Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Голод. Сильный тяжеловесный голод. 7 страница



– Смотрю, ты много о нём знаешь, хотя когда встретились, ты даже не знал, как его зовут и как он выглядит.

– Ты забылась? – холодно сказал он, – то, что я с тобой разговариваю и что-то рассказываю тебе, не означает, что ты должна панибратски относится ко мне. Для тебя я Наставник, поняла?

– Но это же глупо! – вспылила я, – какой наставник! Я же не в секцию по боевым искусствам пришла! Вы просто тот, кто расскажет мне, куда я вляпалась и всё! Вы же не будете ничему меня учить!

– То, что я тебе рассказываю, поможет тебе выжить, – резко ответил он, – и убери свои чертовы клыки, если не хочешь, чтобы я их вырвал!

Я зажала свой рот руками. Чёрт, я даже не заметила, как они выскочили!

– На сегодня всё, твоё домашнее задание – найди в этом здании человека, который покажет, где ты будешь теперь жить, – он зло сверкнул глазами, после чего ушёл.

Несколько минут я простояла в состоянии полной прострации. Глаза наполнились слезами. Как он мог так со мной поступить? Вот что я ему сделала? Я же нормально с ним разговаривала! Да, меня задевало выкаться с парнем, который старше меня лет на восемь-девять. У моих родителей разница в возрасте составляла десять лет, и они жили душа в душу… и умерли в один день… Я тихо сползла на пол и свернулась в комочек. По щекам потекли слёзы. Мне было очень горько и одиноко…

 

Глава 4. Осколки.

Так я пролежала там почти час, пока не пришла Ангел. Она минуту простояла надо мной, после чего села и обняла за плечи, медленно глядя волосы и приговаривая:

– Ну-ну, не плачь, успокойся, всё будет хорошо, – минут тридцать она тихо шептала мне успокаивающие слова. После чего помогла подняться и повела в сторону первой части здания.

– Сейчас я отведу тебя в твою комнату, – ласково проговорила она, – тёплый душ, переливание, – на этом слове я всхлипнула, – хочешь, я сделаю тебе вкусный чай?

– А я водку пить могу? – прошептала я.

Ангел обречённо вздохнула.

– Можешь, конечно, думаю, если мы с тобой сегодня напьёмся, то ничего страшного не случится.

– Всё так плохо со мной?

– Ну, не только ты нуждаешься в этом народном средстве, – улыбнулась она и легонько взлохматила мне волосы, – иногда и стойким девушкам врачам нужно расслабиться, раз им запрещают курить.

– Вам запрещают курить? – изумилась я, – почему?

– Если не считать очевидный факт, то просто потому, что у меня нашли рак.

– Что? – я остановилась и посмотрела на неё. Вампирское чутьё сразу определило то, на что я раньше не обратила внимания – она не правильно дышала. Не так, как все.

– Да-да, – она печально вздохнула, – я умираю. Мне осталось жить год, может два. Не больше. Я пыталась их переубедить. В конце концов, раз я всё равно умираю, так почему бы не накуриться напоследок? Однако совет считает, что чём меньше я буду вредить здоровью, тем больше проживу и соответственно принесу больше пользы Ордену.

– Эгоисты… – тут мне пришла в голову одна мысль, – а кровь вампира? Она не поможет? Я вроде где-то читала об этом…

– Поможет только если при обращении. Вампирская кровь может затянуть небольшие шрамы – укусы, порезы – не более. А если принять кровь в больших количествах – начинается процесс обращения.

– Так вы опыты и на людях проводили? – ошеломлённо воскликнула я.

– Я – нет, – тихо ответила девушка, – когда я стала работать на охотников, эту информацию подчерпнула из книг принадлежащих Ордену. Так что всё может быть, – и она пожала плечами.

– Всё веселее и веселее, – вздохнула я, не зная, как поддержать Ангела. Я просто никогда не попадала в такие ситуации.

– Мы почти пришли, – несмело улыбнулась она.

