Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Концепция «стимул-реакция»



Что общего у этих случаев? В каждом из них не­что вызывало воспоминания, ощущения и поведение. Эта связь «стимул-реакция» впервые была экспери­ментально исследована русским физиологом Иваном Павловым, изучавшим безусловные и условные ре­флексы у собак. Проводя свои опыты, Павлов от­крыл, что когда собаки видят, обоняют и пробуют мясо, у них возникает слюноотделение. Давая соба­кам мясо, он сопровождал процесс звоном колоколь­чика. После нескольких сеансов выработки условно­го рефлекса достаточно было только звона колокольчика, чтобы вызвать у собак реакцию слюноотделе­ния. Это наблюдение легло в основу бихевиоризма и теории научения.

Бэндлер и Гриндер открыли «удобное для пользо­вателя» применение условных рефлексов (классичес­кого обусловливания), обнаружив, что пусковой сти­мул (якорь) можно использовать как механизм для перемещения «опыта» во времени и пространстве.

Поскольку наше научение в значительной его ча­сти следует этой модели, мы также приобретаем раз­личные внутренние/внешние реакции (мысли и чув­ства, состояния, действия и т. д.), связанные или со­единенные с различными и порой неосознаваемыми стимулами. В НЛП якорением называется естествен­ный процесс, посредством которого любой элемент переживания (компонент любой сенсорной модаль­ности) может воссоздавать (пробуждать) всю сово­купность переживаний. И так как индивидуальные навыки являются результатом развития и упорядо­чения репрезентативных систем, стимулы, пробуж­дающие любую часть репрезентации, будут часто выступать в роли спускового механизма для всей со­вокупности переживаний.

Якорение - процесс, посредством которо­го любой элемент переживания (компонент любой сенсорной модальности) может воссо­здавать (пробуждать) всю совокупность пе­реживаний.

Поскольку якорение происходит постоянно, фактически оно не представляет собой ничего нового. Обычно мы его не замечаем. Может быть, у нас нет модели (концептуальной схемы) для того, чтобы его осмыслить. Оно просто происходит, - но происходит вне рамок нашего сознания. Именно этот факт сам по себе и делает якорение столь мощным механизмом, который мы можем научиться использовать более целенаправленно.

Одним из самых заметных событий в моей жизни (Б. Б.) явилось получение степени доктора богосло­вия в Юго-Восточной баптистской теологической семинарии. Вспоминая это событие, я ярко вижу ве­ликолепие церкви, переполненный зал и то, как в на­чале церемонии по проходу между рядами шли пре­подаватели. И вновь переживаю те же чувства, что и тогда. Они возвращаются. Каждый преподаватель был одет в мантию и капюшон, соответствующие учебным факультетам и дисциплинам. В здании величественно звучал большой орган. Я вспоминаю поздравительную речь доктора Эймо Скоггана.

Обращаясь к нам, доктор Скоггин сказал: «Когда я стал доктором наук, мой отец заявил: "Сынок, эта степень - как завиток на свином хвосте - выглядит довольно симпатично, но цена ей грош» Кульминацией дня стал миг, когда ректор Рэндэлл Лоули на­дел на меня капюшон. Сегодня один взгляд на ман­тию, которую я надеваю, чтобы свершить обряд вен­чания, воскрешает в моей памяти все эти впечатле­ния. Мантия служит якорем для всей совокупности этих переживаний. Звук органа тоже напоминает о них.

Якорь - внутренняя или внешняя репрезен­тация, воспроизводящая другую репрезента­цию.

Что мы подразумеваем под понятием «якорь»?

Якорем называется внутренняя или внешняя ре­презентация, воспроизводящая другую репрезентацию. Вид докторской мантии или звук органа вновь пробуждали мои мысли и чувства, связанные с тем событием. Взгляд на мантию вызывал воспоминание целиком со всеми его внутренними репрезентация­ми. Если воспоминание задействует все репрезента­тивные системы, мы называем его четырех кортежным. Почему четырех-, а не пяти кортежным? Пото­му что мы объединяем обонятельную и вкусовую репрезентативные системы воедино. Таким образом, термин «четырех кортежный» передается аббревиа­турой VAKO, в которой буква «О» обозначает одно­временно и обонятельную и вкусовую репрезента­тивные системы. Любая из упомянутых репрезен­таций, будучи запущенной, вызовет в памяти всю совокупность переживаний. Дилтс (1983, Dilts) от­мечал:

«Этот процесс является результатом взаимо­действия синаптических и электрических пат­тернов, возникающих в процессе деятельности нервной системы»

Наша жизнь изобилует якорями. Сейчас, когда бихевиористы склоняются к мысли, что все наше поведение - это результат условных реакций, при­верженцы НЛП рассматривают жизнь как комбина­цию условных рефлексов и осознанно выбранных якорей.

