Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Особенности правосознания современного юриста



В рамках изучения профессионального правосознания отдельные ученые стали рассматривать и вопросы его деформации. Объясняется это тем, что деятельность юристов, а именно тех, которые осуществляют правоприменительную деятельность, носит государственно-властный характер, и последствия деформации их правосознания бывают особенно тяжелыми.

Таким образом, деформация профессионального правосознания юристов представляет собой нарушение, негативное отклонение всех или нескольких компонентов структуры от определенной нормы. При этом компоненты того или иного явления - такие его структурные единицы, взаимодействие которых вызывает, порождает свойственные целому качественные особенности. В данном случае это означает, что деформация профессионального правосознания юристов не приобретала бы существенного негативного значения, если бы она не была связана с деформацией ценностных ориентаций.

Взаимосвязь и воздействие последних на правовые взгляды и представления, идеи, правовые чувства, установки, правовые знания образуют механизм деформации профессионального правосознания юристов.

Ценностные ориентации - один из существенных элементов структуры личности юриста. Это своего рода стержень правового сознания, вокруг которого группируются помыслы и чувства человека и который обуславливает многие решения в конкретных жизненных ситуациях. В сознании личности юриста система ценностей структурирована иерархическим образом, при этом одни ценности располагаются выше других, им отдается предпочтение по сравнению с другими, а это, в свою очередь, влияет на принятие им конкретного решения, особенно в сложных, проблемных ситуациях.

Искажения в системе ценностных ориентаций могут выражаться в противоречивости этой системы, ее неустойчивости. Если представления личности юриста о справедливости сводятся к личной выгоде, независимо от способов ее достижения, то такая система ценностей становится источником корыстных, карьеристских мотивов и стремлений.

Деформация профессионального правосознания юристов проявляется в сферах:

- профессионально-нравственной - потеря представления о гражданском и нравственном смысле профессиональной деятельности, подмена ее норм в поведении искаженными узкокорпоративными нормами и, как следствие, нарушение законности;

- профессионально-интеллектуальной - шаблонность мышления, постепенная утрата его широты, глубины, критичности, преувеличение значимости собственного профессионального мнения и опыта, а иногда - их абсолютизация;

- эмоционально-волевой - разбалансированность и огрубление эмоционально-волевой сферы, появление длительных депрессивных состояний, рост внутренней и внешней конфликтности, агрессивность, ослабление волевых качеств, потеря способности к самоконтролю и саморегуляции;

- в сфере профессиональных действий.

Проявления деформации в сфере профессиональных действий - это, как правило, стремление к формализму, подмене делового подхода псевдодеятельностью, произвольное толкование закона.

Особенности деформации профессионального правосознания судей и сотрудников отделов внутренних дел в настоящее время выражаются в различных формах.

Прежде всего это феномен «обвинительного уклона» («презумпция виновности»), заключающийся во взгляде на подсудимого, чья вина еще не доказана судом, как на человека, безусловно совершившего данное преступление. В основе данного стереотипа оценки могут быть два явления. Первое - это профессиональная установка, т.е. готовность со стороны юриста обвинять подозреваемого. Формируется эта установка в процессе выполнения профессиональной деятельности. Второе явление, находящееся в основе обвинительного уклона, представляет собой психологический барьер, возникающий вследствие усиления отрицательных переживаний (чувства вины, страха, тревоги и низкой самооценки). При установлении психологического контакта с правонарушителем психологический барьер может возникать из-за таких отрицательных эмоций, испытываемых юристом, как гнев, раздражение, ненависть, недоверие и неприязнь по отношению к нему.

Тем не менее практика нередко дает другие результаты. Дэвид Майерс, исследовавший проблему «социальной психологии и правосудия», замечает, что в процессе судебного разбирательства на суждения судьи влияет внешность обвиняемого. Он проявляет больше мягкосердечия к физически привлекательным обвиняемым. И еще поразительный факт: если обвиняемый внешне похож на судью, то последний считает, что обвиняемый наверняка невиновен.

Так, в 2001 г. - по уголовным делам, рассмотренным по существу судами первой инстанции России, удельный вес отмененных и измененных решений к числу вынесенных повысился по сравнению с 2000 г. с 4,3 до 4,5%, а по числу лиц - с 51 до 57,5 тысяч, в том числе: по делам районных судов - с 4,2 до 4,4%, по делам судов уровня субъектов Федерации с 7,9 до 12,5% (по числу лиц - с 1021 до 1827 человек). При этом увеличилось число наиболее грубых ошибок, как связанных с отменой приговоров и других судебных постановлений (с 2,6 до 2,7%, по числу лиц - с 15,5 до 17,1 тысячи человек), так и связанных с изменением приговоров (с 1,65 до 1,85%). Обращает на себя внимание высокий уровень отмены оправдательных приговоров - 42,9% (1739 человек), определений и постановлений о прекращении дел по реабилитирующим основаниям - 19,1% (443 человека).

