Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 6 страница



— Я понимаю, — сказал он.

— Ты же сказала, что сегодня не работаешь, — сказала Квин. — И ничем не занята.

Бекка со стуком ударила бутылкой воды по столу.

— Черт возьми, Квин.

— Ничем не занята, да? — повторил Хантер.

— Послушай, — сказала она, слыша, как хрипло прозвучал ее голос. Ей пришлось прочистить горло. — Эта вечеринка будет в доме Дрю МакКея...

— Бывший парень?

Нет.

— Да, — сказала Квин. Когда Бекка посмотрела на нее, та лишь пожала плечами. — Это же правда.

Его пропирсингованные брови поднялись.

— Все еще безнадежно влюблена в него?

— Нет, — отрезала она.

Хантер просто смотрел на нее, его глаза снова сверкали и манили. У нее перехватило дыхание. Забудьте об участии в гонках — это было похоже на танец.

— Так ты с нами или нет? — спросил он.

Воздух резко покинул ее легкие. Она уставилась прямо на него.

С вами.

 

***

 

Крис пересчитал блоки из бетона цвета ржавчины в комнате временного заключения. Дважды.

Когда прозвенел звонок, он, нахмурившись, выслушал нотации о следующем разе и поспешил вверх по лестнице в холл. Габриэль и Ник не были терпеливыми.

Но все же их еще не было. Скамья около двойных дверей пустовала.

Крис выругался.

До дома всего лишь три мили. Он их и раньше проходил.

В прошлый раз.

Но рабочий грузовик Майкла стоял на холостом ходу в оживленном переулке, массивная груда железа с их фамилией на дверце. Дизельный двигатель ревел на выходящих из двойных дверей учеников, покидающих факультативные занятия, низкий гул разносился по тротуару.

Майкл над чем-то работал, склонившись над ноутбуком.

Крис был уже на полпути через пешеходный переход, когда голос Майкла окликнул его:

— Не шути со мной, Крис.

Как скажешь. Крис залез в кабину и бросил рюкзак под ноги. Грузовик постоянно пах мульчей и травой и всегда напоминал ему об отце.

Он не посмотрел на брата.

— Что ты здесь делаешь?

Майкл закрыл ноутбук и положил его на приборную панель.

— Здесь, кажется, самое подходящее место для работы с документами.

Если бы Крис позволил, это длилось бы вечно.

— Может, ты просто скажешь, о чем хотел поговорить?

Майкл подождал, пока ученики освободят дорогу, и отъехал от обочины.

— Думаю, это тебе нужно поговорить.

Крис не имел ни малейшего понятия, что он подразумевал. Неужели Майкл знал о том, что сказал Тайлер? О сделке? Он держал рот на замке.

Майкл взглянул на него.

— Ты затеял драку в классе?

Боже, это уже было хуже.

— Тебе позвонили из школы?

— Нет. Я экстрасенс. Что, черт возьми, с тобой такое? Сначала эта фигня с Сетом и Тайлером, а теперь это?

Крис почувствовал, как его ладони сжимаются в кулаки. Он даже не притрагивался к Данливи — таково было правило. Никаких касаний, никаких родителей. А сейчас он жалел, что просто не заехал этому тупому придурку по морде.

— Я не затевал драку.

— Крис...

— Я не делал этого.

Долго время Майкл молчал, и Крис почувствовал, что его руки расслабились. Он откинулся на подголовник и уставился в окно, наблюдая за проносившимися мимо деревьями.

— Тогда расскажи мне, — в конце концов, произнес Майкл.

— Они не должны были звонить тебе. — Крис ковырял обивку на дверце. — Я даже его не трогал.

— Тогда почему бы тебе не рассказать мне, что ты сделал?

— Я сказал ему отвалить, — вздохнул Крис. — Вот и все.

— Ух ты, вот как, значит. Посреди класса. Это совсем не провокация...

