Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 11 страница



— Пожалуйста. — Он не взглянул на нее, но некоторое напряжение, кажется, рассеялось. — Как насчет ланча в «Роки Ран»?

Его голос снова казался неуверенным, будто он подозревал, что она откажет ему в раннем приглашении на ланч.

Бекка заправила волосы за ухо и кивнула.

— Идет.

Конечно же, здесь была очередь. Но она была не слишком длинной, и Бекка села на виниловое сиденье рядом с отцом снаружи кафе, в то время как напротив несколько школьников шумели в проходе.

Отец не завел разговора, и ей стало интересно, так ли ему неловко, как и ей.

Она перестала о чем-либо думать, блуждая взглядом вдоль витрин. Ювелирный магазин напомнил ей о Хантере, и она рассеяно пробежалась пальцами по камням, все еще висевшим на запястье и спрятанным под рукавом толстовки. Музыкальный магазин недалеко от угла был практически пуст с тех пор, как никто больше не утруждал себя покупкой компакт-дисков. Из «Форевер 21» доносилась какая-то громкая песня в стиле «ритм-энд-блюз» с тяжелыми басами. Из дверей, смеясь и хихикая, выходили девушки, нагруженные пакетами, и шли в их направлении.

А потом Бекка узнала одну из них. Лила.

Девушка Сета.

Ее мозг заработал на полную мощность, пытаясь поспеть за внезапно ускорившимся сердцебиением. Ей стало жарко, она запаниковала. Был ли Сет с ней? Нет, здесь только девушки. Но Лила могла узнать ее, да? Находились ли Тайлер и Сет здесь, в торговом центре?

— Бекка?

Послышался голос отца, и он звучал так, будто он уже не первый раз звал ее по имени. Ей пришлось оторвать взгляд от девушек, чтобы посмотреть на него.

Он опустил глаза на сиденье, а потом снова поднял их к ее лицу.

— Ты в порядке?

Она проследила за его взглядом. Оказывается, она схватила его за руку, сама того не осознавая.

Не веди себя как ребенок.

Она вырвала руку и вытерла ладонь о джинсы.

Девушки практически поравнялись с ними, и Бекка опустила взгляд к своим коленям, позволив волосам опуститься на лицо. Ее плечи напряглись. Они увидят ее. Они обязательно ее увидят.

Они не видели ее.

Но они подошли к официантке, чтобы заказать столик в кафе.

Отец наклонился ближе к ней.

— Бекка?

— А, да. — Она сглотнула. — Я не хочу обедать здесь.

Он не идиот.

— Что сейчас произошло?

От напряжения ей захотелось наброситься на него. Она взглянула на него из-под опущенных волос.

— Я просто не хочу здесь есть, ясно?

— Понял. — Он встал. — Пошли.

Она сидела, сгорбившись на пассажирском сидении его грузовика и прислонившись к двери, понимая, что он горит желанием ее расспросить.

И точно, едва они доехали до главной дороги, как он спросил:

— Ты знаешь тех девушек?

Бекка посмотрела в окно.

— Не совсем.

— А мне показалось, что знаешь.

Она пожала плечами.

Он помолчал секунду.

— Это как-то связано с мальчиком?

— Нет! — Она издала разочарованный звук и повернулась лицом к отцу. — Теперь ты хочешь поговорить о мальчиках? Ты издеваешься?

Он вздохнул.

— Меня устроит разговор на любую тему.

Бекка выпрямилась. А где ты был все это время?

Слова буквально горели у нее на языке. Просто она была не готова услышать ответ.

— Так как насчет ланча? — спросила она, когда они свернули на ее улицу.

Отец продолжал смотреть на дорогу.

— Мне показалось, что ты не особо была настроена на него.

Он ждал извинений? Одно чуть не вырвалось из ее уст. Она прикусила губу, когда он свернул на подъездную дорожку. Она все еще старательно обдумывала, что бы сказать, когда он заглушил двигатель.

Она начала выбираться из кабины и удивилась, когда он сделал то же самое.

— Ты зайдешь? — спросила она.

— Хочу поговорить с твоей матерью.

Эти слова много значили, и она знала, просто знала, что они будут говорить о ней. Возможно, придумают какой-нибудь способ, чтобы повлиять на ее желание проводить больше времени с отцом.

Она закатила глаза.

— Как скажешь.

— Я тебе не враг, Бекка.

