Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Голод. Сильный тяжеловесный голод. 5 страница



– Алло? – на том конце телефона раздался приятный женский голос, – я тебя слушаю, София.

– Откуда ты узнала, что я звоню?

– Определить номер, милая. Ты хочешь есть?

– Да, ты права, – я на секунду запнулась и вежливо поинтересовалась, – а ничего, что я на ты? Сложно выкаться с человеком, который не намного старше меня.

– Ничего, нам предстоит много времени проводить вместе, так что дружеская обстановка будет только на пользу, – я почувствовала, как она улыбается, – тебе нужно спуститься на минус первый этаж, возле лифта я тебя встречу.

– Тогда до встречи, – и я положила трубку.

Подойдя к зеркалу и посмотрев на отражения, я невольно вздрогнула. Кажется, что я никогда не привыкну к своему новому виду. Эти глаза словно прожигали душу. Пронзительны до отвращения. Я представила, как другие смотрят на меня. В их глазах я наверняка выгляжу монстром. Чудовищем. Не человеком. Собравшись с духом, я покинула комнату. Как и в первый раз, когда я шла по этому коридору, меня поразила почти неестественная тишина. Внутренним чутьём, я поняла, что на этом этаже живу одна. Что ж, так даже лучше, никогда не знаешь, что ты можешь выкинуть в следующий момент, а если учесть, что ты вампир, пьющий человеческую кровь, то и подавно. Я вновь ощутила позыв голода, честно говоря, меня несколько удивляло, что голод шёл со стороны спины, а не живота. Это было действительно необычно. Нажав кнопку лифта, я дотронулась до холодных дверей, покрашенных в тёмно-коричневый цвет. Мне нравилось ощущать холод, ведь это означало, что в отличие от книжных вампиров, у меня температура явно в норме. По крайне мере, я не мертвец, уже хорошо. Наконец, двери лифта открылись, и я зашла внутрь. Нажав кнопку минус первого этажа, я расслабленно прислонилась к стене. На выходе уже ждала неприлично бодрая Ангел, девушка улыбалась, обнажив белоснежные зубы.

– Ещё раз здравствуй, София, – сказала она, – я слышала, что у тебя был беспокойный сон?

– Здравствуйте Ангел, что вы имеете в виду? – несколько ошарашено спросила я.

– Умывальник, помнишь? – она иронично приподняла одну бровь, – тот, который ты разбила?

– Я это сделала до того, как легла спать, и как я уже говорила охране – потому что просто не рассчитала силы, – несколько скованно ответила я, – теперь я даже и не знаю, на что способна.

– Вампиры обычно не сильнее людей, для того, что ты сделала, вампиру нужно… скажем так сосредоточиться или быть в возбуждённом состоянии, – она покачала головой и продолжила, – так как ты вряд ли экспериментировала с умывальником, я предположила, что ты расстроена, это так?

– Не задавайте глупых вопросов, конечно это так, – раздражённо проговорила я, смущённо пряча глаза, – в конце концов, вы сказали, что я убила человека и сама больше им не являюсь, к тому же не могу вернуться домой! Как вы считаете, это не повод, чтобы расстроиться и что-нибудь разбить? – смело подняв глаза, я с вызовов посмотрела на девушку.

Она немного нервно сглотнула и проговорила:

– Твои глаза… они засияли ярче…

– Что?

– Когда ты нервничаешь, они становятся ярче.

– Где здесь зеркало, я хочу это видеть, – я огляделась по сторонам. Коридор был зеркальной копией первого – того, белоснежного и, к сожалению, здесь зеркал не было.

– Пойдём, ты должна поесть, это тебя успокоит.

Как только она сказала про еду, я сразу почувствовала, как заныла спина от голода.

– Да, разумеется.

Коридор был крестообразной формы, мы свернули в правый отсек и подошли к одной из дверей с номером тридцать два. Ангел вставила пропуск в замок и дверь открылась.

– Как в научных лабораториях, да? – спросила я, – всё по-серьёзному?

– Ну да. Здесь всё по-серьёзному, – пожала плечами Ангел, и мы вошли внутрь.