— Боже, не мог бы ты заткнуться? Он кое-кого доставал, понятно?

Крис ожидал нового допроса, но Майкл отвернулся, уставился на дорогу и ничего не сказал.

Он думал. Крис буквально чувствовал это.

В конце концов, он не смог больше этого вынести.

— Ладно, говори.

— Этот «кое-кто» — девушка?

Это было похоже на ловушку. Крис замешкался и решил ничего не говорить.

Майкл посмотрел на него.

— Не та ли это девушка, которая притащила тебя домой? Которая так удобно появилась прошлой ночью?

Может, его брат все-таки экстрасенс.

— Откуда, черт возьми, ты знаешь об этом?

— Потому что я не идиот. Я знаю, что это ты той ночью помог ей уйти от меня.

Крис нахмурился и снова уставился на деревья.

— Держись от нее подальше, Крис.

— Господи, ты не мог бы быть менее драматичным? Я уже говорил тебе, что она не имеет ничего общего с Тайлером. Она просто девчонка из моего класса.

— Обычные девчонки не лезут в самую драку между тремя парнями. Держись от нее подальше.

Как будто это имело значение.

— Замечательно.

Около мили они ехали в тишине, оба глядя в никуда через лобовое стекло.

— Послушай, — сказал Майкл, его голос был тихим и спокойным. — Даже если она и обычная девчонка, ты не сможешь контролировать эти отношения, Крис.

— У нас нет отношений! — Боже, ему, должно быть, так повезло. Он бы отдал свою левую руку на отсечение, только бы поговорить с кем-нибудь вне семьи. Крис повернулся к Майклу. — Кроме того, не думаешь ли ты, что должен говорить об этом с Габриэлем, который прямо сейчас может лапать половину девчонок из группы поддержки, или Ником, которому приходится палкой отбиваться от девчонок?

Майкл включил поворотник, подъезжая к подъездной дорожке. Близнецы бросали мяч в баскетбольное кольцо у гаража.

— Они меня не беспокоят.

— О, зато я беспокою.

— Да. — Майкл посмотрел на него. — Ты беспокоишь. Эмоции и стихии слишком сильно связаны между собой, Крис. А удержать их может только контроль.

Крис вздохнул.

— Поверь мне, — сказал Майкл. — Что, если ты ранишь эту девушку? Что, если ты...

— Что, если я раню ее? — Крис резко повернул голову в его сторону. — Кто бы говорил.

На мгновение он подумал, что зашел слишком далеко, что Майкл набросится на него так же, как на Габриэля.

Но Майкл лишь подогнал грузовик к гаражу и припарковался, его челюсти были стиснуты, а руки крепко вцепились в руль.

Крис знал, что должен извиниться. Он не хотел.

— Послушай, — грубым голосом произнес Майкл. — Пусть вся эта история с Тайлером и Сетом закончится, и они снова оставят тебя в покое...

— Ты сошел с ума? — Крис посмотрел на него с такой отчетливой яростью, что он едва мог говорить. — Ты знаешь, что они пытались убить Габриэля? Сет... его руки были... он собирался...

Распахнулась дверца в кабину. Возле машины стоял Габриэль с баскетбольным мячом под мышкой.

Он встретился с Крисом взглядом, затем посмотрел мимо него на Майкла.

— Все еще ведешь себя, как придурок?

— Заткнись, — сказал Майкл. — Закрой дверь.

— Крис... хочешь сыграть?

— Мы разговариваем, — сказал Майкл.

Крис схватил свой рюкзак и вылез из кабины.

— Нет, мы не разговариваем.

Затем он хлопнул дверцей, закинул рюкзак в угол гаража и поймал мяч, который Габриэль бросил ему.

 

Глава 10

 

Бекка стояла на кухне, когда в семь часов вернулась мама, в старой футболке и потертых спортивных штанах вместо медицинского халата.

Бекка уставилась на нее.

— Что ты здесь делаешь?

