Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Компоненты субъективного опыта



Для формирования режимов осведомленно­сти мозг использует ощущения (сенсорные модальности).

Итак, все начинается с сенсорной репрезентатив­ной системы, которая делает эксплицитным то, о чем мы думаем в терминах образов, звуков, ощуще­ний, запахов и вкусов. При помощи органов чувств (глаз, ушей, мышечных и тактильных ощущений) мы получаем данные из внешнего мира. Затем, ис­пользуя эти видимые, слышимые и ощущаемые формы, мы «думаем» для «репрезентации» того, что увидели, услышали, ощутили и т. д. Для формиро­вания режимов осведомленности мозг использует несколько сенсорных модальностей. Мышление не­возможно без этих основных режимов. Эти компо­ненты составляют саму форму наших отделенных мыслей. Мы обрабатываем информацию, получае­мую по сенсорным каналам. Ради удобства в НЛП репрезентативные системы обозначаются следую­щим образом:

V – визуальная (образы, картины);

А – аудиальная (звуки, тон),

At – аудиально-тональная (звуки);

К – кинестетическая (тактильные и внут­ренние ощущения тела);

О – обонятельная (запахи);

G – вкусовая (вкусовые ощущения);

М – моторная (движения). Эти репрезентативные системы можно считать внешними или внутренними источниками данных, поэтому иногда мы обозначаем это, добавляя индекс е или I, например Ve (визуальная внутренняя систе­ма). Эти репрезентативные системы можно также считать запомненной информацией, сохраняемой внутри нервной системы (г) или сконструированной в воображении (с).

г - запомненная информация (VAK);

с - сконструированная информация (VAK);

i - внутренний источник информации (трансдеривационный поиск);

е - внешний источник информации (состо­яние «аптайм», сенсорная осведомлен­ность).

Для обозначения того, что мы используем метарепрезентативную систему, слова и язык, мы исполь­зуем следующую нотацию:

Ad - аудиально-дигитальная система (языковая система, слова, внутренняя речь).

Посредством этих репрезентативных систем мы еще раз представляем себе информацию. Наше мыш­ление основано на внешних сенсорных модальностях. При помощи этих «инструментов» мы создаем личные «карты» мира для следования по жизни. Большинство из нас предпочитает одну ре­презентативную систему другим и, фактически, злоупотребляет ее использованием, игнорируя остальные.

Эти репрезентативные системы функционируют как составные компоненты поведения. Используя категории и классы, мы проводим мысленные разли­чия. Каждая сенсорная модальность имеет специфические качества, которые являются свойствами репрезентативных систем. Эти качества в НЛП традиционно называются субмодальностями. Мы пред­почитаем называть их «качествами модальностей» или «отличительными свойствами репрезентаций». Они предоставляют мозгу специфическую информа­цию для сортировки и кодирования опыта. Обычно мы не осознаем модальности, но можем легко сделать их осознанными, просто получив о них осведомлен­ность. Такая осведомленность позволяет нам изме­нять субмодальную структуру опыта.

Основные визуальные субмодальности:

Яркость

Фокус

Цвет

Размер

Расстояние

Контрастность

Движение

Направление

Передний/задний план

Расположение

Основные аудиальные субмодальности:

Высота звука

Непрерывность/прерывность

Ассоциированность/диссоциированность

Темп

Громкость

Ритмичность

Продолжительность

Расстояние

Четкость

Основные кинестетические субмодальности:

Давление

Расположение

Степень

Форма

Текстура

Температура

Движение

Продолжительность

Интенсивность

Частота

 

В конечном счете, мы форматируем или про­граммируем наше поведение, наши навыки и способности при помощи комбинирования и установления последовательности использо­вания репрезентаций, осуществляемых при помощи нервной системы.

Затем мы форматируем или программируем наши поведение, навыки и способности при помощи комбинирования и установления последовательности ис­пользования этих репрезентаций, осуществляемых при помощи нервной системы. Обработка нами вход­ных стимулов осуществляется при помощи последовательности внутренних репрезентаций, которую мы называем «стратегией». Итак, при построении стра­тегии мы фокусируемся на процессах распаковки и реорганизации поведения в эффективные передающи­еся последовательности. Так мы можем задать формат новых, более эффективных способов деятельности.

«Картографирование»: создание «карт» для описания территории

Бэндлер и Гриндер считают, что при создании внутренних «карт» мира (наших «программ») мы используем три процесса моделирования. Это опуще­ние, обобщение и искажение, и они определяют то, как мы абстрагируемся от территории и преобразу­ем ее в репрезентативную «карту».

Опущение

Мы осуществляем опущение из-за того, что не можем обработать все миллиарды бит информации, вторгающиеся в нашу нервную систему в каждый конкретный момент. Это ошеломило бы нас. Наш сенсорный аппарат также не позволяет ввести все доступные данные. Наши глаза видят только очень узкую часть светового спектра. Наши уши восприни­мают только очень узкий диапазон звуковых частот. Итак, мы имеем дело с реальностью не непосред­ственно, а косвенно, при помощи мозга и нервной системы. Мы регистрируем только малую часть по­ступающих образов, звуков, ощущений, запахов и вкусов. Избирательно обрабатывая информацию, наш мозг защищает нас. Опущение становится проблемой только тогда, когда мы опускаем существен­ные или важные элементы информации.

Хаксли (Huxley, 1954) говорит, что функция моз­га и нервной системы заключается в:

«защите нас от ошеломления и замешатель­ства, вызванного огромным количеством по большей части бесполезной и нерелевантной информации, посредством отбрасывания в каж­дый момент большей части того, что в противном случае мы должны были бы воспринять или за­помнить. Для обеспечения биологического вы­живания информация должна поступать в созна­ние через редукционный клапан мозга и нервной системы. То, что выходит с другой стороны, пред­ставляет собой ничтожно маленькую струйку осознанной информации, которая помогает нам выжить на этой планете»

Далее он описывает, как при помощи языка мы выражаем и подтверждаем переживание «мира уменьшенной осведомленности».

