Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Разделение властей как принцип организации и деятельности правового государства



Теория разделения властей, именуемая нередко принципом разделения властей практиковалась ещё со времён Афинского государства, но, в том виде, как она воспринимается ныне применительно к государственному режиму, появилась более трехсот лет назад. Основателями ее считаются английский философ-материалист, создатель идейно-политической доктрины либерализма Джон Локк(1632 – 1704) и французский просветитель, философ и правовед Шарль Луи Монтескье (1689 – 1755).

Идеи Локка о разделении властей были изложены в его главном труде “Два трактата о государственном правлении” (1690), а идеи Монтескье о разделении властей и другие его общественно-политические воззрения – в романе “Персидские письма”, историческом очерке “Размышления о причинах величия и падения римлян” и основном его произведении – “О духе законов” (1748).

Подобно другим научным идеям и концепциям, теория разделения властей возникла не на пустом месте. Она была подготовлена всем предшествующим социально-политическим развитием и накоплением исторического опыта в организации государственно-правовой жизни и поддержании стабильности в обществе и государстве.

Выражая стремление нарождающейся буржуазии к ограничению королевской власти, Локк и Монтескьё выдвинули научно завершенное и аргументированное предложение о разделении государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Однако в достаточной степени развиться и уж тем более «материализоваться» в условиях деспотизма и европейского абсолютизма эта теория не могла. Это становится практически возможным лишь на той стадии развития общества и государства, когда созревают предпосылки для самостоятельного активного участия широких слоев общества в его социально-политической жизни, когда торжествует идеологический и политический плюрализм, когда предпринимаются поиски средств, создающих надежные гарантии прав и свобод граждан, а также общества в целом от произвола отдельных лиц.

Разделение властей необходимо для того, чтобы ни одна социальная группа, ни один орган государства не смогли узурпировать власть и использовать ее исключительно в личных или корпоративных интересах. Каждая из этих властей занимает свое место в общей системе государственной власти и выполняет свойственные только ей задачи и функции. Формально юридически это выражается в четком разделении компетенции (сфер деятельности, полномочий по их управлению и ответственности за ее выполнение). Безответственная власть — свойство анархии или диктатуры.

Однако разделение властей не может быть абсолютным. Все ветви власти должны действовать скоординировано, добиваясь разрешения общих проблем. Их равновесие поддерживается специальными организационно-правовыми мерами (система «сдержек» и «противовесов»), которые обеспечивают не только взаимодействие, но и взаимоограничение полномочий в установленных пределах. Они, гарантируя независимость одной власти от другой, устанавливают возможность их взаимного контроля.

Законодательная власть обладает верховенством, поскольку формируется непосредственно народом. Таким образом, воля народа, его суверенитет являются единственным источником государственной власти и основой действующего права. Следовательно, законодательная власть определяет, в конечном счете, правовую организацию и форму деятельности исполнительной и судебной властей. По мнению Дж. Локка, социальная свобода человека, в отличие от биологической, естественной, в том и состоит, что он подчиняется лишь той власти, которая создана по взаимному согласию им самим, и тем законам, которые принимаются этой властью в соответствии с оказанным ей доверием. Однако верховенство законодательной власти не носит абсолютного характера. Пределы ее действия ограничены принципами права; естественными правами человека; идеями свободы и справедливости, при которых гражданин и орган государственной власти выступают равноправными субъектами связанными взаимными правами, обязанностями и ответственностью; полномочиями президента; функциональным назначением других ветвей власти и т.д. Она находится под контролем народа и специальных контролирующих органов (Конституционный Суд), с помощью которых обеспечивается соответствие законов действующей Конституции РФ. Обладая представительными, законодательными, контрольными и учредительными полномочиями, парламент направляет свою основную деятельность на принятие законов; утверждение бюджета и контроль за его осуществлением; контроль за деятельностью правительства.

Следует обратить внимание на то, что в условиях глобализации, технологической революции, усложнения и повышения динамизма общественной жизни объективно снижается роль парламента. Возникает противоречие между представительной и законодательной функциями парламента. В его состав избираются люди, далекие от законотворчества, а законодательство становится технически все более сложным, динамично реагирующим на изменения общественной жизни. Поэтому и повышается роль исполнительной власти.

Исполнительная власть в лице своих органов (прежде всего правительства) занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Если представительная власть осуществляет управление с помощью закона, то исполнительная в соответствии с законом. Ее деятельность должна быть основана на законе и осуществляться в рамках закона. В то же время, выполняя свое назначение, исполнительная власть осуществляет и распорядительные функции путем принятия детализирующих и конкретизирующих подзаконных актов, а также осуществления организаторских действий.