Мама зевнула и направилась к холодильнику.

— Слишком много медсестер в эту смену, поэтому меня отпустили. Ты уже поела?

— Да, нашла кое-что.

Бекка впилась ногтями в ладони. Ее «ужин» состоял из стакана шоколадного молока — она так разнервничалась, что мысль о еде вызывала у нее рвоту.

Мама начала вытаскивать еду из холодильника.

— Разве это не здорово? Может, посмотрим какую-нибудь передачу на платном телевидении или что-нибудь еще?

— Хм, на самом деле, мы с Квин собирались сходить в кино, — сказала она. — Я должна забрать ее...

— Что будете смотреть?

Что это такое, испанская инквизиция? Бекка сделала глоток своего шоколадного молока.

— Не помню. Квин выбирала.

— Тогда дай я надену джинсы. Я не была в кино целую вечность.

Бекка чуть не выронила стакан.

— Ты хочешь пойти? Мам, это вроде как вечер для девочек...

Мама закатила глаза.

— Я и есть девочка, Бекка. Я не видела тебя целую неделю...

— И кто в этом виноват?

Вот дерьмо. Бекка вздрогнула, желая забрать свои слова назад.

— Бекка, ты же знаешь, что я начала работать по ночам, чтобы быть дома днем.

Захлопнулась дверца холодильника, и мама со строгим выражением лица облокотилась на кухонный островок. Бекка не помнила, чтобы видела раньше у мамы на висках пряди седых волос, но сейчас они точно там были.

Интересно, знала ли мама, что звонил ее отец? Дважды.

— Послушай, мам. Я знаю...

Но мама уже начала читать нотации. Бекка пыталась подавить в себе желание постоянно посматривать на часы.

Когда, казалось, мама уже успокоилась, Бекка вздохнула, сделала виноватое лицо и посмотрела на нее из-под опущенных ресниц.

— Мам, вообще-то дело в Квин, — сказала она тихим голосом. — Я думаю, она на какое-то время хочет сбежать от родителей.

Возможно, так и было. Квин, наверняка, сейчас сидела в своей гостиной и смотрела в окно, отчаянно желая, чтобы Бекка забрала ее.

Поэтому они могли поехать домой к Дрю МакКею.

Может быть, фильм с мамой не был такой уж плохой идеей.

Мама изучала ее лицо.

— Только ты и Квин?

Бекка отвела глаза и допила свое молоко.

— Да, мам, а кто же еще?

— Ну, ты выглядишь очень мило.

— Это всего лишь старый свитер.

Слава Богу, в доме было прохладно. Иначе мама увидела бы ее шелковый топ, который открывал половину живота и подчеркивал грудь.

Моника может поцеловать меня в зад.

— Я имела в виду твои волосы. Макияж.

Это заняло сорок пять минут. Вообще-то ей пришлось еще поискать щипцы для завивки.

Бекка хотела поставить стакан в раковину, но подумала, что лучше будет поместить его в посудомоечную машину, потому что мама стояла прямо у мойки.

— Вечер пятницы. Ты же знаешь.

— Знаю.

Теперь мама облокачивалась на холодильник.

Бекка прикусила щеку, будучи уверенной, что покраснела.

— Ничего себе! — сказала она, глядя на часы, хотя ее мозг был слишком загружен, чтобы понять, который час. Она схватила сумку и ключи от машины.

— Я лучше пойду, если мы захотим взять попкорн и еще что-нибудь.

Мама по-прежнему смотрела на нее как-то слишком подозрительно.

— Будь осторожна, Бекс. Не слишком поздно, хорошо?

— Конечно, мам.

Она почти дошла до входной двери.

— Я еще не буду спать, когда ты вернешься.

Не могу дождаться.

Затем Бекка вышла за дверь и села в машину, уверенная в том, что ее мама наблюдала, как она выехала с дорожки, поехала дальше по улице, и ждала у окна, пока она не повернула к дому Квин.