Меня переселили на третий этаж. Когда мы покинули лифт, то оказались примерно в таком же холле, что и на этаже Диона. Правда здесь не было телевизора. Вместо него было несколько стеллажей с книгами. В целом здесь присутствовала смесь хай-тека и классики. Вместо ярко-зелёных, голубых, оранжевых цветов, в холле была имитация деревянных панелей, на полу расстелен тёмно-синий ковёр, а диванчики под стать панелей – орехового цвета. Однако всё тот же минимализм и строгость, и геометрия. Стало интересно, какая у меня будет квартира?

Ангел быстро провела меня по тому же пути, что и недавно Влад – прямо и направо. Правда моя квартира оказалась дальше по коридору и без интеркома. Видимо он является привилегией или чем-то в этом роде. Ангел достала из кармана халата ключ от входа и открыла дверь.

– Добро пожаловать! – улыбнулась она, и мы вошли внутрь.

Ну… чего-то подобного я и ожидала. Тёплые, успокаивающие тона. Насыщенно-зелёного цвета обои. Кухня, сделанная под дерево. Каштановый ламинат на полу. Планировка у квартиры оказалась такая же, как и у Диона. Только отражённая зеркально. И вещей как-то больше. Средней величины телевизор, мягкие диваны и кресла. Небольшой обеденный стол возле окна. В отделе спальни помимо кровати стоял шкаф для одежды и небольшой туалетный столик. А самое главное – мольберт и столик с принадлежностями для рисования.

– Зачем это здесь? – я посмотрела на Ангела и указала на мольберт, – я не просила об этом!

– Ну, видимо они решили, что ты захочешь рисовать, – неуверенно проговорила она в ответ, – ведь ты же хочешь?

– Нет! – закричала я, – нет-нет-нет! Разве ты не понимаешь? Я рисовала, когда была человеком! Мольберт был частью меня, кисть продолжением руки… это было моё будущее – рисовать, стать художником! Теперь же это только мечты, – горько закончила я и опять расплакалась, – я так не могу. Не могу, – запустив руки в волосы, я медленно сползла на пол по стенке и принялась раскачиваться из стороны в сторону, – не могу, не могу, не могу.

Ангел ошарашенно смотрела на меня, она не могла понять то, что я чувствую. Для неё я всего лишь эксперимент. Никто из них никогда не поймёт, через что я сейчас прохожу.

Неожиданно я почувствовала, как она дотронулась до моего плеча.

– Я унесу его, – мягко прошептала девушка.

И я осталась одна в квартире. Поднявшись с пола, прошла в спальню и подошла к зеркалу. Отражение мне не понравилось. Глубокие синяки под глазами, бледное, как у мертвеца, лицо, а также кровавые подтёки – я производила впечатления восставшего из могилы зомби. Белая футболка была покрыта засохшими коричневыми пятнами, так что я быстро стащила её через голову. Душ. Горячий душ.

Я сидела на полу в душевой кабинке под горячими струями воды и размышляла о будущем. В голове накопилось порядочное количество вопросов. Ищет ли меня Инга? Что думают по поводу моего внезапного исчезновения ребята? А тот врач из больницы? А школа искусств? Что с моим братом? Выкарабкался ли он? И что с ним будет дальше? А с моей квартирой? Орден обещал помочь с содержанием Сергея в психиатрической лечебнице, но сдержат ли они своё обещание? И что конкретно меня ожидает? Я так и буду их «свободной» пленницей или же они всё-таки дадут мне хоть какую-нибудь свободу перемещения? Какими у нас в дальнейшем буду взаимоотношения с Дионом? А тот сон и видение? Неужели и правда, это моя связь с создателем? Сотни вопросов в голове и ни одного ответа. Посильнее обхватив руками колени, я зажмурилась. Хочу, чтобы всё было как раньше. Чтобы родители были живы, чтобы брат не был психом и улыбался, чтобы я не превратилась в монстра и окончила школу, не знала всего этого… Я снова начала плакать, и тихие всхлипывания переросли в громкие рыдания. Мама, мамочка, где же ты… ты мне так нужна…

 

***

Когда я выбралась из душа, меня уже ждала Ангел с пакетами крови и небольшой капельницей.

