Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

БУДТО ОНА НА САМОМ ДЕЛЕ ХОТЕЛА ПРАЗДНОВАТЬ?



Блер вышла из лифта и уставилась на самодельный плакат, прикрепленный к двери пентхауса. «Эй, Блер! Мы так тобой гордимся!» — было написано на нем. Она открыла дверь и вошла. Муки, неугомонный коричнево-белый боксер Аарона, подбежал к ней и ткнулся влажным носом между ног.

— Пошел на хрен, — гаркнула Блер. На долю секунды ей показалось, что произошло чудо. Может быть, ее живший во Франции папочка-гей или какая-то другая великодушная фея позвонили в Йель, и ее тотчас приняли. Маловероятно, но...

— Серена все рассказала! — щебетала ее беременная мать, заметно пошатывавшаяся на ходу. — Очередь-мочередь. Не могу понять, почему ты так расстраиваешься, дорогая. Можешь считать, что Йель принял тебя!

Блер сняла кардиган и бросила его на стоящее в углу антикварное кресло. Муки собрался было еще раз понюхать ее промежность, но она снова отпихнула его.

— Все не так просто, мам.

Из-за беременности крашеные светлые волосы Элеонор росли с невероятной скоростью и доходили теперь до плеч, что, по мнению Блер, было неуместной попыткой выглядеть моложе своих лет. Элеонор всплеснула украшенными драгоценностями руками.

— Ну же, мой хнюпик, мы все равно приготовили тебе небольшое семейное торжество. Все в столовой!

Семейное торжество. О господи!

Стол был сервирован лучшим хрусталем и серебром Элеонор, еда была из «Блу Риббон Суши» — любимого ресторана Блер. Сайрус и Аарон уже были навеселе от выпитого шампанского, и даже Тайлер, которому было всего двенадцать, казался слегка пьяным.

— А ты думала, что окажешься в Общественном колледже Норуолка? — сказал Аарон, наливая шампанское в бокал Блер. — Мы всегда знали, что ты способна на большее.

Сайрус подмигнул ей своим выпуклым, налитым кровью серо-голубым рыбьим глазом.

— Йель категорически отказал мне, когда я поступал. Теперь пришло время нанести им ответный удар. Если хочешь, я могу им задницы надрать из-за твоего заявления, и поверь — это доставит мне огромное удовольствие.

Блер скривилась. Нуда, ей, вроде, только того и надо, чтобы в Йеле знали, что они с Сайрусом родственники!

— А я не пойду в колледж, — заявил Тайлер, делая глоток шампанского. — Я стану диджеем и буду выступать в клубах по всей Европе. А потом открою казино.

— Это мы еще посмотрим, — сказала Элеонор, выкладывая двенадцати сантиметровый калифорнийский ролл себе на тарелку. — Ребеночек опять проголодался, — хихикнула она.

Если бы ее мать не ела так много, подумала Блер, то не выглядела бы так, словно она на двадцатом месяце беременности, а не на седьмом. Она выпила залпом весь бокал шампанского и потянулась за нетронутой коробкой суши. Сперва она впихнет в себя ролл с угрем и выпьет столько шампанского, чтобы ее желудок вывернуло наизнанку. А потом встретится с Нейтом на этой дурацкой вечеринке на Уэст-трит, но только на десять минут, потому что созерцание веселящейся толпы сверстников, когда ей веселиться не с чего, вызовет у нее новый приступ тошноты... А потом она уснет под «Завтрак у Тиффани» — ее самый любимый фильм с участием ее самой любимой актрисы. Одри Хепберн вообще не училась в колледже, но тем не менее прожила сказочную жизнь.

Ее мать взяла ролл и вгрызлась в него, как в хот-дог. Они с Сайрусом были знакомы меньше года и женаты только с ноября, но Элеонор, по всей, видимости, переняла его манеру еды. Она положила остаток суши и промокнула губы белой льняной салфеткой.

— А теперь, когда мы все собрались, я хочу тебя кое о чем попросить, дорогая.