 

На Квин был топ из бисера, капри, сандалии с ремешками — наряд, который подошел бы к более теплой погоде. Ее светлые прямые волосы, струились по спине, сверкая и покачиваясь, когда она запрыгнула в машину.

В бардачке Квин стала искать жвачку.

— Почему ты не позволила Хантеру заехать за тобой?

Потому что это означало бы свидание. Это НЕ свидание. А вызов. Бекка начала кусать ногти, а потом сказала себе прекратить.

— Мне понадобится машина для побега.

Квин рассмеялась. Но когда Бекка не присоединилась к ней, она посмотрела на нее.

— Ты серьезно?

— Вполне.

— Что ты думаешь, Дрю будет делать? Опрокинет тебя на пол и изнасилует перед всей футбольной командой?

Возможно, это был пятый пункт в ее списке переживаний.

— Надеюсь, что Дрю вообще не заметит меня там.

— Я горжусь тобой.

— Спасибо, мамочка.

— Я серьезно, — голос Квин прозвучал уязвлено.

— Спасибо. Я тоже серьезно.

Но Бекка не чувствовала, что сделала что-то, заслуживающее уважения.

Дрю жил на Ривер Бэй Роуд, в старом доме на берегу, который мог вместить в себя два дома Бекки. С одной стороны дом примыкал к Чесапикскому заливу и щеголял участком пляжа в тридцать футов за задним двором. В такой воде, возможно, не захотелось бы плавать, но летом пляж был классным — достаточное количество песка, чтобы чувствовать себя все время на отдыхе.

Она отлично его помнила.

Ей пришлось припарковаться немного подальше, и они уже отсюда могли слышать музыку. Некоторые ребята уже разжигали огонь в парочке баков на пляже. Ее окутывал дым и уголь, наполняя ароматом воздух.

Квин протянула руку и выключила зажигание, а потом убрала ключи к себе в карман.

— Я забираю твои ключи.

Бекка схватила ее за руку.

— Что? Квин... Я никогда не пью...

— Мне плевать, выпьешь ты или нет. Я не хочу, чтобы ты сбежала, не посоветовавшись со мной. — Она улыбнулась, и ее улыбка вышла слегка злобной. — А теперь вытаскивай свою задницу из машины.

Когда они стали идти к дому Дрю, Бекка сосредоточилась на узкой полосе асфальта перед ней, пока он не стал казаться ей трапом.

Один неверный шаг, и она упадет.

Какого черта я здесь делаю?

— Вот вы и пришли.

Голос доносился из тени слева от нее. Бекка подпрыгнула, выругалась и чуть не сбила свою подругу с ног.

Квин схватила ее за руку, чтобы удержать.

— Черт возьми, Бекс! Боже, тебе надо стащить у мамы валиум[13]. Это всего лишь Новенький.

— Хантер, — поправил он, но его голос был удивленным.

Он стоял, прислонившись к последней модели Джипа Вранглера без верха, частично скрытого тенью вишневого дерева. На нем были брюки с накладными карманами и темно-серая футболка с длинными рукавами, его большие пальцы были засунуты в карманы.

Через его плечо свешивалась морда Каспера с высунутым языком.

Глаза Бекки расширились от восторга.

— Ты привел своего пса!

У Квин были такие же широко распахнутые глаза.

— Он... привел своего пса.

Он поднял руку и потрепал собаку за ушами.

— Вообще-то я никогда никуда не беру Каспера. Он сам выбирается со двора, и все время находит меня. Я всегда волнуюсь, что он, в конце концов, попадет под колеса чьей-нибудь машины. — Он поморщился. — Легче позволить ему запрыгнуть в машину.

Это было потрясающе. Собака могла бы быть ее телохранителем. Она представила, как Каспер вцепляется в Дрю, как тогда в Тайлера.

Но потом Хантер сказал:

— Он всего лишь поспит на заднем сидении джипа.

