Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соснешь за пять баксов? 1 страница



Бриджид Кеммерер

Буря

Стихии— 1

 

 

Оригинальное название: Brigid Kemmerer «STORM» 2012

Бриджид Кеммерер «Буря» 2012

Перевод: mouse_yeah, sadako999, Alaska08, lightrainbow, Dev4enka, Nickelback, aveeder

Бета ридер: Светлана «lightrainbow» Дорохова

Редактор и оформитель: Анастасия «Nickelback»Антонова

Переведено специально для группы: http://vk.com/e_books_vk

Любое копирование без ссылки

на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

 

Аннотация

Бекка Чендлер внезапно становится центром внимания всех парней, да только они ей не нужны. Все началось с того, что ее бывший распространил лживые слухи о ней. Затем, она спасает Криса Меррика от избиения на школьной парковке. Крис другой. Совсем другой: он имеет власть над водой, как и его братья над огнем, воздухом и землей. Они могущественны. Опасны. Отмечены смертью.

Как и Бекка, узнавшая правду.

Трудно хранить секреты, когда твоя жизнь на кону. Когда появляется Хантер, загадочный новый ученик, имеющий талант появляться в неправильном месте в нужное время, Бекка думает, что может доверять ему. Но затем Хантер сталкивается лбом ко лбу с Крисом, и девушка задается вопросом, кто же из них скрывает самую страшную правду.

Буря надвигается.

Глава 1

Занятия по самообороне оказались пустой тратой шестидесяти баксов.

Бекке никогда не приходилось выступать в роли жертвы, но, похоже, настал и ее черед. Когда она увидела расклеенные по школе объявления, сообщающие о трехчасовых «курсах по женской самообороне», ей безумно захотелось записаться на них. Но тренер оказался каким-то студентом колледжа по имени Пол, который половину занятия писал смс-ки, довольно прикарманив их плату в обмен на вялые указания, как защищаться и выкалывать глаза. Ей придется провести еще одну субботу за чисткой собачьего питомника, чтобы вернуть эти деньги.

Она оставила свой сотовый в шкафчике, поэтому после занятия направилась за ним. Ее лучшая подруга оставила четырнадцать сообщений, рассказывающих о конфликте со своей мамашей. Поэтому Бекке пришлось задержаться в полутемном коридоре, чтобы ответить ей. Квин не отличалась особой терпеливостью.

Ночной воздух пощипывал ее раскрасневшуюся кожу, когда она открывала боковую дверь, жалея, что не надела более теплую куртку — хорошо, что не было обещанного дождя. Темнота окутала опустевшую парковку, и ее автомобиль одиноко ютился возле лампы безопасности, посреди растрескавшегося бетона.

Это была как раз та самая ситуация, о которой их предупреждал Пол: уединенное место, на отдаленном расстоянии, с плохой видимостью. Но Бекка радостно восприняла темноту и тишину. Ей даже было жаль, что она не курит — так как могла бы лежать на крыше автомобиля, щелкая зажигалкой и придумывая названия созвездиям, пока никотин уничтожал ее легкие.

Должно быть, это так круто.

Она вставила ключ в замок, но дверца ее старенькой Хонды отказывалась открываться. Она пробормотала обычную молитву, но ничего не произошло. Иногда требовалось проклятие.

А потом она услышала сдавленный крик, где-то вдалеке на тротуаре происходила драка.

Она замерла, скорее от любопытства, чем от страха. Драка? Здесь? Она увидела дерущихся, в лучах охранного освещения в восточном крыле. Дрались три парня, кажется, двое напали на одного. Один схватил за шею другого, а третий бил пойманного кулаком в живот, пока тот пытался вырваться.

Они ничего не говорили, отчего этот акт насилия выглядел мультяшным и нереальным, будто смотришь боевик без звука.

Парень, которого держали за шею, вырвался, но его попытка освободиться быстро была вознаграждена кулаком в голову, откинув его назад. Следующий удар повалил его на землю.

После этого он перестал двигаться. Один из парней пнул его в живот.

Она это услышала. И звук этот заставил ее вспомнить, что она просто стоит посреди парковки и наблюдает.

Бекка опустилась рядом со своей машиной. Воздух со свистом вырывался из легких. Ей не хотелось открывать дверцу, чтобы хоть какой-то звук или свет смог привлечь их внимание. Ей нужно вызвать полицию. Скорую помощь. Всю чертову кавалерию.

