Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

С Глубоким уважением, Кронос.



Ps: Сожги это письмо, его никто не должен увидеть. Особенно твои друзья, ведь среди них есть и предатель.

Я несколько раз перечитала письмо, прежде чем его смысл дошёл до меня. От разочарования, я прикусила нижнюю губу и достала последнюю пачку сигарет. Я чувствовала, что наша встреча была последней, чувствовала, но не хотела принимать это. Ведь Кронос был последней ниточкой к моей прежней жизни. Пуская такой странной, фальшивой и ненадёжной, но ниточкой! А теперь мне начинало казаться, что моя жизнь была лишь иллюзией, репетицией перед выходом на сцену. В сегодня. В эту жизнь. Странно, но я никак не могу вспомнить, как выглядят мои сокурсники. Мои преподаватели и тот врач, как же его зовут… не помню. Всё моё прошлое постепенно стирается из памяти. А вот нынешняя жизнь становится явной и я уже не чувствую себя сумасшедшей. Я начинаю привыкать. Возможно, Кронос прав, и я не должна бежать от себя новой. Но я не хочу потерять то, что делает меня мной. Не человеком, и не вампиром, а мной. Девушкой Софией, прожившей на этой земле двадцать с лишним лет. И это самое главное.

Собрав все листы, я прошла на кухню и подожгла их над раковиной, а затем залила остатки письма водой. Вымыв раковину, я вытерла руки и вернулась в гостиную. Вот и всё, Кронос может быть спокойным, я сделала то, о чём он просил. Закурив, я принялась размышлять о прочитанном письме. Мне казалось, что я что-то упустила в нём, какую-то важную деталь, что-то такое было в его словах… но я никак не могла понять, что именно.

В дверь раздался негромкий стук. Я удивлённо приподняла бровь и подошла к ней. Включив интерком, я увидела в коридоре Влада. Мельком посмотрев на часы, я изумлённо приподняла брови. Время-то к ночи, что он здесь делает? Я открыла дверь. Влад, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, спросил:

– Можно войти?

– Проходи, – я пропустила его в коридор, – с чем пожаловал?

– Эм... скучно просто. Алиса и Кирилл ушли на дежурство…

– Понятно, – прервала я, проходя в гостиную, – кофе, чай будешь?

– Да, давай, – кивнул он, недовольно морщась, – а чем это у тебя так пахнет?

Я мысленно усмехнулась:

– Да так, гадала по-всякому… так что ты всё-таки будешь? Кофе или чай?

Парень подумал немного, а потом решительно сказал: «Кофе».

– На ночь кофе?

– А почему бы и нет? – он улыбнулся.

Через десять минут мы уже чинно сидели в гостиной, пили кофе и добивали мою последнюю пачку сигарет.

– Кстати, как у вас там дело с расследованием продвигается? – поинтересовался он.

– Да никак, с тех пор, как мы нашли… охотницу, Дион особо не посвящает в свои планы, – спокойно соврала я, – он отдалился. Похоже, разочаровался во мне, как в следователе.

– Сочувствую, – буркнул парень, делая приличный глоток кофе.

– Да ладно, я уже и сама поняла, что это не моё… все эти убийства, кровь… опасно, да ты и сам это знаешь, – беспечно ответила я.

– И что ты теперь будешь делать? – поинтересовался он.

– Готовиться к балу, – я изобразила радость на своём лице, – представляешь, я никогда не бывала на подобных мероприятиях. Будет здорово, я уверена.

– Не для всех, – хмыкнул Влад.

– В смысле не для всех? – удивилась я, поудобнее устраиваясь на стуле.

– Для Кирилла не праздник. В этот день его девушка пыталась сделать из него оборотня.

– Что? – я изумлённо приподняла бровь, – он никогда не рассказывал об этом.

– София, ты же понимаешь, что у каждого из нас своя история, из-за которой мы стали охотниками, – проговорил Влад, – Алиса из-за родителей, я из-за матери… хоть у меня и не получается особо, – я попыталась возразить ему, но он предостерегающе поднял правую руку.

– Я знаю, что это так. Что из меня не получился настоящий охотник. Однако я здесь и помогаю, чем могу, – он ненадолго замолчал, обдумывая свои слова, а затем продолжил:

– А вот Кирилл попал к нам из-за своей девушки. Это было несколько лет назад. Тогда он ещё не знал о Теневом мире, был обычным парнем, готовящимся к поступлению в институт, он хотел стать профессиональным фотографом. И у него была девушка. Очень красивая девушка, я видел её фотографии в интернете. Её звали Вита, и она была цыганкой. Если я правильно понял Кирилла, то особой любви между ними не было.

– Просто отношения? – понимающе кивнула я.

– Да, просто отношения, – согласился Влад, – для Кирилла, но не для неё. Так что, когда он встретил другую девушку и провел с ней ночь, Вита словно с цепи сорвалась. Она почуяла чужой женский запах на Кирилле и решила сделать его своим до конца, чтобы он не мог бросить её.

– Она решила его обратить, – вновь перебила я Влада.

Он в ответ лишь кивнул:

– От обращения парня спасло плохое отношение к происходящему клана Виты. Поэтому когда девушка похитила Влада и увезла в леса, чтобы там без помех провести обряд, они вмешались и помешали этому. Но Виту это не остановило, и она обратила свой взор на ту, из-за которой всё и случилось. Она убила её на глазах Кирилла.

– Это жестоко, – прошептала я, – убить возлюбленную…

– Да нет, – поморщился Влад, – не возлюбленную, просто случайную девушку, – он вновь умолк, – ты знаешь, мне кажется, что это ещё хуже. Девушка погибла не из-за любви, а просто потому, что провела ночь не с тем парнем.

– И что потом было? – спросила я, когда Влад вновь погрузился в свои размышления.

– А? – он словно очнулся и, собравшись с мыслями, продолжил, – а дальше цепь случайностей. По законам клана, Вита должна была убить парня, чтобы он никому не рассказал о них. Но она не смогла этого сделать, слишком его любила. Вместо этого она помогла ему сбежать и предупредила, что с ним будет, если он кому-нибудь расскажет об оборотнях. В результате парень лишился всего. Он оказался в другой стране, без документов, бродягой. Какое-то время он в буквальном смысле побирался и прятался от полиции, чтобы его не опознали и не вернули на родину, где его ждёт смерть от клана цыган. А потом он увидел в одной из подворотен, как охотник расправляется с оборотнем. Кирилл решился рассказать тому охотнику свою историю. А потом согласился самому стать охотником. Так он попал сюда.

– Да уж, нелегко ему пришлось, – грустно вздохнула я.

– Охотниками не становятся просто так, – пожал плечами Влад, – у каждого из нас своя история, грустная и печальная. За исключением потомственных охотников. Но и у нас свои скелеты в шкафу.

И мы уткнулись в свои чашки с кофе, каждый думая о своём. Я размышляла о Кирилле, о том, что по нему и не скажешь, через что ему пришлось пройти… а вот о чём думал Влад я не знала, однако он довольно быстро допил свой кофе и попрощался со мной.

Я так и не поняла, что ему было нужно. Однако я недолго оставалась одной, буквально через полчаса ко мне пришла Ангел. Пришло время поесть.

– Ты как там, София? – поинтересовалась она, когда с процедурами было покончено, и мы спокойно сидели на диване.

Я задумчиво провела пальцами по выступившим венами. Я физически чувствовала, как через иглу в них попадает кровь.

– Нормально, – пожала плечами я, осторожно меняя позицию тела на более удобную, – скучать не приходится.

– Я слышала, что ты не ходила сегодня на тренировку к Кофу.

– Просто не хотелось тренироваться, – хмыкнула я, – да и пользы от этих тренировок… ноль.

– Да, а вот Коф так не считает, – удивилась Ангел, – ты не поверишь, но он даже хвалил тебя, говорит, что ты делаешь успехи.

Я вновь хмыкнула, но уже про себя. Ага, успехи, как же. Когда Кронос меня по дереву размазывал, было очень хорошо видно, что это за успехи.

– Я подумаю над этим, но вряд ли ещё буду заниматься, – покачала головой я, – слушай, а ты сигареты принесла? А то у меня кончаются…

– Да, принесла, куряга, – иронично вздохнула Ангел, вороша свою объёмную сумку, – слушай, тебя спасает только то, что ты вампир. Куришь по три пачки в день – это ненормально.