Как по команде, собака легла и положила голову на заднюю дверцу.

Черт возьми.

Хантер оттолкнулся от машины и подошел ближе, и вдруг она вспомнила, что это не случайная встреча на обочине дороги.

— Ты не хотела, чтобы я приезжал.

Она посмотрела на него снизу-вверх, крепче сжимая ремешок сумочки. От него так хорошо пахло, лесом, свежим воздухом и уверенностью.

— А это что, проблема?

— Я подумал, что вы планировали бросить меня. — Его глаза блестели, а в голосе слышался мягкий упрек. Он взглянул на Квин. — Заставив Новенького идти в одиночестве.

Квин закатила глаза.

— Она просто хотела сбежать... — Бекка пихнула ее локтем в бок. — Ты долго ждал?

Он покачал головой.

— Идем?

Музыка, льющаяся из дома, казалось, плыла по тротуару, и входная дверь была открыта настежь. Это не было похоже на вечеринки средней школы в фильмах, где все были привлекательны, хорошо одеты и казались трезвыми, несмотря на выпивку в руке. Перед домом Дрю МакКея на крыльце сидели и курили три парня. Девушку во флисовом спортивном костюме уже рвало в кустах. У нее к заднице было приклеено слово «сочная», а большинство рвоты оказалось у нее в волосах. Она шаталась так, будто сейчас упадет в обморок.

Один из курильщиков хохотнул и стряхнул пепел в ее сторону.

На дорожке перед домом Бекка замешкалась.

— Оставь ее, — прошипела Квин. — Идем.

Может быть, в ней было слишком много от матери, но Бекка не могла пройти мимо этой катастрофы.

— Эй. Ты в порядке? — спросила она.

Девушка подняла голову, под глазами расплылись черные круги туши. Тэйлор Моррисси, из университетской группы поддержки. Краем рукава она вытерла рот.

— Бекка Чендлер? — прошептала она.

— Да. — Бекка забрала волосы ей за ухо, отлично зная о влиянии присутствия Хантера рядом. — Хочешь, я принесу тебе полотенце... или тряпку?

— Почему ты здесь? Тебе кто-то заплатил за стриптиз на столе или что-то еще?

Один из парней на крыльце фыркнул от смеха, выпуская дым через нос.

Бекка дернулась назад. Несмотря на то, что она слышала такие комментарии постоянно, они все еще удивляли ее.

— Пьяная сука, — пробормотала Квин.

Тогда Тэйлор начала смеяться, почти истерически, пока не завалилась на бок в траву. Она чуть не извалялась в своей рвоте.

— Или... подожди... ты просто делаешь это бесплатно, да?

— Игнорируй ее, — низким голосом произнес ей на ухо Хантер. — Она пьяна.

Но слова Тэйлор будто ударили Бекку в живот, и теперь ей не хватало воздуха. Она стряхнула руку Квин и развернулась к тротуару.

По дорожке шли двое приятелей Дрю из футбольной команды. Один нес под мышкой ящик пива. Она не помнила его имени, но он не смотрел на ее лицо, а пялился на грудь.

— Эй, детка, куда это ты собираешься?

Дым, смех, огромное количество людей, окружающих ее — все это душило ее. Ей нужно было убираться отсюда. Ее ключи были у Квин, поэтому она бросилась через открытую дверь в холл.

Ей в лицо тут же ударила музыка, из колонок в гостиной раздавался громкий пульсирующий ритм. Какой-то парень, которого она не узнала, выставил стопки в линию на столе и одну предложил ей.

— Напиток для каждой дамы, — сказал он, подмигивая.

Храбрость в жидком виде. То, что ей нужно. Она взяла стопку из его пальцев.

Ей показалось, будто она проглотила огонь.

Фантастические ощущения.

Он присвистнул и протянул еще одну стопку.

— Позволь мне посмотреть на это еще раз.