Следует отметить, что исполнительная власть занимает особое положение в системе разделения властей. Если представительная власть обладает формально-юридическим приоритетом, то исполнительная власть очень часто завоевывает фактический приоритет в государстве. Это объясняется, прежде всего, тем, что исполнительная власть обеспечивает повседневную, практическую организацию общественной жизни, обладает всей полнотой управленческой информации и фактически распоряжается денежными ресурсами государства. Законодатель имеет лишь приблизительное представление о реальном финансовом положении страны и косвенно контролирует исполнение бюджета. Кроме того, в распоряжении исполнительной власти находятся карательные органы и воинские формирования. Немаловажно и то обстоятельство, что, осуществляя дискретное управление, чиновники очень часто действуют по усмотрению, лишь приблизительно ориентируясь на действующее законодательство. Специфика административных, основанных на соподчинении, отношений обусловливает то обстоятельство, что работодателем для государственного служащего является не государство в целом, а отдельный государственный орган. Это приводит к местничеству и потенциальному исполнению локальных нормативных актов в ущерб федеральному законодательству. Фактически всякий чиновник служит начальнику, а не народу, юридически закрепляя клановый, корпоративный характер интересов государственной службы. В дисциплинарной ответственности фактически отсутствует принцип неотвратимости наказания за совершенное правонарушение.

В настоящее время ни действующее законодательство, ни государственная практика не предусматривают прямой подконтрольности и подотчетности представительным органам органов исполнительной власти.

Кроме того, в последнее десятилетие управленческое правотворчество приняло столь большие масштабы и значимость, что существенно поколебало первичность законов.

Перечисленные обстоятельства обусловливают особую актуальность обеспечения подзаконного характера деятельности исполнительной власти. Она должна находиться в двойном подчинении и ей даже временно не должны передаваться полномочия представительных органов.

По инициативе Президента РФ предпринята попытка улучшения структуры исполнительной власти. Иногда ее отождествляют с реформой системы исполнительной власти. Однако это не совсем точно, так как система данной ветви власти остается относительно стабильной. Будучи закреплена ст. 71, 72, 73, 74 Конституции РФ, она включает в свой состав 4 звена — Правительство как высший орган исполнительной власти; федеральные органы (МИД, Министерство юстиции и т.д.), чьи подразделения на местах не подчинены местной власти; органы Федерации (МВД, Министерство образования, Министерство сельского хозяйства и т.д., ст. 72 Конституции РФ), чьи органы на местах подчинены местной власти; и органы государственного управления субъектами Федерации. В отличие от системы, структура власти может изменяться подзаконными актами. В настоящее время она на федеральном уровне включает в свой состав министерства, принимающие нормативно-правовые акты, а так же подчинѐнные им службы, осуществляющие контроль и агентства, оказывающие государственные услуги в определѐнной сфере деятельности. При этом, следует отметить, что финансовые и т.п. рычаги влияния министерств на службы и агентства явно недостаточны.

В тоже время следует отметить, что в РФ исполнительная власть стала самой закрытой властью, где принципиально важные акты рождаются в режиме корпоративной секретности и потому при реализации наталкиваются на непонимание, социальную апатию или даже противодействие со стороны адресатов.

Слабость отраслевого государственного управления и неэффективность деятельности профсоюзных организаций подталкивают к формированию укрупнѐнных отраслевых и межотраслевых сообществ, обеспечивающих защиту корпоративных интересов. При этом работниками государственных и коммерческих организаций создаются акты профессионального саморегулирования, выражающиеся в корпоративных кодексах, в социальной хартии бизнеса, одобренной Российским союзом промышленников и предпринимателей и т.д. Эти акты содержат нормы, отражающие различные формы самообязательств, являющихся ориентиром для локального правотворчества и деятельности субъектов профессионального объединения.

Судебная власть в России весьма продолжительное время расценивалась как второстепенная власть, как власть производная от иных ветвей государственной власти. Однако в правовом государстве для судебной власти должны быть характерны все свойства, присущие государственной власти. Причем, эти свойства наглядно проявляются не столько в статике, сколько в динамике, в процессе оценки и разрешения наиболее важных, спорных и конфликтных ситуаций.

Поэтому судебная власть должна обладать полномочиями и реальными возможностями разрешать социальные конфликты, обладая правом на законное применение силы, добиваться выполнения своих решений. Источником такой власти является население страны, а ее носителями становится судебная система в целом. Ее потенциал проявляется в деятельности специально уполномоченных на то судебных органов в лице судей, присяжных и арбитражных заседателей, осуществляющих правосудие и выполняющих функции, связанные с защитой и обеспечением законных интересов всех субъектов права.

Правосудие в Российской Федерации осуществляются только судом. Никто не может присвоить себе его функции и полномочия. Особое положение судебной власти подчеркивается причудливыми одеждами ее служителей, их высокими окладами, независимостью и т.д. Вынося общеобязательные решения от имени государства, суд не только управляет поведением конфликтующих лиц и иных участников судопроизводства, но и распространяет свои властные полномочия на всех субъектов, к которым обращены судебные акты. Законом установлена ответственность за неисполнение решений и неуважение к суду, как носителю государственной власти. Уважительное отношение стимулируется правилами судопроизводства, согласно которым граждане встают при входе судей в зал судебного заседания, стоя обращаются к суду и дают свои показания, стоя выслушивают решение суда.

