Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Сибирь, Скуфь, Антия, Турусса, Борея, Русколань, Борусия, Баты, Елица, Ясунь, Хорсунь. Рим



 

7.а‑II

 

Слава Богам нашим!

Имеем истинную веру, которая не потребует человеческих жертв. Тайна сидит в варягах, не убавляли до жертвенника, именуя Перуна — Перкуна.

Тому жертвуя, мы же сами полно жатвы даем. От трудов наших просо, молока, туци, то либо подкрепляем Коляди и огнищем. О Русалиях, в день Яров, также. Красна гура, то либо то, даем воспоминание горы Карпатской. В то время это именовали род наш «карпени», когда же страхом сами были в лесах, то именовались на зов «древичи». На поле сами будем именоваться «полянами».

Так разное, ежели есть грекам уши, кашляйте на них, которые людоеды. То лживая речь есть, так как не соответствует истина. Имеем иные повадки на то, те, которые же хотят враждовать, иная речь, злая. Тому глупость несет бора. Такое есть. Иные разговоры.

Также долго правим родами. Старейшины венского рода шли обсуждать родичей у Перунова дерева. Также имели в тот день игрища перед очами старших. Силу юную показывали, юноши ходили, борзо спевая, плясали тогда, в тот день огнищане ходили задумчивые, приносили дичину старцам, которые делились тою в первую очередь с людьми; волхвы жертву делали, Богам хваление. Славу провозглашали о времени же года. О Яви, не варягу, избирали всем князя вожди.

Тот и юношей ведет наших до сечи Зуровой, то либо ромиены понаблюдали. Замыслили злое на нас и прошли с возами своими.

— Железная броня. Утечет на нас. Поэтому браниться должны о них. Отречем сами (их)

 

7.б‑II

 

тайно от земли нашей.

Ром вендов, так как дерзали сами животом нашим. Понесли нас на такое греки, хотели одерени те нашей в Хорсуне. Прячем Зур против рабства нашего. Была Борея и пора великая тридцать лет. Та понесла всех, о нас тем, Греция шла на торжища наши. Говорили нам:

— Обменивайте коров на нашу мазь. Стрибло то потребуется на жен. Детей.

Так сами меняем молодняк на их снедь, посол еды грецкой, сосали да желудок расстраивали.

То искали одерень взять. Тому не ослабимся. Не дадим сами землю нашу, так как землю Троянову сами не даем всем ромиенам. Да не встанет обида, нанесенная Дажьбовым внукам, которые же вооруженных врагов дубасят. Так днями не поруганы также отцы наши, это либо у моря стояли до берегов годь тою. Одержали на них победину, песни хвалебные. Матерь спевает:

— О я, красна птица, которая несет пращурам нашим огонь до домов. Также огнище презирала до того. Билась, на нас одерживая силу. Имеем врагов вырастающих. Гоньбу псиную иметь не хотела, то гляди, народ мой, каково это обеспечено на народах. Тогда не ошибетесь, есть от рани твоей. Не перепутаете тот ряд. Либо вместе сами врагами погоняли. Беду всем поубавили. Жить иначе умейте, сами будем ставить города. Не ода легла оде. Тяжестями поражены будем по нас. Сами по тем тысяча пятьсот лет смешаем многое, Борея и пору имеем. Также сами живем, дико жертвуя юношами.

Воеводы

 

7.в‑II

 

тогда не было и на кости. Днями пребудет, доставая нас, межами отразились все от врагов. Днями такое это отражение, имеем свои посевы. Вновь первые зовем до стягов вождей наших, которые еще не забаблены. Гордые собираемся, это во истину, на стяги свои. Говорим же:

— Иначе не будет то. Сами можем идти на греков, которые стали больше молвить воинственно.