– Ты как? – осторожно спросила девушка.

– Нормально, – хрипло ответила я и поплотнее завернулась в хэбэшный халат, – переливание? Но я не голодна.

– Это пока, – проговорила она, – просто если ты сейчас не поешь, то ночью проголодаешься, а я не смогу приехать. Ты молодой вампир, не поешь – можешь…ммм… превратиться.

– В голодного монстра, ну да, – тяжело вздохнула я и опустилась на диван. – Ладно, коли.

– К сожалению, водку я не достала, – печально сказала она, подключая меня к капельнице, – а медицинский спирт я думаю, что ты не станешь пить. Но зато я нашла сигареты! – и Ангел улыбнулась кончиками губ, – ты будешь?

– О да! – вяло улыбнулась в ответ, – разумеется буду, и надеюсь, что они крепкие.

– Я тоже на это надеюсь, хотя после долгого перерыва и лёгкие сигареты становятся то, что надо, – закончив со всеми операциями, она села рядом со мной и достала из халата пачку без марки и вообще каких-то записей.

– Что это за сигареты такие? – удивилась я.

– Самокрутки, – она подмигнула мне, – как я говорила, Орден следит, чтобы я не курила. Да и вообще, они не поощряют курильщиков и ревностно следят за своими подчинёнными. Особенно за теми, кто живёт на территории базы. Вот молодые и наловчились делать самокрутки. И не спрашивай из чего они. Тебе вряд ли навредят, а мне уже всё равно.

– Всё равно, – кивнула я и прикурила. После чего блаженно откинулась назад и выпустила струйку дыма в потолок, – странно, ты говоришь, что нашла сигареты… значит здесь кто-то есть?

– Ну да, – несколько недоумённо ответила она, – есть, тут полно народу живёт.

– Тогда почему, когда мы с Дионом, а до этого с Владом, ходили, то никого не встретили?

– Наверное, потому что седьмой этаж в первой части здания, минус второй этаж второй части здания да плюс подземный гараж – всё это для самых лучших охотников. А они часто путешествуют. Сейчас в городе только Дион из особого списка вот и всё.

– А-аа, понятно, – удовлетворённо хмыкнула я, наблюдая за тем, с каким наслаждением курила Ангел.

– Слушай, я вот что хотела спросить, – медленно потянула я, – почему всё-таки тебя зовут Ангел? Ведь это мужское имя?

Она усмехнулась в ответ.

– В этом нет никакой тайны, просто моё полное имя – Ангелина.

– Тогда почему не Лина, например?

– А вот это спроси у моих школьных друзей, – пожала плечами она, – меня всегда звали Ангелом и никак иначе.

– Здорово, что ещё могу сказать, – и я вновь затянулась.

– Я даже сделала себе такую татуировку, – хитро подмигнула девушка, – хочешь, покажу?

– Ну, давай, – я заинтересованно уставилась на неё.

Ангел быстро скинула с себя халат, под ним оказалась простая тёмно-серая рубашка с короткими рукавами и чёрные штаны. Она повернулась ко мне спиной и подняла рубашку. На её спине были изображены огромные ангельские крылья, испачканные алой кровью. Татуировка была сделана очень качественно и явно её не один раз обновляли.

– Когда ты её сделала? – поинтересовалась я.

– В тринадцать лет, – она опустила рубашку и развернулась ко мне.

– Очень красиво, а зачем кровь?

– Понимаешь, я всегда хотела быть врачом, – она забралась с ногами на диван, скинув лёгкие тапочки на пол, – и всегда очень хорошо училась, чтобы осуществить свою мечту. И однажды я провела ассоциацию врача с ангелом. Врачи спасают жизни, как и ангелы. И в этой работе не обойтись без крови.