Лаборатория оказалась совсем другой, чем я себе представляла. Во-первых, это была простая длинная комната для больных. В ряд стояло шесть коек, каждая из которых была закрыта от других белыми, полупрозрачными шторами. Повсюду располагались какие-то странные медицинские механизмы, инструменты и прочее, названия чего, я не знала. Так же были холодильники, когда я принюхалась, то ощутила, что изнутри идёт слабый запах крови. Да и в целом, это помещение пропахло кровью.

– Что это за место? – поинтересовалась я у Ангела.

– Это больничный отсек, здесь какое-то время находятся охотники, которых ранили. Когда они восстанавливаются, их переводят в более подходящее для выздоровления место.

– Этот этаж… больничный?

– Ага, здесь есть операционная, далее этот больничный отсек, морг и несколько других нужных помещений.

– Здорово… наверное.

– Я тоже так считаю, – она улыбнулась и подошла к одной из коек, – хорошо, теперь ложись сюда, сейчас я принесу тебе кровь. Кстати, кроссовки лучше снять, – ещё раз улыбнувшись, она ушла за кровью к одному из холодильников, находящихся на другом конце этой длинной комнаты.

Я быстро скинула с себя кроссовки и поудобнее устроилась на койке. Чувствовала себя как-то некомфортно и даже больной. Все эти койки, яркий больничный белоснежный свет… И вся эта атмосфера стерильности – угнетающе действовали на меня. Эта комната плохо ассоциировалась с едой. Вернее вообще никак. Мне вновь стало грустно. Неужели я до конца своих дней буду вынуждена так жить? Питаться замороженной кровью в стерильных комнатах, бояться выйти на улицу, чтобы никто не догадался, кто я? А главное, всё это делать одной. Ангел конечно милая девушка, у неё приятная улыбка, но меня пугало то, что сейчас я вижу не её, а вены, проступающие сквозь кожу. Слышу биение человеческого сердца, мерное, завораживающие... И пускай в голове не рождается желание напасть и высосать кровь, но всё равно, то что я чувствовала и слышала ещё больше отдаляло от человека, чем еда в стерильных боксах. Ну, если вы понимаете, о чём я.

Наконец, Ангел вернулась, в одной руке она держала пакет с кровью, а другой везла ко мне капельницу. Меня передернуло от отвращения.

– Надеюсь, что ты ничего не имеешь против первой отрицательной? – она улыбнулась.

– Я чувствую, эта кровь холодная.

– Хочешь, я её погрею?

– Давай, хотя... всё равно, лучше побыстрее покончим с этим, – и я с готовностью вытянула руку вперёд.

– Окей, – она подвела капельницу и принялась за процесс установки.

Ангел на удивление быстро со всем справилась. И вот, спустя семь минут, я уже вкушала все прелести холодной крови в своих венах. И да, чесотка вернулась.

– И как долго я буду лежать с воткнутой иглой?

– Пока не скажешь, что сыта, – пожала плечами Ангел, – обычно одного пакета хватает, но кто знает, ты же совсем младенец по вампирским меркам.

– Ну да… младенец..., – я с ненавистью посмотрела на пакет с кровью, желание почесать руку никуда не пропадало, – а почему у меня рука чешется в месте прокола?

– Потому что твоему организму не нравится, что в твоей руке торчит иголка. И кстати, если ты просидишь с ней часов…ммм… семь-восемь, эта иголка начнёт сама вылезать из-под кожи.

– Вы это серьёзно? – я недоверчиво посмотрела на неё.

– Точно тебе говорю, – кивнула Ангел в ответ, – это особенность организма вампира. Вот почему, чтобы убить такого как ты, нужно отрубить голову. У нас даже есть поговорка: «Даже труп вампира может вас убить». Дело в том, что если в вампира всадить всю обойму… в сердце, лёгкие, голову… короче не важно, он упадёт. Хотя, скорее всего, это произойдёт, если будут задеты по-настоящему важные органы. И то не факт. Я хочу сказать, что вампир, убитый пулями спустя двенадцать-тринадцать часов воскреснет, все пули буквально выползут из его тела, а раны затянутся. И он встанет и будет мстить. И если вампиру отрубить руку, а затем приставить к тому же месту, она прирастет обратно… это плохо работает только с головой. Для руки максимум шесть-семь часов с момента потери. Для головы счёт идёт на минуты. И это очень опасный процесс, так как может воскреснуть не разумный зверь… и вообще меня унесло в какую-то другую степь и я плохой рассказчик.