Таким образом, одно из главных слагаемых повышения уровня правосудия - укрепление судебных кадров. Их компетентность, непредвзятость, широта кругозора, необходимые моральные качества призваны обеспечивать не только принятие основанных на законе справедливых решений, но и доверие народа к правосудию.

Принцип справедливости отражает сущность права и компромисс между государством и гражданином. Содержание и состояние правовой справедливости обусловлено качеством и эффективностью правотворческой деятельности. Оперирование оценочными понятиями представляет определенную сложность для юридической деятельности, поскольку обращает к совести, поиску границ справедливого и несправедливого.

Можно согласиться с утверждением Цицерона, что «существует два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу». Права человека, признанные и охраняемые государством, основаны на таких же постулатах, не случайно стало аксиомой, что «права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого».

Принцип справедливости как принцип права выражает общесоциальную сущность права и поиск компромисса между участниками правоотношений, между государством и гражданином.

При этом, помимо категорий «нравственная справедливость», «социальная справедливость», существует и «правовая справедливость», границы которой обозначены законами и иными правовыми актами.

Наиболее часто в реальной профессиональной деятельности с дискуссионностью этих категорий сталкиваются юристы. Профессиональное правосознание юристов качественно отличается от правосознания других групп населения по объему и глубине политико-правовых знаний, навыкам и умениям анализировать правовые проблемы, решать поставленные жизнью юридические задачи. Однако внутренне его можно дифференцировать на отдельные разновидности, представленные в качестве правосознания следователей, прокуроров, судей, адвокатов. Такое видовое разделение определяется особенностями ролевого поведения работников различных юридических служб, т.е. спецификой выполняемых служебных функций и сложившимися в этой связи стереотипами в оценках правовой действительности и методах и способах деятельности.

А.С. Кобликов считает, что юрист, ведя производство по делу или выполняя другие функции, действует в сфере, затрагивающей жизненно важные блага людей, сталкивается со многими коллизиями, оказывается перед необходимостью принимать ответственные решения, нередко в сложных моральных ситуациях Кобликов А.С. Юридическая этика. - М., 2012. - С. 260..

Например, ст. 92 Семейного кодекса РФ:

«Суд может освободить супруга от обязанности содержать другого нетрудоспособного нуждающегося в помощи супруга или ограничить эту обязанность определенным сроком, как в период брака, так и после его расторжения:

- в случае, если нетрудоспособность нуждающегося в помощи супруга наступила в результате злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или в результате совершения им умышленного преступления;

- в случае непродолжительности пребывания супругов в браке;

- в случае недостойного поведения в семье супруга, требующего выплаты алиментов»Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (ред. от 12.11.2012) // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 16..

При этом Семейный кодекс не раскрывает, что означает «непродолжительность пребывания супругов в браке», какой конкретно срок имеется в виду? Какие действия составляют «недостойное поведение»? Кого следует считать «нуждающимся»? Каким сроком «суд может ограничить эту обязанность»?

Может ли субъективный по своей природе человек быть полностью объективен и справедлив? Сможет ли человек в ситуации, затрагивающей его лично или близких родственников, быть беспристрастным. И не имеет ли право на существование точка зрения, в соответствии с которой справедливость - это иллюзия. Справедливость отчасти напоминает далекий идеал, аналогичный «правовому государству», «гражданскому обществу», все лишь в общих очертаниях представляют, как он должен выглядеть, но никто его не видел...

Идея абсолютной справедливости будет существовать, наверное, всегда, только найдутся ли полностью беспристрастные, объективные, справедливые личности, способные воплотить ее в жизнь?

В целом само понятие «справедливость» может возникнуть только среди сообщества людей, у которых существует определенный свод правил - законодательство, мораль, нравственные принципы отдельного индивида. Понятие «справедливость» связано с категориями «власть», «суд», «управление».

Таким образом, деятельность юристов должна соответствовать не только правовым нормам, регламентирующим их работу, но и требованиям морали, нравственности. Применительно к юристам-правоприменителям это объясняется тем, что их работа самым неразрывным образом связана с такими нравственными представлениями, как справедливость, гражданское мужество, честность, гуманизм. Постоянное следование им в повседневной жизни является обязательным условием их эффективной деятельности. Отсюда необходимость постоянного целенаправленного формирования у них нравственных качеств наряду с деловыми.

В нравственном сознании, его категориях содержатся наиболее общие ценности человеческого поведения. К общим ценностям добавляются профессиональные: стремление к истине и достижение ее; запрещение обмана.

Нравственное сознание юристов формируется и утверждается в процессе повседневной профессиональной деятельности, где приходится сталкиваться с разного рода уродливыми явлениями в различных сферах общественной жизни. В борьбе против этих явлений и вырабатывается своеобразный нравственный «иммунитет», т.е. профессиональное нравственное сознание, способное противостоять им.

Между профессиональным правосознанием и нравственным сознанием устанавливается устойчивая внутренняя связь, однако в полном смысле органичной она может быть только тогда, когда в обществе будет достигнут высокий уровень сознания как рядовых граждан, так и лиц, занимающихся юридической практикой.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.