– Я просто не могу остановиться, – я улыбнулась, – ничто теперь не сдерживает мою зависимость. Я могу курить не переставая, а эффект нулевой. Серьёзно. Для меня самые крепкие сигареты за пару затяжек превращаются в единички. Это даже не смешно. Поэтому если качеством брать не получается, беру количеством.

– Ха-ха, вампир с никотиновой зависимостью, забавно, – усмехнулась Ангел, выуживая из сумки блок крепких сигарет.

– В этом плане мне повезло. Я не умру от рака лёгких, – равнодушно ответила я, закуривая очередную сигарету.

От моих слов, Ангел заметно побледнела. Чёрт! Какая же я дура! Надо было такое ляпнуть!

– Прости, пожалуйста… я не…

– Всё нормально, – голос Ангела предательски дрогнул, – моя болезнь не от этого. Да, у меня рак лёгких. Но курить я начала после того, как узнала, что умираю.

– Ангел, – тихо прошептала я.

– Всё нормально, София. Это жизнь. Люди смертны и с этим нужно смириться, – Ангел отвела глаза и медленно проговорила, – ты знаешь… наверное зря Агнесса и совет пытаются сделать из тебя охотника… да и вообще держат здесь.

– Мне здесь не место, – горько усмехнулась я, – ты не первая, кто говорит мне об этом.

– Но это правда, – она вновь посмотрела на меня, – София, тебе нет места среди людей. Сейчас ты этого не понимаешь и не осознаёшь, но вскоре заметишь разницу между собой и людьми.

– Вы умираете, я нет. Чего уж тут непонятного.

– Вот именно. Ты хочешь видеть, как умирают твои друзья? Твой возлюбленный? Ведь не всегда смерть приходит к нам в старости, а уж среди охотников тем более. Тебе будет тяжело среди нас.

– А что мне остается делать? Уйти к вампирам? К кровопийцам? Всё, что я читала о них в ваших книгах, говорит о том, что они не самая приятная компания.

– Не верь всему, что написано в книгах, – покачала головой Ангел, – помни, книги написаны для охотников. Разумеется, они выдержаны в стиле, что вампиры и прочие сверхъестественные существа это чистое зло.

– А ты бы согласилась стать вампиром? – неожиданно спросила я, – согласилась бы? Ведь тогда ты не умрёшь в течение двух лет! А будешь жить очень и очень долго.

– Нет, – она покачала головой, – и не предлагай мне это.

– Как я могу предлагать тебе такое, – усмехнулась я, – в конце концов, я даже не знаю, как это делается.

– Когда придёт время, узнаешь, – мягко улыбнулась она, – ведь вампиры так размножаются. Для них обращённые люди – это дети. Птенцы.

– Да-да, и это я уже слышала, – скривилась я.

– Вот видишь… а по поводу моего отказа… понимаешь, София, я отказываюсь не из каких-то охотничьих принципов. Я отказываюсь потому, что я в первую очередь врач. А вампиры это охотники. Даже те, которые не убивают людей, а только пьют кровь… это всё равно вред для здоровья человека. Я так не смогу.

Я сделала вид, что я понимаю, о чём она говорит и что мне всё равно. Что это не задевает меня, хоть и было немного неприятно слышать подобные рассуждения. В конце концов, у меня такого выбора не было. Меня просто сделали спящей куклой из-за каких-то там способностей, которые углядел во мне вампир, когда я была маленькой.

– Ангел, у меня к тебе есть один вопрос, – нерешительным голосом начала я.

– Да, я слушаю, – она внимательно посмотрела на меня.

– Скажи, ты знаешь, что от меня нужно старшим охотникам?

– Честно говоря, меня и саму мучает этот вопрос, – она задумчиво покачала головой.

– Просто я тут подумала, и пришла к мысли, что если я не оправдаю их желаний… они могут убить меня, – я негромко кашлянула и отвела взгляд от Ангела.

– И такой вариант вполне вероятен, – спокойно согласилась со мной девушка, – вопрос в том, готова ли ты к такому повороту событий?

– И да, и нет, – я глубоко вздохнула и затушила очередную сигарету, – я просто не знаю, что мне тогда нужно будет делать. Как ты понимаешь, я умирать не хочу.

– Вот именно. Это означает, что тебе придётся бежать отсюда, – Ангел скрестила руки на груди и облокотилась о спинку дивана.

– Но я не смогу это сделать. Я не знаю как, – воскликнула я, – куда бежать? Что мне там делать? Как выживать?

– Если бы я не была тем, кто я есть, то посоветовала бы тебе найти своего создателя.

– Ни за что! – я порывисто вскочила с дивана и гневно посмотрела на Ангела, – как ты можешь предлагать такое?

– А что не так? – Ангел удивлённо изогнула бровь, – он научит тебя быть вампиром. И как выживать в этом мире. Признаться честно, я удивлена твоей реакции.

– Это он сделал меня такой! Из-за него моя жизнь пошла под откос, и ты спрашиваешь, чем я недовольна? – вскричала я, почти вплотную нависая над девушкой.

– Прекрати истерить, – резко воскликнула она, также поднимаясь с дивана, заставляя меня отойти назад, – а что ты хотела, чтобы я предложила тебе? м? София, прекрати вести себя как обиженный ребёнок! Пришло время повзрослеть! – она перевела дух и подошла к окну, – я уже давно хотела поговорить с тобой об этом, да всё руки как-то не доходили. Похоже пришло время для этого разговора, раз ты наконец начала задавать правильные вопросы, – она кашлянула и повернулась ко мне, – я знакома с тобой с того самого дня, как ты появилась здесь и всё это время пристально наблюдала за твоим поведением. Вначале мной двигало любопытство, всё-таки новообращённый вампир, прекрасный образчик для изучения. Ты читала книги, видела, какими вас там изображают. Я старалась поймать тот момент, когда из человека ты превратишься в монстра из книги. А этого всё не происходило и не происходило, что заставило меня усомниться в правильности книг. А потом я незаметно привязалась к тебе, – она, помедлив, продолжила, – ты знаешь, если бы не эта привязанность, я ни за что не начала бы этот разговор.

– Я понимаю, – неожиданно для себя сказала я, – понимаю, о чём ты хочешь мне сказать. Я не планирую свою жизнь, живу одним днём. Я это знаю.

– Вот-вот, а это для тебя верная гибель, – она тяжело вздохнула, – я давала тебе время, думала, что ты сама поймёшь, что тебе нужно бежать отсюда. И неважно куда. Лишь бы подальше от Агнессы и подобных ей. Но вместо этого, ты помогаешь в расследовании Диону, тренируешься с Кофом, дружишь со мной и молодыми охотниками, плаваешь в бассейне, гуляешь в интернете и смотришь фильмы. Ведёшь себя как ребёнок. Не вижу, не слышу, молчу. Таким странным способом ты пытаешься убедить себя в том, что ты не вампир, а человек. Ведь так?

– Так, – глухо прошептала я, отводя взгляд и буквально падая обратно на диван, – всё верно, Ангел.

– И поэтому, сейчас ты стараешься делать вид, что из твоей руки не торчит игла и тебе в вену не вводят кровь. Но ведь это не так, – тихо продолжила она, подходя ко мне и кладя руку на плечо, – София, пришло время повзрослеть. И взглянуть правде в глаза… ты не человек. Сейчас ты находишься во вражеской организации охотников, которые либо будут использовать тебя, либо убьют. Дальше: не понятно как ты обратилась, неизвестно где находится твой создатель. И в заключении по базе бродит маньяк-метаморф, испытывающий к тебе какие-то чувства. Это тоже должно вызывать в тебе чувство опасности. И я повторяю свой вопрос – что ты здесь делаешь? Почему ты ещё не ушла?

– Потому что я не хочу уходить! Да и некуда… – раздражённо ответила я, – как ты себе это представляешь? У меня нет документов, нет денег, я никуда не смогу улететь отсюда. Далее, где я буду жить, как я буду питаться?

– Ты вампир! – воскликнула она, – ты же обладаешь гипнозом, неужели так сложно использовать этот дар?

– Ага, воровать у людей? Ты предлагаешь мне стать воровкой? – я хмуро посмотрела на девушку, – сейчас ты говоришь какие-то глупости.

– Но можно же что-нибудь придумать, ты умная девушка, – продолжила она, – а самое лучше, что ты можешь сейчас сделать – это обратиться к себе самой. Проще говоря, найти своего создателя или, на крайний случай, других вампиров. Я уверена, что они помогут тебе скрыться от охотников.

