попытаюсь пережить их.

Она понятия не имела, что это значило.

В воздухе пролетел сложенный лист бумаги и приземлился в центр ее учебника. Она подпрыгнула.

Томми Данливи скрывал усмешку. У нее сжалось горло. Сейчас? В самом деле?

Крис протянул руку и схватил бумажку.

— Нет! — прошипела она, пытаясь ее отобрать. — Отдай мне...

Но он развернул записку. Их стулья находились очень близко, поэтому она смогла прочитать ее поверх его руки.

 

Соснешь за пять баксов?

Какая мерзость!

Она выхватила у него из рук листок и скомкала

У нее горели щеки, а глаза были на мокром месте. Получать такие записки лично было неприятно. Но то, что такой парень, как Крис Меррик, читал их прямо перед ней, было в миллион раз хуже.

— Эй. Данливи.

В голосе Криса прозвучали нотки злой усмешки.

Томми обернулся через плечо. В его глазах читалось веселье, а порочная улыбка все еще таилась в уголках губ. Он ожидал, что его шутку оценят.

— Да?

Крис забрал у Бекки из рук скомканный лист и швырнул в него.

— Отвали!

Томми приподнялся со своего места, его руки сжались в кулаки.

Крис сделал то же самое.

— Молодые люди!

Бимис постучал по столу, хотя Бекка не была уверена, что тот ожидал этого. Крис не двинулся, сейчас его взгляд был прикован к Томми.

Класс замер, включая Бекку.

— Кристофер, — сказал мистер Бимис. — Пройди в кабинет.

И хотя Бекка смотрела на него, Крис даже не взглянул на нее. Он просто запихнул учебники в сумку, перекинул ее через плечо и вышел из класса.

 

— Так, дай мне разобраться, — сказала Квин, крутя в руках бутылку с водой. Похоже, дождь затянулся, поэтому они снова остались внутри, усевшись за столик. — Он швырнул записку в Томми, а потом сказал ему отвалить? Или все наоборот?

— Я замечаю в твоих словах некий сарказм.

— А потом сам отправился в кабинет директора, потому что был готов защищать твою честь?

— Квин.

Ее подруга махнула рукой.

— Нет, я думаю, у вас могло бы что-то получиться. Ясно, что это продуманный план добиться тебя. Он приглашает тебя, потом защищает от этой тупой башки — что дальше? — Глаза Квин расширились в притворном удивлении. — Вот дерьмо, Бекс, ты ведь не думаешь, что он сделает что-то действительно ужасное, например, купит тебе цветы?

Бекка посмотрела на нее.

— То есть ты думаешь, что я должна извиниться.

— Нет. Я думаю, что ты должна дать ему шанс. — Квин закатила глаза и понизила голос. — Я думаю, что хоть кому-нибудь ты должна дать шанс.

Бекка кусала губу и отрывала этикетку со своей бутылки воды.

На стол упала тень, и рядом с Квин шлепнулся поднос с едой.

Бекка вскинула голову, удивленная быстро возникшем волнением в груди.

Но это был не Крис — это новенький.

Она уставилась на него, пытаясь привести свои мысли в порядок.

— Привет, — сказал он, опускаясь на скамью рядом с Квин. — Почему вы все время сидите в конце?

Какое-то время Квин смотрела на него, а потом перевела взгляд на Бекку. Ее выражение лица представляло собой смесь ошеломления и недоверия.

— Ты ему тоже спасла жизнь?

Новенький взял вилку и посмотрел на нее.

— Чью жизнь ты спасла?

Бекка открыла рот, а потом закрыла его. Его мозг отказывался соображать. Она не понимала, как играть в эту игру, не зная его мотивов. Сейчас здесь не было быстрой и легкой близости, возникшей между ними в проходе магазина «Петс Плюс», когда они обсуждали с ним смерть — особенно, после того, как она пятьдесят минут назад видела его, сидящим лицом к лицу с Моникой.

— Квин просто шутит. — Она старалась, чтобы ее голос звучал равнодушно. — Ты... э-э... будешь есть с нами?

Его поднос был полон здоровой пищи: курица-гриль, тушеные овощи, бурый рис. Не удивительно, что он прошел очередь так быстро. Такую еду, другие обычно не брали.

Он снял крышку с того, что было похоже на нарезанные фрукты.

