Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 20. Начинаем Действовать. Часть 2.



«Да, я уверен», - сказал я, по большей части уверенный в этом.
«Ты не понимаешь…» - произнесла Белла слова моей матери, «Она не просто не понравилась им, здесь что-то еще…»
Теперь я тоже об этом думал, и пока я не зашел далеко, Белла сказала, «И я заметила, тогда ты боролся в ответ. Ты послал отца нахуй. Мне бы хотелось вернуть в тебя эту силу сейчас».
«Сейчас я другой, Белла», - признал я, «Во мне не осталось той борьбы. С тех пор со мной случилось много дерьма».
«Я знаю, малыш, я знаю…» - мягко сказала она, целуя мои волосы, «Понадобится время, чтобы вернуть это… но ты сможешь».
Конечно… между доставкой пиццы и встречами с Рэйвен… не говоря уже о съёмках в серии фильмов о мужской боли.
«О, Виктория, я приду позже… я иду на встречу к своему Доктору, чтобы научиться бороться против тебя. Я недолго».
Я выдохнул, мне не хотелось сейчас спорить с Беллой. Ненавижу признавать это, но мне нравилась сегодняшняя терапия. И мне нравились пальцы Беллы в моих волосах, её ногти легко массажировали мою кожу.
«Я знаю», - сказал я, надеясь, что она оставит это.
«И что случилось, когда ты… вернулся?» - спросила Белла.
«На деньги, которые я занял у бандитов, Кэти восстановили внутренние органы, и она могла дышать сама. Она ненавидела дышать через трубки. И я снова мог прикасаться к ней. Это был один из лучших дней в моей жизни. Я исцеловал каждый сантиметр её лица, и она целовала меня в ответ».
Я чуть не расплакался снова, но сдержался, прокашлялся и продолжил.
Я всхлипнул, пропустив только одну слезу, Белла не могла видеть это.
«Когда настало время вернуть долг, я не знал, что делать. Бен и Анджела вернулись во Флориду, но я не мог снова просить помощи у них, не после того, как убил их дочь, и сжёг их внучку».
«Эдвард…» - прорычала Белла, ненавидя то, что я продолжал винить себя.
«Помимо этого, у Бена были проблемы на заводе. Он делал всё возможное, чтобы спасти положение. Они делают пластмассовые вешалки, думаю, это не большой бизнес. А если бы он изготовлял игрушки для секса, он был бы биллионером. Боже, этот мир ужасен».
«Продолжай, Мистер Позитивный», - Белла ворошила мои волосы.
«Я чуть не ограбил банк», - признался я, «Я собирался взять игрушечный пистолет Кэти и подойти к кассиру с запиской. Я даже написал её. Но на пути к банку я понял, что не могу. Я струсил. К тому же, меня скорее всего пристрелили бы или заперли в тюрьме. А я не хотел этого. Кэти бы узнала, обо мне писали бы в газетах… и это бы не остановило тех парней, которые хотели вернуть деньги».
«Однажды ночью», - сказал я, «Я увидел этих парней в больнице… они искали палату моей дочери».
Я всхлипнул, стараясь сдержаться.
«Я не знаю, хотели ли они украсть её, чтобы заставить меня заплатить, или ранить её… но мне было плевать. В любом случае, мне нужно было увезти её отсюда. Я завернул её в пару одеял и тайно вынес её из больницы. Бог знает, как мне это удалось, что никто меня не остановил. Но это как раз о том, насколько безумен этот мир. Никто не остановил меня. Я мог быть кем угодно, но никто не остановил меня. Я до сих пор в ярости от этого!»
«Ближайшее место, куда можно было пойти – дом моих родителей», - сказал я без эмоций, «Если эти парни преследовали меня… я должен был поторопиться и доставить её в безопасное место… и быстро. Так что я проглотил всю свою тупую гордость и пришел к ним. Я постучал в дверь, и моя мать открыла. Я держал Кэти на руках, слава Богу, она спала, потому что моя мать посмотрела на неё и на меня… и чуть не закричала… и захлопнула дверь. Она, блядь, захлопнула дверь перед моим носом… перед носом Кэти! Потому что Кэти не была красива… или идеальна! Вроде как, если ты жена доктора, ты должна переносить вид ожогов или ран, или болезни…»
Я остановился на мгновение, стараясь успокоить свой гнев на мать, перед тем как перейти к отцу.