– Ах да, про охотников я и забыла. Помниться в нашу первую встречу с Агнессой, она недвусмысленно дала понять, что со мной будет, если я попробую сбежать, – проворчала я, – что-то мне подсказывает, что она исполнит свою угрозу.

– Да, это проблема, – согласилась Ангел, – но проблема решаемая, как только ты найдёшь других вампиров.

– И как мне, по-твоему, их искать? – я насмешливо улыбнулась, – объявление в газету дать? Так и так, ищу собратьев по крови, чтобы спастись от разъярённых моим побегом охотников?

– Нет, – спокойно ответила она, возвращаясь на диван и раскуривая сигарету, – ты из какого века, подруга? Интернет-то тебе на что дан? Проще простого найти молодых вампиров на наших сайтах. Они с удовольствием собачатся на форумах охотников. Уверена, что если ты к ним обратишься за помощью, они помогут.

– Что-то мне это в голову как-то не пришло, – смутилась я.

– Так что подумай над моими словами, – кивнула Ангел и посмотрела на настенные часы, – ну что же, время закругляться, мне ещё домой ехать, между прочим.

– Прежде чем ты уйдёшь, объясни, откуда ты узнала о метаморфе? – неожиданно спросила я.

– Ты думаешь, что Агнесса и Дион смогут скрыть от меня подобную информацию? – иронично воскликнула девушка, покачав головой, – мне потребовалось время, чтобы заподозрить обман и прийти к правильным выводам, чтобы потом прижать к стенке Диона и всё из него вытрясти. Право слово, я была весьма расстроена тем, что вы так долго скрывали подобную информацию… да от кого! От меня – патологоанатома Ордена! Ваше счастье, что мне не удалось ничего найти, иначе последствия были бы весьма печальным.

– Я полностью подчиняюсь Диону. И я не имела права никому рассказывать об этом, - смущённо объяснилась я.

– Да я тебя ни в чём и не виню, – мягко проговорила Ангел, дружески разведя руки в стороны.

После мы ещё немного посидели, покурили и пообщались на более нейтральные темы. А потом Ангел вытащила из моей руки иголку и убрала все инструменты в сумку. На прощание мы тепло обнялись и она ушла.

Как бы мне ни хотелось сейчас выйти на улицу и прогуляться, однако погода к этому не располагала. На улице начался очень сильный дождь, а сильный, колючий ветер окончательно отбил желание куда-то выходить. В результате я ещё немного побродила по интернету, посмотрела какой-то сериал и, приняв душ, отправилась в постель.

 

***

В очередной раз перевернувшись с одной подушки на другую, я окончательно убедилась, что сон ко мне не идёт. От раздражения я со всей силы ударила по одеялу кулаком. Нервная выдалась неделька, много событий, много проблем всплыло наружу. Поднявшись с кровати, я, не включая свет, прошла в гостиную, подобрав с кофейного столика пачку сигарет и зажигалку, подошла к окну и удобно устроилась на подоконнике. За окном бушевал ветер, от его силы деревья пригибались к земле, а яростные струи дождя волнами нападали на стекло, оставляя сероватые разводы. Нынче погода буйная, словно отражение моей души. Столько новых вопрос внутри меня родилось, а сколько их проснулось. Мои странные каникулы кончаются, впереди пугающая неизвестность, а я к ней не готова.

Я долго отказывалась принимать себя, долго не верила, что всё реально, что это не бред сумасшедшей девушки. Поверьте, такие мысли посещали меня не раз. Вдруг, я сейчас лежу в психиатрической лечебнице? Вдруг, это всё не по-настоящему? Может быть, я просто сошла с ума из-за смерти родителей, вот и придумала эту реальность? Странный, правда, получился выбор, какой-то неправильный. Но даже если и так, мне отсюда не выбраться, нужно решать и действовать в этом мире. Настоящий он или нет. И возвращаемся к моим проблемам.

Я лгунья. И пытаюсь скакать на двух лошадях. А это приводит к путанице и новым проблемам. Сейчас я на перепутье, с одной стороны ждёт создатель, ждут вампиры, колдуны и прочие сверхъестественные создания, а с другой стороны люди, вернее охотники. Они не ждут, более того, этот путь шаток и скорее всего, приведёт к гибели, но он пролегает среди людей. А я так хочу снова быть человеком. Хотя… не буду лгать себе, мне нравится быть вампиром. Нравится чувствовать себя сильной и ловкой, нравится видеть этот мир таким ярким и насыщенным, таким звучным и сочным. Я не смогу представить себе, что лишусь этих способностей. Этой силы. Но ведь она таит в себе опасность. По настоящему, я не понимаю кто такие вампиры. Демиурги? Сверх-создания? Или же монстры? Дьяволы? Но разве дьяволы способны видеть мир таким прекрасным? И обладать нечеловеческой красотой? Если отбросить слова охотников о том, кто такие вампиры, то я просто не знаю ответа на этот вопрос. И отсюда проистекает главная проблема в выборе пути. Я просто не хочу быть злой. Не хочу становиться убийцей, хоть я уже стала ею, даже если этого и не помню. Мне грустно от таких мыслей, но от них никуда не деться. И нужно сделать выбор, и не ошибиться в нём. Я затушила сигарету в пепельницу и отставила её в сторонку, прислонившись лбом к холодному стеклу. Господи, как я не хочу решать эту проблему, как я хочу избежать всего этого, как я хочу, что бы всё было как раньше, а главное, чтобы в детстве мне не встретился вампир…

 

***

Мой давешний сон повторился вновь. Только в этот раз я лежала на каменном парапете и смотрела в небо. Мой создатель стоял рядом, облокотившись, его взор был устремлён на морскую гладь. Мы были одни в этой густой, вязкой тишине, мир сужен до этой ограды, из густого тумана едва-едва проглядывали очертания кофейни и столиков перед ней. Здесь, как и в прошлый раз, было очень спокойно и как-то уютно. Мне не хотелось двигаться, настолько было хорошо. Ну, за исключением его.

– Ты так и будешь во все мои сны являться? – глухо поинтересовалась я.

– Мы можем поговорить и в реальном мире, если ты согласишься по доброй воле пойти со мной, – равнодушно ответил он, не отрывая свой взгляд от моря.

Я искоса посмотрела на него и вздохнула:

– Ты же знаешь, что я никогда не буду твоей.

– Жизнь покажет. Хочешь или нет, но ты слишком мала, чтобы выжить одной, – покачал головой вампир.

– Есть и другие вампиры.

– Они ни за что не пойдут против моей воли. Ведь я твой создатель, на ближайшие пятьдесят лет я решаю, как ты будешь жить, – я почувствовала, как он улыбается, – тебе лучше смириться.

– Смерть предпочтительнее. Твоя смерть, разумеется, – холодно сказала я.

– Попробуй, будет интересно посмотреть, как это у тебя получится.

– О чём ты хотел со мной поговорить, раз уж ты здесь? – я увела тему разговора в сторону. Письмо Кроноса прочно засело в моей голове, так что «вендетта» ещё получит шанс на успешную реализацию.

– Я хочу попросить тебя быть более осторожной в общении с охотниками. Наш общий знакомый предупредил меня о том, что их решения о тебе изменились в худшую сторону.

– И почему я не удивлена, – пробормотала я. И уже нормальным голосом спросила:

– И в чём выражается твоя просьба?

– Не делай глупостей и постарайся пореже демонстрировать свои способности вампира, – спокойно ответил он.

– Я не делаю ничего дурного, – обиделась я, – веду себя как ангел.

– Вероятно, этого им стало мало, – он покачал головой, – а вообще глупости ты делаешь. И самая большая из них – ты всё ещё среди охотников.

– Это мой выбор, – упрямо ответила я, чуть приподнимаясь над парапетом, – лучше быть среди охотников, чем среди монстров.

– Это нас ты считаешь монстрами? – рассмеялся он, – ты многого не знаешь о своих «друзьях-охотниках», уж поверь мне, то, что они творят над слабыми и беззащитными сверхъестественными созданиями, никак несравнимо с тем, что делаем мы. Люди, что с них взять, они всегда такими были.

– Я не верю тебе, – покачала головой я, – мои друзья не такие, за остальных охотников ручаться не буду, но в своих я уверена.

– Это пока так, но рано или поздно молодые охотники станут взрослыми, начнут охотиться уже по-настоящему. Вот тогда и посмотрим, кто из нас прав, – он выпрямил руки и повернулся ко мне.

