Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

О границах Руси Евразийской



 

6.а‑I

 

И это будет князю Славену собрат Ар ему Скуфью. Это пора вестей великих на востоке. Те решили:

— Идем от земли Ильмерской.

Так и ищите. Либо старшего сына своего оставив старшим Ильмерии все пошли на север. Там свой город Славень утвердил. Это брат его, скуфе, умен же будет и себе старые места, свои венды. По ним сидеть будет внучек, Киже — владелец был степью южной. Коров много. Там и есть.

Оттого будет пора великая за Сет. Зуры те на обе стороны: от Дании до гор Русских. До холмов Карпатских. Там решили, это либо утвердили круг. Будет он решать за них. Также врагам отпор творили все разом они. От старейшин отказаться, родами о том решили.

— Вече созывать единое, творя землю нашу.

Так стояли земли те пятьсот лет и слово за слово, отворилась между русичами усобица. Враждуя всем, вновь силу истратили, имеющуюся между собой. Возрождение свое. Также придет враг на отцов наших на юге. Это стряслось с Киевской землей на побережье морском. Степи и эти текут вновь на север. Поссорились с фряце, от того идет помощь врагам, это Скуфией оценится. Сразу те объединились в силу. Плачут о нас. Это вновь были иегуны, по праву к Руси ступившие. Тот раз оды старше не было, то имеем, зазнаемся, когда имеем. Ныне творите и себя имейте.

 

6.б‑I

 

О Теверце, себе то степные курганы хранить имеем, как отцы наши. Прятали, ежели горб ищите умеючи в своей степи, и это, травы свои. Цветы хоронили умеючи, когда кровь свою проливали все; либо Колунь нашу оставили врагам, та Голунь колом была, о та врагам тяжелейшей просто стала. Это города наши, кругами поставленные, имеем, отцы наши осторожно прятали в земле, на всяких отроков. Донизу припадите. Любите ее. Там земля рождение имеет. На спор неидущий воин ожидает, Конем грядет всем тот день, даже не смогут они никуда притулиться, — это говорим о том, как отцы наши. Это борьба.

Коли была порождена былым, это Перунец придет до нас. Тот поведет нас, сколько его праха на земле. Также его отвоеванные сварожичи, они помощниками будут рати, идущей от облаков до земли, это Дид наш есть Дажьбо на челе ихнем. Если же тех не обороняет отец. Мы не осмысливаем.

То целью не может быть, это говорим молитву Богам нашим, лишь бы вновь нам поспешили на помощь. Дать победу на врага можете еще сами этим, как же земли наши. Утоптана его спотыкающимися ногами вражескими. Так смотрим, на той будем, которые кругом все свои. Течем на самих себя. Потечем океаном до даров их. Не вернем его в ранах враждебных. Не убережем, они его же на нас налезут, оттого говорим, обращаясь к вам:

 

7.а‑I

 

— Кисек на людях своих, за время нападения, как новый. Тем омерзителен во врагах.

Нападает на них. Потолкли его, это имеем знак тем. Мощны вместе и не можем до Яви дать новым, самим то бы слабее, это имеем силою, сами многие. Враги не ведают толку многого как сами, и сами русичи. Враги не ведают о нас. Конем его вырождена крывь, наши там его земли, наши и с Евразии ведутся, это о нас все стараются, и это старость его Марной будет, когда новь была, в старом времени отцы их наших, говорим и еще слова те на запоминание. Будем не едины, от тех слов не утратится. Говорим братьям нашим:

— Также эта сила божественная будет на вас, ту вытягивают враги ваши без конца, которые хотят земли ваши, также враги поэтому устами полны.

Они по локоть в нашу до даров своих. Не говорят простые слова:

— Свои будете сыны своим Богам. Сила их перебежит не вам, до конца не имеем. Не чрево наше насытится хлебом себе, то положено на огонь. Коровы наши, скотина терпит туго также, это как же мы, и это как иные, наши холода одержим, оды полуденные борзые. Будем сильны лучше врагов наших?

 

8.а‑I

 

Себе‑то смотрите обе Сва, доимеете птицу ту и у начала вашего. Та ведет вас до победы над врагами, это либо (ист)ины вновь. Там ждет всех одержимо и ту красоту перед нами. Влечет цветом осенним, такова будет в иное время, в котором рушты идут с вендами, они хотели унести Богов своих до моря и там угнездиться, это города помолья. Было там же много зодчего, которое ведь божественно, те помолья украшены ведь золотом, серебром и многим. Все древних Богов почитали, удерживаясь искушений, та ведома иным, также они зрячие. Задерживаются на них и причитают. Новы и там же не имели родичи наши спокойствия, арабы ходили до тех. Торговались на торжищах богатствами теми, там же осевшим отрокам одерень давало это, та земля повидала еще мерзости пору и злое выживание, сами‑то мы не так давно в горах Карпатских, до которых и там будем также варяжцами в злых язычниках, это либо поем, какие мы русы в славных днях этих. Имели спевы тогда от отцов наших о прекрасной жизни в степях. О Славе отцов, это либо воевода Бобрец вел русов до Голыни, по смерти обретя чин Перуна храброго гординства, то не запомнили уважительно.