– В тринадцать лет маму застрелили на моих глазах, я пыталась остановить кровотечение до приезда скорой, но не успела, – печально продолжила она, – я никогда не забуду, сколько было крови. Никогда.

– Соболезную, – тихо пробормотала я, – знаю, что ты чувствуешь. Мои родители погибли в автокатастрофе.

– А мы оказались не в том месте, не в то время, – сказала она, – ограбление банка.

Мы синхронно затянулись.

– Да уж, всё очень печально, – спустя минуту проговорила я.

– А как иначе, такова жизнь, – она вяло улыбнулась, после чего нерешительно продолжила, – я знаю, что тебе сейчас очень тяжело. Но, боюсь, я не могу до конца осознать, что с тобой происходит и как тебе в этом помочь.

– Не надо, – ответила я, – пожалуйста.

– Я должна сказать, – в её голосе появилась твёрдость, – София, лекарства нет.

– Это я уже поняла, – обречённо улыбнулась я, – вампиры, оборотни, а теперь ещё и инкубы и, наверняка, множество других существ. Это не чума, не бешенство, не вирус эбола и не ленточный червь. Не болезнь. А значит нет и лекарства.

– Прости, – она затушила сигарету в заранее принесённую чашку, – просто с охотниками легче объясняться, когда говоришь им, что это всего лишь паразит. Мне кажется, что в средние века было проще охотиться. Есть зло и есть добро, охотники – это защитники света. Легко и понятно. А теперь, в век рационализма и логики, науки и медицины… трудно поверить в существование чего-то сверхъестественного, если даже ведьм они считают просто одарёнными людьми.

– Значит и ведьмы есть, – я вздохнула, – а кто ещё? Орки, гномы? м?

– Нет-нет, – она улыбнулась, – это фэнтези. Есть вампиры, есть оборотни, суккубы и инкубы, ведьмы и колдуны, маленький народец, который вымирает, есть гули и пожиратели плоти, их ещё зомби называют, а также демоны. Правда последние не имеют никакой религиозной основы. Ну и, разумеется, есть призраки и полтергейсты. Русалки давно вымерли… так что вроде я больше никого не забыла.

– И охотники пытаются запихнуть весь этот паноптикум в логику и рационализм? – поразилась я, – да уж, шутники изрядные!

– Знаешь, а ведь когда препарируешь сверхъестественных существ, вроде бы находишь что-то, – серьёзно сказала она, – раньше мы не знали про паразита у вампиров, а потом пришла наука и мы это выяснили.

– Слушай, меня сейчас конечно много вопрос мучает, поэтому я буду задавать мелкие, чтобы знать с чего начать, – я последний раз затянулась и затушила сигарету в чашку, – дай ещё одну, пожалуйста!

– Держи, – она достала из халата пачку и протянула мне.

– Кури, не кури – каждая затяжка для меня как первая, – ухмыльнулась я. Быстро прикурив, я сосредоточилась на вопросах в голове.

– Итак, первый мелкий вопрос будет про зомби. Я смотрела фильмы и там эта зараза быстро распространялась. Как дела обстоят у реальных зомби?

– Поэтому мы их называем пожиратели плоти, – она улыбнулась мне, – они не заразны. Это не вирус в том смысле, в котором ты это понимаешь. Пожиратели плоти это люди, которых ели гули, но почему-то не доели. Они лишаются разума, и остается только рефлекс – есть как можно больше.

– А гули это кто?

– Гули – подвид вампиров. Вероятно, они когда-то откололись от главного вида. Имеют множество мелких паразитов, главный отсутствует. Размножаются тем же способом, что и вампиры. Абсолютно и полностью преданы своему хозяину – вампиру. Не бессмертны. Их легче убить, чем вампира. Предпочитают есть мясо людей, чем пить их кровь. Не брезгуют и свининой.

– Вот это круто, – я почесала кончик носа, – ладно, идём дальше – призраки и полтергейсты, что ты о них можешь сказать?