– Да уж, я... в шоке, – вытаращенными глазами смотрела я на Ангела. Регенерация конечностей. Полная регенерация. Это же фантастика. Неужели, я так могу?

– А новые руки не отрастают?

– За пару лет, – кивнула она, – я смотрю эта информация тебя ошарашила?

– Да, оказывается я не просто монстр, а супер монстр с нереальной способностью к регенерации и перспективой, в случае неудачи, стать неразумным монстром.

– Знаешь, не всё так плохо, а даже наоборот. Если человек разумен и здраво соображает, он может решить любую проблему. В конце концов, тебе не нужно убивать людей, – и она кивком головы указала на капельницу, – так что успокойся.

– Ага… легко сказать, чем сделать… и вы забыли – я вампир, – язвительно протянула я.

– Слушай, я пытаюсь тебя успокоить, но я явно не тот человек, который тебе нужен, – она смущённо склонила голову вниз, – вряд ли кто-то из нас может понять, каково тебе сейчас приходится. Всё, что мы можем сделать, это попытаться как-то облегчить твоё новое состояние, понимаешь? И, разумеется, найти того, кто это сделал.

– А что если я такой родилась? Что если в этом виновата только я? – тихо прошептала я в ответ, пытаясь сдержать слёзы.

– Не говори так! – громко воскликнула Ангел, – нельзя обвинять себя в том, в чём ты не виновата! Ведь это так, ты такой родиться не могла. Вот чисто физически не могла!

– О чём ты говоришь? – непонимающе уставилась я на неё.

– Вампиризм, это не мистика, это… паразит, – твёрдым голосом проговорила девушка.

– Паразит? – я вновь ошарашено уставилась на неё.

– Да, паразит. Наши ученые и я, в том числе, потратили много времени, чтобы выяснить это. Вампиры не миф, это сложный паразит передающийся через кровь. От вампира до человека. Какое-то время он размножается в новом теле, после чего появляется главный, скажем так, паразит, который помещается вдоль твоего позвоночника. От копчика до мозга. И начинает процесс переделки организма под свои нужды. В какой-то степени он даже разумен, так как процесс его эволюции идёт семимильными шагами. Разумеется, остаются некоторые вещи, которые мы не понимаем, но это скорее из-за уровня развития нашей науки, чем какая-то мистика, – она тяжело перевела дыхание, – ты просто больна, ты не монстр, чтобы ни говорили охотники. Я провела в лабораториях много времени и осознала это. Но они пока не понимают. Рано или поздно, но мы найдём лекарство. И ты станешь человеком вновь.

– Разве? – прошептала я, – стану? У меня появились когти, присоски на клыках, кости изменились, глаза стали другими. Я стала другой. И вы говорите, что сможете вылечить меня? Избавить от этого?

– В будущем обязательно найдём способ, – уверенно кивнула она в ответ.

– А что мешает вам сейчас вытащить из моего организма эту дрянь?

– Потому что если вытащить главного паразита, ты станешь мёртвой. Это как с пулями, понимаешь? Ты очнёшься, когда своё место займёт новый главный паразит. И это неизменно, чтобы мы не делали, – печально покачала головой Ангел.

– Вы проводили эксперименты над вампирами? – тихо проговорила я.

– Да, проводили.

– Это бесчеловечно, вы в курсе? – продолжила я.

– Не так бесчеловечно, как пить кровь у младенцев, – пожала плечами Ангел, – София, ты первый вампир, который ведёт себя как человек. Ну, из тех, что я встречала. Остальные хотели вонзить клыки мне в глотку, так что я не считаю, что мы не правы, пытаясь вас вылечить.

