Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Юридические лица в развитом римском праве



130 Положение юридического лица в частном праве. Положительным итогом всего хода развития римских корпораций явилось следующее.

Римские юристы признали, что:

(1) Корпорация может рассматриваться в сфере частного права так же, как рассматривается физическое лицо. Гай говорит: civitates enim privatomm loco habentur - общины рассматриваются как частные лица (D. 50. 16. 1Ь).

(2) Юридическое существование корпорации не прекращается и не нару­шается выходом отдельных членов из состава объединения: in decurionibus vel aliis universitatibus nihil refert, utrum omnes iidem maneant, an pars maneat, vel omnes immutati sint - для местных сенатов и других объединений безразлич­но, остаются ли прежними все члены, либо часть членов, либо всех замени­ли другие (D. 3. 4. 7. 2).

(3) Имущество корпорации обособлено от имущества ее членов, притом это не совместно всем членам корпорации принадлежащее имущество, а имущество корпорации, как целого, как особого субъекта прав: si quid universitati debetur, singulis non debetur, nec quod debet universitas singuli debent, т. е., если мы что-нибудь должны корпорации, то мы не должны ее отдель­ным членам; того, что должна корпорация, не должны ее отдельные члены (D.3.4.7. 1).

(4) Корпорация как юридическое лицо вступает в правовые отношения с другими лицами при посредстве физических лиц, уполномоченных на то в установленном порядке.

Однако целого ряда, казалось бы неизбежных, выводов из признания гражданской правоспособности юридического лица, римские юристы не сде­лали. Эти выводы затруднялись и отсутствием в римском праве института прямого представительства, который облегчил бы понимание участия юриди­ческих лиц в гражданском обороте при посредстве физических лиц, и взгля­дами юристов на роль воли в обосновании частноправовых отношений. По­этому еще классическим юристам представлялся спорным вопрос о том, может ли юридическое лицо быть субъектом владения, possessio (D. 41. 2. 1. 22; D. 41. 2. 2. 2). Поэтому они отвергали ответственность юридических лиц за вред, причиненный деликтами их представителей. Ульпиан говорил: quid enim municipes dolo facere possunt (D. 43. 15.1) — что могут сделать в силу зло­го умысла члены муниципии (здесь как и в других аналогичных местах «чле­ны муниципий» означает совокупность этих членов, т. е. самую муниципию).

В то же время объем правоспособности муниципий, в одной стороны, и ча­стных корпораций, с другой, не был одинаков. Так, муниципии издавна были вправе получать имущество в силу завещательных отказов или легатов, в то время как коллегиям это право было предоставлено лишь во II в. н.э. (D. 34. 5. 20). Право быть назначенными наследниками по завещанию признавалось за муниципиями уже в классическом праве, частные же корпорации даже и в пра­ве Юстиниана не имели такого права без особой привилегии (С. 8. 6.).

С другой стороны, римские юристы признают юридическое лицо носите­лем не только имущественных, но и некоторых личных прав, например, как о том свидетельствуют многочисленные памятники, муниципиям присваи­вался патронат над вольноотпущенниками, представлявший, правда, по су­ществу значительный имущественный интерес для патрона.

Не создав законченного учения о правоспособности корпораций, римское право оставило нам, однако, возможность ясно судить о порядке, в котором корпорации возникали в Риме. В первую половину республики различные ча­стные корпорации возникали, по-видимому, свободно, без ограничений со стороны государства. Но в I в. до н. э., в связи с общим политическим и соци­альным кризисом, государство стремится наложить руку на свободу образова­ния союзов. После ряда сменивших одна другую государственных мер, при Августе был издан закон (lex Julia de collegiis), в силу которого корпора­ции, по общему правилу, возникали не иначе, как с разрешения сената.

Корпорация признавалась законной, collegium licitum, если ее существова­ние разрешено сенатом, ex senatus consulto coire licet. Только для некоторых видов корпораций, например для похоронных объединений был, по-видимо­му, допущен порядок свободного образования, при условии соответствия корпорации определенным правилам. Но возникала ли корпорация с разрешения сената, принадлежала ли она к числу тех привилегированных объединений, которые в разрешении не нуждались, раз возникнув в законном порядке, кор­порации признавалась в качестве юридического лица: разрешив возникнове­ние корпорации, сенат тем самым признавал ее и юридическим лицом.

Все collegia licita вместе с тем и юридические лица. Столь сложного в со­временных системах гражданского права вопроса о союзах без прав юриди­ческого лица римское право не знало.

Значительно позднее корпораций появилась в римском праве та катего­рия юридических лиц, которую теперь называют учреждениями. Их не знал не только период республики, но весь отрезок периода империи до христиан­ских императоров. Признание христианства государственной религией со­здало почву для признания юридическими лицами церковных учреждений, а затем и обычно связанных с церковью частных благотворительных учреж­дений. Церковные учреждения, ecclesiae, не только были наделены имущест­венной правоспособностью, но на них был распространен и ряд privilegia fisci. Затем были признаны юридическими лицами так называемые piae causae — больницы, приюты и т. п. Но сколько-нибудь развернутого учения о правоспособности учреждений римское право не оставило.

Глава 11




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.