Она сунула руку в сумочку, чтобы достать сотовый.

Разряжен.

Чертова Квин и ее уйма сообщений. Бекки выругалась и швырнула телефон о тротуар. От него отлетела крышка и закатилась под машину.

Очень помогло, Бекс.

Она выглянула из-за бампера спереди. Упавший парень, скрючившись, лежал на земле.

Они снова пнули его.

— Вставай, — прошептала она.

Но он не встал.

Она попыталась рассмотреть этих ребят. Какие-то парни из выпускного класса, любящие насилие. Некоторых из них она знала не понаслышке, а кого-то лишь — по репутации. Может, близнецы Меррик?

Теперь они кружили над ним, как коршуны. Один из них подтолкнул ногой лежащего на земле.

А затем ударил его.

— Вставай.

— Ага, — сказал другой. — Как ты избавишься от них?

Голоса их были острыми и жестокими. Она задержала дыхание, желая как-нибудь помочь ему. Но что она могла сделать? Кинуться на них с бутылкой воды или разбитым телефоном? Может, она могла бы попрактиковать ту «уверенную женскую походку», что им продемонстрировал Пол.

Если бы у нее только было оружие, хоть что-то, чтобы уравнять их силы.

Идиотка. У тебя же есть оружие.

Твоя машина.

Еще очень хорошо поспособствовал адреналин. Едва подумав об этом, она уже пробралась через заднюю дверь и залезла на место водителя, направив машину прямо на них.

Она с удовлетворением наблюдала, как фары осветили отразившуюся на их лицах панику, а потом они бросились с дороги в разные стороны. Точно не близнецы Меррик, она вообще их не узнала. В последнюю секунду она вдавила педаль тормоза, резко остановив машину.

— Я позвонила в полицию! — крикнула она в окно, чувствуя, как ее сердце колотится в груди. — Они уже в пути!

Но парни уже растворились в темноте.

Долгое время она не могла выпустить руль. Наконец, она разжала пальцы и, оставив работающим двигатель, осторожно вылезла из машины.

Жаль, что она не развернула машину по-другому, потому что парень находился в основном в тени, за пределом света фар. Он лежал лицом вниз, темные густые волосы слиплись от крови на виске. Они усердно поработали над его лицом — распухшая бровь блестела от большого количества крови. Его щеку в разных местах покрывали ссадины, будто он пропахал тротуар и не один раз. Его черная толстовка оказалась потрепанной, джинсы выглядели не намного лучше, одна штанина была порвана. Он дышал: шумно втягивал в легкие воздух, а на выдохе каждый раз издавал хрип.

Она никогда не видела, чтобы кого-то избили так сильно.

— Эй.

Она легонько потрясла его за плечо. Но он не пошевелился.

Те парни смылись на своих двоих. Она понятия не имела, как далеко они смогут убежать.

Ну и что теперь, гений?

Она оставила автомобиль с включенным двигателем, его фары прорезали темноту. Она заглянула в машину и вытащила полупустую бутылку с водой. Опустившись рядом с парнем, она ощутила сквозь джинсы холод тротуара. Затем, чтобы остановить кровь, она тихонько стала лить воду ему на лицо.

Поначалу ничего не происходило. Она с ужасом и зачарованно смотрела, как вода, смешиваясь с кровью, стекает по челюсти к рассеченной губе.

А потом он полностью пришел в себя.

Бекка не была готова к тому, что он в ярости вскочит с земли, размахивая кулаками, даже не открыв еще глаза.

Ей повезло, что он ранен. Она едва успела увернуться от него.

Однако этот порыв продолжался не долго. Он упал на колено, упершись ладонью о тротуар. Кашель сотрясал все его тело, а потом он выплюнул что-то похожее на кровь.

Теперь, когда он не лежал на земле, она узнала его. Кристофер Меррик. Крис. Он учился в предпоследнем классе, как и она, но не припоминает, чтобы они обменялись с ним хотя бы парой слов. Среди братьев Меррик он был младшим, одним из тех парней, что садятся за последнюю парту и сверлят учителя презрительным взглядом, будто бросая вызов. Люди сторонились его, но, похоже, ему это нравилось. Он добровольно стал чужаком.

В отличие от нее.

— Ты дала мне воду, — проскрежетал он, опустив голову.

