Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Голод. Сильный тяжеловесный голод. 11 страница



– Кстати, как проходят исследования моей крови? – спустя минуту поинтересовалась я.

– Никак, – печально покачала головой Ангел, прикуривая сигарету, – есть небольшие отклонения, но ничего по-настоящему особенного нет.

– А что за отклонения? – заинтересовалась я, поудобнее устраиваясь в кресле.

– Как бы тебе это объяснить, не используя медицинские термины, – задумалась Ангел, – ладно, попробую простым языком. Проще говоря, мы не знаем, что означают эти отклонения. У некоторых вампиров они есть, у других их нет. Как ты понимаешь, в моём распоряжении не так много было вашей крови для сравнения и изучения, однако у меня родилась одна теория, – она на секунду умолка, чтобы сделать затяжку, – я считаю, что эти отклонения признак наличия способностей. Когда я для сравнения взяла кровь охотников, то я заметила, что у некоторых также есть эти отклонения, только в гораздо более малом количестве, они скорее выглядят как зачатки.

– Да, ты никогда не умела внятно объяснять, – с усмешкой проговорила я, – но в целом я тебя поняла. Это значит, что я обладаю способностями. Вот только их у меня нет.

– Ещё раз повторяю, это чисто моё мнение, нет достаточного количества доказательств, чтобы сказать наверняка, – возразила она, – и ещё одно, способностей очень и очень много и они разные. Может твоя способность пока ещё не проявилась? Или же она действует, но мы этого не замечаем?

Я задумалась, что во мне могло измениться, кроме того, что я стала вампиром?

– Ничего, – резюмировала я.

– Ну, мы ещё поговорим на эту тему, – Ангел затушила сигарету.

– А как прошло вскрытия? – осторожно поинтересовалась я, внимательно глядя на неё, – ничего, что я спрашиваю?

– Нет-нет, – немного приуныла она, – к сожалению безрезультатно. Вообще никаких особенностей нет. Это преступление совершил молодой демон, как до этого вампир, оборотень, инкуб… кто там ещё был?

– Подожди, так ты не знаешь? – тихо спросила я, лихорадочно обдумывая, не говорил ли Дион в присутствии Ангела про метаморфа. На ум ничего не вспоминалось. Но ведь она делает вскрытие! Почему ей никто не сказал? Понятно, что ни Кирилл, ни Влад, ни Алиса не знают, они тут ни при чём. Но Ангел!

– О чём ты?

– Нет, извини, ничего, – поспешно проговорила я, – мысли скачут сегодня туда-сюда, день такой.

– Ну да, – с подозрением посмотрела на меня девушка.

– Слушай, давай посмотрим какой-нибудь фильм? – я увела разговор в сторону, чтобы избежать недопониманий и обид.

– Ладно, давай, – расслабленно кивнула она, делая глоток из чашки, – время у меня ещё есть.

– Отлично, что будем смотреть? – с хитрецой улыбнулась я, – давай про вампиров?

 

***

Я приближалась к кабинету Диона, когда услышала их.

– Она вампир, Дион! Ты понимаешь? Вампир! Не молоденькая девочка-подросток, а монстр! Или ты забыл, что она человека убила? Забыл?

Разумеется, первым желанием было уйти, но…

– Это была не она, а паразит, – раздался спокойный рассудительный голос Диона, – и я искренне не понимаю, в чём ты меня подозреваешь?

– Ты сближаешься с ней, – горько произнесла Агнесса, – так нельзя, Дион, Господи…

– Если она навредит кому-нибудь, я со спокойной совестью убью её.

– Ты не понимаешь, как это работает, – вздохнула она, – просто не понимаешь. Нельзя было приводить её к тебе. Как мы не подумали… после того, что случилось с Элейн…

– Молчи, – прошипел он, – даже не смей произносить её имя!

Я услышала, как Агнесса направилась к двери. Чёрт! Она увидит меня! Быстро осмотревшись, я заметила, что одна из дверей в коридоре была не заперта и пулей рванула туда. Успела! Я выдохнула, слушая, как цокают каблуки Агнессы. Что это было? Кто такая Элейн?