У нее не было ответа на это, поэтому она взбежала наверх по ступеням, как только они зашли в дом. Он мог говорить с ее матерью о чем угодно, а у нее не было необходимости присутствовать при этом.

Скорее всего, после этого разговора мама будет оттирать водосточные желоба зубной щеткой.

Но, может быть, это отвлечение может сыграть Бекке на руку.

Она положила в карман ключи и прокралась вниз по лестнице. Точно, они тихо разговаривали на кухне.

Она слышала голос матери:

— Билл, ты не можешь просто так заявиться и ожидать, что я заставлю ее...

А потом шепот отца:

— Я не хочу, чтобы ты заставляла ее что-то делать. Но, очевидно, что что-то произошло, а я предупреждал тебя...

— Пока! — крикнула Бекка, широко распахивая дверь, от которой все еще пахло краской. — Я ушла к Квин!

— Бекка, — позвала мама. — Подожди мин...

Бекка захлопнула дверь.

Потом она спрыгнула со ступеней, забралась в свою машину и завела ее.

Но в конце квартала она не повернула направо и не поехала к Квин.

Она повернула налево и направилась прямиком к Крису.

 

Глава 18

 

Когда Бекка повернула на подъездную дорожку, то увидела открытую дверь гаража. Братья Меррик находились снаружи, перетаскивая мешки из гаража, чтобы нагрузить ими прицеп с безбортовой платформой. Он был прикреплен к красному пикапу с их фамилией и логотипом ландшафтной компании на боку.

Она крепче вцепилась в руль. Эта ситуация не оставляла ей ни единого шанса заново подумать о том, какого черта она здесь делает. Она планировала поговорить с Крисом наедине, упомянуть о том, что произошло с ее домом, и потребовать ответы.

Ругаться с ним на глазах всей его семьи не входило в ее планы.

Солнце пригревало, когда она вылезла из машины. Но стоило легкому ветерку промчаться сквозь деревья и коснуться ее шеи, как она обрадовалась, что на ней куртка. Запахи, доносившиеся из гаража, натолкнули ее на мысль о садоводческом центре в «Хоум Депот»,[17] чем-то влажном, древесном и не совсем натуральном, как мульча[18] и почвенный слой, уложенные с намеком на «Мирэкл-Гро».[19] В открытом гараже обнаружилось огромное пространство, которое, очевидно, служило складом для ландшафтного бизнеса Майкла. Вдоль стен были нагромождены поддоны вместе с мешками с землей, белым песком и щепками красного кедра. Повсюду висели инструменты, втиснутые куда только возможно, хотя во всем этом безумии и должен был быть какой-то порядок.

Ближе всех к ней находился Майкл. Он бросил на кучу в передней части прицепа мешок с надписью «Известковый щебень». Одет он был в красную футболку и джинсы, а руки были уже покрыты слоем пыли. Как обычно голос его звучал неприветливо:

— Ты в курсе, что на дворе двадцать первый век?

Она понятия не имела, о чем он говорит.

— Что?

Он вытер ладони о джинсы и направился к гаражу.

— Ты вообще слышала о телефоне? — крикнул он через плечо.

Она выпрямилась и уставилась на него.

— А ты вообще слышал о манерах?

Он уже закинул на плечо другой мешок, выражение его лица скрывали тени.

— Ты имеешь в виду такие манеры, как: приезжать к кому-то домой без приглашения?

Что за придурок.

— Может, если бы ты не был...

— Бекка. — Крис вытащил из гаража мешок с тем же самым наполнением. — Игнорируй его.

Он бросил мешок поверх кучи, а затем, спрыгнув с прицепа, подошел к ней. На нем была черная футболка, а грудь покрывали полосы пыли. По лбу стекали капли пота, и он наклонил голову, чтобы стереть их рукавом.

Он казался настороженным. То неуловимое напряжение, появившееся прошлой ночью, все еще висело между ними.

— Что-то случилось?

— Просто я... — она запнулась.

Один из близнецов нес к прицепу еще один мешок. Он еле заметно кивнул ей. Они выглядели уставшими... а мешки — тяжелыми.

Они были заняты.

Тут же ей захотелось забраться обратно в машину. Кто-то просто нарисовал звезду в круге на ее двери. У Тайлера был пистолет, и он продемонстрировал, что не боится его использовать — мог ли он действительно опуститься до чего-то вроде подростковых выходок, чтобы запугать ее? Может, как и сказал ее отец, какой-то тупой подросток сделал глупость. Пентаграммы не принадлежали исключительно Стихиям.