Его голос испугал ее, и она поняла, что стояла, так сильно сжимая бутылку, что пластик хрустнул.

— Ага, — сказала она. — Те парни... Они могли вернуться...

— Ты тупая?

Прозвучавшая в его голосе издевка была словно удар в грудь.

— Смешно. Тот же вопрос я задавала и себе.

— Нет. Просто я... мог ранить... — Крис снова закашлял, потом прижался лбом к земле, из горла у него вырвался низкий звук. Он еще раз сплюнул кровь. Ей показалось, что она находится в самой гуще одной из криминальных драм с кабельного, где насилия слишком много для обычного телевидения.

— У тебя есть сотовый? — Она бросила быстрый взгляд в темноту, но кругом все по-прежнему было тихо. — Тебе нужна скорая.

— Мне нужен, чертов ливень. — Казалось, он смеется, но смех душил его. — Дождь. Даже туман.

Он бредил.

— Сможешь забраться в машину? Я могу отвезти тебя в больницу.

— Нет. Домой.

Как хочешь. Садись в машину. Эти парни могут вернуться, и я не...

И тут у нее на руке сомкнулась чья-то ладонь, горячая, мясистая и тяжелая. Из темноты донесся голос:

— Думала, мы не останемся, чтобы посмотреть, что будет дальше?

— Вот неожиданность, — теперь звучал другой голос. — Не слышно сирен.

Рука резка развернула ее. Этот парень не из ее школы. Он выглядел старше. Наверно, учится в колледже. Короткие светлые волосы обрамляли строгое лицо, с четкими и прямыми чертами.

По тротуару что-то шаркнуло.

— Будет дерьмово, — сказал Крис.

Другой парень поднимал его на ноги.

Бекка знала, как проглотить боль и не показать эмоций.

— Отпусти меня. Я не звонила в полицию, а он — да.

Резкие черты лица исказила улыбка.

— Мы забрали у него телефон.

— Хорошая попытка, — произнес Крис. Он снова закашлял. Другой парень пнул его в бок, и тот рухнул на тротуар.

Тот, который держал ее за руку, подтолкнул ее к машине. Больно. Не сдержавшись, она взвизгнула.

— Тебе следует уехать, дорогая.

— Нет, — сказал другой. Темные волосы делали его лицо зловещим. — Это же десерт.

Вот тогда она и узнала голос. Сет Рамсей. Выпускник. И отчасти по этой причине она пошла на курсы по самообороне.

Его друг протянул руку и схватил ее за подбородок.

— Ага. Десерт.

Может, все дело в присутствии Сета, а может, в их словах прозвучал скрытый смысл. Но чтобы не подумал ее разум, ее тело просто дернулось. Бутылка с водой взлетела в воздух, и она замахнулась рукой.

Чтобы выбить ему глаз.

У нее что-то хлюпнуло под пальцами. Он отбросил ее руку, как горячую картофелину, оттолкнув в сторону, и прижал ладонь к лицу.

— Сучка! Ах ты сучка!

Ё-мое! Работает! Вдохнув, она почувствовала удушье, но хотя бы была свободна.

Заткнись, Тайлер, — прошипел Сет. — Может, она и не вызвала полицию, но ты...

— Замрите. На месте.

Сначала она подумала, что появились копы. Но это был Крис с ее бутылкой воды в руке. Он как-то поднялся на ноги и хотя, казалось, держался на них не твердо, их нападавшие замерли.

Крис судорожно вздохнул.

— Валите. Или это будет иметь буквальный смысл.

Иметь буквальный смысл?

— Ну да, конечно, — сказал Сет. — Это же всего одна бутылка.

Крис потряс ею. Заплескалась вода.

— Так попробуйте.

Должно быть, он не в своем уме.

Но они отступили.

— Остынь, приятель, — сказал Тайлер. — Мы просто дурачились.

— Ну да. — Снова послышался грубый смех Криса, а потом он дотронулся рукой до своей распухшей губы.— Похоже на то. Еще шаг назад.

Они подчинились.

Она смотрела на Криса, будто ее бутылка с водой каким-то образом превратилась в оружие, нож с выкидным лезвием или что-то более устрашающее, чем пластиковый контейнер с надписью «Аквафина».

— Бекки, — сказал он. — Садись в машину.

— Бекка, — машинально поправила она. Ее голос звучал хрипло, а руки все еще сжаты в кулаки.