Будучи основным способом реализации властных полномочий судебными органами, правосудие обеспечивает соответствие социально значимых отношений действующему праву в форме рассмотрения и разрешения в установленном порядке юридических споров, а также установления наиболее значимых фактов и состояний. В силу повышенной важности решаемых задач, суд и судьи становятся объектом постоянного политического, материально-финансового, социального, организационного, идеологического, юридического и морального давления. Следует отметить, что политический аспект деятельности судебной власти объективно обусловлен самой природой государственной власти. Это наглядно проявляется при рассмотрении вопросов в сферах конституционного и административного права, а также в деятельности Конституционного Суда РФ, осуществляющего функции нормоконтроля по отношению к актам законодательной и исполнительной власти. В этой связи он, несмотря на назначение разрешать «спор о праве», может при определенных условиях сыграть роль политической дубинки, как это случалось с его юридическими собратьями за рубежом. Чтобы этого не случилось, законодатель должен выработать реально действующий механизм защиты судебной деятельности от проникновения в ее среду губительных элементов политиканства и господствующей идеологии, превращающих суд в придаток политики.

Суд выступает в качестве своеобразного независимого арбитра при разрешении споров о праве, как в правотворческом, так и в правоприменительном процессе. В случае одностороннего давления ставится под угрозу справедливость принимаемых решений и нарушается такой основополагающий принцип правосудия, как «никто не может быть судьей в собственном деле». Поэтому в основу деятельности судебной власти должны быть заложены принципы самостоятельности и независимости. Они гарантируют ее способность принимать решения в границах права, всесторонне, объективно и адекватно оценивая жизненные ситуации и обеспечивая их реализацию в жизнь.

Самостоятельность власти выражает ее внутренний потенциал, самодостаточность при осуществлении своего назначения. Суд не может отказать в правосудии даже при неясности, недостаточности или отсутствия закона.

Поэтому, обладая государственно-властными, публично-правовыми свойствами, судебная власть, не выходя за рамки своих функциональных полномочий и не подменяя органы законодательной и исполнительной власти, восполняет недостаточность нормативного регулирования с помощью толкования, обобщений судебной практики и судебного прецедента.

Независимость судебной власти отражает степень ее автономности при разрешении конфликтных дел от иных видов и ветвей власти. При этом независимость судебной власти конкретизируется процессуальной независимостью суда, а также независимостью судей, предполагающей невмешательство при вынесении судебных решений.

Независимость суда вовсе не означает безграничности его усмотрений.

Судебная власть существует и функционирует только на основе и в границах действующего права. Ее основное назначение состоит в юридической оценке и разрешении на этой основе событий действительности. В этой связи пределы и формы деятельности данной власти определены принципами права, материальным законом и специальными процедурами. Следует различать внешние и внутренние границы осуществления полномочий судебной власти.

Внешние границы, отражающие сферы, порядок, средства и формы деятельности судебных органов, устанавливаются Конституцией РФ, федеральными конституционными законами «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном Суде Российской Федерации», «О статусе судей в Российской Федерации» и др. актами.

Внутренние границы, отражающие характер деятельности отдельных органов судебной власти, формируются под влиянием целого комплекса социальных (общественное мнение, нравственные устои и традиции и т.д.), технико-юридических (особые условия возбуждения уголовного дела, строгая процедура рассмотрения дел и т.д.) и институциональных (границы полномочий отдельных органов, особенности взаимодействия вышестоящих и нижестоящих судов и т.д.) факторов.

Назначение судебной власти, как государственно-правового института, состоит не только в разрешении споров и конфликтов между субъектами права, но и в нормоконтроле за содержанием законов, а так же в привлечении к ответственности за их нарушение. Судебный контроль выражается: в судебном конституционном нормоконтроле, осуществляемом Конституционном Судом РФ по поводу соответствия принимаемых актов действующей Конституции РФ; в судебном контроле за исполнительной властью (административная юстиция); за законностью и обоснованностью деятельности третейского суда; в контроле на досудебных стадиях уголовного судопроизводства; во внутриведомственном контроле по отношению к нижестоящим судам, при котором в отличие от надзора, вышестоящий суд имеет возможность исправить допущенную судебную ошибку, отменив или изменив судебное решение.

Специфическая природа и функциональная направленность судебной власти прямо и непосредственно отражаются на принимаемых его актах. Ее органы принимают акты, обеспечивающие как выполнение основной, судебной функции, так и административные вспомогательные акты, обеспечивающие внутреннюю организационную деятельность власти. При этом, данные разновидности актов иногда довольно сложно разграничить в связи с появлением административной юстиции и государственных органов, одновременно выполняющих как исполнительную, так и квази-судебную власть (антимонопольный комитет). Тем более, что судебная власть осуществляет в рамках особого производства одностороннее разбирательство, а не традиционное разрешение спора между конкурирующими сторонами.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.