– И эти исследования, которые ты будешь проводить надо мной… они тоже будут такими? – резко воскликнула я, – ведь это же для моего блага?

– Ну, во-первых, мы будем пытаться понять, как ты стала вампиром, понимаешь? – спокойно ответила на мой выпад девушка, расхаживая по комнате вокруг меня, – я проведу забор крови, вот и всё. Во-вторых, ты наш гость и я не думаю, что было бы правильно так поступать с тобой. И в третьих, все опыты мы проводили над убийцами. Вот как это работает.

– А ты сможешь понять, что со мной не так, просто взяв кровь?

– Честно? – она внимательно посмотрела на меня, – думаю, что нет. Мы слишком мало знаем о вампирах, чтобы я могла объяснить, как такое могло получиться. Моё мнение таково – тебя обратили и стерли память. Кстати, тебе не говорили, что некоторые вампиры обладают определёнными способностями?

– Способностями? – я удивлённо уставилась на неё.

– Ага, насколько мы знаем, такими способностями они обладали будучи людьми, но в более низкой форме или в состоянии сна. Когда же их обращали, способности просыпались. Возможно, тебя обратил вампир, который обладает способностью гипнотизировать не только людей, но и своих собратьев.

– Тогда где же он? Почему он меня бросил? – в сердцах воскликнула я и вновь посмотрела на капельницу. Я чувствовала, что, скорее всего, легче бы пережила своё превращение, если бы рядом со мной был тот, кто со мной это сделал. Как интеграция в новое общество. Быть среди своих, которые всё объяснят и покажут. И собственно говоря, скажут, зачем они это со мной сделали. Вернее зачем он или она это сделал.

– А вот этот вопрос мне кажется самым важным, – тихо пробормотала Ангел, и уже нормальным голосом продолжила, – может ты обладаешь какими-то особыми способностями, но не знаешь об этом? С тобой не происходило ничего странного?

– Смеёшься? Я вампиром стала, куда уж страннее! – саркастически ответила я.

– Извини, думаю об этом мы поболтаем в другой раз, – она улыбнулась мне, – ладно, что-то мы с тобой заговорились, а мне нужно ещё кое-какие дела сделать для Ордена. В верхнем ящичке возле койки, ты найдёшь несколько книг. В основном фантастика, но есть и кое-что из классики. Как почувствуешь себя сытой, просто нажми вот на этот пульт, – и она указала на маленький белый пульт с единственной кнопкой, лежащий на тумбочке.

– Да, точно, дела… а что мне делать после... кхм... обеда?

– Позвони Агнессе, она скажет, – и Ангел направилась в сторону выхода.

– Эй, Ангел! А что такое Орден? – крикнула я ей вдогонку, слегка приподнимаясь над кроватью.

Она остановилась и развернулась ко мне:

– Орден... это мы. Охотники. У нас нет названия, так нас сложнее найти, но если ты встретишь человека с татуировкой двух о, ты будешь знать, что он охотник, – Ангел серьёзно посмотрела на меня, словно желая сказать что-то ещё, но потом покачала головой, запрещая себе говорить, и вышла из комнаты, оставив меня одну.

Орден Охотников. Забавно. Наверное, у них вековая история, как у каких-нибудь тамплиеров, иллюминатов или масонов. Ладно, что у нас тут есть почитать…

 

***

Прошёл час, прежде чем я почувствовала, что сыта. Нажав на кнопку, я дождалась Ангела, которая вытащила из меня иголку и проводила до лифта. Она выглядела какой-то уставшей, хотя мы не виделись всего час, но на осторожные расспросы касательно того, чем она занималась, лишь махнула рукой. Также она сказала, что завтра днём за мной зайдёт, и мы начнём исследования, но попросила, чтобы я не слишком возлагала на них надежды. И мы распрощались.