— Ради Бога... — Он бросил взгляд влево. — Просто сядь в машину.

Она забралась на водительское сиденье, руками нащупала ремень безопасности. Только она подумала, собирается ли он садиться, как он дернул заднюю дверцу и практически ввалился в машину.

— Поехали.

Ее нога вдавила педаль газа, и машина рванула вперед, свернув к зданию. Сердце чуть не выскочило из груди, и она вывернула руль. Автомобиль сначала занесло, а потом его удалось выровнять.

Крис выругался.

— Только езжай спокойнее. — Он зашелся кашлем. — Я еще не тороплюсь на тот свет.

Она вывернула машину со стоянки и выехала на главную дорогу, давя на газ, словно только что ограбила банк. Она громко дышала. Мимо пронеслись дома, но ей нужно было обогнать еще один автомобиль.

Она едва притормозила у знака «стоп» в конце Олд-Милл Роуд, с визгом обогнав очередь из машин.

— Эй, — голос Криса был спокоен. — Полегче. Их машина находилась с другой стороны кафе. Можешь сбавить скорость.

Она ослабила нажим на педаль.

— Чего они хотели? Тот парень не из нашей школы.

— Больше нет, — он сделал паузу. — Спасибо.

Она сглотнула. Что лучше ответить в данном случае? Кажется, «пожалуйста» не вполне подходит. Хотя и его «спасибо» — тоже.

— Хочешь, чтобы я отвезла тебя в больницу?

— Нет. Домой. — У него перехватило дыхание, и она взглянула на него в зеркало заднего вида. Его глаза были полуприкрыты, а в голосе слышалась ирония. — Если не возражаешь.

Эта идея не казалась ей хорошей, но что она могла поделать? Силком затащить его в больницу?

— Разве твои родители не сойдут с ума, увидев тебя в таком состоянии?

И опять этот грубый смех.

— Скорее всего, это я сойду с ума, увидев их. — Раскат грома прервал его слова. На лобовом стекле появились капли дождя. — Символично, — пробормотал он. — Теперь идет дождь.

Может быть, у него травма головы?

— Где ты живешь?

— К северу от пожарной станции. В Чаутауга. У нас голубой дом в конце двора.

Она кивнула, костяшки пальцев побелели от того, как крепко она держала руль. На какое-то время она замолчала и снова взглянула в зеркало заднего вида, увидев, что Крис смотрит на нее. У него голубые глаза. Красивые, как она заметила, сильный и умный взгляд под копной темных волос.

А потом он ухмыльнулся. Из-за порезов и синяков его лицо выглядело немного жутко.

— Ты, наверно, думаешь, что теперь я обязан тебе жизнью.

Она быстро вернула взгляд на дорогу.

— Нет, — отрезала она. — Только шестьдесят баксов.

— Ты хочешь плату за героический поступок?

Его голос звучал непринужденно, но за словами она все еще слышала, как он тяжело дышал. Бросив еще один быстрый взгляд в зеркало, она увидела, что он откинул голову на спинку сиденья.

— Я все же считаю, что должна отвезти тебя в больницу. У тебя, наверно, сломаны ребра. — И сотрясение мозга. — Они смогут позвонить твоим родителям.

— Каким образом? Думаешь, у них есть спиритическая доска[1]?

Она с тревогой посмотрела на него, и он полностью открыл глаза.

— Мои родители мертвы, Бекка. Ты не могла бы открыть окно?

Может свежий воздух поможет. Она нажала на кнопку, чтобы немного опустить окно с его стороны, не желая, чтобы дождь попал в салон машины.

Он вздохнул.

— Спасибо.

Всю дорогу он молчал. А когда они подъехали к красным огням местного колледжа, она повернулась к нему. Его глаза были закрыты.

— Крис?

Он не ответил.

Крис.

Тишина.

— Черт побери, — прошептала она.

Глава 2

 

Голубой двухэтажный дом в конце двора Чаутауга располагался на половине акра земли. Он без сомнения был в два раза больше ее собственного дома. Подобное имущество больше подходило для того, чтобы разводить лабрадоров и устраивать барбекю на заднем дворе, чем развешивать на веревках белье и складировать разбитые автомобили. В окнах на первом этаже горел свет — явный признак того, что дома кто-то есть.

Он же сказал, что его родители умерли. Он и его братья живут с бабушкой и дедушкой?