Иная Тора идет за ними, как шла за отцами наша на Ромею, до Трояновой земли. Ведь немо будем, если бы варензи вели наших воинов, на то и акр, сами можем вести, тысячелетие били от Ромеи годь. С Ури анта, которая будет с нами, нежели упомянем как годь соединилась с егунами на нас. Галаре еще севернее от полуночи. Иегуны на полудне. Тут плакала Руськолань, Борусия, Елица же иегунов, обры разыскивают годь, Турусса выдвинула свои силы. Егунов отразив, сотворили край Онтов. Скуфь Киеву.

Дни эти засекли сердце наше, это кровавые оды Тора, до вечера же ходим. Изроняем слезы в судах, наши животы тоже немы, во времени тонут. Так вехой станем, когда время придет, так как по засеченному сами ходить умеем на врагов. Ищи Боту, греки, ищи либо енгушти. Нас те Бото хомутают. Стережете, чтобы они не стали нашими враз, так как «моргают» перед очами нашими.

Голарех либо заплатил за то. Имам принудил Хорсунь заплатить за слезы дочерей наших.

 

Уточнение.

Сынов одерень взята, плата та не серебряная. Не золотая, по ним же от всего, то головы на щепоту старше.

 

7.г‑II

 

Такое будет, морды, как тот боб, говорит псица грецкая — лиса хитрющая, отвернет нас от трав наших.

— То имеем ясность, как еще солнце вредит, поэтому наша метка на учете, считается. Не забирайте все.

Тут за тысяча триста лет от исхода Карпатского Аскольд злой придет на нас:

— Тут загнутся народы мои от лада.

Творя любовь, идет до стягов наших:

— Зачахнуть‑то так от врагов на Руси могут, но Сварог наш. Не Боги другие. Против Сварога не имеем ничего, кроме смерти. Та то не страшная есть, если же чехом все названы, это Сварога зовет нас. Идем до них, то либо то, идем, так как матеревы.

Сва спела песню ратную. Умеем стать послушными до них, чтобы свои не есть травы. Скуфь нашу грекам даете. Те нам:

— Камни грызите ее, если зубы имеете твердые.

Остро. Они‑то нам говоря же, сами варвары. Рычим в ночи, страх на людях, которые ведь греки, спросят на это народы:

— Кто есть мы?

— Есть от поведенного же, сами люди не имеющие края. Правят нами греки. Варяги то еще, что поведаем детям нашим, каково нам будут рыкнуть плевками.

До очей та и истина, и муть, поэтому дружиной соберемся до стягов наших. А говорим всякое:

— Не имеем мы еды, все будем на поле брать.

Иначе:

— Да заберем от греков еду. Не заберем, они едят, либо Матери своей спевать надо нам. Имеем стяги наши, дайте ветрам трепать. Коннице степью скакать, да клич подымать воинственный за нас.

Врагам даем дыхания тон, то день первый сечи есть от нас. Имеем двести убитых за Русь, вечная Слава имеется. Идут до нас люди. Не имеем боляр, да придите до нас,

 

7.д‑II

 

да справим тризну славную по врагам.

— Налетим, соколы, на Хорсунь, да берем еду. Добрая.

Скот ежели полоняем, греков, те нас видят как злых.

 

Всем.

Добрые на Русь. Тьма не будет с нами, о тех которой, чужое беря, говорят же, добро дают. Не будем, как они объединяться, либо ведет наш Ясунь. Потому печемся на труд наш. Побеждайте врагов до единого, как соколовы нападаем на них. Врежемся до Бореи, сильна, Матерь стала спевать без Сиверзи о подвигах ратных.

Идейная ода, течем до врагов. Быстро выдаем им русский меч. Сечену ясную, не говорите же:

— Немом станете, иначе делайте, как и те до переда, наспех не имеем разговоров, как не имеем спешки, не Боть, переды свои. Борзо идем. Который борзо идет, борзую имеет славу. Который потихоньку идет, то это вороны на них каркают. Куры кудахчут, неся говядину, не быть самой Руси чистой.

 

То иным на учение.