— А в этом ничего страшного?

Квин положила локти на стол и пристально посмотрела на него.

— Она хочет знать, почему.

Он приподнял брови.

— Я голоден и никого здесь не знаю...

Сейчас Бекка не купится на байки бедного маленького нового ученика.

— Ты, кажется, очень даже хорошо познакомился с Моникой Лоуренс.

Он встретился с ней взглядом, его зеленые глаза были полны решимости.

— О, — ровным голосом сказал он. — То есть ты хочешь сказать, что вместо того, чтобы сидеть здесь, я должен слушать болтовню о классной веселой жизни Моники, о том, где она красит волосы и что одна девчонка по имени Клэр, которая, между прочим, настоящая шлюха...

— Ладно, ладно, — Бекка не смогла сдержать улыбку.

— Нет, погоди. Я ведь только начал.

Он начал резать курицу.

— Клэр — настоящая шлюха, — сказала Квин. — Они с Моникой сидят рядом со мной на тригонометрии.

Бекка смотрела, как новенький управляется со столовыми приборами.

— Спорим, теперь ты жалеешь, что не уступил место, а?

— О-о. — Квин откинулась на спинку скамьи и более оценивающе посмотрела на него. — Так это тот парень.

На секунду он показался растерянным.

Тот парень?

Квин кивнула.

— Герой зоомагазина, хозяин бывшей полицейской собаки, похититель мест.

Вот и доверяй лучшей подруге — тут же сдаст. Бекка отвела взгляд и заправила прядь волос за ухо.

— Должно быть, я упоминала о тебе.

— Она сдала все твои секреты, — сказала Квин.

— Да? — Он отрезал кусочек курицы и посмотрел через стол. — И как меня зовут, Бекка?

Попалась. Бекке хотелось провалиться сквозь землю.

Квин улыбнулась.

— Ты хочешь сказать, что вообще-то твое имя не Новенький?

Бекка пнула ее под столом.

— Это несправедливо. У меня был бейджик.

— Меня зовут Хантер. — Его вилка застыла, когда он смотрел на нее. — Мне его написать?

Да, вместе с номером. Беседа с ним абсолютно отличалась от разговора с Крисом, она была волнующей и сложной, внезапно перехватывающей дыхание, будто ты участвуешь в гонке.

— Не-а, я запомнила, — сказала она.

Он наколол на вилку брокколи.

— Прошлым вечером те парни искали именно Криса?

Улыбка исчезла с ее лица.

— Да.

— Мне не нужно было вести себя как придурок с этим местом. Я не думал, что тебе придется работать с ним.

В его голосе послышался намек на презрение. Она нахмурилась.

— Он нормальный.

— Он выглядит как хулиган.

— Это с ним сделали те парни.

Хантер, должно быть, слышал тон ее голоса, но не отступал.

— Почему-то у меня создалось впечатление, что это вполне заслуженно.

На мгновение Бекка уставилась на него, сомневаясь, нужно ли ей защитить Криса. Хантер тоже ей не помог, он лишь смотрел на нее через стол, как будто мог слышать ее мысли, борющиеся между собой.

— Откуда у тебя это белая прядь? — спросила Квин.

Он отвел взгляд от Бекки и улыбнулся ее подруге.

— Я думал, ты знаешь все мои секреты.

Теперь была очередь Квин краснеть.

Его улыбка превратилась в усмешку. Он посмотрел на свой поднос и вилкой зачерпнул рис.

— Девчонки, вас пригласили на вечеринку сегодня вечером?

— Какую? — сухо спросила Бекка. — А то у нас их много.

Он улыбнулся так, будто видел ее насквозь.

— Ну, я хочу удостовериться, что понял все правильно. Моника сказала Клэр, что лучший друг брата ее парня вернулся домой из колледжа вместе с уродиной Мелиссой...

— Нет, — резко перебила его Бекка. — Нас не пригласили.

Его брови взметнулись вверх.

— Боже, — сказала Квин. — Ты пойдешь?

Бекка запнулась, чувствуя себя чокнутой. Но парнем Клэр был Мэтт Карпентер. Вратарь футбольной команды.

И лучший друг Дрю МакКея.

— Возможно, я буду работать сегодня, — неуверенно сказала она. Ее сердце бешено стучало.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.