– Самые непонятные существа из всех, – печально вздохнула Ангел и вытащила сигарету из пачки, – это не люди. Вернее они не помню, что когда-то ими были. Способны к диалогу – если ты не поняла, то я про призраков говорю. Общаются с помощью телепатии… ну или спиритической доски. Могут двигать мелкие предметы, иногда помогают людям или наоборот вредят. Избавиться от них – только если выполнишь какую-нибудь просьбу. Нельзя заключать с ними сделки – могут попросту не выполнить свою часть или подставить. Они разумны, но сами себе на уме. Пропадают и появляются в основном только перед теми, кто знает, что они существуют. Хотя нередки случаи, когда они появляются и перед обычными людьми. Ну, ты наверняка слышала подобные истории. Вообще про них можно долго говорить. Ведь толком не понятно что они такое. Сами призраки никогда не разговаривают на эту тему, – она перевела дух и затянулась, – Так… полтергейсты. Сущие твари – избавиться от них можно только с помощью ведьмы. Вообще не идут на нормальный контакт, но любят, когда к ним обращаются. Всегда агрессивны и любят зло пошутить. Из сумбурных слов призраков, полтергейст – это призрак, которого кто-то сильно обидел или же не выполнил желание. Сами призраки не могут говорить с полтергейстами, – закончив речь, Ангел замолчала.

– Да уж… чувствую, что мистика всё-таки существует, – медленно проговорила я, – даже и не знаю, хорошо это или плохо.

– София, если все твои вопросы касаются именно этих видов, давай лучше я принесу тебе завтра книгу про них?

– О! Давай, – я улыбнулась, – Дион явно не собирается со мной больше видится, хоть займусь чем-нибудь. Чувствую, что свободного времени у меня впереди полно.

– Вечность, – по глазам Ангела я поняла, что она о чём-то очень сильно задумалась, пепел с сигареты упал на диван.

– Эй! Ангел, не спи! – и я пощелкала пальцами перед её лицом.

– А? – она встрепенулась в ответ, – прости, я просто очень устала сегодня. Мне пришлось проводить вскрытие тела жертвы инкуба. Я пыталась найти хоть какие-нибудь подсказки к тому, что происходит, но ничего не нашла…

– Да уж, денёк ещё тот выдался, – я кивнула в ответ.

– Сколько ты уже под капельницей? – неожиданно спросила девушка.

– Да вроде бы не слишком долго, – и я посмотрела на часы, – как быстро однако летит время. Час уже прошёл.

– Думаю, что пора вытаскивать эту штуку из твоей руки, – она улыбнулась и поднялась с дивана.

– И ты сможешь с чистой совестью отправиться домой, оставив мне эту чудную пачку сигарет? – и я подмигнула Ангелу, наблюдая за её манипуляциями с пустым пакетом крови, – слушай, а ты можешь меня научить ставить себе капельницу с кровью? – поинтересовалась я.

– Да-да, – раздался в ответ немного сонный голос Ангелы, – только давай завтра, м? Я что-то дико спать захотела.

– Хорошо, – я усмехнулась и вновь затянулась.

– Ну вот и всё, – Ангел убрала пустой пакет в свою сумку, отодвинула капельницу в угол и надела халат.

– Ты пошла? – я расслабленно вздохнула и стряхнула пепел.

– Ага, – она провела рукой по своим волосам и встряхнула головой, – так, завтра я принесу книги, сигареты, выпивку и фильмы и мы устроим девичник!

– Это великолепная идея! – вдохновилась я и порывисто вскочила с дивана.

Ангел улыбнулась и подошла ко мне. Мы обнялись.

– Всё будет хорошо, зай, – прошептала она, поглаживая мою спину, – ты главное верь в это и будь сильной. Твоя жизнь не кончается, она только-только начинается.

– Я буду стараться в это поверить, – тихо ответила я и выпустила Ангела из своих объятий.

Она ушла. А я осталась одна. С сигаретами, неработающим телевизором и дикой тоской по прежним временам на сердце.

– Я буду верить в то, что всё будет хорошо – прошептала я, – чего бы мне это не стоило.