Либо станете знать, какая Правь есть сознательная. Нави не боимся, так как Навь не имеет силы против нас, тому либо имеем молитвы божьи о помощи в трудах ратных наших. Точа тес тоб то Матерь Сва бьет крылами о труде ратном, Славе воинов, которые испили воды живой, от перуницы в сече увернулись. Тайная перуница летит до нас. Тайна рог дает полный воды жизни вечной Гордыне нашему, который меча вражеского получил. Голову торчавшую утратил, так смерти не имеем для своих, нежели жизнь вечна. Вожди братьев о братьях заботятся.

 

7.е‑II

 

Умирающему.

К лугам Свароговым идет. Там перунца говорит:

— Той либо никакой, иначе нежели рус Гордин. Ни грек. Ни варяг, анмо мы, славен рода славного. То он идет по спевам материным. Матерей своих нищих, до лугов твоих Свароже великой.

Говорит ему Сварог:

— Идут сыны мои до той красы вешней. Там зреют твои дни.

 

Бабе.

Те то о радостях и весельях, они наблюдаются, плакала сильно до дня этого. Тогда ими будешь возрадоваться о жизни твоей вечной, до самого конца.

В крещения там не верили, так как воины Ясуни, имеем иные метки, нежели греки. Имеем Славу иную. Так ложно дозреем до Ирия нашего.

Увидим цветы прекрасные. Деревья. Луга. Имеем вину, вините, от полей тех жатву собирайте. Яшень полите. Пшено просово собирайте до закромов Сварожи. То либо то богатства иные, так как земля будет праховая. Болезни. Страдания.

Да будет мирный день его вечно. Сами ставим на место его. Прячем Зур. Будем поднимать Славу, там идем как овцы, то либо Матерь Сва бьет крыльями обоими, это свои обе стороны, которые возгорелись сияющим светом до нас. Всякое перо иное: красное, черное, синее, оранжевое, желтое. Стребне золотое. Белое. То либо светиться, как солнце, с Ар умеет. В колы идет по солнцу, поэтому светит в семи красотах, которые за вечностью в Богах, ставших нашими. Перун, эту видя, гремит в Сиверзе ясной, та либо то наше счастье. Сидящую имеем, станем свои силы отдавать, да узреем также. Отсечем старую жизнь нашу от новой, какова есть сечена в рубке дров домов огнищан простых, Матери Слава! бьет крыльями в полете. Идем до стягов наших. Те стяги Ясуни.

 

7.ж‑II

 

Тухом веды те:

— Имеем, да все забирает род русек десятками, сотнями. Да тайно нападает, враждебно.

Пометив главное, отречется. «Там злая полень, да зовут же хищниками, та поедала падаль», «текут реки великие на Руси». «Многие воды ее журчат напевы стародавние». «То и боляре, которые не все боятся до полей годи идти». «Годы многие все пряталось о вольность руську, те‑то славяне ничего не берегли. Ни животы свои», — так говорит о них Берегиня.

Бьет крыльями Матерь Сва, Слава! Журчит тайная птица о гордынях борусинских, которые от Ромеи пали, колы Данаевы обведены, Троянь валами. Те просто трижды легли. Стрибно, воинственно пляшут об них, плача за овсеню. В зиме студеной громыхают, спотыкаясь об них. Голуби дивные. Тащась ругаются, как погибали те в Славе.

Не оставили земли своей врагам. Небось много иного, также потомки. Не лишимся сами, так земли нашей ворензецами, ни греком; тут заря красная идет до них, как жена благая. Молоко дает нам во силу нашу. Крепость двужильная, та либо то Зарыня солнцу вещая. Также слышится всеми извещение: конница скачет до заката солнца. Либо вместе управляемый был его челн золотой к ночи. Был бэх воз волами смирными влечен по степи синей, там ляжет солнце спать в ночи. Тогда день близится до вечера. Другой скачет, у Яви пришел вечер. Так говорим:

— Солнце же в узде. Волы есть там. Ждут его на млечной стезе. Еще заря пролиться в степи позвана, Мать чтобы Сва поспешила на дела.

 

7.з‑II

 

Так говорим:

— Сами же имеем прекрасный венец веры нашей.