«Я разбудил Кэти, когда начал бить ногами в их дверь, стучать и кричать. Я потерял контроль над собой», - сказал я, снова чувствуя слезы в глазах, «Я напугал Кэти, и она плакала, пока я орал в ярости и сам плакал. Я сказал им, что не хочу заходить… но если они просто смогут… взять её и позаботиться о ней в его больнице… я буду должен им всю свою жизнь… я сделаю всё что угодно. Мой отец включил интерком, не отважившись даже высунуться, и сказал, ‘Уходи, Эдвард. Мы не можем помочь тебе. Забирай Кэйтлин и уходи… сейчас же’. И это всё. Меня прогнали, словно я просил ёбаной помощи для себя! Потом я позвонил Бену и Анджеле. Они сели на первый же самолет и прилетели за ней».
«Подожди», - сказала Белла, «Они знали её имя?»
«Да».
«Эдвард, они знали её имя», - снова сказала она.
«И?»
«Если тебе плевать на ребенка твоего забытого сына, тогда почему ты знаешь её имя?» - спросила она, «Эдвард… я думаю… они заботились. Я не знаю, почему они так поступали… но думаю, ты чего-то не знаешь в этой истории».
«В какой истории?» - спросил я, «Они мудаки, просто и понятно».
«Я так не думаю, Эдвард», - Белла встала, выглядя возбужденной, и посмотрела на меня, «Думаю, нам нужна эта история целиком. Если они хоть немного похожи на тебя, то они не рассказали тебе всё и сразу… но мы должны поговорить с ними».
«Я не имею с ними ничего общего», - мне не нравилось, что Белла говорит это.
«Эдвард…» - она пристально посмотрела на меня, «Помнишь твой трюк, чтобы отталкивать от себя людей?»
ПОМНИШЬ? Я ТОЛЬКО ВЧЕРА ДУМАЛ О ТОМ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЭТО С ТОБОЙ.
«Ну, и что?» - я отвел взгляд.
«Думаю, твои родители поступают так с тобой… но нам нужно узнать, почему», - она звучала как героиня серий о Скуби Ду.
«И как ты собираешься сделать это?» - я чуть ли не фыркнул.
«Позвонить им», - просто сказала она, взяла свой блокнот и начала писать.
«Нет, Белла», - сказал я сквозь зубы, «Ты НЕ позвонишь им».
«Чего ты так боишься, Эдвард?», - она остановилась и положила блокнот на стол, села на пол у моих ног, взяла мои руки в свои, её взгляд полон сострадания и любви.
«Они не будут говорить с тобой, даже если ты позвонишь», - предупредил я.
Она сделает это, я знал. Это в стиле Беллы.
«Я знаю, тебе больно… от их отказа от тебя и Тани… и даже Кэти», - осторожно сказала она, глядя вверх на меня, гладя большими пальцами мои руки, «Но здесь должно быть что-то еще. Так же как Кэти думает неправильные вещи о твоем отстутствии, ты можешь думать неправильно о том, почему твои родители не с тобой сейчас. Если ты поговоришь с ними, может ты поймешь, что это не твоя вина. Как я и сказала, дети всегда берут вину на себя. И ты делаешь именно это. Ты должен понять, иначе ты никогда не забудешь об этом».
«Я никогда не хотел, чтобы Кэти была одна, как я… чтобы о ней заботились другие люди. Я так старался, чтобы у неё была семья, которой у меня никогда не было. И я всё испортил… и теперь у неё нет ни меня, ни Тани», - мой голос сорвался.
«Пора прекратить оплакивать прошлое, Эдвард», - сказала она, её голос увереннее теперь, «Слёзы ничего не изменят. Действия изменят. Нам нельзя тратить впустую последние четыре дня. У тебя больше не будет столько свободного времени. Используй это. Давай начнем действовать, Эдвард. Давай попробуем».
«Что если всё пройдет не так?», - мой голос был таким испуганным и слабым, я ненавидел это.
«Что если всё пройдет так?» - возразила она, заткнув меня, «Так много вещей прошли не так с тобой… у меня есть чувство, что теперь всё должно быть правильно. Но это не упадет в твои руки, Эдвард. Ты должен поднять задницу и бороться за это. Бороться за Кэти, если ничего больше нет. Пусть она будет твоей бронёй. Перестань бояться. Я с тобой. Ты больше не один».
Я был таким испуганным, но слова Беллы заставили меня почувствовать смелость… силу.
Наконец, после долгой паузы я прокаркал, «Что мы сделаем сначала?»
«Завтра… мы сделаем большой шаг вперед», - уверенно заявила Белла, «Твои родители придут сюда».
«Что?» - я чуть ли не кричал, выпучив глаза на неё.
«Я позвонила им… вчера, после того, как ты ушел», - призналась она, «Я хотела позвонить кому-то, кто заботится о тебе… и мне пришлось позвонить им. Они родили тебя, они должны как-то беспокоиться о тебе».
«Ты говорила с ними?» - я встал, глядя вниз на неё, она не двигалась с пола.