По ее конечностям уже разлился жар и тяжесть, будто алкоголь растекался по венам к кончикам пальцев. Она протянула руку и взяла второй стакан.

Этот ожог оказался лучше вдвойне.

Теперь кое-кто в гостиной начал свистеть. Она закрыла глаза и почувствовала дрожь в теле, словно ветер пронесся по коридору.

Когда она открыла их, он обошел стол и протягивал ей другой стакан. Сейчас она чувствовала его запах — ликера, дыма и мужского пота. Его голос стал низким и дразнящим.

— Посмотрим, как ты проглотишь это.

Чья-то рука потянулась к стопке и забрала ее раньше, чем она смогла выпить.

— А вот и нет.

Хантер.

Она хотела повернуться, чтобы противостоять ему. Но у ее ног была другая идея на этот счет. Она споткнулась, и комната накренилась вбок. Она знала, что падает, но ее мозг не мог сообразить, что предпринять в этой ситуации. Наверно, ей следовало бы поужинать.

Ее поймал Хантер. Она слышала, как стопка, упав, прогремела по деревянным доскам на полу.

Вены все еще горели. А колени были не в состоянии удерживать ее вертикальном положении.

Хантер посмотрел поверх ее плеча.

— Это что, текила?

— Чувак, я ее не заставлял...

— Прекрати, — сказала она, не желая больше слушать разговор о принуждении. Она попыталась выбраться из рук Хантера. Музыка все еще отзывалась в ее теле каждым тактом. — Отпусти меня. Я просто хочу... Мне нужны мои ключи...

— Вот так. — Он поддерживал ее, пока она не прислонилась к лепному украшению между гостиной и холлом, а потом отпустил. Он посмотрел на парня со стопками.

— Принеси ей стакан воды или еще что-нибудь.

Она уперлась руками в стену позади себя и посмотрела на Хантера. Она не могла понять выражение его лица: было ли это отвращение, разочарование или раздражение.

Может быть, Квин была права. Может, она все делала не так.

— Где Квин? — спросила Бекка.

— Я попросил ее дать мне минуту.

Предательница.

— Разве ты не этого хотел? — по крайней мере, язык ее еще слушался, но во всем теле она ощущала тепло. — Сейчас я уже напилась. Тебе даже не нужно ничего делать.

Его глаза сузились.

— С чего я должен был хотеть, чтобы ты напилась?

— Ты же ведь парень, верно? Разве не для этого ты позвал меня сюда?

Он отвел взгляд и вздохнул.

— Послушай. — Она протянула руку и ткнула его в грудь. Сильно. — Моника рассказала тебе обо мне. О Дрю. Вот, почему ты привел меня сюда.

— Черт. Это ты пришла за мной.

В этот момент он развязывал на запястье один из своих браслетов.

Его слова заставили ее запнуться.

— Погоди. Что?

Он снял один браслет и теперь держал его между пальцами, снимая второй. Он покачал головой.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

Движения его пальцев будто заворожили ее. Что он делал?

— Моника слишком много болтает, — сказал он. — Я перестал слушать. — Он занимался уже третьим браслетом и не смотрел на нее. — Кроме того, я предпочитаю все узнавать самому.

Появился парень со стопками, неся пластиковый стаканчик.

— Держи. Дрю очень разозлится, если ее вырвет в прихожей.

От этих слов ей захотелось прямо сейчас вставить два пальца в рот.

Хантер взял стакан и протянул его ей. Его глаза находились на одном уровне с ее.

— Пей.

Она взяла стаканчик и сделала глоток. Вода не помогла укротить тот пожар, что бушевал у нее в животе.

Он протянул руку и начал завязывать один из браслетов вокруг ее запястья.

Она была так поражена, что позволила ему это сделать.

— Что ты делаешь?

Серебристо-черный камень, натянутый на бечевке, коснулся ее кожи, такой гладкий и прохладный. Он потушил пожар внутри лучше, чем вода.