Блер перевела взгляд со своего ролла на мать. Оказалось, Элеонор, обращалась к ней.

Ох, блин.

— Ты знаешь, прошло уже много времени, и мой доктор советует мне походить на курсы по подготовке к родам, чтобы вспомнить, как это все происходит. Я записалась на интенсивный курс — четыре дня по два часа. Но дело в том, что Сайрус занят новым проектом в Хэмптонсе, да и в любом случае я все равно не смогу его уговорить. Так вот, дорогая, может быть, ты походишь вместе со мной на эти курсы? Мне нужен партнер, а займет это всего пару часов после школы.

Блер выплюнула недожеванный кусок угря в салфетку и потянулась за шампанским. Курсы по подготовке к родам? Что за фигня?

— Мне казалось, это Аарон мечтает стать доктором, — попыталась она перевести стрелки. — Почему бы ему не походить вместе с тобой?

— Ты всегда так заботишься о матери, — вмешался Сайрус.

— У меня репетиция группы, — сказал Аарон.

Можно подумать, он на самом деле собирался предложить свою кандидатуру.

— У меня тоже, — поспешно встрял Тайлер.

Безвыходная ситуация — Элеонор не могла попросить о помощи и кого-нибудь из своих подруг. Их дети были взрослыми, студентами, и для них беременность Элеонор была грандиозным, ужасным позором.

— Ладно. Я пойду, — мрачно согласилась Блер. Она отодвинула тарелку и встала. Она подумала, что еще одна минута общения с ними — и ее точно вырвет. К тому же все уже, похоже, забыли, что собрались по торжественному случаю. — Прошу меня извинить, — сказала Блер. — Мне нужно собираться.

Мать протянула руку и обняла ее.

— Конечно, дорогая. — Она сжала ее талию. — Ты — моя лучшая подруга.

Йоу!

Блер высвободилась и исчезла в своей так называемой спальне. По крайней мере, Джорджтаун находился дальше, чем Йель, — хоть один плюс в его пользу. Да и не умрет она, если позвонит и договорится о посещении.

И почему она не подала документы в университет Австралии?

Блер сняла футболку и джинсы, натянула другие, более узкие и темные, и надела черную рубашку без рукавов — это была попытка хоть как-то принарядиться на вечеринку. Ее руки выглядели бледными и вялыми, и она со злостью ущипнула их.

— Эй, сестренка, — раздался из-за двери голос Аарона. — Можно войти?

Блер закатила глаза перед зеркалом.

— Тебя все равно не остановить, — вымученно ответила она.

Аарон, на котором была гарвардская футболка, выглядел как полный придурок, каковым он, собственно, и являлся. Носить одежду с эмблемой университета, в котором ты будешь учиться, — это было традицией. Но только сразу после получения результатов. Аарон же узнал о поступлении в Гарвард несколько месяцев назад.

— Я подумал, мы можем вместе пойти на вечеринку, — сказал он.

— О'кей, — вздохнула Блер. — Я почти готова.

Она взяла карандаш для глаз «Шанель» и подрисовала темно-серые линии на нижних веках. Затем нанесла немного блеска «МАК» и пальцами пригладила волосы. Всё. Готово.

— Ты футболку Йеля надеть не хочешь? — спросил Аарон, наблюдая за тем, как она роется под кроватью в поисках подходящих туфель. — Я никому не скажу об очереди.

— Ух ты! Вот спасибо, — отрезала Блер, всовывая ноги в пару скучных черных мокасин от «Коач». Она распахнула настежь дверь спальни и пошла по коридору, совершенно не беспокоясь о том, что узкие джинсы заставили ее большие хлопковые трусы собраться складками и сползти с задницы.

И куда исчезли те дни, когда наряды были важны?

 

Примечание: Все настоящие имена, названия мест и событий были изменены или сокращены, чтобы не пострадали невиновные. В том числе и я.

ЭЙ, НАРОД!




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.