Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Н ЕСТЬ В ЧЕМ ПРИЗНАТЬСЯ



«Тру Уэст» был одним из тех мест, которые всякий раз кажутся совершенно новыми, но в то же время благодаря своему классическому стилю выглядят так, будто существуют уже не один век. На стенах висели зеркала, на которых оранжевым мелком были написаны названия напитков и специальные предложения. Белые кожаные диваны в форме подковы были беспорядочно расставлены по залу, а скатерти на столах сделаны из искусственной оленьей кожи. Официанты, одетые в джинсовые туники от Драйса ван Нотена и бирюзовые ковбойские сапоги из змеиной кожи, подавали коктейли на винтажных оранжевых подносах. Звучала какая-то странная японская кантри-музыка, а за барной стойкой находилась стена из оранжевого стекла, выходящая на реку Гудзон.

Если бы не стертые армейские ботинки, Ванессу вряд ли можно было узнать в черной стрейчевой мини-юбке из искусственной кожи и мерцающей красно-черной рубашке под зебру. Благодаря милому консультанту-трансвеститу отдела «МАК» в Блуминг-дейлс СоХо ее губы были красными, а брови — впервые в жизни выщипанными. Она села на стул в дальнем конце бара и поставила камеру на плечо.

Атмосфера на вечеринке была такой же оживленной, как в первый школьный день. Девочки в одинаковых футболках Бостонского университета визжали и кидались друг на друга с объятиями. Мальчики в толстовках Брауна приветствовали друг друга ударами ладоней. Ванесса молча наблюдала за ними, она ждала, когда один из них подойдет и даст интервью.

— Думаю, мне есть что сказать, — сказал невероятно красивый мальчик в брюках песочного цвета и простой белой сорочке. Он поставил свой джин с тоником на стойку и присел на соседний стул. — Ты хочешь, чтобы я назвал свое имя и школу, в которой учусь, и все такое? — спросил он.

Ванесса направила камеру на его покрасневшие, но все же блестящие зеленые глаза.

— Только если ты этого хочешь, — ответила она. — Просто расскажи, чем для тебя был весь этот процесс поступления.

Нейт сделал глоток и посмотрел в оранжевое окно. За рекой, над аэропортом Ньюарка, кружили самолеты.

— Самое смешное то, что я, в общем-то, до сих пор особо ни о чем и не волновался, — признался он. Он достал сигарету из пачки «Мальборо лайт», оставленной кем-то на барной стойке, и принялся катать ее по поверхности. — А самое глупое, что я и не должен волноваться. Я должен праздновать.

Он взглянул в объектив и отвернулся с самоуверенным выражением лица. Банкетки позади них постепенно заполнялись публикой. Вдруг музыка зазвучала так громко, что он едва мог слышать собственные слова.

— Не знаю, почему я не сказал ей, куда подал документы? — пробормотал он.

— Кому? — допытывалась Ванесса. — Куда?

— Моей девушке, — ответил Нейт. — Понимаешь, она хочет учиться в Йеле. Типа, это главная цель ее жизни. А я подал туда документы, потому что их новый тренер по лакроссу меньше чем за год сделал из дерьмовой команды второго дивизиона лучшую команду лиги. Короче, сегодня я узнал, что поступил, а ее поставили в лист ожидания. Я не говорил ей, что подавал заявление, а теперь боюсь сказать, что меня приняли. Ну, мы только недавно стали снова встречаться. И если я скажу, она опять уйдет от .меня.

Он замолчал, ожидая, когда Ванесса отреагирует на его слова. Но реакции не последовало, и он снова потянулся к стакану.

— Тренеры из Йеля и Брауна на этих выходных приезжают посмотреть, как я играю. А Блер отправляется в Вашингтон знакомиться с Джорджтауном, так что, к счастью, мне не придется врать ей, откуда тренеры, и все такое.

Нейт раздвинул локти и положил голову на руки. А ведь паршиво быть лгуном, да? В этот момент до его ноздрей долетел знакомый аромат смеси эфирных масел.