– Но Дион уже опытный охотник, – я закусила губу. От чего-то я верила ему, своему создателю. Не умом, но сердцем. А может той связью, что протянулась между нами в момент, когда он напоил меня своей кровью.

– Вот именно. Задай себе вопрос, девочка, а так ли ты хорошо его знаешь? – мягко прошептал он.

– Давно хотела спросить тебя, как твоё имя, вампир? – резко поинтересовалась я, вновь уводя разговор от опасной темы.

– Я скажу тебе моё имя только тогда, когда ты будешь рядом со мной, – покачал головой создатель, – я не хочу, чтобы охотники знали, кто тебя обратил.

– Кстати, – язвительно спросил он, – а почему они до сих пор не знают о наших с тобой беседах и встречах во сне? Почему они до сих пор гадают, как ты стала вампиром?

Я смутилась и отвела взгляд.

– Я просто не смогла им ничего сказать, – прошептала я.

– Ведь ты тоже не доверяешь им, правда? – я почувствовала на себе его пристальный взгляд и поежилась.

– Правда, – едва слышно ответила я, стараясь не смотреть в этот тёмный и холодный дым на месте его лица.

– Тогда почему ты отказываешься присоединиться ко мне? – ласково поинтересовался он, приближаясь ко мне и касаясь плеча. Его руки были холодны как лёд.

– Потому что они люди, а ты нет. Потому что не знаю, кто из вас лучше, – вздохнула я, пытаясь заставить себя сдвинуться с места, – и потому что тебя не было рядом, когда я обратилась. А вот они были.

– Я весьма сожалею об этом, – ответил он, убирая руку, – и я понимаю твою растерянность. Однако есть вещи, которыми не шутят. Твоя жизнь, например. То, что ты делаешь сейчас – откровенно глупо.

– Значит мне суждено умереть молодым вампиром, – усмехнулась я, – я не могу вот так запросто взять и уйти от них. И даже если отбросить то, что меня будут преследовать, то остаются мои друзья, бросать которых я не хочу.

– Если они и правда твои друзья, то всё поймут, – немного раздражённо ответил он, – тебе не кажется, что наша беседа зашла в тупик?

– Я это давно уже поняла, – и я улыбнулась, – а также я понимаю, что не хочу больше разговаривать. Разумеется, у меня ещё есть вопросы к тебе, но что-то мне подсказывает, что ты не захочешь отвечать на них.

– О да, я понимаю, что это за вопросы и ты права, – я почувствовала, что он снова улыбается. После этого, он вновь повернулся к морю:

– Ты знаешь, твоё место спокойствия очень красивое, мне нравится то, что ты неосознанно построила для себя.

– Спасибо за комплимент, – я также вернулась в ту позицию, с которой мы начали наш разговор. И пускай небо было сокрыто от меня пеленой тумана, но мне нравилось смотреть в эту молочную пустоту и чувствовать холодный ветер, нежно касающийся губ. – А какое твоё место? – неожиданно для себя, спросила я.

– Я тебе как-нибудь покажу. Уверен, что оно тебе понравится, – ответил он.

– Ловлю на слове, – глухо рассмеялась я. В глубине души, я уже понимала, что мне от него не скрыться. Что рано или поздно, но он придёт за мной и заберёт с собой. И я ждала этого, так как была трусливой и неуверенной в себе девушкой. Во мне не было нужной боевой жилки, чтобы самой принимать важные решения в жизни. А может я просто не хотела этого? Поэтому я ждала его, своего создателя, «спасителя». Ждала его прихода. Я хотела, чтобы он принял решение за меня. Трусливо, не правда ли? Но с другой стороны, часто ли люди попадают в такие ситуации? Вот то-то и оно.

– А теперь я хочу попросить тебя оставить меня здесь одну, я хочу немного помечтать перед тем, как проснуться, – медленно проговорила я.

– А меня здесь уже нет, – послышался тихий шёпот, – до свидания, моя милая малышка, скоро встретимся в реальности…

Приподнявшись над парапетом, я убедилась, что осталась одна. Затем я опустилась назад и закрыла глаза. Тихо. Наконец-то тихо. Тихий шелест прибоя, далёкие крики птиц. Этим можно наслаждаться вечность. Глубоко вздохнув, я стала просыпаться. Когда-нибудь я останусь здесь навсегда.

 

Глава 9. Ожидание.

Просыпаться было на удивление легко. Это при условии, что я уснула на подоконнике и яркие лучи осеннего солнца били прямо в лицо. От неожиданности я даже вскрикнула, прежде чем убежать в спальню. Это надо же было так умудриться заснуть на окне! Глаза отчаянно горели, как будто бы я долго простояла, наклонившись над костром. Осторожно открыв их, я поняла, что ослепла. Перед глазами была мутно-белая пелена, в которой едва-едва угадывались очертания предметов. Вдобавок к этому у меня немилосердно чесалась кожа. Тихонечко взвыв от боли, я на ощупь пробралась в ванную. Включив холодную воду, я залезла внутрь, ожидая, когда наберётся вода. Слава богу, ждать долго не пришлось, и уже через семь минут я блаженствовала под ледяной водой. Кожу постепенно начало отпускать, глаза же я пока не решалась открыть. Пролежав так почти час, я с сожалением покинула ванную и вновь на ощупь вернулась в спальню. Открыв глаза, с облегчением поняла, что зрение постепенно возвращается. Теперь я видела намного лучше, но белый туман до конца ещё не рассеялся, что было неприятно. Я вернулась в гостиную и занавесила шторы, после этого включила кофеварку и сварила кофе. С сожалением отбросив мечты о человеческом завтраке, я ограничилась сигаретами. Чуть позже я сидела в большом мягком кресле, попивая кофе и наслаждаясь вновь обретённым зрением. Какая же я дура… уснуть на подоконнике! Мельком глянув на часы, я поняла, что проспала относительно немного времени. Был седьмой час утра. Сквозь занавески просачивались лучи солнца, и на небе не было ни облачка. Похоже, ночная буря успокоилась, и сегодняшний день будет солнечным и ясным. В принципе я была против такой погоды, потому что это означало, что я целый день должна сидеть дома. Нет, я, конечно, могу прогуляться, но настоящего удовольствия такая прогулка мне не принесёт. И что остается? Сидеть тут. Можно конечно зайти к Диону, может у него появились какие-нибудь новости, всё-таки давно не виделись, но делать это совершенно не хотелось. Вообще ничего не хотелось, только забраться в постель, укутаться одеялом и спать, спать, спать… и видеть сны про то удивительное место, где я чувствовала себя как дома… мечты…

В дверь раздался звонок. Опять гости, нужно чаще выходить из дому, чтобы этого избежать.

На пороге стоял Дион и выглядел он впечатляюще. Щетина, за которой он так тщательно следил, отросла, некрасиво обрамляя его лицо. Красные от недосыпа глаза, огромные фиолетовые синяки под ними и какой-то бешеный взгляд. Одет он был небрежно, словно взял первое, что подвернулось под руку, соответственно не глаженое и помятое. Он был весь таким … утомлённым. Судя по всему ему даже стоять на одном месте было тяжело, того и глядишь – падёт беспробудным сном.

– Да что с тобой такое творится? – в сердцах воскликнула я, – ты вообще спал в эти дни? Что ты делал?

– Я работал над нашим делом, – пробормотал он, – слушай, у тебя есть кофе? У меня закончилось…

– А поспать не, никак? Какого чёрта ты стоишь на моём пороге в семь часов утра? – сердито спросила я, – ты гробишь свой организм! – я подвинулась с прохода, пропуская его в гостиную, – знаешь, может это прозвучит грубо, но если ты и дальше так себя будешь вести, то во время маскарада от тебя будет мало толку.

– Да?– он тяжело опустился на диван, – зато у нас не было бы вообще никакой информации о планах «нашего» метаморфа.

– Ты что-то накопал? – удивилась я, заваривая кофе, – что ты узнал? И кстати, почему ты этим занимался без меня?

– Прости, я слишком привык работать в одиночку, – он извинялся, но по глазам было видно, что виноватым он себя не чувствует. Вероятно, его новости стоят любых извинений.

– Ладно, выкладывай, что ты нашёл, – со вздохом сказала я, протягивая ему кружку и устраиваясь в кресло напротив. Дион с наслаждением втянул запах свежесваренного кофе и, отхлебнув немного, поставил чашку на стол.

– Слушай, не одолжишь сигаретку? – проговорил он, откидываясь назад.