 

***

Именно такой вопрос я задала Ангелу, когда она пришла ко мне на следующий день.

– Где ты услышала это имя? – изумилась она.

– Эм… слышала в коридоре, – смутилась я, опуская глаза.

– София! – укоризненно воскликнула девушка и обвиняюще уставилась на меня, – а тебя разве в детстве не учили, что подслушивать не хорошо?

– Я случайно! – принялась оправдываться я, обхватив себя руками, – это просто так вышло, всё этот чёртов суперслух вампира! Я просто услышала, а потом… к тому же они уже заканчивали говорить, так что я не подслушивала!

– Не оправдывайся! – вздохнула она, – обычно тот, кто оправдывается, сам считает себя виноватым. Так что подумай об этом и больше так не делай, – она замолчала, задумчиво смотря на закат.

– Так кто? – нерешительно спросила я.

– Ты и правда хочешь это знать? – она перевела на меня взгляд, вдумчиво изучая моё лицо, – пойми, это давняя история… и очень грустная.

– Что случилось? – нервно сглотнув, спросила я.

– Ладно, только пообещай никому не рассказывать об этом… особенно Диону, – серьёзно проговорила Ангел, – никто не должен знать, что ты в курсе.

– Клянусь никому не рассказывать, – поклялась я.

– Ну хорошо, – Ангел провела рукой по волосам, вспоминая прошлое, – примерно семь лет назад у Диона была девушка. Как ты понимаешь, тогда он был молодым охотником, но уже хорошо себя зарекомендовавшим. Тогда он работал в паре. С Несс.

– Агнесса, – прошептала я.

– Да, с ней. Это стандартная связка – молодой и опытный охотники, – она тяжело вздохнула и сделала приличный глоток вина, стоящего на столе, – однако тогда он был... не таким как сейчас. Более открытым и дружелюбным. Его таким делала Элейн.

– Его девушка? – уточнила я.

– Да, она, – кивнула Ангел, – раньше он жил в другой стране, в другом городе. И там была она. Охотники редко по-настоящему встречаются с кем-то не из их круга, это тяжело – жить двойной жизнью, особенно, если ты часто путешествуешь. Но Дион полюбил её и, разумеется, лгал ей, боясь, что она уйдет, если узнает правду. Агнесса не одобряла эти отношения, в конце концов он был молод, но очень талантлив. Она боялась, что те чувства, которые он испытывает к Элейн, могут помешать ему стать настоящим охотником. И в конце концов это было опасно.

– Опасно встречаться с кем-то? – не поняла я.

– У охотников много врагов. А как я уже говорила, Дион был очень талантливым. И успел-таки завести парочку, – Ангел на секунду прервалась, доставая сигареты.

– О! Дай и мне одну, – мы закурили. – Так что же случилось?

– Агнессу выследили, – тяжело проговорила она, – оборотни. Вот только их целью была не она, а Дион. Оборотни долго наблюдали за Нессой и, в конечном счёте, вышли на Диона. Узнав, что у него есть девушка, они решили напасть на неё.

– Её убили оборотни? – прошептала я.

– Нет, они обратили её, – Ангел затянулась, – а потом устроили ловушку для Диона и Агнессы. Новообращённая Элейн, Дион и Агнесса в запертом заброшенном здании, – Ангел отрешённо смотрела сквозь меня, вспоминая прошлое, – я тогда училась у старого врача, Игоря Васникова. У него в прошлом году случился инфаркт.

– Ммм... сочувствую, – проговорила я, не зная что сказать.