Она припарковалась на подъездной дорожке за мини-внедорожником, одним из тех новейших гибридов. Автомобиль темно-красного цвета, мерцающий в свете ламп над гаражом, не выглядел как вид транспорта для бабушки или дедушки. Переднюю часть дома украшал яркий ландшафт, дорогой, пышный и современный. Густые обрезанные кусты и зелень тянулись вдоль дорожки, уступая место зарослям рододендрона и хризантем возле крыльца.

Кто-то хорошо ухаживал за садом. Может, она ошиблась домом? Но это единственный здесь голубого цвета. Может ли она постучаться в дверь и сказать, что какой-то парень без сознания истекает кровью у нее на заднем сиденье?

Крис по-прежнему сидел прямо, но его дыхание звучало все хуже: прерывисто, со свистом и хрипами. Она навалилась на дверцу, пока та не поддалась, засунула руки в карманы толстовки и съежилась под холодным сентябрьским дождем.

Подойдя к дому, она приготовилась к встрече со стильными и не слишком старыми бабушкой и дедушкой или, может, с тетей и дядей средних лет. Вместо этого дверь распахнул неотесанный парень лет двадцати с небольшим.

Какое-то время Бекка в потрясении просто стояла на месте, чувствуя, как капли дождя с волос стекают ей за воротник.

Он немного похож на Криса, подумала она, с темными волосами и волевым подбородком. Но волосы Криса были короче, современная одежда сидела по фигуре в то время как этот парень выглядел так, будто только что встал с постели, и ему на это наплевать. У него были длинные волосы, собранные в неряшливый хвостик, а футболка выцветшей и поношенной. Назвать его джинсы старыми было бы комплиментом. Она не удивилась, увидев его, стоящим босиком.

Его глаза, карие, а не голубые, сузились.

— Немного старовата, чтобы продавать печенье, так не считаешь?

Вот козел.

— Крис Меррик здесь живет?

— Ага, — он снова окинул меня взглядом сверху-вниз, и ей не понравилось его выражение лица. Казалось, он хотел сказать что-то еще, но лишь произнес: — Его нет дома.

— Не удивительно. Он лежит без сознания у меня на заднем сиденье.

— Он что? — его глаза сузились и, кажется, наконец, сосредоточились на ней. Не дожидаясь ответа, он заглянул в дом и крикнул: — Ник!

А потом, положив ладонь ей на плечо, он отодвинул ее не особо нежно в сторону и сошел с крыльца. Она разрывалась между тем, чтобы отправиться за ним и остаться ждать, но небо расколола сверкающая молния, за которой последовал раскат грома. Она вздрогнула и, потерев руки друг о друга, отступила назад поближе к дому.

— Боишься бурь?

Она подпрыгнула на месте. Голос раздался у нее за спиной, и она с трудом опустила руки по бокам, чтобы сделать безразличный вид.

— Нет, — солгала она, начиная поворачиваться. — Я просто...

И оказалась лицом к лицу с такой красотой.

На мгновение у нее онемел язык. Конечно, она видела в школе близнецов Меррик. Но встретиться взглядом в коридоре не то же самое, что находиться в шести дюймах от одного из них, любуясь тем, как футболка с длинным рукавом облегает мускулистые плечи, или небольшой щетиной на подбородке, или глубиной голубых глаз.

Глаз, которые слишком близко сейчас внимательно изучали ее, с промелькнувшей в них искрой удивления.

Ник Меррик точно знал, как он выглядит и на что она смотрит.

Она расправила плечи и притворилась, что не чувствует, как румянец заливает ее щеки.

— Твой брат участвовал в драке. — Она жестом указала на свою машину, где парень в грязной одежде наполовину упирался коленом в заднее сиденье, а другой ногой стоял на дорожке. — Я привезла его домой.

Ник посмотрел мимо нее и почти раздраженно вздохнул.

— Черт тебя побери, Габриэль.

Его близнец. Она покачала головой.

— Крис.

Он уже направлялся к ступеням, как на мгновение остановился и посмотрел на нее.

— Крис?

— Да. Твой брат. Крис. — Может, она перестанет говорить как идиотка? — Он дрался позади спортзала, и...

Бум! Дом потряс удар грома. Она вздрогнула и забыла, что хотела сказать.