– Хм, – я недовольно приподняла брови. Мне одной кажется, или я плохо влияю на здешних обитателей? Вроде как они не должны курить… ну, по крайне мере, не в таких количествах. Но вновь посмотрев на лицо Диона, моё сердце сжалилось. Человек ночами не спал, работал, а мне что, сигареты жалко?

– Держи, – я достала из заначки полную пачку сигарет, – кури не на здоровье, – не удержалась я от маленькой шпильки, в конце концов, мне смерть от рака больше не грозит.

– Спасибо, – на мгновение в его глазах появились искорки веселья. Он понял меня правильно. Сделав первую затяжку, он, закрыв глаза, с наслаждением выпустил дым в потолок. Несколько мгновений он наслаждался тишиной и блаженством от кофе и сигаретой, а потом, потянувшись, опёрся локтями о колени и затушил сигарету.

– Метаморф планирует что-то взорвать, – резко сказал он, посмотрев мне прямо в глаза.

– Неожиданно, – растерянно воскликнула я, – с чего ты взял?

– Я просматривал все возможные варианты того, как он может серьёзно навредить. И отталкивался я от нашего маскарада, который состоится через три дня, как ты помнишь.

Я кивнула.

– На маскарад приедет много охотников и пускай мы не центральный город Ордена, но людей будет прилично и все в одном месте. Чем не повод что-то с этим сделать? – неприязненно проговорил он.

– А где это, кстати говоря, будет? – поинтересовалась я, – я думала, что здесь, на базе. Но что-то не заметила никаких приготовлений.

– Как обычно – мы снимаем выставочный зал, – пожал плечами он, – в этом плане мы не меняем традиций. К тому же то место, которое мы выбрали, неплохо организованно в плане безопасности… однако для метаморфа это вряд ли будет проблемой, всё-таки умение превращаться в кого угодно является его главным козырем.

– Да уж, – огорчённо протянула я, – это мы знаем.

– Поэтому несколько дней назад я начал проверять наши счета и чем занимаются сотрудники Ордена, которые не охотятся. Также я проверял всех, кто является недовольным действиями Ордена и открыто говорит об этом. Так я вышел на Виктора Буреломова.

– Говорящая фамилия. И кто это такой? – спросила я, когда Дион вновь замолчал.

– Сотрудник, работает в области снабжения Ордена. Вернее нашей базы. Ну, знаешь, продукты, одежда и всё такое… если говорить конкретно, то он заведовал нашим автопарком.

– Неплохая работа, – сказала я, закуривая, – и что же в нём такого особенного ты нашёл?

– Не в нём, а в том, что он делал, – Дион тяжело вздохнул, – в последние месяцы он в больших количествах закупал на первый взгляд невинные вещи… однако если их собрать получится…

– Самодельная бомба, – прошептала я. На мгновение я почувствовала лёгкую дрожь. Бомба, пожалуй, она способна меня убить. И это было как-то странно. Казалось бы, я ещё не прожила достаточно времени, чтобы осознать бессмертие и свои настоящие силы и возможности, а вот поди же ты – страшно стало это потерять. Как-то по-особенному страшно.

– И что дальше? – не выдержала я затянувшегося молчания. Диону, похоже, всерьёз нужно выспаться, он отключался буквально на ходу.

– А дальше я поговорил с ним и выяснил, что он тут ни при чём, – вздохнул Дион, – я долго допрашивал его, собирал свидетелей, говорил с его коллегами. Получилось, что он был в двух местах одновременно. Что явно указывает на действия метаморфа.

– Понятно.

– А это на самом деле плохая была новость, – покачал головой Дион, – понимаешь, метаморф может превращаться в нас, может на какое-то время обмануть и притвориться кем-то другим… но такая сложная операция, которую провернул он, требует весьма серьёзной осведомлённости о внутренней жизни базы, что говорит о том, что он уже очень давно среди нас.

– Кхм, – я негромко кашлянула, новости – одна хуже другой, – и что теперь делать? Бомба это не шутки, теракт нужно предотвратить.

– Вот только как это сделать? – горько усмехнулся Дион, – сама подумай, как можно уберечь нас, когда метаморф может оказаться самым близким тебе человеком? Лучшим другом, хорошим коллегой по работе, твоим начальником или расторопным подчинённым? Метаморф не просто принимает облик другого человека. С той информацией, которую он успел собрать за долгое время пребывания здесь, он может стать кем угодно. Он не приходит сюда на время, он среди нас.

– То есть дело дрянь? – усмехнулась я, – а может устроить дезинформацию? Проверку? Разделить людей на группы и постепенно пытаться спровоцировать метаморфа на действия так, чтобы другие этого не заметили?

– Мы уже касались этой темы, слишком мало времени, – покачал головой Дион, вновь откинувшись назад, – маскарад скоро.

– А может его нужно отменить? – прошептала я, – тебе не кажется, что здесь уместен принцип меньшего зла? Он обещал, что будет убивать. Но если вспомнить, как он это делает, то нас ждёт… ну, одна девушка, две… пока мы не раскроем его… это же лучше, чем множество смертей охотников?

– Не говори так! – зло крикнул Дион, буквально взлетая в воздух и буравя меня гневным взглядом, – ты только послушай себя, София! Ты серьёзно предлагаешь сейчас обречь несколько молодых девушек на смерть в муках от рук маньяка? Ты, правда, этого хочешь?

– А иначе погибнут охотники, не будь которых, девушек, погибающих от рук сверхъестественных маньяков, будет на порядок больше, – также резко воскликнула я, вздёрнув подбородок, – и не говори, что я не права!

– Не буду, слава богу, это решать не тебе, а Агнессе и Совету, – он посмотрел на настенные часы, – сегодня я даю заключительный отчёт, а дальше им решать. В конце концов, у нас ещё есть время, как обезопасить себя от него.

– Удачи, – проворчала я, чувствуя себя виноватой перед Дионом. Чёрт, но ведь я сказала правду! На одной чаще весов – охотники, на другой несколько невинных девушек, выбор очевиден, не так ли? Только почему я чувствую себя последней сволочью?

– К тому же, в твоём варианте есть один существенный недостаток – мы не знаем, что он сделает, если бал отменят, – Дион опустился обратно на диван и вновь закурил.

В отличие от него, я не строила иллюзий по поводу будущего. Будет бал или нет, но мой создатель обязательно явится предъявить свои права на меня, так что скоро всё закончится. Эти мысли отрезвили меня. А что в действительности будет? Что сделает создатель, чтобы забрать меня? В конце концов, ему нужно будет каким-то образом прийти сюда и… чёрт, не хочу даже думать об этом. Потому что по доброй воле я с ним не пойду.

– Тоже верно, – кивнула я Диону, – извини за мои слова, хоть я от них и не отказываюсь, но понимаю, что это жестоко так говорить.

– Хорошо, что понимаешь, – вздохнул он в ответ, – иначе дело дрянь. Вампиры жестоки именно в своей логичности, а также в любви к удовольствиям. Можно сказать, что они мечутся от одной крайности к другой.

– Тяжело быть бессмертным, – холодно воскликнула я, – это накладывает свой отпечаток.

Дион в ответ промолчал и лишь задумчиво посмотрел на меня.

– Знаешь, ты лучше скажи, чем я могу помочь тебе? Мы же вроде вместе занимаемся этим делом? – я перевела нашу беседу в более насущное русло.

– Потренируйся в гипнозе, – неожиданно сказал Дион, – я вчера консультировался с центральной библиотекой, просил их поискать в своих архивах что-нибудь насчёт метаморфов. Они сказали, что эти твари беззащитны перед гипнозом. По крайне мере молодые метаморфы.

– А ты уверен, что наш молод? – иронично проговорила я.

– Да, – кивнул он, – будь он старше, действовал бы по-другому. А скорее всего вообще не действовал, так как их главный козырь – то, что их считали вымершими. Кстати, Агнесса уже перевела метаморфов в категорию активных сверхъестественных сущностей.

– Ой, как плохо-то, – хмуро сказала я, недовольно поморщившись, – если эта тварь и не знала раньше, что мы в курсе, кто она такая, то теперь знает точно. Мы потеряли один из козырей.

– Может да, а может и нет, – Дион задумчиво провёл рукой по своей щетине и сделал глубокую затяжку, – теперь можно открыто сказать всем охотником, что среди нас есть враг. Люди будут более внимательны друг к другу.