– К нам привезли Диона и Агнессу, оба были изрядно покалечены, – грустно сказала Ангел, – вот только когда мы оперировали их, выяснилось что это следы не от когтей. Боевые мечи. Они сражались друг с другом, – Ангел одним глубоким глотком осушила бокал. – Позже Агнесса рассказала, что произошло. Рассказала, что Элейн не проявляла никаких признаков агрессии. Что она была напугана и ничего не понимала. Рассказала, как одним ударом отрубила ей голову из-за того, что она стала монстром. Как Дион пытался защитить любимую, как доказывал ей, что Элейн не кровожадный зверь, что он научит её контролировать себя. Как после её смерти он обезумел и напал на свою напарницу, пытаясь убить.

– О Господи, – ошеломлённо прошептала я, представляя себе эту картину. И чувствуя себя на месте Элейн. Алиса и Кирилл, или же другие охотники… они бы просто убили меня только за то, кто я есть. И сейчас могут убить.

– Не думай об этом, Соня, – опустошённо вздохнула Ангел, выпуская кольца дыма, – тогда сочли, что действия Агнессы были слишком… жестокими, ведь девушка никого не убивала… Можно было попробовать приручить зверя внутри неё. После того происшествия Дион сбежал. И полтора года выслеживал в одиночку всех членов той семьи оборотней, что так поступила с ним. А когда вернулся, то стал работать один. Он очень изменился, стал более жёстким. Равнодушным. А Агнессе предложили место в местном совете, это была её последняя охота.

– Вот о чём говорила Агнесса, – пробормотала я, вспоминая подслушанный разговор.

– Что? – не поняла Ангел.

– Агнесса считает, что Дион слишком сблизился со мной, – ответила я, неуверенно пожимая плечами, – хотя я так не считаю.

– Почему же? – Ангел улыбнулась кончиками губ, – в её словах что-то есть. Только не то, что она думает. Мне кажется, Дион пытается спасти Элейн через тебя.

– Адаптировать меня? Приручить зверя? – горько усмехнулась я, – что-то неважно у него получается.

– О чём ты?

– Да так, мысли вслух, – отмахнулась я и перевела тему, – вот почему они ведут себя то как близкие друг другу люди, то как враги, да?

– Да, так можно сказать об их отношениях, – кивнула она, – вот только Дион редко здесь бывает именно из-за Агнессы. Мне кажется, что он никогда не сможет её простить.

– Она очень жесткий человек, который пытается казаться другом, – задумчиво охарактеризовала я Агнессу.

– Несса очень одинокая женщина, – мягко проговорила Ангел, улыбаясь мне, – не стоит её осуждать. В отличие от нас, она прожила гораздо больше лет сражаясь. И делала это в самых опасных районах мира. Вероятно, она видела много такого, что позволяет ей делить мир на чёрное и белое.

– А может она просто ксенофоб? – пошутила я.

– И такое может быть, – кивнула Ангел.

Уже уходя, она ещё раз спросила меня:

– Надеюсь, ты не будешь ни с кем об этом говорить?

– Я же поклялась, – твёрдо ответила я.

– Это хорошо, – и кивнув мне на прощание, она ушла.

 

***

Оставшись одна, я прибралась в квартире, немного посмотрела телевизор, побродила по интернету. Заглянув на страничку группы, я поспешно ушла оттуда. Слишком тяжело было читать о его смерти. Знать, кто в этом виноват. Я положила голову на руки и закрыла глаза. Почему так всё происходит? Кого в этом можно обвинить? Как в нашем исключительно рациональном мире может существовать такое? Террористы, бандиты, криминал, даже падение самолета на необитаемый остров кажется более вероятным, чем существование теневого мира. Нереально, но от этого не менее жестоко. Сколько людей погибло, случайным образом соприкоснувшись с этим миром. Сколько судеб было сломано! Как такое можно было допустить? Как это случилось? Ведь всё было так просто раньше… понятно. Я бы смирилась со смертью родителей, с болезнью брата… смирилась бы! И всё стало бы нормальным. Я бы закончилась школу, устроилась работать, вышла замуж, родила детей, ведь это так естественно, так нормально, что многие бегут в неизвестность, лишь бы быть не как все. Кто-то устраивает побег – и он живёт своей жизнью, той, которую он выбрал! Другие возвращаются домой, испугавшись неизвестности и идут обычным путем. Разумеется, есть те, кто погибает – становится наркоманом, уличным бродягой или ещё как. Есть те, у кого выбор очень сложный, почти невозможный – те, кто живёт в зоне боевых действий, в странах, где нищета и голод… там ты не просто живёшь, но выживаешь. Все эти варианты жизни – они понятны. Естественны. И когда человек кричит – я уникален! – он не слышит, что и другие кричат тоже самое. Хоть это и является действительностью.