— Это гематит[14]. От беспокойства. — Его голос исказился. — И для ясности мыслей.

— Это камень.

Но, похоже, текила начала оказывать меньший эффект.

Уголки его губ дернулись, и он начал завязывать еще один браслет. Его пальцы были нежными и теплыми на ее запястье.

— Аметист. У него много способностей, но, на самом деле, я просто пытаюсь снять опьянение, чтобы ты могла идти.

Он ходил с бечевкой и куском аметиста на ней?

— Ты отдаешь мне целую связку камней?

— Не отдаю. — Он поднял глаза. — Одалживаю.

— А что, ты боишься потерять равновесие?

— Что-то вроде того. — Он завязал третий браслет. — Кварц. Чтобы помочь двум другим камням.

Она посмотрела на три камня на запястье и совершенно не знала, что сказать. Определенно, сейчас она не чувствовала опьянение. Только легкую эйфорию.

Она дотронулась пальцами до камней, и новое осознание заставило ее покраснеть. Она чувствовала себя ненормальной. Вероятно, это чудо, что он все еще стоит перед ней.

С другой стороны, это он повязал ей эти браслеты с камнями. Она взглянула на него из-под опущенных ресниц.

— Только не говори мне, что еще читаешь по картам Таро?

— Можешь шутить, сколько хочешь. Но тебе же лучше, правда?

Да. Стоя в полном людей коридоре, с настолько громкой музыкой ритм-энд-блюз, что она уже казалась частью ее тела, он как-то заставил ее почувствовать, что они находятся одни посреди поля. Ночью, под тихой луной.

Бекке пришлось сделать глубокий вдох.

— Я не думал, что приход сюда может тебя так расстроить, — сказал он.

Она пожала плечами и посмотрела на стакан с водой.

— Все в порядке.

— Мой папа кое-что говорил мне, когда люди доставали меня, — сказал он. Его голос стал тихим, и ей пришлось наклониться вперед, чтобы слышать его.

Его доставали? Он казался таким... неприкасаемым. Выше этого.

Ей не хотелось слышать сентиментальных ободряющих речей. Но его отец умер, и что бы Хантер ни сказал, все его слова были важны для него.

— Что? — спросила она.

— Да пошли они.

Она резко подняла голову. На его губах играла тень улыбки, но она могла прочитать все эмоции в его глазах.

— Это помогает, — сказал он.

Да пошли они. Она улыбнулась. Это помогло.

Она посмотрела на него, стоящего так близко. Ее пульс участился. Она облизала губы.

— Думаю, мне надо пойти... э-э... привести себя в порядок.

Он сделал шаг назад и усмехнулся.

— Ты сможешь идти?

Бекка выпрямилась и оттолкнулась от стены. У нее все еще кружилась голова, но ноги стояли уверенно. По большей части.

— Да. — Она сделала один шаг. Потом второй. Вода в стакане даже не пролилась. — Спасибо за волшебные камни, — сказала она через плечо.

Завернув за угол, она врезалась во что-то твердое. Ее глаза сначала увидели синюю футболку, а потом разлитую на мужской груди воду. Он выругался.

Она узнала голос и резко подняла глаза.

Она только что облила Криса Меррика.

Глава 11

 

Крис выглядел сердитым.

— Черт возьми, — прошептала Бекка. Вся его рубашка спереди была мокрой.

— Именно так. — Он оттянул ткань на груди и вздохнул. — По крайней мере, это вода.

Она почувствовала легкое головокружение. Она крепче обхватила руками чашку, будто она как-то могла удержать ее в вертикальном положении.

— Что такое? Ты не можешь просто заморозить ее в воздухе?

Он впился в нее глазами, вдруг ставшими свирепыми и пугающими.

— Что ты сказала?

Она сделала глубокий вдох. Голос ее не слушался.