– Действительно, чуть больше шансов вывести его на чистую воду, – я улыбнулась и допила свой кофе, – ещё по чашечке или же ты всё-таки пойдёшь и поспишь немного?

Дион вновь посмотрел на часы.

– Ты знаешь, наверное мне и правда лучше поспать, на докладе я должен выглядеть лучше.

– Менее помятым, – усмехнулась я, – у тебя есть запасная одежда? В прошлый раз, когда мы виделись, ты был одет точно так же.

Парень смутился и негромко кашлянул.

– Понятно, значит нет, – я откровенно смеялась над ситуацией, – тогда снимай с себя это, я постираю. Во сколько ты должен быть готов к докладу?

– К пяти часам, – Дион был очень смущённым, – слушай, ты не обязана это делать…

– Будем считать это моим вкладом в это расследование. Ты проделал большую работу, пока я… эм… бездельничала, – я откинула волосы назад и поднялась с кресла, – надеюсь моё присутствие на докладе не нужно?

– Нет, – покачал головой он.

– Вот и отлично, – в голову пришла мысль, что моё присутствие там не просто не нужно, а даже нежелательно, в конце концов, я вампир, а значит враг для них, чтобы по этому поводу не думал Дион и ребята. Скорее всего, они будут спрашивать и про меня тоже.

– Так ты будешь снимать одежду или ты настолько устал, что это придётся делать мне?

 

***

Спустя полчаса я в полном одиночестве сидела в гостиной. Одежда Диона негромко переворачивалась в стиральной машине, на стене тикали часы, а за окном по-прежнему ярко светило солнце. Мне было скучно. По идее я должна чувствовать какое-то возбуждение оттого, что Дион накопал, но его не было. Была лишь скука и желание, что бы всё это поскорее закончилось. Осталось три дня. А там маскарад, метаморф и создатель. И всё это на одну меня. Как-то многовато, вы не находите? Не то, чтобы я жаловалась, но хотелось бы чего-то более спокойного и нормального в своей жизни. Упорядоченного. Как-то так. Я расслабленно перебирала рукой волосы и отрешённо смотрела в никуда. Как же я устала думать. Нет, серьёзно, устала! Всё это время, я только и делаю, что думаю, да ещё иногда плачу и страдаю. Чувствуя себя при этом какой-то неврастеничкой. Мне нужно действие! Хоть какое-нибудь, но чтобы забыть о проблемах и просто жить. А, бестолковое самокопание. Лучшее, что я могу сейчас сделать, это сходить в бассейн. Мне нравится плавать, это приятно, хоть от воды и разит вонючей хлоркой.

В результате я до двенадцати плескалась в бассейне, каталась с горок, прыгала в волнах и приводила в недоумение окружающих, для которых бассейн – часть тренировок. После этого я поднялась в квартиру и достала постиранное бельё, быстро запихнув его в сушилку (да-да, и такая штука есть в моей новой квартире!), после чего отзвонилась Ангелу и сказала ей, что сегодня попрошу сделать переливание у медсестры, так как я обещала Диону его разбудить… да и высохшие вещи нужно будет погладить. Я на мгновение вспомнила, какой Дион всё-таки красивый. Эти мускулы… стоп. Вообще-то, нужно было сразу выпроводить его из квартиры, чтобы он переоделся у себя, а потом просто занёс ко мне вещи. Я про себя улыбнулась, хорошо, что такие умные мысли приходят всегда с запозданием.

 

***

Вот уже десять минут я стояла возле квартиры Диона и отчаянно пыталась до него дозвониться. Через полчаса у него доклад для совета, а он до сих пор дрыхнет! Чёрт, нужно было догадаться попросить ключи! И что теперь делать? Нет, в принципе, ничего страшного будет, если он проспит… по-моему… наверное… чёрт, я начинаю волноваться!

– Дион! Просыпайся, соня! – прокричала я, громко стуча по двери, – ты же доклад свой проспишь!

Из-за двери раздался приглушённый звук падения чего-то тяжёлого. Это не может не радовать! Дион всё-таки проснулся. Дверь неожиданно открылась, явив мне сонную физиономию вышеозначенного объекта. Объект был явно недоволен пробуждением.

– Доклад, – с улыбкой напомнила я, – ты просил тебя разбудить.

– Кхм, – Дион негромко кашлянул и пропустил меня внутрь, – спасибо.

– Да не за что, – пройдя в гостиную, я на мгновение опешила. Нет, я знаю, что такое квартира холостяка, но вот то, что предстало передо мной, было явно чем-то большим. В мои прошлые посещения квартиры всё было гораздо приличнее.

Повсюду были разбросаны вырезки из газет, какие-то счета и бумаги. На одной из стен на кнопки была прибита карта города с отмеченными местами убийств и фотографиями оных. Грязные носки вальяжно расположились рядом с набитой окурками пепельницей, а со стороны кухни несло таким амбре немытой посуды, что я невольно поморщилась. Дион перенёс разведывательный штаб из кабинета в квартиру. Вот и всё, что я могла подумать по этому поводу.

– В прошлый раз, когда я была у тебя, здесь было чище, – неловко сказала я, не решаясь сесть на диван, поскольку он весь был покрыт какими-то крошками и пятнами от пролитого кофе.

– Да? – задумчиво сказал он, оглядевшись по сторонам, – чёрт, и правда нужно прибраться.

– Хотя бы на кухне, – поддержала я его, – и не смотри на меня так! То, что я постирала твою одежду, ещё не значит, что я стала домохозяйкой! В конце концов, я же вампир! Вампиры не убираются в квартирах!

Парень смутился и отвёл взгляд.

– И не надо так виновато молчать, – я улыбнулась, – лучше выпей кофе, побрейся и отправляйся на доклад, – и я протянула ему пакет с выглаженной одеждой, – а я пошла.

– Ммм, спасибо, – пробурчал Дион, принимая вещи, – честно, спасибо. Последние дни были… суматошные…

– Да-да, – махнула рукой я, – понимаю. Кстати, а почему ты все документы перенёс сюда? Всё-таки у тебя есть кабинет...

– Я боялся, что метаморф может туда проникнуть, – серьёзно ответил он, – я не хочу, чтобы он был осведомлён о моей работе, так что я всё перенёс сюда.

– И, я так понимаю, вообще не выходил из квартиры? – растерялась я, – послушай, я, конечно, ценю твою преданность делу, но не до такой же степени.

– Не хочу, чтобы сюда заявился Палач, – Дион почесал щетину и прошёл на кухню, – кофе?

– Это из-за меня? – тихо спросила я, опустив глаза.

В ответ Дион только хмыкнул и принялся рыться в шкафах в поисках кофе.

– Не утруждай себя так, если мне суждено умереть, так тому и быть, – с легкостью в голосе, соврала я, – в конце концов, я убила человека, и из-за меня метаморф убил охотницу, есть повод для вины.

– Не говори так, – неожиданно спокойным голосом сказал Дион, доставая из верхнего шкафчика полупустую банку кофе, – никто не заслуживает смерти от руки Палача, особенно ты.

– Погоди, сейчас не время для такого разговора, – прервала я его, – тебе нужно быть собранным на докладе, а я… просто не хочу об этом сейчас говорить, ладно?

В ответ он только кивнул.

– Удачи на докладе, Дион, – сказала я и вышла из квартиры.

 

***

На улице ощутимо похолодало и я, пожалуй, в первый раз по-настоящему ощутила прелесть нового обличия. Мне не было холодно. Вернее не так, холод я ощущала… но как-то смазано, словно из-под плотной оболочки. Раньше, когда я была человеком, прихода зимы ждала с глубоким отвращением, так как холод буквально вымораживал изнутри. У меня начинали ныть кости, болеть запястья и общее самочувствие падало до состояния средней паршивости. Если долго находилась на морозе, то начинала чувствовать неимоверную усталость и вялость, сонливость и желание умереть, лишь бы попасть туда, где тепло. Вот что такое для меня зима, если конечно отбросить внешние её проявления, такие как слякоть, мелкий колючий снег, гололёд, а также обнажённые ветви деревьев, отвратительные, голые просторы, свойственные той местности, где я обитала. Проще говоря, зима вводила меня в ледяную депрессию, нет, не осеннюю хандру, сплин, а именно депрессию… ледяную, мрачную, холодную… Хорошо, что теперь я не замерзну зимой. Перескакивая через лужи, я попыталась добраться до своей любимой лавочки, но, к сожалению, потерпела неудачу, так как вокруг неё образовалась приличных размеров лужа, а сама она, не смотря на солнечный день, так толком и не высохла. Разумеется, я могла бы на ней устроиться, спокойно посидеть, насладиться ночной красой и прихваченной пачкой сигарет, так как заболеть мне не светит… но вот одежда не волшебная и имеет свойство пачкаться, так что я была вынуждена вернуться обратно на базу, хоть этого и не хотелось.