А я попала на изнанку. Я попала туда – в никуда, место, которого нет. Действительности, которой не существует! Ну не бывает вампиров, как бы ярко сейчас не светились глаза – не бывает!

Я резко вскочила со стула и бросилась вон из квартиры. Не могу, очень душно! Быстро выбежав из здания, я прямиком направилась к своей любимой скамейке. На секунду я почувствовала одиночество, то, которое появляется у нас, когда есть друзья, но их нет рядом. Жаль, но Алиса и Кирилл на дежурстве, Влад наверняка уже спит – он страшный соня оказывается! Ангел работает, а чем занимается Дион я и знать не хочу. Всё. Больше никого нет.

Вздохнув, я расположилась на скамейке и расслабленно закрыла глаза. Нельзя всё время быть серьёзной. Но почему-то плохо получается ни о чём не думать. Мои мысли перескочили на метаморфа. Интересно, кто это может быть? Я стала обдумывать своих друзей, составлять их портрет, будучи абсолютно уверенной в бредовости предположения Диона. Я же вампир – почувствовала бы!

Итак, начнём:

Ангел. Девушка двадцатипятилетнего возраста. Много курит, иногда выпивает. Есть татуировка. А ещё она больна раком. Насколько я знаю, она относительно в курсе того, что происходит в Ордене, но не знает, что убийца – метаморф. Среди охотников с пятнадцати лет. До этого полтора года была бродяжкой – сбежала из детдома. Хороший врач и учёный. Второе более ярко выраженно. Искренняя, часто витает в облаках, мечтает. Легко грустит. Добрая.

– Не могу так! – крикнула я в небо, – не могу!

Решать кто из моих друзей психованный маньяк-убийца-метаморф? Чёрт возьми, да это просто бред собачий! Бред и точка! Они люди, хорошие люди, каждый по-своему. Ну разве Ангел может такой быть? Мечтательный, добрый Ангел, девушка, не побоявшаяся войти в комнату к молодому вампиру и дотронуться до него, когда стоящая рядом опытная охотница даже и не думает, чтобы приблизится? И это метаморф? А может Алиса? Ироничная девушка, родители которой погибли, когда ей было пять лет? От рук вампиров… она смогла со мной подружиться! Любит выпить и подурачиться, но всегда остаётся собранной и уверенной в своих силах! Я не могу представить её в роли маньяка! А Кирилл? Мальчик с фотоаппаратом! Немного глуповатый, но верный парень, во всём доверяющий своей напарнице! Прекрасная картина – Кирилл крадущийся по улицам тёмного города в поисках одинокой проститутки, чтобы съесть её мозги… бред! Кто там ещё остался? Ах да – Влад! Парень, боящийся собственной тени. Тоже потерявший мать-охотницу. Прекрасная кандидатура на роль маньяка! При условии, что он всегда на виду, в окружении охотников. Он очень многих знает, и многие знают его. Если бы метаморф забрал его тело, заменил бы его – об этом сразу узнали бы! Слишком он уж часто выполняет поручения охотников. Класс. А может это Дион? Просто хорошо притворяющийся? Или сама Агнесса? М? Я никого не забыла? Мёртвый Дмитрий! Точно! В этот момент я поняла, что зашла слишком далеко. И поток язвительности иссяк. Я обессиленно откинула голову назад и посмотрела на звёзды. Красиво, что тут можно сказать. Небо такое яркое, сочное, многообразное. Моё зрение, способное чуть-чуть приближать объекты, делает звёзды ближе. Крупнее. Не так сильно, как хотелось бы, но всё равно – ярче, чем когда-либо я видела раньше. Странно это – рефлексировать тут, возле озера. Наслаждаться чем-то эфемерным, как звёзды. В то время как Дмитрий лежит под гранитной плитой, в гробу… мёртвый. Это действительно страшно – просто взять и умереть. А сколько я всего раз его видела? Два раза. И оба вышли не очень. А я ещё спрашивала, могло ли у нас что-то получиться… идиотка. Конечно же нет. Ему нужна была нормальная жизнь. Нормальная девушка. Не я. Сейчас мне кажется, что я слишком много думаю. Забываю о реальности. Становлюсь пустотой. А жизнь идёт – люди влюбляются… люди работают… умирают. А я вот вырвалась.