А потом она начала хихикать. Было так же весело как, когда ты пьян. Она подумала о Тэйлор перед домом. По крайней мере, она не валялась в траве.

— Тебе повезло, что я не ниже ростом, — сказала она. — Иначе у тебя мог бы быть совсем другой вид.

Он немного отступил.

— Рад, что рассмешил тебя.

Она не могла перестать смеяться. Ей пришлось опереться рукой о стену.

— Тебе следует поблагодарить меня за мой прицел.

Он посмотрел на нее, как на сумасшедшую.

— Ты пьяна?

— Не должна вроде. У меня есть волшебные камни.

Она подняла руку, все еще хихикая.

— О чем ты вообще говоришь?

Тон его голоса вернул ее к реальности, и она перестала смеяться. Она попыталась вернуть себе ясность ума, сконцентрировавшись на холодном черном камне, на своем запястье.

— Бекка. — Рядом с ней появился Хантер. — С тобой все в порядке?

Крис взглянул на него, и выражение его лица не было дружелюбным.

— Разве тебя это касается?

— Так как она здесь со мной, то да.

Крис выглядел удивленным, а затем посмотрел на нее. Его голубые глаза стали жесткими и тусклыми, как сланец.

И почему, черт возьми, она испытывала чувство вины, стоя здесь?

Бекка стряхнула с себя тяжесть его глаз и прикоснулась к руке Хантера.

— Послушай. Это моя вина. Я врезалась в него, неся воду.

Крис ничего не сказал, но она видела, как он посмотрел на ее руку.

Она отдернула ее, и какое-то время беспомощно стояла, чувствуя повисшее в воздухе напряжение.

Глаза Хантера немного сузились.

— Уверен, он это переживет.

Крис сжал челюсти. Его плечи напряглись.

Она не могла пошевелиться. Вся ситуация казалась какой-то сюрреалистической, Крис и Хантер сердито смотрели друг на друга поверх ее головы. Не замечая ее.

Из коридора донесся чей-то голос.

— Эй, Крис.

Один из близнецов. Она не знала, который из них. Конечно же, они все были здесь — Габриэль играл в футбольной команде.

Крис не повернул головы.

— Да?

— Мы собираемся пойти поиграть в баскетбол с Марком и Дрю. Ты с нами?

У нее перехватило дыхание, всего на секунду, будто простое упоминание имени Дрю имело власть над ней.

Долгое время Крис не двигался. Но затем он через плечо посмотрел на своего брата.

— Да. Конечно.

Он сделал шаг назад и начал поворачиваться.

Она выдохнула, не заметив, что задержала дыхание.

— Я действительно сожалею насчет твоей футболки, — сказала она.

Он даже не оглянулся. Его голос был спокойным.

— Я уже пережил это, Бекки.

То, как он это сказал, было похоже на зажим нерва в руке.

Ублюдок. Она сердито посмотрела на него.

Хантер наблюдал за тем, как уходил Крис. Она прикоснулась к его руке.

— Пошли. Давай найдем Квин.

Ее подруга танцевала в гостиной, закрыв глаза, подняв над головой руки и двигаясь так, будто занималась с музыкой любовью.

Видимо, Бекка была не единственной, кто так думал, потому что еще двое парней танцевали вместе с ней. Бекка не узнала ни одного из них.

При этом трое не обращали никакого внимания на присутствующих.

— Квин выглядит одинокой, — сказал Хантер. Он где-то взял пару содовых и сейчас протягивал ей запотевшую банку. Она взяла ее.

Квин качнула бедрами в такт музыки, а потом ударила по бедрам с внутренней стороны.

Бекка поморщилась.

— Никогда раньше не видела, чтобы она так делала...

— Ты уверена? — голос Хантера у ее плеча прозвучал сухо. — Выглядит так, будто она практиковалась.

— Эй. — Она посмотрела на него.

Он пожал плечами и сделал глоток из банки.

— Я просто сказал.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.