«Я говорила с Джозефом», - спокойно сказала она, «Я сказала, что думаю, они должны прийти и поговорить обо всём. Он был очень мил. Он согласился со мной. Он сказал, что поговорит с ними, и даст мне знать, придут ли они. Полчаса спустя он перезвонил и сказал, что они придут завтра. Я думала, что подожду, когда они придут, привяжу тебя к креслу и завяжу глаза, когда они зайдут… но подумала, что это несправедливо. Ты должен быть подготовлен. Я не хочу предавать твою веру».
Несмотря на то, что я хотел предать её и изменить ей с Элис. Я дерьмо. Я не заслужил эту девушку.
«Ты сказала Джозефу… кто я?» - спросил я, моля Бога, что она не сказала.
Она нахмурилась, «Конечно, нет. За кого ты меня принимаешь? Я знаю, он как отец для тебя. Я даже спросила его прийти с Кэтрин, но он сказал, что скорее всего это плохая идея».
«Ага, мои родители никуда не ходят с прислугой!» - сказал я горько, повернувшись к ней спиной, но не мог остановить себя.
«Но наверно тебе придётся привязать меня к креслу, когда они придут», - неожиданно я занервничал, а они придут только завтра.
«Я встану перед дверью, если ты захочешь выскочить», - улыбнулась она, «Пойдет?»
«Ты останешься со мной, Белла?» - спросил я, чувствуя себя пятилетним, «Я не хочу быть наедине с ними».
«Если хочешь, то да», - согласилась она.
«Почему они придут?» - размышлял я вслух, «Им всегда было похуй. Они даже не перезвонили тебе сами».
«Ну, это хороший вопрос для них», - Белла говорила, словно моя воспитательница в детском саду.
«Я не буду с ними вежлив, Белла», - предупредил я.
«Ничего», - она пожала плечами, «Говори всё, что хочешь… всё, что чувствуешь. Ты не должен прикидываться. Но должен сказать всё. Потребовать, чтобы они объяснили, почему так обращались с тобой».
«Это точно», - услышал я свой голос, и из моих слов сочилась сила.
Белла поднялась и обняла меня, положив щеку на моё сердце, «Я так горжусь тобой,Эдвард. Ты гораздо сильнее, чем думаешь».
«Ты делаешь меня сильным, Белла», - я закрыл глаза и обнял её крепче.
«Нет, Эдвард», - она посмотрела на меня, «Ты не можешь набраться силы от меня. Если мы разойдемся, ты будешь думать, что у тебя не осталось сил. Твоя сила внутри ТЕБЯ… не забывай это. Она всегда у тебя… со мной или без меня. Хорошо?»
Я улыбнулся и снова влюбился в неё.
«Хорошо, Доктор Белла», - согласился я.
«Спасибо, Эдвард», - она снова прижалась ко мне, «За то, что согласился. Я знаю, как тяжело это для тебя».
Я вздохнул и попытался придумать, что сказать. Я не хотел видеть их, или даже говорить с ними, но я сделаю это для неё, если она думает, что это как-то поможет мне. На самом деле, я думал, что Белла просто станет свидетелем их ненависти ко мне. Я готовил себя к их отвращению и безразличию… но тогда… почему они согласились прийти?
Мне не нравилось быть таким неуверенным, и мне стало плохо, когда я подумал, что завтра они будут сидеть здесь, стараясь быть вежливыми, и попытаются оправдаться.
Я знал, даже если они придут и рассыпятся в извинениях, это не спасет меня от клетки Виктории… и я не надеялся на спасение… но в одном Белла была права. Они должны объясниться. И у меня больше никогда не будет шанса поговорить с ними. Я должен использовать эти четыре дня, чтобы найти хотя бы какие-нибудь ответы.
Но глубоко внутри, я всё еще боялся, не знаю почему, но всё равно. Мне нужна Белла. Как я смогу посмотреть на них… говорить с ними? Белла могла бы быть посредником между нами, и это очень успокаивало меня.
«Пойдем, прогуляемся», - Белла взяла меня за руку и улыбнулась, зная как воздух и солнце оживляли меня.
«Спасибо, Белла», - сказал я, когда мы подошли к двери, «Спасибо, что предупредила меня о них. Если бы ты завязала мне глаза и приковала к креслу, а потом впустила их… это наверно убило бы меня».
«Я знаю», - она вздрогнула, «Я ненавижу то, что даже думала об этом… я думала, ты не согласишься… но потом… если бы я сделала так… я бы на самом деле была как Виктория… и Рэйвен. Если бы я поступила так, это было бы хуже всего того, что они делали с тобой».
«Ты права», - согласился я, «Так что… спасибо, за уважение».
«После прошлой ночи, я ДОЛЖНА уважать тебя», - она улыбнулась этой пылкой улыбкой, выдернула меня за порог и захлопнула дверь.