— Ты занят, — пошла она на попятную. — Мне не стоило просто так заявляться...

— Все нормально. — Крис подвинулся ближе, пока она не уловила его запах: солнца и известняка.

— Крис. — У Майкла был уже другой мешок, и он добавил его к остальной куче. — Меньше разговоров, больше дела.

На лице Криса промелькнула вспышка недовольства, но он повернулся к гаражу.

— Пошли. Расскажешь мне, пока я нагружаю. Он бесится, потому что уже опоздал.

Бекка проследовала за ним в прохладный свод гаража. Он поднял мешок из кучи и взвалил его на плечо.

Ей было неловко.

— Я могу тебе помочь? Или...

— Ну, давай. — Он улыбнулся. — Вытащи один.

Она наклонилась и скользнула руками под скользкие края мешка. По ощущению он был похож на мешок с песком и был отмечен знаком 35 кг. Она никогда не могла запомнить, были ли килограммы больше фунтов или наоборот, но согнулась, напряглась и попыталась поднять мешок с известняком.

Боже. Они больше. Килограммы больше. Мешок весил, как минимум, 80 фунтов. Она не смогла даже приподнять его с поддона.

— Прошу прощения.

Один из близнецов, в его голосе послышался смех. Она отступила назад, уже ощущая, как вспотела спина, от одной лишь секундной попытки. Она чувствовала себя идиоткой.

Особенно, когда тот просунул руки под двумя мешками и поднял их к груди.

— Хвастун, — сказала она.

Он откинул со лба волосы.

— Может, ты могла бы пойти на кухню и испечь нам печенье или еще что-нибудь?

— Да пошел ты.

Он озорно усмехнулся ей через плечо.

— Я просто сказал.

А потом вернулся Крис, подхватив еще один мешок.

— Пошли. Габриэль будет издеваться над тобой весь день, если ты ему это позволишь.

И как он их различает?

Он позволил ей идти молча до тех пор, пока не бросил мешок. Затем он встал у края прицепа и посмотрел на нее сверху-вниз.

— Бекка?

Она должна назвать ему хоть какую-то причину ее пребывания тут.

— Я... э-э... подумала, что нам нужно обсудить задание.

Он нахмурил брови.

— По истории?

Да уж, для нее это тоже звучало неубедительно.

— У меня не было твоего номера телефона, поэтому я подумала, может...

Он указал на бок грузовика.

— Он такой же, как и рабочий номер. Я запишу его тебе, или можешь просто поискать его в интернете...

— Крис!

Теперь Майкл в одной руке держал планшет с зажимом.

Крис тихо выругался и одарил своего брата уничтожающим взглядом.

— Ты дашь нам отдохнуть...

— Я должен выложить двор плитами до заката. Шевелись.

— Ладно, я пойду. — Бекка заправила волосы за ухо и быстро глянула на Майкла. — Мы можем поговорить и в понедельник.

Крис подвинулся к ней ближе.

— Он может минуту и подождать. — Он изучил ее лицо, и его голос сделался тише. — Скажи мне то, что ты действительно пришла сказать.

Он был так близко, что она слышала его дыхание, совсем немного ускорившееся от напряжения. Он был хорош собой: крепкий, весь в грязи и покрытый пылью. Она чувствовала, что должна отодвинуться.

Майкл обошел грузовик на ту сторону прицепа, где они стояли, и она почувствовала, как напрягся Крис. Бекке практически захотелось нырнуть за него. Но его брат протянул ей планшет.

— Держи. Хочешь остаться? Тогда считай.

Она открыла рот. А потом закрыла.

— Э-э... хорошо. Конечно.

Он даже не остался объяснить ей, что она должна считать, просто дал ей ручку и ушел, чтобы самому взять мешок. Крис последовал за ним. К планшету был прикреплен бланк с копиркой, содержащий неразборчиво написанный список различных материалов, о которых она никогда не слышала. Но она разобрала «Известковый щебень», шедший под номером 18.

Она поспешила сосчитать.

— Вам нужно еще три, — крикнула она.

Другой близнец, должно быть, Ник, поднял футболку, чтобы вытереть лицо.

— Сколько мешков с брусчаткой?

И так она стала изображать из себя прораба.