 

***

В результате я провалялась в постели до трёх часов ночи, читая какую-то книжку. Мне было невыносимо скучно. Тело так и бурлило, требуя как минимум взобраться на луну. Я раздражённо потянулась и бросила книгу в стену. Не могу так! Скучно до безобразия. Решение проблемы созрело мгновенно. Пора исследовать эту территорию. Может, найду что-нибудь интересное. В конце концов, Дион сказал, что можно. Я быстро переоделась в новую одежду. Мой гардеробный шкаф был забит под завязку белыми футболками и чёрными джинсами. Жаль, что выбирать не из чего. Ну да ладно, как-нибудь попрошу у Ангела что-нибудь нормальное.

Я покинула квартиру с лёгким сердцем. Мне было тяжело там находиться. Некомфортно. Быстро спустившись по лестнице на первый этаж, я толкнула небольшие двери, ведущие в холл. О да, теперь, когда я успокоилась, я слышала через стены, каким спокойным или беспокойным сном спят охотники. У кого-то работал компьютер, кто-то читал. Тихие вздохи, звук работающего душа. Даже в три часа ночи в здании были не спящие. Выйдя в главный холл, я оглянулась. По сути – ничего особенного. Разве только аквариум с рыбками и какие-то пальмы в кадках вдоль стен. Жёлтый, приятный полусумрак. Вероятно свет здесь на ночь приглушают для комфорта.

Я быстро пересекла холл и вышла на улицу. На меня пахнула осенняя свежесть. Глубоко вздохнув, я ощутила, как приближается зима. Совсем скоро выпадет первый снег, деревья укутаются в свои пушистые одеяла, а земля покроется белым ковром. Появятся сугробы, дети буду лепить снежную бабу, а родители достанут с антресолей зимнюю одежду и санки, чтобы детишки могли кататься с горок. А потом наступит Новый Год. Нарядная елка, гоголь-моголь, подарки, Дед Мороз, бой курантов. Интересно, вампиры празднуют Новый Год? Рождество? А день рождение для них этот тот день, когда они превратились или всё-таки когда родились человеком?

Вот такие раздумья витали в голове, когда я шла по территории. Обогнув здание, я обнаружила ещё один въезд на другую парковку. В окнах кое-где горел свет, преимущественно на первых этажах. Я даже увидела, как какой-то парень курит в окошко, разумеется, он меня не увидел. Сама не знаю почему, но я предпочла скрываться в тени и избегать уличных фонарей. Наконец, здание осталось позади. И я решила покурить.

Оглядевшись по сторонам, я заметила неподалёку ещё один… объект? Здание? Оно было полностью погружено во мрак. Принюхавшись, я почувствовала запах застарелого пота, а также пороха и крови. Похоже это ещё один тренировочный комплекс. Затянувшись, я навострила ушки, мне было интересно, насколько сильно улучшился слух. Так, я по-прежнему слышала, что происходит в здании. Только теперь звуки раздавались как-то приглушённо, словно сквозь вату. Зато уличные обострились, я слышала, как смеются на блокпосту при въезде на территорию. При желании, я могла даже расслышать те анекдоты, что они друг другу травили. Ещё было слышно, как живёт ночной жизнью лес. Шорохи, шелест, попискивание птиц и мышей. А ещё я услышала плеск воды где-то совсем рядом. Отлично, это то, что нужно. Вода, её успокаивающее влияние на меня.

Я решительно устремилась в сторону воды и, наконец, вышла на берег. Здесь не было ограды, как в городе, и размерами он явно был больше. Настолько, что я даже задумалась, а какова реальная территория этой базы? Здесь были уютные лавочки и красивые оранжевые фонари. Влажный и совсем-совсем не холодный воздух. Я расслабленно облокотилась о спинку лавки и затянулась. Вода в озере лениво плескалась, на небе были видны яркие звёзды и не совсем полная луна. Было тихо и спокойно, настолько, что я могла ни думать ни о чём, а просто наслаждаться за долгие дни первым покоем…

В лесу раздался громкий шорох. Я резко встрепенулась и прислушалась. Точно, там кто-то есть. По моим внутренним ощущениям, этот кто-то не был зверем. Я осторожно принюхалась и почти сразу ощутила приторный запах крови. Вскочив с лавки, я отбросила сигарету в сторону и побежала на запах. Я должна узнать, что там происходит.