Вы спросите, каково это быть вампиром? Ответ очень просто – не быть человеком.

Вот сейчас я живу на полном обеспечении охотников. Подсознательно всё происходящее я воспринимаю, как игра. Глупая, нелепая игра. Не могу осознать, что это моя жизнь. Кажется, что она осталась где-то там… в коридорах школы. Разумеется, рано или поздно всё изменится. Либо я стану охотником и тогда начнутся суровые будни обучения – настоящего, не того, что проводит со мной Коф. Я как-то подсмотрела реальную тренировку – жуть какая-то! Там всё по-настоящему. А у меня игра. Есть и второй вариант развития событий – меня убьют и неважно охотники или метаморф или создатель. Самый спокойный вариант из всех. Потому что всё станет не важным. Третий вариант – меня заберёт создатель. Он это может сделать в любой момент. Конечно, я буду пытаться защититься. Но чему быть, тому не миновать. Четвёртый вариант – побег. Я сбегу отсюда в неизвестность. И скорее всего погибну. Мне так кажется.

Грустно всё это, очень грустно. Я очень хочу, чтобы всё, наконец, разрешилось – хоть как-нибудь! Не могу жить этим безвременьем. Тоска страшная.

 

Глава 7. Тревога.

Когда я вышла на свой этаж, то сразу почувствовала, что что-то не так. Но никак не могла взять в толк, что именно. Ничего вроде бы не изменилось. Всё то же самое. Тихо и спокойно. В квартирах, в которых кто-то жил (а таких на этом этаже было не много) тихо работал телевизор, было слышно, как кто-то принимал душ или тихо посапывал во сне. Всё нормально, кроме запаха. Запах? Я осторожно потянула воздух. Пахло кровью. Из моей квартиры. Я со всех ног рванула туда. Дверь была немного приоткрыта, так что я просто ввалилась внутрь и ошеломлённо застыла на пороге. Я никогда не верила, что волосы могут шевелиться от испуга. Теперь я уверена – могут. Мне стало очень-очень страшно.

Моя милая, спокойная квартирка, убранная, геометрически правильная теперь напоминала декорацию к фильму ужасов. Повсюду была кровь. Стены, потолок, пол, мебель, окна, занавески, кухня. Я прикрыла глаза и вновь открыла, надеясь, что это просто почудилось. В центре комнаты, подвешенная к люстре, висела молодая девушка чертовски похожая на меня. Её поза напоминала танец, приподнятые руки, казалось, что они лежат на плечах невидимого танцора. Голова была чуть наклонена, а её губы… господи, на её лице вырезали улыбку! Я отвернулась и прижалась головой к косяку, мне стало дурно. Я медленно опустилась на колени и зарыдала.

 

***

– Вы теперь так и будете меня футболить по всей базе? – спокойно спросила я Агнессу, затягиваясь сигаретой.

– А что ещё нам остаётся делать? – Агнесса чуть приподняла правую бровь, как бы выказывая презрение.

– Не знаю, – пожала плечами я и посмотрела на дверь своей бывшей квартиры. Сейчас там был Дион, Ангел и пара судмедэкспертов или что-то в этом роде среди охотников.