Придя в комнату, я сразу зашла в ванную и с удивлением обнаружила, что раковину мне заменили. На точно такую же. Я решила, что её принесли из соседнего номера. Быстро приняв душ, я подошла к телефону и попыталась позвонить Инге. Как и ожидалось, у меня ничего не вышло. Похоже телефон заблокирован от внешнего мира, что было обидно. Я посмотрела на часы, висящие на стене. Время было полвторого ночи. Звонить Агнессе явно поздно. Я печально вздохнула, меньше всего я хотела оставаться сейчас одна, особенно после всего, что услышала от Ангела. Конечно, я прихватила парочку книг из больничного отделения, но что-то читать особо не хотелось. Я подошла к окну и посмотрела на улицу. Судя по всему, окна выходили на небольшой парк, мягко освещённый жёлтым светом от фонарей. Я напрягла слух, и услышала тихое журчание воды. Мы находились возле воды, скорее всего маленькое озеро или пруд. Мне нестерпимо захотелось выйти наружу и подышать свежим воздухом. Тогда я решилась позвонить охране и попросить их об этом.

– Извините, но нет.

– Почему? Я же вроде не пленница! К тому же не собираюсь сбегать, я просто хочу подышать свежим воздухом, пройтись по парку и посмотреть на реку в лунном свете, я вроде бы о многом не прошу!

– У нас приказ – никуда вас не выпускать, извините, – голос на том конце провода был непреклонен.

– Ну, пожалуйста, вы можете идти рядом и держать меня на мушке, честно слово, я никуда не сбегу! Вы что, хотите, чтобы я вас умоляла? – я почти плакала, когда почувствовала некоторую неуверенность охранника, – ведь не обязательно об этом рассказывать, правда? Я завтра же поговорю с Агнессой, я абсолютно уверена, что она позволит эти прогулки… но сегодня… я просто боюсь оставаться одной…

– Ладно, но если вы что-то выкинете, мы будем стрелять на поражение! Вы поняли меня? – твёрдо проговорил охранник, предварительно с кем-то посовещавшись.

– Спасибо-спасибо-спасибо! – радостно воскликнула я.

– Спускайтесь, мы вас встретим.

Ура! Я иду гулять!

Парк и правда оказался волшебным, и всё благодаря моему особому вампирскому зрению. Каждая травинка, каждый листик был прекрасен. Эта красота проступала только тогда, когда я хотела её видеть. У меня пронеслось в голове – и как же я этого раньше не замечала. Весь небольшой парк, эта аллея, ведущая к маленькому прудику, видневшимся в дали, всё это было наполнено неповторимым ночным обаянием, каким-то волшебством, открывавшимся в серых и жёлтых тонах. А звёзды, о эти звёзды… мне казалось, что они стали ближе, сверкающие, как капли дождя на стекле. Я была очарована этой ночью, пьяна этой красотой. От радости, я начала танцевать, чувствуя себя лесной нимфой, а не монстром, затаившимся в ночи.

Охранники, бредущие чуть позади, были на удивление спокойны, один из них курил дешёвые сигареты и что-то рассказывал своему коллеге. Я старалась не обращать на них внимание, ведь они скорее надзиратели, чем охранники, хоть и ведущие себя довольно доброжелательно. Вот что странно, все охотники, которых я встретила, не выказывали знаков недружелюбия и ненависти, а наоборот, вели себя довольно спокойно в моём обществе. Хоть и все они знали, что я убийца. Это действительно удивляло, и я никак не могла найти причину. До меня донёсся запах сигареты и я сообразила, что не смотря на все мои изменения, на превращения, я всё ещё хочу курить. Это было смешно. Я решила проверить, могу ли я это себе позволить или же история повториться, как с пельменями. Я подошла к охранникам и вежливо поинтересовалась:

– Можно сигаретку?

Курящий охранник от неожиданности поперхнулся:

– Не знал, что вампиры курят!

– Я тоже этого не знаю, вот хочу проверить, – искренне ответила я.

– Ну ладно, держи, – он протянул мне сигарету и дал прикурить, после выжидательно уставился на меня.

Я осторожно затянулась и… н-и-ч-е-г-о. Я ничего не почувствовала. Просто воздух с никотиновым вкусом.

– Ну как? – поинтересовался некурящий.

– Ничего, даже обидно, – я расстроено повела плечами, – кстати, а вы какой крепости сигареты курите?