Во всем, что нас окружает, можно распознать яко­ря. Некоторые из них мы уже упоминали. Якоря охватывают все репрезентативные системы. В число аудиальных якорей входит, например, и такой: «Вкус у "Винстона" хорош...». Полагаю, те, кому сейчас за тридцать, сразу мысленно услышат продолжение слогана («...как закуришь, так поймешь»), хотя этот рекламный ролик и крутили более двадцати лет тому назад.

Большое количество аудиальных якорей связано с церковью и церковными службами: радость при зву­ке церковного колокола, аромат благовоний в храме, пасторский речитатив «Вознесем молитву Господу», мелодия любимого гимна. Теле- и радио продюсеры знают силу таких якорей. Поэтому они заполняют часы эфира прелестными старыми шлягерами. Со­здатели рекламы тоже неплохо используют аудиальные якоря.

Недавно мы с женой ехали на автомобиле (Б. Б.). Мы проехали совсем немного, когда она заметила, что забыла пристегнуть ремень безопасности. Я спро­сил: «Ты когда-нибудь забывала пристегиваться, сидя за рулем?» - «Нет, только когда сажусь на пас­сажирское сиденье». И вдруг она осознала, что у нее есть кинестетические и визуальные якоря, связанные с сиденьем водителя. Каковы же они? Вдавливание сиденья, вид предметов из этого положения и т. д. С пассажирским сиденьем подобные кинестетичес­кие и визуальные якоря не были связаны. Зато ког­да она садилась за руль, эти якоря срабатывали (вос­производились), и рука автоматически тянулась к ремню безопасности. Однако на пассажирском мес­те она часто забывала пристегиваться. Оно не обеспе­чивало ей якорей для пристегивания ремня безопас­ности. Этот пример отражает специфичность многих якорей и их подсознательную природу.

Осторожно: негативные якоря!

Устоялись ли столь же прочно в нашей жизни и негативные якоря? Да. Представьте семью, принима­ющую друзей на гражданской панихиде. Умерла мать жены, и многие пришли отдать ей дань уважения; жена глубоко опечалена, друзья один за другим под­ходят и обнимают ее. Женщина может подсознатель­но связать объятия и чувство горя.

И спустя дни или месяцы, когда муж неожиданно обнимает ее, женщину охватывает необъяснимый приступ рыданий! Ее переполняет горе. Она получи­ла непреднамеренный доступ к состоянию, и теперь проведет какое-то время в попытках осознать приро­ду своих негативных чувств к мужу! По существу, у нее развивается негативная условная реакция на прикосновения мужа. Тут старые психологические школы постараются вернуть нас к поиску травм, ключевых вех в процессе развития и к греческой ми­фологии, чтобы дать объяснение неосознаваемым процессам. В действительности же перед нами всего лишь пример случайного якоря. Поэтому избавление от негативных якорей с одновременным обучением тому, как устанавливать позитивные якоря, стано­вится важным средством поддержания хороших от­ношений.

Якорение в качестве механизма выработки услов­ной реакции дает в руки психиатру практический инструмент для изменения состояния пациента. Бэндлер и Гриндер (Bandler & Grinder, 1979) писали, что около 90% того, что мы делаем в ходе психотерапии, включает в себя изменение «кинестетических реак­ций, возникающих у людей в ответ на аудиальные и визуальные стимулы».

Якорение прощения

Бывший прихожанин позвонил мне (Б. Б.) по по­воду одного из своих коллег (Джима), который весь­ма эмоционально воспринял тяжелый удар - уход жены после четырнадцати лет совместной жизни. За две недели, прошедшие с момента ее ухода, Джим потерял в весе около восьми килограммов. Его силь­но мучили эмоциональные переживания... Я заста­вил Джима подумать о «времени» (используя неко­торые процессы, связанные с «линией времени»), применив якорение с целью вывести его из эмоцио­нального расстройства, чтобы он мог примириться с реальностью. Как и все мы, Джим в прошлом совер­шал ошибки, вызывавшие у него чувство вины. Бу­дучи христианином, он верил, что Иисус простил его, но Джим не простил себя сам.

Линия времени - метафора для выраже­ния того, как мы храним наши образы, звуки и другие ощущения в памяти и воображении; способ кодирования и обработки понятия «время».

Расспрашивая Джима о прощении Христа, я за­якорил состояние всепрощения, коснувшись его колен. Потом я попросил Джима «вернуться в прош­лое» по его линии времени, к периоду, предшество­вавшему моменту совершения тех ошибок. Джим исполнил мою просьбу, и я воспроизвел якорь, что­бы он мог пережить чувство всепрощения по отно­шению к тем конкретным событиям. Затем, удержи­вая якорь, связанный с его коленом, я попросил Джи­ма перенестись вперед во времени, неся с собой это чувство всепрощения. В результате якорение духов­ного ресурса (прощения) позволило Джиму распро­странить прощение Христа на свои ошибки.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.