– Вот и я не знаю, – тяжело вздохнула она и покосилась на сигареты, – ты хотя бы в коридоре не курила, всё-таки у нас политика некурящих.

– К чёрту, – я покачала головой и вновь затянулась, – вторая квартира и опять… не могу, просто не могу, – я почувствовала, как к горлу подкатывает комок и нервно сглотнула, – веришь, нет, но я уже давно не могу нормально спать. Постоянно снится, что кто-то проник в мою квартиру и стоит надо мной и смотрит. А когда я резко просыпаюсь и озираюсь – никого. Второй взлом, теперь я точно не засну! И как он это делает? – со злостью воскликнула я, – как? Даже если он один из охотников и свободно перемещается по базе – одно дело кровью надпись намалевать на стене и другое дело протащить труп девушки и успеть… устроить тут кровавую вакханалию! Меня же не было минут тридцать, максимум сорок!

– Очень просто, София, – бесчувственно проговорила она, – эта девушка была твоей соседкой.

– Что? – хрипло переспросила я, – она была охотницей?

– Да, – тем же тоном ответила Агнесса, – была. Вероятно, убийца позвонил ей в дверь, принял твой облик или облик того, кого она бы впустила поздно ночью. А потом всё просто. В этом отсеке этажа, кроме тебя и Яны жил только Ангус. А он известный пьянчуга.

– Вот чёрт, – я потушила сигарету в пепельницу.

Из квартиры вышли судмедэксперты, они на носилках несли тело девушки. Когда они проходили мимо нас, из-под одеяла выскользнула её рука и на пол упала капля крови.

Я отвернулась. Ещё одна не убитая мной жертва. Сколько их ещё будет, прежде чем охотники поймут – проще ликвидировать меня, чем ловить убийцу – авось с моей смертью он и успокоится.

На пороге появилась Ангел, она молча подошла ко мне и взяла из рук пачку сигарет, вытащила одну и закурила. Агнесса недовольно поморщилась, но ничего не сказала.

– Ну что там? – тихо спросила я.

Ангел нервно рассмеялась. Я почувствовала, что она на пределе.

– Веришь нет, но с твоим появлением я повидала столько трупов, сколько не видела за последний год, – она вновь засмеялась, – кишки, мясо, кровь… тьфу ты чёрт, – и она резко посерьёзнела, – хочешь знать что там? А ты зайди, посмотри. Там тебе очередной подарок лежит.

– Не надо так, – тихо прошептала я и направилась в свою бывшую квартиру. На моей кровати сидел Дион, он выглядел очень рассерженным и злым. Рядом с ним лежала пепельница, наполненная окурками, а сам он глубоко затягивался очередной сигаретой. Когда я вошла, он скосил взор на меня, но ничего не сказал, лишь кивком головы указал на мой кухонный стол.

Я вздохнула и подошла к нему. Там лежала небольшая записка, напечатанная на компьютере. Сухие одинаковые буквы несли в себе страшное послание:

Здравствуй, София!

Это пишу тебе я, твой самый верный и единственный поклонник. Скажи, моя дорогая, тебе понравились мои подарки? Признаться честно, я немного расстроен, что ты ими не воспользовалась, но прекрасно понимаю почему. Единственное о чём я искренне молю тебя – надень красное платье на Ежегодный Маскарадный бал, тогда я с удовольствием потанцую с тобой. Ах, как я надеюсь на нашу настоящую встречу! Абсолютно уверен, что ты тоже втайне мечтаешь об этом. Я хочу вместе с тобой увидеть мир и погрузить его в прекрасные глубины кровавой бездны. Это будет великолепное путешествие! К сожалению, сейчас я вынужден прекратить дарить тебе подарки, так что я буду рад, если ты попробуешь крови этой охотницы, поверь моему взыскательному вкусу – это стоит того. Но если нет, так нет. Я не настаиваю и прекрасно понимаю твоё угнетённое положение и искренне сочувствую. Желая приободрить, хочу сказать – скоро всё изменится! Не буду более ничего говорить, чтобы не сорвать сюрприз. Однако хочу предупредить – если ты не будешь следовать моим советам, для твоих друзей всё может очень плохо кончится. И поверь, это не прихоть, а необходимость. Напоследок – желаю тебе сладких снов, малышка Соня, надеюсь присниться тебе!