Дион ещё не скоро вернётся после доклада, да и скорее всего он вновь отправиться спать. Ангел находится в городе и вряд ли сегодня приедет навестить. Алиса и Кирилл опять на дежурстве и всё из-за метаморфа. С Владом я не хотела сегодня видеться один на один. Нет, он, в принципе, неплохой парень, но очень уж… волнительный что ли? Короче в его присутствии я чувствовала себя… виноватой. Но в чём моя вина? Поэтому нет. Коф вряд ли захочет со мной видится, в конце концов, я уже давно не прихожу на тренировки, так что при его отношении ко мне, я вполне могу получить от него по голове. Так что тоже отпадает. Кто остается? Агнесса? Она на докладе и нам с ней не о чём говорить. В результате таких измышлений я расстроилась. Получается мне банально скучно быть одной. И вот такой как я досталась вечность? Ха-ха, очень смешно.

Ещё немного поплакавшись о своей неудачной жизни и судьбе, я скачала себе пару фильмов на остаток вечера и углубилась в просмотр. Думать о чём-то серьёзном сегодня не хотелось. Слишком часто я это стала делать за последние месяцы своей жизни, это уже не приносит пользы, только вред. Единственное, что я действительно хотела, так это встретиться во сне со своим создателем и поговорить о том, когда он планирует навестить меня на физическом плане бытия. Это действительно важно!

 

***

Следующий день разбудил очередным стуком в дверь. И кого это принесло в… я мельком глянула на часы.. десять часов утра? Недовольно поморщившись, с отвращением «наслаждаясь» трелью дверного звонка, я всё-таки выбралась из постели и прошла в коридор. На интеркоме отобразилось лицо Диона. Выражение лица свидетельствовало о том, что у него есть какие-то важные новости. Я быстро посмотрела в зеркало, убедилась, что волосы не слишком сильно топорщатся в разные стороны, а ночнушка выглядит вполне прилично, я открыла дверь.

– Ну, и как ты думаешь, что решил Совет? – вместо приветствия, сказал Дион.

– Что они ничего отменять не будут? – раздосадовано пробурчала я.

– И правильно сделали, – улыбнулся он. Я посторонилась, пропуская его в квартиру, – и знаешь какой довод оказался решающим?

– Какой? – хмуро спросила я, проходя на кухню, чтобы приготовить кофе.

– То, что мы охотники. Среди нас, разумеется, есть те, кто считает, что наш долг состоит исключительно в охоте на сверхъестественных злодеев, но таких мало.

– Здорово, поздравляю, – невпопад ответила я, когда Дион замолчал.

– Ты не поняла, наш долг защищать людей от монстров. Если так поставить вопрос, то всё становится простым.

– Ну, замечательно, – раздражённо воскликнула я, – нет, я понимаю, что ты, может, просто не улавливаешь некоторые тонкости, но чтобы совет был таким… глупым, вот этого я понять не могу! И как вы с такими принципами умудрились дожить до сегодняшних дней?

Дион неожиданно поморщился.

– Ну, в принципе можно сказать, что мы… дожили… но, если говорить по правде, наш Орден уже был один раз почти в полном составе уничтожен… лет этак девяносто назад, – с досадой сказал он.

– И это вас ничему не научило? – спокойно спросила я, – совсем-совсем? Принцип меньшего зла тебе не о чём не говорит? Смерть охотников, защитников и смерть нескольких молодых девушек…

– София, есть одно обстоятельство, которое ты не учла, – мягко заговорил Дион, – бомба никуда не денется, если маскарад не состоится. Ему ничего не будет стоить направить своё оружие против людей.

Я растерянно замолчала, переваривая полученную информацию. По всему получалось, что Дион прав. И я действительно не учла бомбу в своих рассуждениях.

– Прости, – после недолгого молчания, сказала я, – вы оказались более дальновидными, чем я.

На мои слова Дион не ответил, только достал пачку сигарет, поудобнее расположился на диване и закурил.

– А что ещё вы обсуждали на совете, если не секрет?

– Всё то же самое, только в более больших количествах, чем мы с тобой, – ответил он.

– Ну, и, разумеется, меня, – я натянуто улыбнулась.

– Ммм…

– Можешь не отвечать на этот вопрос, просто скажи мне – всё плохо? – я постаралась, чтобы мой голос звучал как можно более спокойно.

Дион внимательно посмотрел на меня, прежде чем ответить на вопрос.

– София, никто не причинит тебе вреда…

– До того, как придёт Палач, – усмехнулась я, заканчивая разбираться с кофеваркой и разливая сей божественный напиток по чашкам.

– Ну, как бы да. Но, София, ты не понимаешь одной вещи. Если бы могли, мы бы не дали ему… убить тебя. Однако у нас нет над ним власти. Единственный человек, который может приказывать Палачу – это нынешний глава Ордена… а он, мягко говоря, очень жёсткий человек для компромиссов.

– Постой-постой, а кто-нибудь, кроме совета и живущих здесь, вообще в курсе о моём существовании? – нахмурилась я, – а то, как-то странно всё получается.

– Эм, – Дион тяжело вздохнул, – не все в курсе. Официально – тебя не существует. Неофициально существует проект по выяснению, как человек становится вампиром в… моральном плане.

– Вау, ребята, великолепную тему вы замутили, – ядовито воскликнула я, – да вы просто молодцы! Кстати, а каков конечный путь вашего эксперимента? Всё-таки моя смерть? Или что?

– Попытка адаптировать тебя под охотника, – Дион старательно отводил от меня взгляд, чувствуя вину.

– И поэтому ты со мной возишься? Поэтому Алиса, Кирилл и Влад со мной общаются? И Ангел? Это часть программы? Создание отношений в вашей среде, привязанностей? – продолжала наступать на него я.

– София! Не считай нас хуже, чем мы есть! – Дион наконец-то посмотрел мне в глаза. И в его взгляде была искренняя обида.

– Вспомни, как мы с тобой познакомились! Ты серьёзно считаешь, что это было частью плана? – он рывками затушил сигарету об пепельницу и встал с дивана. По нему было видно, что он уже давно хотел со мной поговорить об этом, но всё никак не решался. До сегодняшнего дня.

– Когда мне сообщили об эксперименте, я был против. Я просто не понимал, чего они хотят! У меня даже была мысль, что всё это они затеяли ради меня, – он остановился возле окна, наблюдая за хмурым осенним утром. В отражении стекла смутно отображалось его сумрачное лицо. – А потом пришла ты. И я понял, что всё это всерьёз. Ты бы видела себя со стороны! Маленькая, напуганная девочка с яркосветящимися глазами. По-твоему лицу можно было прочитать все эмоции! И это в очередной раз убедило меня в том, что не все сверхъестественные создания монстры…

– Видимо не один ты так считаешь, иначе ради чего был затеян этот эксперимент? – ровно сказала я, делая приличный глоток кофе.

Дион по-прежнему стоял у окна и наблюдал за природой.

– Есть и другой вариант – мы не справляемся. Мы всего лишь люди.

– Тоже вероятно, но, как мне кажется, если рассматривать этот эксперимент с этой точки зрения, то он заранее обречён на провал, – рассудительно сказала я.

– Почему?

– Потому что, если я правильно всё понимаю, «новорождённые» вампиры привязаны к своим создателям. Я же в своём роде уникум, – мне пришлось вновь ему соврать, чтобы… чтобы никто не узнал, что у меня есть создатель и что он рядом. Я не хочу, чтобы меня считали угрозой!

– И я не думаю, что все молодые вампиры так уж сильно были против своего обращения. Соответственно им нет резона охотиться на своих сородичей, – спокойным тоном закончила я и посмотрела на Дион. Господи, как он устал! Ему бы нормально выспаться, съездить на море, отдохнуть, а не вести серьёзные беседы с такой, как я.

– А это уже решать не нам, – Дион отвернулся от окна и внимательно посмотрел на меня, – и я не думаю, что совет не додумался до твоих выводов. К тому же я считаю, что эксперимент удался.

– Да? – иронично воскликнула я, – это так не выглядело, когда я обсуждала наши дальнейшие действия, стоя над «трупом» охотницы.