— Мы сделали это, Нейти! — выдохнула Серена, обвивая руками шею Нейта. Ее белые волосы были затянуты в беспорядочный узел на макушке, а сама она одета в прозрачное пончо с белой и золотой бахромой и белые джинсы.

Что-то между лас-вегасской шоугерл и Одинокими Сердцами.

Нейт поцеловал ее в щеку и попытался придать себе взволнованный вид,

— Опа, — скривилась Серена, моментально просекшая, в чем дело. — Блер опять тебя кинула?

— Пока нет. — Нейт уже собирался рассказать обо всем, но на противоположном конце огромного ресторана из лифта вышла Блер и направилась к ним, буквально прожигая взглядом спину Серены.

На одной из банкеток группа старшеклассниц из «Констанс Биллард» принялась шептаться между собой.

— Я слышала, Блер написала реально тупой сценарий вместо эссе для подачи в Йель. Мисс Глос сказала ей изменить его, но она все равно отправила и потому не попала, — доложила Ники Баттон своей подруге Рейн Хоффстеттер. Рейн и Ники вместе шли в Вассар в следующем году и потому были обречены на то, чтобы смотреть друг на друга и визжать.

— Я слышала, что Блер написала эссе для Йеля за Серену. Потому она такая расстроенная. Она протолкнула Серену, а сама оказалась в листе ожидания, — сказала Изабель Коатес своей подруге Кати Фаркас. Кати и Изабель были приняты в Джорджтаун и Роллине, но Изабель попала и в Принстон и уже носила свою принстонскую футболку. Мысль о расставании была такой невыносимой, что они не переставали держаться за руки.

— Да, но я слышала, что Серена получила 1560 баллов за тест. Она прикидывается странной и тупой, но это всего лишь игра. Вот как ей удается постоянно тусить и при этом совершенно не учиться. Ей это не нужно, — с завистью сказала Кати.

— О чем болтаете? — спросила Блер, дойдя до того места, где сидели Серена и Нейт. Она только пришла, но уже ненавидела эту вечеринку. Она ненавидела учеников в их идиотских университетских футболках, ненавидела фальшивую японскую кантри-музыку, грохочущую из дурацких оранжевых колонок над баром, и ее бесило то, как Серена разговаривала с Нейтом в этой интимной, с-руками-вокруг-него манере, в которой она всегда разговаривала с мальчиками.

— Ни о чем! — хором ответили Серена и Нейт.

Серена крутанулась на стуле.

— Ты все еще злишься?

Блер скрестила руки на груди.

— А чего это ты не надела футболку Йеля? Ах, да...

Тебя приняли, но ты, видимо, туда не пойдешь, — съязвила она.

— Не знаю, — пожала плечами Серена. — Я на этих выходных собираюсь посетить много мест. Надеюсь, это поможет мне определиться.

Нейт вдруг почувствовал, что его подмышки взмокли. Он соскочил со стула, положил руки на плечи Блер и поцеловал ее в лоб.

— Ты хорошо выглядишь, — сказал он, пытаясь отвлечь ее от мыслей о Йеле.

— Спасибо, — ответила Блер, хотя точно знала, что выглядит как никогда в жизни не развлекавшаяся злая и стервозная зубрилка. Господи, она даже сережек не надела! За стойкой группа девочек в одинаковых болотно-зеленых футболках с эмблемой Дартмута орали какую-то дурацкую дартмутскую песню, прежде чем опрокинуть в себя стопки с водкой.

— Десять минут, и я сваливаю, — резко сказала Блер Нейту. — Завтра в школу, в конце концов.

Будто это ее когда-либо останавливало.

Нейт поцеловал ее в висок. Он отчаянно хотел увести ее подальше от Серены, прежде чем та случайно не разболтает, что он тоже попал в Йель.

— Не хочешь посмотреть на закат или еще что-нибудь? — запинаясь, предложил он.

— Да мне пофиг, — ответила Блер, упрямо держа руки скрещенными на груди.

— Забудьте обо мне. — Серена повернулась на стуле и оказалась лицом к Ванессе. — О'кей, зайка, звезда готова к съемке.

Ванессе ничего не пришлось настраивать. Она снимала все время.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.