Миллер (Miller, 1956) в своей классической рабо­те утверждал, что осознание имеет предел, равный 7 ± 2 элементам информации за раз. Это значитель­но ограничивает наши знания и нас самих. Поэтому для того чтобы наше «подсознание» управляло восприятием, научением и «программами», они должны стать привычными. Когда мы многократно повторяем определенный мыслительный паттерн, он выпадает из сознания, как если бы мы хранили его неосознанно. В этой модели осознание считается «ре­зультатом деятельности нервной системы». Репре­зентация становится осознанной только тогда, когда достигает определенного уровня интенсивности. Осознание может работать с 7 ± 2 элементами ин­формации за раз (элементы в сознании связаны с формированием паттерна опыта, который мы еще не сделали неосознанным), поэтому, когда информация достигает статуса ТОТЕ, она выпадает из сознания, освобождая его для новой информации.

Миллер (Miller, 1956) в своей классической ра­боте утверждал, что осознание имеет предел, равный 7 ± 2 элементам информации за раз.

Обобщение

Чрезмерное количество информации приводит к тому, что мы делаем обобщения, нужные для резюмирования паттернов. Обобщая при помощи катего­ризации, организации, абстрагирования и перевода знаний на более высокий уровень, мы упрощаем мир. Мы делаем обобщения, относя предметы с похожей функцией, структурой, природой и т. д. к одной категории. Обобщая, мы опираемся на гештальты значений, значимые конфигурации и синтез информа­ции. Мы ищем паттерны, и когда находим повторяющийся время от времени опыт, мы часто приходим к заключению, что имеем дело с паттерном. Это со­храняет нам время и избавляет от проблем, так как мы не должны постоянно сталкиваться с новым ми­ром. Мы делаем обобщения, чтобы внести в мир по­рядок и значение; это основано на нашей способности замечать паттерны похожих синтаксиса, содержа­ния, формы и значения.

Искажение

При построении моделей мы неизбежно искажаем информацию, опуская и обобщая данные. Мы воспринимаем территорию через наши фильтры восприятия. Когда мы встраиваем наши программы, наши «мысли» (репрезентативные системы) перемещаются на более высокий логический уровень в качестве убеждений, ценностей и установок (искажения более высокого уровня). Когда мы «видим» в чем-то потенциал, мы искажаем. Когда мы наделяем что-то значением или ценностью, мы искажаем. Этот процесс моделирова­ния не является ни хорошим, ни плохим, просто наша нервная система таким образом обрабатывает и орга­низует данные. Следовательно, «цвет» существует не во внешнем мире, а внутри нашей нервной системы.

Каждая форма искажения (например, убеждения, ценности, образы восприятия) «организует» нас. В конечном счете, формат искажения психологически организует саму нашу «суть» или личность (то, как мы думаем, воспринимаем, чувствуем, оцениваем, верим и поступаем). Иначе говоря, наши «карты» рефлексивны в том смысле, что они формируют нас по своему образу. Убеждения и ценности, берущие начало в «картографировании», вызывают у нас «состояния сознания», которые, в свою очередь, определяют, мотивируют нас и управляют нами. Это создает особенности нашей «личности» (Hall & Воdenhamer, 1997b) перемещения по реальности. Это объясняет, почему очень интеллектуальные люди могут совершать глу­пые поступки. У них есть внутренняя «карта», кото­рая потребовала этого! Их «карты» «программиру­ют» или контролируют их восприятие, поведение, коммуникации, навыки, состояния и т. д. Если их «карты» привели к опущению чего-то существенно­го, к поспешному обобщению принципа, правила или убеждения, к чрезмерному искажению, то програм­мы (стратегии) могут организовать и мотивировать их непродуктивным образом.

Что же является результатом опущений, обоб­щений и искажений? Внутренняя «карта» мира - парадигма. Мы создаем эту «карту» для того, чтобы перемещаться по реальности.

Эти процессы и знания мы называем стратегиями. Когда мы «запускаем мозг» и нервную систему с определенным образом структурированными и органи­зованными опущениями, обобщениями, искажениями и т. д., наш мозг привыкает «приходить в одно и то же место». Он разрабатывает стратегию, или последова­тельность использования репрезентативных систем, для создания опыта. По этой причине мы говорим, что каждый опыт имеет внутреннюю структуру. Даже у таких дезорганизованных состояний, как безумие, за­мешательство, стресс, промедление и т. д., есть опре­деленный специфический сенсорный план.

Стратегии являются просто формальными описани­ями того, что мы делаем внутри своей головы и нервной системы для создания конкретного поведения, состоя­щего из мыслей, эмоций, убеждений, ценностей, состо­яний, навыков, опыта, коммуникации или чего-нибудь еще. Все виды поведения (обучение, запоминание, мо­тивация, выбор, коммуникация, изменение и т. д.) яв­ляются результатом систематически упорядоченных последовательностей сенсорных репрезентаций.

Каждая форма искажения (например, убеж­дения, ценности, образы восприятия) «орга­низует» нас.

Все виды поведения (обучение, запомина­ние, мотивация, выбор, коммуникация, изме­нение и т. д.) являются результатом система­тически упорядоченных последовательно­стей сенсорных репрезентаций.

Заключение

В этом простом введении в понятия, составляю­щие «сознание», «личность» и субъективный опыт человека, описаны неотъемлемые элементы нашего поведения. Теперь нас интересует, как эти элементы объединяются и сочетаются для создания «субъек­тивного опыта».

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.