Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Появление категории юридического лица



128. Понятие юридического лица. Создание понятия юридического лица нередко относят к числу важнейших заслуг римского частного права. Не сле­дует, однако, преувеличивать ни разработанности этого понятия в римском праве, ни значения юридических лиц в экономической жизни Рима. Даже во времена наибольшего расцвета римского народного хозяйства, во времена наиболее оживленной международной торговли юридические лица значи­тельной роли не играли. Хозяйство, имевшее в основном натуральный харак­тер, еще не вызывало необходимости в прочных и длительных объединениях отдельных хозяев. Не было в римском праве и термина «юридическое лицо». Тем не менее, нельзя не признать, что основная мысль о юридическом лице, как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной мас­сы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выра­жена римским правом отчетливо.

Издревле в имущественных отношениях участвовали наряду с физичес­кими лицами и некоторые объединения их, определенным образом органи­зованные и располагавшие известными имущественными средствами.

129. Древнейшие юридические лица. Еще в древнейшие времена суще­ствовали в Риме частные корпорации: союзы с религиозными целями (sodalitates, collegia sodalicia), профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum). По свидетельству Гая законы XII таблиц даже предоставили сою­зам с религиозными целями право вырабатывать для себя уставы, лишь бы они не противоречили закону. Много новых корпораций является в период республики: таковы collegia apparitorum, т. е. корпорации служителей при ма­гистратах, различные объединения взаимопомощи, в частности, похоронные корпорации, collegia funeraticia; таковы collegia publicanorum, игравшие не­малую роль в хозяйственной и политической жизни Рима: объединения предпринимателей, бравших на откуп государственные доходы, управлявших по договорам с государством государственными имениями, производивших для государства крупные строительные работы, и др.

Понятно, что все эти объединения обладали имущественными средства­ми, a collegia publicanorum — средствами весьма крупными. Понятно, что им приходилось вступать в договорные отношения с третьими лицами и что действовали они и в своей внутренней жизни и в отношениях с третьими лица­ми по некоторым определенным правилам.

Однако вопреки характеристике, которую дают этим объединениям неко­торые историки римского права (например, Жирар), невозможно утверждать, что это были юридические лица в современном значении этого термина. Сле­дует согласиться с теми историками, которые (как И.А. Покровский) отмеча­ют, что все дошедшие до нас положения древнейшего ius civile приурочены только к отношениям между отдельными лицами, а не их объединениями, что касается общего имущества корпораций, то оно рассматривалось древним правом либо по началам товарищества, societas, т. е. как имущество, принад­лежащее каждому из его участников в определенной доле, либо более прими­тивно, как имущество, принадлежащее одному из участников, казначею, ве­дущему дела объединения и ответственному перед его членами.

Нет единогласия между историками римского права и в вопросе о право­вом положении римского государства в древнейшие времена. Одни историки (как Жирар, опирающийся при этом на Моммзена) считают римское государ­ство искони юридическим лицом. Другие (как названный выше русский ис­торик римского права И.А. Покровский) полагают, что, будучи обладателем многочисленных и разнообразных имуществ и участвуя в различных отноше­ниях по их эксплуатации, римское государство, по крайней мере до второй половины республики, не применяло к своим имущественным отношениям положений частного права, не мысля себя носителем dominium ex iure Quiritium и других частных прав на эти имущества, а действовало по некото­рым особым нормам права публичного. И действительно, неизвестно, чтобы договоры, совершавшиеся магистратами по поводу государственного имуще­ства, подчинялись в древнейшие времена правилам, в частности формально­стям частного права. И, наоборот, известно, что споры из таких договоров разрешались не в обычном судебном, а в особом административном порядке.

Можно, однако, думать, что по мере усложнения экономической жизни некоторые зачатки идеи юридического лица появляются и в жизни корпора­ций, и в хозяйственной деятельности государства.

Признание каждого из членов корпорации собственником части ее иму­ществ не благоприятствовало устойчивости имущественных отношений кор­порации; понятно, что в более развитом хозяйственном обороте появилась мысль об отказе отдельному члену корпорации в праве на выдел ему в любой момент его доли в имуществе корпорации, об урегулировании имуществен­ных последствий выхода отдельного члена из состава корпорации и т. п. В то же время расширение хозяйственных связей государства с частными лицами не могло не толкать на некоторое сближение представлений об имуществен­ных правах государства и частных объединений.

Однако первым более отчетливым выражением идеи юридического лица было, по-видимому, правовое положение, сложившееся при содействии пре­тора для муниципий, т. е. городских общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя их жителей римским гражданством, пре­доставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность. Правовым выражением этой хозяйственной самостоятельности явилось подчинение муниципий в их имущественных отношениях частному праву: претор признал за муниципиями право искать и отвечать в суде через особых представителей, actores назначавшихся для каждого дела декретом муниципального совета. Тем самым муниципия была признана в принципе таким же субъектом иму­щественных прав, как и privatae personae.

Вслед за муниципиями и по их образцу, ad exemplum rei publicae (D. 4. 4. 1.1), были признаны процессуально правоспособными также и частные корпорации.

Не следует однако, думать, что это признание идеи юридического лица в гражданском процессе сразу обеспечило и ее материально-правовое разви­тие. Несмотря на то, что в дальнейшем муниципии стали действовать через actores не только в гражданском процессе, но и при заключении сделок, во­прос о юридических последствиях таких сделок для муниципий оставался

долго неясным.

Не способствовал укреплению идеи юридического лица и ход политичес­кой истории Рима. Правда, когда с установлением империи, личная казна императора fiscus, постепенно поглотила, по мере усиления власти импера­тора прежнюю государственную казну - aerarium, сведя ее к роли городской кассы Рима то fiscus оказался подчиненным в принципе нормам частно­го права. Но носителем прав на все государственные имущества стал призна­ваться император. Начавшая пробивать себе путь идея государства, как носи­теля частных имущественных прав, была оттеснена воплощением государства в личности princeps'a. Этой идеи не укрепляли и довольно многочисленные orivilegia fisci в силу которых имущество фиска не подлежало приобретательной давности; обязательственные требования фиска обеспечивались закон­ным залоговым правом на все имущество должника, удовлетворялись пред­почтительно перед требованиями других кредиторов и др., ибо многие из этих привилегий были распространены и на личное имущество императора и императрицы, и следовательно, особенности правового положения иму­ществ государства не составляли.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.