Войдя в ритм, они заработали быстрее, и она делала все, что могла, чтобы отследить что есть что, особенно, когда каждый из братьев начал грузить разные материалы. Она называла количество, когда те спрашивали, делая крошечные пометки, чтобы не запутаться. Подписанные мешки проблем не вызывали, но, черт возьми, кто знал разницу между плитняком и гранитной брусчаткой? Сначала она чувствовала себя неловко, особенно, когда они ждали от нее указаний о том, что класть в прицеп.

Но ей это понравилось, потому что этим заданием можно было занять мысли и делать что-то нормальное.

Меньше, чем через час прицеп оказался забит мешками и оборудованием, и Майкл остановился перед ней, протягивая руку за планшетом.

Она отдала его, приготовившись к ехидным замечаниям.

Но они не последовали. Он просто прочитал список («Проверяет номера», — предположила она), а затем поднял взгляд.

— Хорошая работа.

Бекка ожидала, когда последует неизбежное.

— Спасибо?

Он полез в задний карман за бумажником, а затем вытащил из него двадцатку и протянул ей.

— Нет, спасибо тебе.

Она быстро покачала головой.

— Я не... ты не должен мне платить.

— Конечно, должен. Ты отработала, тебе заплатили.

— Бери деньги! — прокричал Габриэль. Он где-то нашел баскетбольный мяч и, несмотря на то, что тягал восьмидесяти фунтовые мешки больше часа, забросил его в баскетбольное кольцо над открытой дверью гаража. — Закажем пиццу.

Она покраснела и помедлила, удивленная внезапным товариществом.

— Но...

— Так ты берешь деньги? — Майкл протянул их вперед. — Я опаздываю.

— Хорошо. — Она выхватила их у него из кулака.

Он отвернулся, чтобы сунуть планшет на приборную панель грузовика.

— Поехали, Ник.

Ник уже забирался в кабину. Он натянул на голову красную бейсболку с таким же логотипом, как и на грузовике.

— Увидимся позже, Бекка.

Из окна кабины высунулся Майкл и посмотрел на братьев.

— Ни во что не ввязываться.

Габриэль кинул мяч об бок грузовика. Сильно.

— Обещать не можем.

Майкл выглядел так, будто собирался вылезти из кабины и направиться к Габриэлю, но Ник схватил его за руку.

— У меня его ключи. Поехали.

Теперь Габриэль швырнул мяч в грузовик.

— Подхалим ты, Никки.

Но Майкл уже завел двигатель, и они выехали с подъездной дорожки.

Бекка на секунду застыла, чувствуя себя неловко. Она ворвалась сюда, ожидая, что все разваливается на части. А найдя их за занятием нормальными субботними делами, она почувствовала себя кинутой.

Крис следил за ней, она чувствовала это. В тот момент, когда она придумывала, как вернуться в машину и уехать, не выглядя полной идиоткой, он спросил:

— Хочешь есть?

Она помедлила, и для него этого было достаточно, чтобы отвернуться, а для нее, чтобы понять — он ожидал отказа.

— Я хочу, — сказал Габриэль.

Он поднял мяч и легким трехочковым забросил его с середины подъездной дорожки.

— Пошли, — сказал Крис, и она была не совсем уверена, что он обращался к ней. — Пицца — это хорошо. Пошли внутрь и закажем.

Он потянулся и взялся за дверь гаража, рывком заставив ее опускаться вниз.

Бекка по-прежнему размышляла, подразумевал ли Крис реальное приглашение войти или просто ждал, пока она уйдет. Поэтому не сразу обратила внимания на полосы распыленной красной краски на синих деревянных панелях, когда те опускались, и не разобрала весь рисунок, пока дверь не ударилась о землю.

И здесь, прямо посередине двери гаража, с нее высотой краснела пентаграмма.

 

Глава 19

 

Бекка не могла отвести взгляда.

— Пентаграмма.

Габриэль присвистнул сквозь зубы.

— Ух ты, братец, да ты отбираешь кандидатов в Менсу[20].

Крис бросил на него взгляд.

— Заткнись.

Бекка даже не смогла обидеться — она все еще продолжала смотреть на дверь гаража. Это не могло быть совпадением.

— Но... что это значит?

— Это предупреждение, — сказал Крис.

— Не правильно, — сказал Габриэль. — Это цель.

Цель. Она переводила взгляд с одного на другого.

— Я не понимаю.

Крис подошел и встал рядом с Беккой, глядя на дверь. Он поднял руку, чтобы потереть шею сзади.