Тем не менее, Ник не слушал ее. Он спрыгнул с крыльца, побежал по дорожке и теперь помогал другому парню вытащить Криса из машины. Каким-то образом они держали его между собой, оставив дверцу автомобиля открытой, чтобы вынести его на подъездную дорожку. Казалось, Крис пытался помочь им, его ноги опустились на тротуар.

— Я могу чем-то помочь? — произнесла она.

Парень с хвостиком взглянул на нее.

— Нет. Ты уже и так сделала достаточно.

Ник выругался.

— Оставь ее в покое, Майкл.

Будто это она отделала Криса.

— Послушайте, я хотела отвезти его в больницу...

Прогремел гром, и небо разверзлось.

Громко и сильно забарабанил дождь, покрывало из белого шума, заполнившего ее уши, поймало ее в западню на крыльце. Трое ребят на дорожке тут же промокли. Дождь смешивался с кровью на лице Криса и стекал на подбородок. Сверкнула молния, сделав его кожу бледнее, а синяки темнее. За две минуты на крыльце она успела позабыть о том, что случилось. Он получил множество травм.

Они потащили Криса к ступенькам. Как только они оказались под крышей, у него подогнулись колени.

Ник проворчал и поймал его, чтобы тот не упал.

— Держись, Крис.

— Где он был вечером? — огрызнулся один из парней. — Я думал, что он был в школе. Если Габриэль отвез его...

— Он был в школе, — предположила она. — На парковке...

— Да? — теперь на нее уставился Майкл. — А ты что там делала?

— Давай потом об этом поговорим. — С волос Нику на глаза капала вода. Он смотрел не на нее, а на другого парня, поэтому дернул головой в сторону дверного проема. — А пока просто отнесем его наверх.

Они почти полностью пронесли Криса через дверь, оставив ее топтаться на крыльце. Она положила руку на дверной косяк, думая о том, ждали ли они, что она войдет, подождет их, а потом все объяснит.

Ты уже и так сделала достаточно.

Неблагодарные.

Задняя дверца в ее машину была открыта, наверно, дождь намочил сиденья. Она натянула на шею повыше воротник и побежала по дорожке, чувствуя, как дождь хлещет ее по волосам и щекам.

Половина сидений все-таки намокли. Она выругалась и хлопнула дверцей, а потом стала дергать за ручку со стороны водителя.

Небо осветила вспышка молнии.

— Эй.

Голос прозвучал из темноты, прямо возле ее уха. Она резко обернулась, прижавшись к машине, подумав, что это Тайлер и Сет, грозившиеся что-то с ней сделать.

Но это был Ник, вдали от огней на крыльце его глаза казались темными.

— Не хочешь зайти на минутку?

Казалось, он говорил прямо сквозь дождь, его голос напряжен, как будто они не были почти незнакомцами, стоя посреди ливня.

Он приподнял брови и откинул со лба мокрые волосы, которые слегка стали топорщиться от дождя.

— Что скажешь?

Бекка отступила назад, чтобы снова подергать за ручку дверцы.

— Как-нибудь потом. Тот другой парень не очень-то радушно меня принял.

Он вытянул руку и придержал дверь, будто ей нужна была помощь.

— С Майклом все нормально. Послушай... — он замешкался, а она смотрела, как вода стекала по его руке. — Расскажи мне, что случилось с Крисом.

Вот она. Настоящая забота. Этого достаточно, чтобы она развернулась и смахнула с глаз капли дождя. Это заставило ее вспомнить невнятные заявления Криса на парковке. Мне нужен, чертов дождь.

Она подняла взгляд на его брата.

— Я промокла насквозь.

— Так пошли в дом. Обсохнешь. — Его выражение лица помрачнело, как и его голос. — Расскажи мне, чью задницу мы должны надрать.

 

Ник дал ей полотенце.

На самом деле, кинул его. С нее накапала вода на плитку в кухне, и он бросил ей полотенце, стоя в дверном проеме.

— Позволь мне переодеть футболку, — сказал он. — Тебе что-нибудь принести?

Секунду она смотрела на него, недоумевая, что он имел в виду: еду или одежду. Когда она поняла, что открыла рот, но не смогла ничего произнести, лишь кивнула головой.

А потом она надолго осталась одна и, в конце концов, плюхнулась в кресло и вздрогнула. В этом доме не было женщины — она могла понять это, глядя только на кухню. Держатель для бумажных полотенец пустовал, а в раковине выстроилась гора тарелок. В какой-то момент был сварен кофе, а потом его надолго оставили остывать в графине. Но кухонные стойки в основном казались чистыми, простой гранит все еще блестел, и на нем не было заметно следов от еды. На окнах возле раковины не висели занавески, а на плите не было мягких полотенец для рук.