В результате мне пришлось обогнуть озеро целиком, и по мере приближения к цели, запах крови в воздухе становился всё сильнее и сильнее. А значит пролито её было очень много. Я практически влетела в сосновый, густо-заросший буреломом, бор. Ветки деревьев хлестали по щекам, оставляя царапины на лице, а ноги постоянно обо что-то спотыкались. И всё равно я не успела. Когда я выбежала на поляну, девушка уже была мертва. А вот следов преступника не было. Я не слышала, чтобы кто-то продирался сквозь лес на выход, не чуяла запаха, вообще ноль. Если бы не шорох, я даже и не поняла, что тут что-то произошло.

Я в нерешительности застыла. Что мне теперь делать? Кого позвать на помощь? Диона или охрану возле въезда? Присмотревшись к девушке, я поняла, что она вряд ли является охотницей. Слишком уж слабо выглядела. На секунду я подивилась своему рационализму. Передо мной лежит выпотрошенная девушка с гримасой ужаса на белом миловидном личике, а я думаю, была ли она охотницей. Во мне поднялась волна отвращения к себе, неужели это проявления вампиризма? Равнодушие к мёртвой?

А потом я почувствовала приближение людей. Принюхавшись, я поняла, что это охранники. Интересно, где они были раньше? Я пошла на встречу. Они неожиданно показались из-за деревьев. Стараясь двигаться бесшумно, охранники тихо переступали с ноги на ногу.

– Здравствуйте! – открыто сказал я, выходя из-за деревьев.

На меня тут же уставились стволы автоматов и внимательные приборы ночного видения.

– Не стреляйте! – крикнула я и подняла руки вверх, – я София, живу в здании!

Разумеется автоматы никто не убрал. Вероятно они видят мои светящиеся глаза и знают, что я тот самый вампир.

– Послушайте, тут неподалёку произошло убийство, я была в это время возле озера, услышала шорох, пришла посмотреть, что происходит и увидела труп молодой девушки, – сбивчиво проговорила я, – похоже её… ели.

И, наконец, мой организм отреагировал по-человечески, я упала на колени и меня стошнило.

 

***

– Ещё раз повтори, что ты услышала, а главное почувствовала, София, – внимательные серые глаза буквально буравили моё лицо, словно намереваясь прожечь в нём дыру.

– …Наставник, ещё раз повторяю: Я вышла из здания, решила прогуляться перед сном, услышала плеск воды, захотелось там посидеть. Спустя минут пятнадцать, не могу сказать точнее, услышала в лесу подозрительный шорох. Внутренним чутьём определила, что это не животное, а что-то гораздо крупнее. Ну, размером с взрослого человека. Потом, когда принюхалась, почувствовала в воздухе слабый запах крови. Меня это заинтересовало, и я решила сходить и посмотреть, что там происходит. Пока я шла, запах становился сильнее, а вот шорох пропал. Не знаю, ушла та тварь, что это сделала, или нет – я не слышала. Когда пришла на поляну, там была только мёртвая девушка со вспоротой грудной клеткой. Могу поклясться, что из её тела ещё шёл пар, когда я там появилась. Пока решала, что делать, в лесу раздался другой шорох, как поняла – от охраны и я пошла им на встречу. Вот и всё, – устало закончила я, делая очередную глубокую затяжку.

– А запахи? – продолжил допрос Дион, – ты не чувствовала ничего гниющего или…

– Ещё раз повторяю – нет! Всё глушил сильный запах крови, – я почти уже кричала, настолько сильно меня всё это достало. Время пятый час утра, хоть я особо и не хотела спать, но честно говоря была просто выжата, как лимон из-за этих расспросов, – это ведь был пожиратель, да?