— Это значит, что они позвали Проводников. — Он помолчал. — Ник нашел его сегодня утром. Майкл не знает.

Габриэль фыркнул и швырнул мяч в центр пентаграммы.

— Как будто это имеет значение.

Она прикусила губу.

— Но это не имеет никакого смысла.

— Они уже какое-то время угрожали это сделать.

— Нет, — сказала она, поворачиваясь к ним лицом. Ее кулаки сжались. — Это не имеет смысла, потому что у меня на двери такой же знак.

В течение долгого времени они оба смотрели на нее.

Бекке не нравилось то, как они на нее смотрели — чересчур напряженно.

— Мой отец закрасил ее сегодня утром. Проводники — это же те, кто убивает людей? Кто уничтожает обвиненных и обвинителей?

Габриэль толкнул Криса в плечо.

— Вижу, ты ничего не утаил.

Крис проигнорировал его.

— Когда ты нашла ее? Этим утром?

Она кивнула.

— Так... значит, ее нарисовал Тайлер?

В этом был бы смысл, так как стало очевидно, что Тайлер считал ее причастной ко всему этому. Каким-то образом это заставило ее почувствовать себя лучше, будто она могла выбраться из этой путаницы с помощью простого объяснения или написанной записки.

Тем, кого это касается: я не имею к этому отношения. Честно. Обнимаю, Бекка.

— Это не обязательно Тайлер. Любой из них мог это сделать. — Крис пожал плечами. — Проводники приезжают в город тайно, чтобы лишь наблюдать.

— А потом, — сказал Габриэль, подчеркнув свои слова очередным трехочковым броском, — они судят.

— Как вы можете быть настолько спокойными? — потребовала она. — Они же собираются меня убить, а вы...

— Тс-с. — Габриэль прислонил палец к ее губам. Ее глаза расширились.

— Во-первых, — тихо сказал он, — гнев сейчас нам не помощник. Ты поняла меня?

Рука Габриэля на ее лице излучала тепло. Она уставилась ему в глаза и вспомнила пламя на его ладони прошлым вечером.

Или хватку Тайлера на ее руке в зоомагазине.

Она сглотнула и кивнула.

— Они не собираются тебя убивать, — сказал он. — Потому что ты не важна.

Прозвучало это не так, как он имел в виду. Она понимала это. Но все равно вздрогнула от этих слов, совсем немного.

Крис схватил брата за руку и оттолкнул его.

— Оставь ее в покое. Она не знает.

— Так и должно быть, — сказал Габриэль. — Чем меньше она знает, тем лучше для нее.

— Вообще-то она стоит здесь, — сказала Бекка.

— Проводники тебя не побеспокоят, — произнес Крис. — Конечно, они, должно быть, следят за тобой...

Следят за мной?

— ...но ты не одна из нас. Они осознают, что ты не Стихия. — Крис наклонился, и она расслышала натянутость в его голосе. — Когда я сказал, что они и судьи, и присяжные, и палачи, то имел в виду, что они не занимаются всякой ерундой. Но они не тупые.

Ее дыхание казалось слишком частым, как и его.

— А ты? — наконец, произнесла она.

Взгляд его голубых глаз стал жестче, а голос — неживым.

— Если они следят за тобой, то, возможно, ты должна держаться от меня подальше.

Тут зазвонил телефон, и Бекке потребовалась минута, чтобы понять, что он звонит у нее в кармане. Она взглянула на экран своего нового телефона и узнала номер Квин.

Она нажала кнопку ответа и, не здороваясь, сразу перешла к делу:

— Как ты узнала, что у меня появился новый телефон?

— Позвонила тебе домой. Твоя мама очень зла. — Голос Квин тоже звучал сердито.

— Почему?

— Потому что ты сказала ей, что была со мной.

Вот черт.

— И что ты ей сказала?

— Что ей не стоит волноваться, я видела тебя пьяной за рулем всего лишь пару раз. Где ты находишься, что тебя нужно прикрывать?

Бекка подняла взгляд и сглотнула. Крис не сдвинулся с места. Он по-прежнему стоял очень близко к ней. Возможно, он слышал Квин.

Она повернулась лицом в ведущей к дому дорожке, и ей пришлось откашляться.

— Дома у Криса Меррика.

Далее последовала очень очевидная пауза.

— Ага, — сказала Квин.

— Это девушка? — Габриэль кинул мяч через подъездную дорожку. — Зови ее сюда.