У мамы Бекки редко появлялась возможность готовить, но ее кухня была местом тепла, со свежими фруктами, вываливающимися из миски на кухонной стойке, ящиком с закусками, который никогда не пустел, и ощущением гостеприимства, которое никогда не ослабевало.

Эта же кухня вроде была милой со стеклянными дверями, ведущими на веранду, и достаточным местом для большого стола и кухонного островка. Но ощущение отсутствия семьи делает ее скучной.

Она небрежно вытерла волосы полотенцем. Она никогда не относилась к разряду тех девушек, которые выглядели сексуально с мокрыми волосами. Ее темные пряди тяжестью лежали на шее, слипшиеся и спутанные от воды. Она пальцем убрала их с лица, зная, что так ее щеки будут выглядеть впалыми и бледными, от чего ее серые глаза будут казаться огромными. Она застегнула свою влажную толстовку, хотя так стало еще холоднее. Но пребывание в доме, полном парней, во влажной футболке — не лучший способ поддержать свою репутацию.

Репутацию. Ха.

Хлопнула входная дверь, затем в коридоре последовал тяжелый топот ног. Она выпрямилась, скомкав полотенце у себя на коленях. Окажется ли это кто-то из взрослых, кто-то старше или авторитетнее, чем Майкл? Ник еще не вернулся, и она не имела понятия, как объяснить свое присутствие.

Шаги направлялись в сторону кухни. Это не взрослый. Просто вспышка дежа-вю: близнец Ника.

Поскольку они были похожи, то тот был красив во всем, как и его брат. Но Габриэль был грязным, с мокрыми и взъерошенными волосами и полосой грязи на одной щеке. Его мокрая толстовка помнила лучшие времена, шорты же выглядели приличнее. Ярко-красные и синие цвета школы Олд-Милл Хай пытались пробиться сквозь пятна травы и грязи, но бесполезно. На нем были щитки и шиповки, на которых он занес в кухню грязь и куски травы.

У ее мамы случился бы припадок.

Бекка открыла рот, чтобы представиться ему и объяснить, что она здесь делает, так как ожидала его удивления.

Ее бы устроило, если бы он заметил ее присутствие.

Но он едва взглянул на нее, направляясь к холодильнику. Она наблюдала за тем, как он взял с полки банку красного «Гаторейд» [2]и выпил половину, в то же время, осматривая остальное содержимое холодильника.

— Привет, — сказала она на всякий случай, если он не заметил живую женщину, которую видно даже из дверного проема.

Он не обернулся.

— Прива.

Затем он захлопнул дверцу холодильника, со стуком поставил бутылку «Гаторейд» на стойку, в то же время роясь в шкафчиках. Должно быть, он остался доволен, когда достал пачку печенья с шоколадной крошкой, потому что схватил свой напиток и плюхнулся на стул напротив нее.

От него пахло травой, грязью и потом, и он был так похож наНика, что ей пришлось заставить себя не пялиться на него.

Он разорвал пачку и вытащил три печенья для себя, а потом подтолкнул ее на середину стола.

— Хочешь?

— Нет, спасибо. — Ей пришлось откашляться, чтобы произнести банальность. — Ты... э-э... наверно, удивлен, что я здесь делаю.

— Не-а. — Он отпил «Гаторейд», затем вытер губы рукавом. — Обнаружить девушку на кухне — не такая уж странность здесь.

— Очаровательно.

При этом слове он поднял глаза, в его взгляде промелькнула вспышка озорства.

— Хотя я и уверен, что ты особенная.

Подобное должно было ее разозлить после бестактного отношения Майкла и слов Ника «Эй, детка, почему бы тебе не зайти». Но поддразнивание Габриэля было откровенным, в какой-то степени, манящим. Он ожидал, что она заведется, обидится и сложит руки. Она-то уж знала.

— Вовсе не особенная. — Она передумала и наклонилась вперед, чтобы взять печенье. — Я просто услышала, что назвали мой номер, и подумала, что лучше показаться.

Он усмехнулся.

— А вот и нет, ты здесь из-за Ника.

Это оскорбление? Она нахмурилась.

— Нет. Я привезла Криса домой.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.