Твой Д.

Я резко выдохнула. Оказывается, я читала письмо, не дыша.

– Что за чёрт? – я повернулась к Диону, который всё также флегматично курил сигареты одну за другой.

Он посмотрел на меня и улыбнулся:

– Всё просто София, всё очень просто. Мы не поймаем его, – и он криво ухмыльнулся.

– Что такое Ежегодный Маскарадный бал? – уже более спокойным голосом поинтересовалась я.

– Он будет на следующей недели, – ответил Дион, – Орден празднует только два праздника. Первый – День Основания и второй – Маскарадный бал.

– И что это такое? – ещё раз спросила я, чувствуя глухое раздражение из-за апатичности Диона.

– Это просто бал. Традиция. С элементами игры – кто-то наряжается представителями Теневого мира, кто-то охотниками, а кто-то просто надевает маски. В конце бала устраивается небольшое сражение. На людей из третей категории нападают из первой и убивают. Задача вторых спасти третьих. Задача первых – убить. Всё просто, – пожал плечами Дион.

– Традиция, – я смотрела на Диона и не понимала его обречённости. Ведь это реальный шанс поймать убийцу! Почему они все выглядят как в воду опущенные?

– Что происходит, Дион? – устало спросила я, – есть что-то такое, чего не знаю я?

– Да, – кивнул он и посмотрел на меня, – если эта тварь ещё кого-нибудь убьёт, к нам пришлют особого охотника.

– И кто же он? – предчувствуя что-то очень плохое, спросила я.

– Палач, – Дион хмыкнул, – первое, что он сделает, когда приедет сюда – убьёт тебя.

– Ладно, – почему-то меня это не удивило, – а второе – поймает убийцу, ведь так? Кстати, похоже наш маньяк знает об этом. В записке написано, что не будет убивать, если я надену платье. Кстати, где оно?

– Не беспокойся, мы его не уничтожили, – ответил Дион, – я удивлён твоим спокойствием. Правда удивлён.

– А вот я неприятно удивлена твоим пессимизмом, – раздражённо бросила я, – что происходит? Метаморф наконец-то начал действовать, он вылезает из своей скорлупы – это наш реальный шанс поймать его!

– Скажи, ты была знакома с Яной, твоей соседкой? – грубо перебил меня Дион.

– Я её ни разу не видела, – покачала головой я, – а что такое?

– Ничего, хорошая девочка была, молодая охотница – училась вместе с Алисой, – задумчиво продолжил он, – её мать биолог, а отец врач, оба работают на нас.

– К чему ты это говоришь? – тихо спросила я.

– Как мы им скажем, что их дочь умерла только из-за того, что жила рядом с вампиром? – меланхолично спросил Дион, – как мы могли допустить её смерть?

– Дион… – я была готова вновь расплакаться.

– Посмотри на себя, – и он печально усмехнулся, – такая живая. А вокруг тебя смерть. Кровь… ты даже не остановилась, чтобы оплакать жизнь девушки, погибшей в твоей квартире! Вперёд, оживление, устремления. Понимаешь, о чём я?

– Да, – и я выбежала из квартиры, на ходу размазывая по лицу кровавые слёзы.

 

***

Сквозь ветки деревьев мягко светила луна, окрашивая пространство в нежно-голубой цвет. В лесу было по ночному тихо, только мягкие шорохи, скрипы деревьев да шелест листьев.

Сбежав от Диона и его обжигающе-правдивых слов, я забралась на дерево с удобными сучьями. По правде сказать, я точно не знаю, как это сделала. Но раз пальцы у меня немного гудят, похоже, я выпускала когти. Поморщившись, я прислонилась к стволу дерева и закурила. Впереди долгая ночь. Одинокая и холодная, как и любая в этом году. Осталось совсем немного дней до прихода зимы и настоящих холодов. Мне интересно, как я буду видеть снег? Будет ли он для меня ослепительно-белым или же моё зрение разберёт его по составу, открывая бесчисленные узоры снежинок? Я не знаю ответа.