— Это Крис? — спросила Квин. — Он только что пригласил меня?

Они что, все с ума посходили?

— Его брат, — выдавила Бекка. — И он шутит...

— Послушай, — сказала Квин, — если ты занята и все такое, я пойму, но хотела узнать, не пройдешься ли ты со мной по магазинам пару часиков.

— Сейчас?

Бекка почувствовала, как у нее по шее разлился жар. Должно быть, Крис подвинулся ближе, она снова ощущала тепло его тела, запах известковой пыли на его коже.

— Ну, завтра ты работаешь, — пролепетала Квин, — а мне нужно платье...

— Иди, — сказал Крис.

Он говорил прямо у ее плеча, и она не могла сосредоточиться сразу на них обоих.

— Пла... платье? За...

— Встреча выпускников, — сказала Квин. — Слушай, после прошлой ночи я подумала, что, возможно, Рейф пригласит меня, и хотелось иметь несколько вариантов...

— Иди, — сказал Крис. По выражению его лица ничего нельзя было понять.

— Эй, Квин. Знаешь что? — сказала Бекка в трубку. — Я думаю, что шопинг — отличная идея.

Глава 20

 

Воскресенье. Работа.

Нервы у Бекки были на пределе. Слава Богу, что сегодня она могла работать в подсобке, где ее никто не увидит. Убирать за животными — еще то развлечение, но, во всяком случае, все это происходило в запертом помещении без окон. Вчера она почти три часа провела в торговом центре с Квин, кивая и что-то бормоча между платьями для какого-то свидания Квин, которое ей даже еще не назначили. Все это время ее не покидало ощущение, что она находится под прицелом снайперской винтовки.

Бекка все не могла перестать думать о Крисе и его братьях, об этих странных Проводниках, которые были посланы, чтобы убить их. Они сбегут? Затаятся? Вчера днем Майкл отправился на работу, но при этом все казались какими-то напряженными. Неужели они собираются жить дальше, как ни в чем не бывало?

Возможно, это делалось специально. Чтобы доказать, что они безвредны.

Думаю, ты должна держаться от меня подальше.

В четыре она с радостью скинула халат и взяла сумочку.

Когда она пробиралась между выставленных напоказ кошачьих тренажеров, ей кто-то преградил путь.

Опустив голову, Бекка рукой шарила в сумочке в поисках ключей. Она, просто не глядя, уступила дорогу.

Но ее за запястье ухватила чья-то тонкая рука, не больно, но достаточно решительно, так что ей пришлось остановиться.

Бекка вскинула голову.

— Лила.

Лила вызывала впечатление девушки, с которой лучше не шутить. Она была на несколько дюймов выше Бекки, а привычка к курению вызвала вокруг рта преждевременные морщины, сделав ее щеки впалыми, а взгляд тяжелым. У нее были вьющиеся длинные волосы, закручивающиеся на кончиках у плеч. В сочетании с облегающим черным топом и джинсами с низкой талией она выглядела как байкерша.

Может, она ею и была.

Бекка отшатнулась.

— Оставь меня в покое. Или я позову менеджера.

— И что ты ему скажешь? Что я здесь стою?

Бекка взволнованно огляделась. Лилы она не боялась, пока что, но здесь мог быть Тайлер. Или Сет. Она никого не видела, но это ничего не значило.

— Послушай. Я не знаю, почему вы продолжаете меня доставать...

— Доставать тебя. — Лила прищурила глаза.

— А ты, что думаешь, сейчас делаешь? — прошипела Бекка.

Лила прислонилась к одному из стеллажей, почти недоверчиво глядя на нее.

— Слушай, детка, я пришла сюда, чтобы просто тебя предупредить.

Бекка прошла мимо нее.

— Думаю, мне достаточно предупреждения на моей входной двери. Спасибо.

— Тайлер рассказал мне о тебе, — крикнула Лила. — Что ты сказала, будто не одна из них.

Бекка остановилась и повернулась.

— Это так.

— Он не верит тебе, — продолжила Лила. — Но думаю, что я верю.

Бекка изучала ее. Неужели она неверно все истолковала? Лила действительно ее предупреждала вместо того, чтобы угрожать?

— Вся эта ситуация между вами и братьями Меррик... Я не хочу в этом участвовать. Я не такая... как вы.

Лила пожала плечами.

— Если ты не такая, то тогда с тобой все будет в порядке. — Она подошла ближе, понижая голос. — А если — нет, то тебя тоже убьют.