Как же есть мы сыны отцов наших, имеющие любовь к памяти их. Говорим о них, как же были они силою нашей. Сила та идет до нас от них потоком ливневым. Львиную тянем, говорим:

— Есть мы

 

8.б‑I

 

в тех, которые клевещут о нас, это не имеем мольбище и рядом от того в поре студеной. Родники, где вода живая течет, там свобода его и волки хищные не заглядывают.

Это Олдореху время напоминаем, того звали «рвач», который не имеет радости в Богах теперь. Слово не держит и красоты наши берет нагло. Хитрость та везде, между нас распрю заготовил и то нежностью. Боится погоды.

Теми веками правились от родов и князя, это князь был Бравлень, который ждал поборов эллинов у берегов морских, в то время идем на зажатость ту, там рядом скотина, Скуфь даем попасти скотину в степях, сами‑то бедны они, и такова Грецколань соединенная. По‑новому городили города и злобились на нас, тем временем идем прочь до полуночи. Там будем два столетия, и там сами, есть ведь от времен тех доныне. И днем этим имеем другого князя Бравлена, правнука деда своего, тот говорит:

— Идите до полудня на Грецколань, грек между эллинами племя самостоятельное. Торгующее. Торговлю имели они во степях скотиной нашей. Хотят брать, она задаром, то имеем, она состаривается, оно его до моря. Гоните до своего края, когда русская земля и есть. Русская кривизна земли всей размещалась донизу, та пила кровь нашу, на нас надежды имея большие, ту отстаиваем во все дни, которую с рани имеем.

 

9.а‑I

 

В то время был Богумир, муж Славы. Имел три дочери. Двое сынов того ведали Скуфью до степи. Там жили оторванно по текущему времени и бояни богопослушные. Разумом и хитры, и так. Тут мать их, которая наречена Славуньей, про новое показывала потребу и говорит:

— Надо, Богумир, вместе этим днем мы. Имеем дочерей своих на выдаче.

Внуков хочется, — так говорит. Повозы запряжены. Едет конь свой, и придет до дуба стоящего в поле. Остался ночевать, огнище свое и видит вечером мужи трое на конях до него стремятся. Говорят они:

— Здрав буди!

И что ищет, поведал им Богумир проблемы свои. Они же отвечают:

— Как ведь сами в походе да иметь жен, поворачивай Богумир на степи свои.

Ведет троих мужей дочерям, отсюда своих три рода произошли. Славены были, оттуда происходят древляне и кривичи. Поляне, так как первая дочь Богумиру имя имела Полева; другая Древа и третья Скрева; сыновья же Богумиру имели свои имена; Сева и младший — Рус, отсюда происходят северяне. Русские трое, либо мужи были три весельчака, о утре, о полуднику, Вечерень, утворили роды того в Семиречьях, где же обитали за морями, в крае зеленом. Коня разводили и древнелунно исходу до Карпатской горы, то была она в годы перед одна тысяча трехсотыми, за Иерманреху, в то время была пора великая у берегов моря Годьского. Там пора отцов, накидавших курганы из камней белых, под которыми погребены боляри. Вожди свои, которые в сече пали

 

9.б‑I

 

придя из края зеленого к морю Годьскому. Там потопчется годь, которая нам путь перекрывала. Так это бьемся за земли те. За житень наши. До того своя была, отцов наших на берегах моря по Ра реке. С великими трудностями переправили своих людей. Скотину на другой берег, идя Доном. Там годь видели, идя до полудня. Годьское море видели. Годь, измеченную, напротив себя стали наблюдать, так нужно всем было.

 

Про жизнь.

Живы твои Сва, как же иегуны были по степям отцовым. Налезли на нее люди. Били. Скотину забирая. Так род Славень передвигался до земли иной, где солнце в ночи спит. Коню травы много. Луга тучные. Речки рыбой полны. Конь никогда и не умрет, годь была еще на зеленом крае. Немного упредили отцов, идущих Ра, река есть велика, отделяет нас от иных людей. Течет до моря Фасисте.

Это либо умная, извергаемая, надежная в укреплении. Той идет до солнца восходящего, в обе стороны реку смотрите, там, где садится тоже. Матери Сва слова режутся. Та обоими своими крыльями увязана, она также берется землею той. Бранится в ней о Дасуне. А гуны какже готам обратили стрелы свои. Мечи отточенные …

Тут муж роду Белояру идет по ту сторону Рая — реки. Упредил там гостей — синьцев идущих — до фряженцев, так как иегуны ведь на острове свои. Поджидают гостя да обирают его, было то за полстолетия Алдореху. И еще древнее она (река) была рода белояров, сильным иегунам гость (пере)оденется это за мужа белояру. Рассказывали, как даем требуемое за то. Два коня золота идет Инде, истечет гроза иегунская. Так мимо идут годи, которая ведь также сурова на прядь, либо ана ниперы. Конница их несет почести. Дважды дань беря, то либо гости избегают нас, поворачивают до Синьска. Не придут уж никогда.

 

 

Веда 4




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.