Не имеем чужого добирать, это тут князь наш, говоря же, имеем, те до Ясуни боляровой. Былое сами‑то охраняли от врагов, побеспокоившись рано. Позднее время будет, окончится поздним, да имеем силы наши. Наступает Матерь солнечного строения. Крылья в обе стороны разведены, тело в середине. Голова Ясуни на раме голой, в венце славном, которой не лишат войнами, голова своя у Ясуни. Уберегутся ею от новых дней, если и чеху, до заката солнца собственно свои, хорват бери — Я, своих воинов, тогда иначе, и чехи селились за Русью. Так за ними отдельная земля. За ними утворена Русколань, Кий либо уселся в Киеве. Тому сами подлегли. С ним до целого всем Русь строилась. Так будит нас иная сила, идет она с Русью, по неожиданности тайна есть,

 

7.э‑II

 

там Перун идет. Голову золотую трясет, молнии посевает до Сварги синей. Та твердеет оттого. Матери Слава, спевает о трудах своих ратных. Моментом стали, послушайте!

Хотите брани зуривой за Русь нашу? Просвещенность наша, Матери слова сияют до блеска, как солнце. Вещает нам победы.

 

Погибель.

Не этого боимся, как‑то есть жизнь вечная. Тому имеются дебаты вещие, как земное против же ничто, сами на земле как искры. То сгинем во тьме, как будто не были истинно никогда на ней, так слова наши текут до Матери слов. Пребудем в них до самого конца земного. Иные жизни‑то без Сва, со стен, боятся все смерти, так как самим потомки.

Дажьбо нас родил через Корову Замунь. Оттого будем кравенцы. Скуфе он тебе русы, борусень. Суренжецы так сами станем, деды русовы. С Пенджеби идем.

До этого, до Сиверзи Сварожьей, с Инеи.

За старое время рыбье нас оставили, не хотели идти до земли наши. Арцы хотели же, либо вместе имели доблесть. Так стали изгибаться свои.

— Не доплодятся все за нас. Вымрут же, так как не плодиться ничто одно, не забывайте.

Не вспоминают вообще о тех костобоких. Суть ана, они ждали помощи от Сиверзи самого, не став на это надеяться. Также это и произошло. От лиров поглощаться стали, тут либо говорим всякое:

— Есть право же надеяться стать от обеих теми.

Так лиры стали поглощаться от нас. Не имеем теперь никого, так дулебами стали, от нас повернули на Борусь, мало забыв лиров. Не боть наречены, ильмерцами. Те сидели, видели озера, ту видели ушедшую даль. Ильмеры остались все там и так забылись мало.

 

Речи свои, поле наше.

Былое бьет крыльями — Матерь Сва. Спевает песню до сечи. Та птица солнца не есть. Тайна есть, от нее вновь станет былое.

 

10‑II

 

Богумиру Боги дают блага земные. Того сами не имеем себе, так как нам была Инь (тогда). Старцев в роду оберегаем как княжество, которые от времени стары, ведь наши вожди назывались разве все (так), то либо были князьями долгое время. Того греки не завели. Стояли до конца, как обещано мужу тому, ждет от рождения, умеют передавать до потомков их. Чтобы те правили нами.

По Богумиру был Орей с сынами своими. Кола была иегунов велика, порою затевалась в сотворении великой земли своей. Так шли вон оттуда до Руси, нас не будет, иное время. Имели это, брать за узда. Тянуть вперед. Не будет сказано как сами оставляем земли наши. Имеем Иня, но да скажут как сами прячем велико в себе, то либо урусицы не оставили есть грекам на земле вашей. Перестали о ней заботиться. В те времена Ра реке быть, кроме нас, в иной земле. Днями возжаждали враги наши. На нас.

— Имеем все, прячете овец наших, да удержим степи наши.

А не дадим земли и нам … так умели иначе творить. Не палить дубы в полях своих, нежели сено те по тех. Жали жниву, в пепле, как либо имеем степи травные, скотину водить, береглась она от врагов …

 

 

Веда 8




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.