О, вот теперь они вернулись к угрозам. Бекка поправила сумку на плече и отвернулась.

— Отлично. Тогда оставьте меня в покое, и пусть Проводники делают свою работу.

— Видишь, — сказала Лила, — вот поэтому я и верю тебе. Ты действительно не имеешь понятия, о чем говоришь.

Бекка обернулась, услышав презрение в голосе девушки.

— Я знаю, что вы говорите о Крисе и его братьях так, будто они опасны. Но я видела, что Тайлер и Сет сделали с Крисом. А потом они пришли за мной, ко мне на работу, и причинили бы мне боль, если бы не подошел другой покупатель. В пятницу вечером Тайлер стрелял в меня. Из пистолета. Это покушение на убийство. Что такого ужасного сделали вам Крис и его братья?

— Ты знаешь, что они убили сестру Тайлера?

В устах Лилы это прозвучало совершенно иначе, чем со слов Криса. Но при этом, несмотря на характер Майкла, она не могла представить, что он мог кого-то убить.

— Я знаю, что она утонула в карьере.

Лила снова шагнула ближе, и теперь ее глаза были полны злости, из-за чего она выглядела жестокой.

— Она была моей подругой. Ты в курсе, что она утонула сразу же после того, как этот их старший начал доставать ее во время ее летней работы? Как думаешь, кто загнал ее в этот карьер?

В ее голосе сквозила такая боль, что Бекка сглотнула.

— Это был несчастный случай, — сказала она.

— Ты уверена?

Нет. Она не была уверена. И Бекка не могла солгать Лиле, особенно, видя такую искреннюю боль.

Она вспомнила, как держала Криса за руку, чувствуя, как вода тянет ее вниз, превращая ее мир в ничто, кроме тьмы и удушья.

Лила подвинулась еще ближе.

— Ладно, предположим, что они в этом не виноваты, хотя они и не заслуживают этого. Но ты знала, что их родители убили родителей Сета?

Бекка покачала головой.

— Да, — сказала Лила. — После того, как Майкл убил Эмили. Мы просто хотели, чтобы они уехали, — она продолжала говорить. — Они сказали тебе, что мы уже не в первый раз зовем Проводников, чтобы те позаботились о них?

Бекке пришлось откашляться.

— Крис сказал, что вы угрожали. Тогда. Что его родители заключили сделку...

— Нет. — Лила покачала головой. — Несколько месяцев назад.

Бекке потребовалось какое-то время, чтобы переварить услышанное. Тайлер и Сет были жестокими, настоящими хулиганами. Но могла ли она защищать Криса и его братьев?

— И?

— Они отправили двоих. Меррики их убили.

— Я тебе не верю.

С тем, кем мы являемся, очень просто совершить преступление без каких-либо доказательств. Очень просто.

Слишком просто.

Должно быть, у нее на лице отразилось смятение, потому что Лила кивнула.

— Ты мне веришь.

Бекка не могла думать, так сильно билось ее сердце.

— Хочешь больше? — спросила Лила. — В среду ночью Крис и Габриэль пытались взорвать грузовик Тайлера. Конечно, копы поймали их до того, как они успели что-то сделать, но кто знает, чем бы все закончилось?

Она говорила о той же ночи, когда Бекка привезли домой Криса. Она вспомнила, как неуклюже Крис держался в школе в четверг. Выглядел он дерьмово, но она все списала на драку, из которой его спасла. Он выходил из дома, чтобы ввязаться в другую?

— Они пытались... взорвать...

— Его грузовик. Подожгли мешки с удобрениями. Ты в курсе, как сильно эти штуки взрываются? Ты понимаешь, что они могли убить людей? Невинных людей.

Бекка уставилась на нее.

— Поищи, — сказала Лила. — В воскресной газете печатался журнал регистрации приводов.

Она так и сделает. Когда вернется домой.

Он вешал ей лапшу на уши по поводу того, как их преследуют, когда сам двумя ночами раньше бомбил грузовик Тайлера?

— Тайлер и Сет... они жестокие, — сказала Лила. — Но не потому, что хотят такими быть. А потому, что нам приходится.

Она шагнула назад. Бекка просто стояла, уставившись на нее.

— И да, — сказала Лила. — Не думаю, что тебе стоит переживать по поводу Проводников. Думаю, тебе совсем не стоит об этом переживать.

Она повернулась и направилась прочь.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.