– Это просто твой характер. Твоя защита от плохих вещей, – он пожал плечами и вернулся обратно на диван. Дион с наслаждением принюхался к аромату кофе и, взяв свободную чашку, пригубил напиток.

– Не буду отрицать, – я несмело улыбнулась, вспоминая тот день.

– Так что мы имеем в итоге? – после непродолжительного молчания, спросила я его.

– В итоге всё очень просто. Послезавтра состоится маскарад, на котором мы поймаем метаморфа, допросим его и убьём, – бесстрастно ответил он.

– Великолепный план! Такой подробный! – съязвила я в ответ.

– Все подробности я скажу накануне маскарада, – Дион улыбнулся кончиками губ и одним глотком осушил чашку, – конспирация, сама понимаешь… к тому же есть ещё некоторые вещи, которые нужно уточнить…

– А что будет после бала? – я постаралась, чтобы мой голос не выдал моего волнения.

– Если всё пройдет удачно, то нас ожидают различные вкусные плюшки и мой долгожданный отпуск, – Дион на мгновение прикрыл глаза, как бы предвкушая пальмы, солнце, коктейли с зонтиками.

– Это тебя, а меня? – с нажимом вернула я его обратно на землю.

– Вероятно, тебя перевезут отсюда на главную базу, – Дион негромко кашлянул и отвёл взгляд.

– И зачем им это делать? – невозмутимо спросила я, делая очередной глоток кофе. Интересно, об этом говорил создатель во сне?

– Для исследования. Ты же хочешь узнать, почему ты стала вампиром?

– Я думала, что Ангел этим занимается.

– Она и занималась, пока не стало ясно, что она не справляется. Видишь ли в чём дело, ты вообще никак не отличаешь от обычного вампира. Разве только тем, что с момента твоего превращения ты испытала всего лишь один откат, тогда как молодые вампиры испытывают их гораздо больше и чаще.

– Странно, что мне об этом никто не сказал, – под нос пробурчала я.

– Далее, когда она получила твои медицинские документы, то по ним выяснила, что в твоей крови уже присутствовал паразит, правда в очень маленьких количествах.

Меня прошиб холодный пот. Лишь бы они не догадались! Я неосознанно принимала сторону своего вида, теперь пришло время окончательно в это поверить. Охотники, те, с которыми я общалась, казались мне хорошими людьми… но вся организация в целом? Я не могу быть уверена в том, что мои знания не навредят в будущем. Как говорил Кронос – меня ждёт очень долгая жизнь. Фундамент для неё нужно закладывать уже сейчас.

– И что это значит? – я сделала вид, что ошеломлена его словами. Эх, парень! Не стоит так пристально всматриваться в лицо девушки-вампира! Ты можешь увидеть в её глазах совсем не то, чего ты ждёшь!

– Понятие не имею, – покачал головой Дион и отвёл взгляд, – именно поэтому тебя и хотят отправить в главный исследовательский центр Ордена.

– Интересно получается… а если меня убьёт Палач… это же сильно помешает их планам? – возбуждённо прошипела я, внутреннее успокаиваясь – они не догадались… пока.

– Ну… им не обязательно, чтобы ты была при этом живой, – Дион вновь смутился.

– Всё нормально, этого следовало ожидать, – кивнула я, пытаясь показать, что мне всё равно, – кстати, а я, получается, после смерти не развеюсь симпатичной горсткой пепла?

– С чего бы? – Дион удивлённо уставился на меня, а затем на лице проступила тень понимания, – ты имеешь в виду как в фильме?

– Ну да, – я улыбнулась, чувствуя, как мрачная атмосфера в комнате стала постепенно сглаживаться.

– Нет, ты не развеешься, – Дион улыбнулся в ответ.

– Ну ладно, раз у тебя больше никаких новостей нет, и я так понимаю тебе помощь сейчас не нужна, так что на сегодня всё? – я решительно подвела итог нашей беседы. Мне не хотелось обсуждать с Дионом серьёзные темы, признаться честно, единственный… человек, с которым я была готова говорить – мой создатель, в конце концов, именно он меня во всё это втравил. Мы с Дион не так уж хорошо знакомы… у нас ещё не было ни одной нормальной беседы, чтобы сейчас мы могли поболтать на отвлечённые темы… ну разве только о погоде… смешно. Поэтому если мы с ним сейчас же не расстанемся, то обязательно затронем что-нибудь не слишком приятное, и моё хорошее настроение испарится… а мне этого не хотелось.

– А.. ну да, тогда спасибо за кофе, – кивнул он, соглашаясь с моим желанием, – если у меня появится какая-то важная информация, я обязательно сообщу. И ты тоже не молчи – если есть какие-нибудь интересные задумки, я живу в соседней квартире, – мы поднялись с дивана и направились в сторону выхода.

– Только не проси больше тебя будить, хорошо? – на прощание пошутила я.

– Не буду, – улыбнулся он в ответ.

После этого я быстро чмокнула его в щёчку и сделала вид, что не заметила, как он дёрнулся от моего прикосновения. Для него я по-прежнему вампир – то есть враг. Не смотря на наши отношения.

 

***

Только после его ухода из квартиры, я позволила себе выпустить наружу чувства и до боли закусить губу от расстройства. Если говорить начистоту, то я не хотела, чтобы бы между нами что-то… началось? Ведь положа руку на сердце – я признаюсь, что мне он симпатичен. Правда! И если бы я была человеком, а он обычным парнем, то я обязательно пригласила бы его в кино или в кофейню, чтобы узнать друг друга получше. Но этот вариант для другой жизни, не для этой. Здесь я уже совершила ошибку – не смогла проститься со своим прошлым и в результате погиб Дмитрий. Ведь он мне тоже был симпатичен, и как сейчас понимаю, когда он узнал меня – я была рада этому! Даже появились мысли, а вдруг что-нибудь да выйдет… что-то хорошее… а в результате он умер. И в этом виновата я. Вот поэтому я никогда не дам своей симпатии к Диону перерасти в нечто большее… просто сейчас очень обидно из-за его странного отношения ко мне. Ведь я помню, как всё начиналось, он был грубым и в какой-то мере жестоким, но постепенно его отношение стало меняться. А сейчас я даже не могу сказать, что он чувствует ко мне! Другом я не могу его назвать, скорее напарником, хоть и это слово с трудом подходит к нашим отношениям. Неожиданно я вспомнила, как Дион просил, чтобы я называла его Наставником. Эх, это было действительно очень мило. По-детски мило, как раз, чтобы я могла более легко адаптироваться к происходящему. Как в книге.

Однако хватит об этом. Я с наслаждением потянулась и улыбнулась остаткам запаха кофе. У меня сегодня хорошее настроение! Вы спросите почему? Потому что ночью вновь попала в то замечательное место, где есть туман, набережная и уютные столики кофейни… и я там была совершенно одна! Перед сном я думала о создателе, хотела с ним поговорить, но сон, в результате, прошёл в совершенном одиночестве и я счастлива от этого! Там был настоящий покой и умиротворение… я весь сон гуляла вдоль набережной, чувствуя себя самой спокойной девушкой на свете. Это не может не привести к хорошему расположению духа. В связи с этим сегодня я совершенно не была готова к каким-то активным действиям. Наверное лучшее, что я могла сегодня сделать – это проваляться весь день на диване за просмотром хороших фильмов, а вечером отправиться гулять вдоль озера или же в сосновом боре. Не хочу тревожиться больше необходимого. Послезавтра наступит час икс. Я уже давно думала о том, как мне нужно будет поступить и пришла к некоторым выводам. Например, я не могу сбежать раньше срока. Это было бы бесчестно по отношению к моим друзьям... да и вообще, меня здесь каждый день кормили кровью, не дали сойти с ума от осознания, во что я превратилась, дали ответы на многие вопросы, которые теснились в моей непутёвой голове. И из-за меня погибла охотница. Я не могу просто взять и уйти, хоть мне и страшно от незнания того, что будет. Бомба тоже сыграла свою роль в моих страхах. Но вот после поимки… даже если она не состоится – я уйду отсюда. Пока не знаю как, но уйду. Я хочу жить! Такое простое и понятное желание для каждого. Поэтому уйду. Не хочу оказаться на острие ножа Палача или в застенках лабораторий Ордена – и тот и другой вариант неприемлем для меня. Мне грустно оттого, что скоро расстанусь со своими новыми друзьями. С Дионом, с Ангелом, Алисой, Владом и Кириллом.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.