Дион, наверное, презирает меня. А может он просто прозрел и увидел меня настоящую. Раньше я думала, что вампиры меняются сразу, после обращения… по крайне мере так показывали в фильмах. Охотники обрисовывали их кровожадными монстрами, любящие издеваться над своими жертвами. Подсознательно я не верила этим словам. Не верила, потому что думала, что знаю себя. Но Дион прав – мои переживания какие-то мимолётные и появляются только, когда я начинаю о них думать. Я поставила перед собой цель – убить метаморфа и в какой-то степени ждала, чтобы он кого-нибудь убил. Я ждала этого! Чтобы получить новые улики или факты для его поимки, совершенно не думая о последствиях своего желания.

Закрыв глаза, я представила перед собой ту записку, что-то в ней меня настораживало, в ней был ключ к разгадке. Резко открыв глаза, я глубоко вздохнула. Я не хочу терять запахи, теперь они стали для меня не менее важны, как зрение и слух. Запах передавал мне очень много информации об окружающем мире и людях. Я не хочу его терять ни на секунду. И всё же, что так настораживало меня в той записки? Я чувствовала, но никак не могла понять, что именно.

 

***

Меня переселили на этаж в квартиру рядом с Дионом. Для безопасности меня и окружающих. Честно говоря, мне было всё равно где жить. Постоянные переезды даже в пределах одного здания – кого хочешь утомят. Так что я прохладно отнеслась к этой новости. С Дионом мы больше не разговаривали. Я знала, что ему нужно время всё обдумать и принять решение, поэтому не наседала на него.

На следующий день я решила навестить Алису, давненько мы с ней не говорили по душам. К тому же я хотела посоветоваться.

Спустившись на её этаж, я быстро проскользнула в отсек коридора, где была её квартира. Мне повезло, ни одного охотника не встретила. По словам Агнессы, многие ещё не знают, что произошло, а если узнают… могут быть плохие последствия. Она просила меня не поддаваться на провокации, а ещё лучше стараться ни с кем не встречаться и поменьше выходить из квартиры. Сейчас они думают, куда бы меня переселить – чтобы обезопасить не только от метаморфа, но и от молодых охотников.

Я нажала на звонок и прислушалась. Ага, Алиса в квартире, подходит к двери и смотрит в зрачок.

– Кто там? – раздался холодный голос девушки.

– Это я, Соня!

– Где мы встретились второй раз? – тембр голоса не изменился – всё также холодный и подозрительный.

– В бассейне… у тебя кровь из носа шла, – я растерялась от такого тона.

Раздался щелчок и дверь открылась. На пороге стояла Алиса с огромными синяками под глазами, её кожа была нездорового бледного цвета, девушка была либо больной, либо давно не спала.

– Что с тобой? – взволнованно спросила я.

– Ничего, просто не выспалась, – хрипло ответила Алиса, – проходи, не стой на пороге.

Впустив меня, она, прежде чем закрыла дверь, осмотрела коридор.

– Да что происходит?

Алиса холодно посмотрела на меня.

– Скажи, это ты убила Яну? – в её голосе прорезался металл.

– Нет, это всё тот же убийца, – я растерянно смотрела на неё, – а почему ты решила, что это я?

– Ходят слухи, что Дион покрывает тебя из-за… – тут Алиса замялась.

– Из-за Элейн, – спокойно кивнула я, – да я знаю о ней.

– Вот, – она глубоко вздохнула, – так что я жду от тебя комментарий.

– Это сделала не я, – мягко ответила я, – слушай, давай будем обсуждать эту тему не в коридоре, хорошо?

– Ладно, – кивнула она, осмотрев меня с ног до головы, словно ища – не спрятала ли я нож под одеждой. Странно как-то.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.