– Да, – хмуро проговорил Дион и почесал щетину.

– Получается – оборотень, вампир, инкуб, пожиратель… – прошептала я, – а кто остался?

– Два вампира, – Дион встал и подошёл к окну. На небе медленно разгорался рассвет, – была ещё нападение твоего сородича.

– Что? – я удивлённо посмотрела на него.

– Оно было возле той гостиницы, в которой ты вчера была, – он задумчиво посмотрел на меня, –кажется, что ты выбываешь из игры, София. Ты не являешься частью этой схемы. Во всех случаях, кроме твоего, не было никаких следов, отпечатков, ничего. Наши ловушки на молодых существ ни разу не были активированы. Мы нашли только тебя. Так что я думаю, что ты всего лишь случайность.

– И что теперь со мной будет?

– Ничего, – пожал плечами Дион и вновь отвернулся к окну, – тебя будет изучать Ангел. Вы будете вместе напиваться, смотреть фильмы, курить самокрутки. А потом, если всё пойдёт благополучно, я буду натаскивать тебя на убийство сородичей. Если ты не сбежишь, конечно.

– Красивое будущее, – ничуть не смутившись, ответила я и вновь затянулась, – а как быть с убийствами? Ведь это явно – схема! Почему тот, кто за этим стоит, ничего не требует и не говорит?

– Почему же не говорит? – я почувствовала, как он усмехнулся, – вероятно, он знает, что мы поймали тебя. И поэтому буквально за сутки было сделано три убийства – инкуб, вампир и пожиратель. Я не говорил, но нападение инкуба было совершено возле твоего дома. Вампир – гостиница. Пожиратель – эта база.

– И что это значит? – я настороженно смотрела на профиль Диона, пытаясь понять, о чём он говорит.

– Это значит, что в ближайшее время будут ещё убийства, – хмыкнул он, – а ещё, что среди нас есть предатель. Или же это ничего не значит, – Дион резко развернулся и холодно посмотрел в глаза, – а может это делаешь ты?

– Что? – изумлённо воскликнула я, – какого черта Вы делаете такие предположения?

– Я разрабатываю все теории, – он снова почесал щетину и отвёл взгляд, – и в отличие от своих коллег принимаю условия мистики.

– Ну, я могу Вас заверить, что этого не делала, – я вновь затянулась и затушила сигарету, – а теперь я могу идти? Хочется принять душ и поспать немного.

– Да, – ответил он, – ты свободна.

– И ещё, – сказал он вслед, – если ты опять попадёшь в похожую историю – не жди, а сразу беги ко мне, поняла? Тебя от расстрела спасла только тошнота и рвота. Зверя не будет тошнить от вида развороченного тела.

Я кивнула и вышла. Наконец-то иду в душ. Теперь здание было похоже на растревоженный улей. Повсюду ходили настороженные охотники. Мы с Дионом были в комнате на первом этаже, что-то вроде детективного кабинета, в котором на стенах были развешаны фотографии жертв, карта с точками – местами преступлений. Похоже там Дион вел своё расследование. И я в чём-то его понимаю – его квартира на седьмом этаже – пустой дом, ничейный, не родной. Разумеется, он не хочет там быть.

Я быстро скользила по коридору, направляясь в сторону лифта, мне были неприятны взгляды, которые бросали охотники. Одни меня ненавидели, другие боялись, третьи прикидывали, как половчее убить. Возле лифта стояло несколько охотников в ожидании кабинки. Встав рядом с ними, я без удовольствия отметила, как они отодвинулись в сторону. Двери раскрылись и из лифта вышло несколько человек, я быстро проскользнула внутрь. Больше никто не зашёл. Они даже не пытались показать, что всё в порядке. Они хотели задеть, пытаясь скрыть свой страх передо мной и закрытым помещением. Об этом я размышляла, пока доставала ключ от своей квартиры.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.