Глава 21. sort of..

Прим.переводчика:

На этот раз вам придётся мириться с моей корявой болтовнёй, а не с переводом.

Дело в том, что фик этот уникален еще и тем, что в нем есть глава, которая начинается такими словами

NOTES: THIS CHAPTER IS NOT TO BE TAKEN SERIOUSLY. ANY REVEALS MADE HERE ARE NOT TRUE, NOT REAL. READ ON TO CHAPTER 22 NEXT TO SEE FURTHER. READ THIS WITH A SENSE OF COMEDY. THIS POST WAS A MISTAKE AND I CORRECTED IT NEXT CHAPTER. READ ON AND TRUST ME. THANKS !

Что в переводе значит, что эта глава не должна восприниматься всерьёз. всё, что в ней происходит - не является правдой. Продолжайте читать дальше, а это воспринимайте с юмором. Этот пост - ошибка, исправленная в след. главе.

Все, кто читал оригинал, были поражены до мозга костей. И, начиная переводить этот фик, я уже думала, что я буду делать с Этой Главой. Долго мучалась. Решила, что найду вам ссылку на чужой перевод именно на эту главу. Потому что её переводить я не хочу. И не буду. Но к сожалению, все переводы, что известны мне, не ушли дальше меня. Что мне удивительно. Но это ладно. Где-то есть компания, которая перевела дальше меня, это факт. Но я их не нашла... Если кто-то знает, где есть перевод 21 главы, можете оставить ссылку в комментариях, или прислать мне, я вставлю сюда.

Но если нет... я объясню.

Глава начинается точно также, как 22ая. Только она полностью от имени Беллы.

Карлайл и Эсме пришли к Белле. И начали объяснять, ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО. И оказалось, что они... вампиры. Да. Кхм. Вампиры.

Семья Карлайла - старейший род вампиров, в котором есть традиция, чтобы продолжить род, - когда у них рождается ребёнок, они растят его, ждут, когда он найдет себе жену/мужа, родит ребенка и тогда его обращают в вампира, и он растит своего ребёнка по той же схеме. Карлайл и Эсме родили Эдварда, Карлайла превратили в вампира, заперли в особняке отца. Эсме приехала выяснить, что случилось, и Карлайл укусил её. Но не убил. Вот. Они вампиры. Да..

Дед Эдварда говорил, что он особенный, хотел его себе. Карлайл и Эсме следили за ним издалека, отдав на воспитание Кэтрин и Джозефу. Сами воспитывать не могли, ибо жажда крови.

Когда они пригласили Эдварда и Таню к себе, они хотели начать всё заново, обрести сына итд. Но вдруг с Карлайлом приключилась такая штука - кровь Тани "пела" для него. Ну и вы понимаете последствия. Он немного потерял рассудок тогда, пошел на крайние меры и выгнал сына.

Потом дед начал гонятся за Эдвардом, но не мог найти, ибо даже его родители не знали, где он (он тогда жил на улицах или в общаге с Таней). И знать они не должны были, ибо дед, естественно - Аро, и сам бы всё через них узнал. В конце концов, туда-сюда, Карлайл убил Аро. Кровь Кэти для него пела еще громче Таниной. Поэтому он не помог в ночь пожара и даже не вышел.

Не знаю, вроде остальное не особо важно... но если что-то не понятно, пишите - отвечу. В след. главе вы поймете, почему невозможно было игнорировать эту.

Прошу никого не разочарововаться, всё встанет на свои места. Поверьте.

О, и еще. В конце 21ой главы автор написала -
"Поверить не могу, что все думали, что я написала про инцест между Таней и Эдвардом!! LOL.. Вы, ребята, на самом деле думали, что я БОЛЬНАЯ!!! Клёво!! LOL!!"




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.