– Да я бросаю, поэтому единичку.

– Может поэтому? – я вновь затянулась, – раньше я курила тяжёлые сигареты.

– Хотите, я завтра куплю вам тяжёлые?

– Если можно, то да, – я улыбнулась, после бросила сигарету в урну, – ладно, думаю, что пора возвращаться, завтра новый день и всё такое.

– Да, пойдёмте.

И мы покинули парк. Я с лёгким оттенком грусти рассматривала по дороге деревья. Это красота, которая доступна монстрам. Почему я её вижу, а охранники нет? Или же причина в том, что я, пытаясь найти в себе изменения, заметила изменения внешние? Вернее не так, чувствуя себя на грани, поняла красоту мира, позволила себе её увидеть, а вот люди не позволяют? Проходят мимо и не замечают. От таких мыслей мне стало ещё более грустно.

Придя в номер, я вновь приняла душ. После этих кровавых следов по всему телу, я постоянно чувствовала себя грязной, ведь люди всё время потеют… а значит и на моей коже всё время образуется этот розоватый слой. Надо будет об этом поговорить с Ангелом, подумала я, разбирая постель. Включив прикроватный ночник, я решила перед сном всё-таки почитать. Спать мне по-прежнему особо не хотелось, хотя какое-то лёгкое чувство усталости всё же появилось. Так что я погрузилась в чтение книги.

 

***

Открыв глаза, я с удивлением обнаружила, что заснула прямо над книгой. Это было забавно, раньше я никогда так не вырубалась. Я чувствовала, что ночью приснился какой-то сон, но я никак не могла вспомнить о чём он был. Решив не заморачиваться, я отправилась в душ. Как ни странно, но сегодня на теле и соответственно одежде ничего не было. Никаких пятен. Наскоро ополоснувшись, я набрала номер Агнессы.

– Доброе утро, Агнесса, – с улыбкой на устах поздоровалась я с ней.

– Доброе, София, – раздался в ответ спокойный голос Агнессы, – как спала? Я слышала, ты вчера выходила погулять, хорошо было?

– Эм… да, хорошо…– несколько скованно ответила я, – я же никуда не сбежала, как видите…

– И всё равно, – голос стал более жёстким, – тебе нельзя покидать гостиницу, ты сама не представляешь на что способна, не знаешь, что можешь выкинуть, если почуешь кровь. Так что пока мы не научим контролировать зверя, тебе нельзя никуда выходить.

– Вы имеете в виду паразита, да? – раздражённо ответила я, – мне рассказала Ангел о нём… вот что интересно, она сказала, что он возможно даже обладает разумом. Или что-то в этом роде, не суть. Вам не кажется, что, в целях своей безопасности, он не станет нападать на первого встречного, м? Не станет рисковать благополучием моего тела, своего обиталища?

– Может тебе стоит напомнить про мужчину, которого ты убила? – раздался в ответ ледяной голос Агнессы, – у него, между прочим, осталась молодая беременная жена!

– Что? – весь мой пыл резко улетучился, и я буквально упала на кровать. Нервно сглотнув, я спросила, – и что теперь вы сделаете со мной?

– Ничего, – Агнесса тоже успокоилась, – я не хотела тебе об этом говорит, – честно призналась она, – ты сейчас как динамит – можешь взорваться от любой информации или поступка с нашей стороны. Только вампиры могут управляться со своими… детьми. Нам нужно быть осторожнее в отношении тебя.

– Динамит… интересно, но я не чувствую себя такой, – устало вздохнула я, – я хочу заснуть, а проснуться дома, в своей постели.

– Такова жизнь, дорогая моя…. И она дерьмо, – небрежно закончила она, – насколько я понимаю, ты звонила, чтобы узнать о твоём расписании?

– Да, и честно говоря, я удивлена, что вы мне не позвонили раньше, сейчас уже двенадцатый час.

– Ты вампир, будить тебя раньше двенадцати – самоубийство, – хмыкнула она, – такие как ты спят в основном с семи-восьми утра до полудня.

– Так мало? – изумлённо пробормотала я.

– Ну да. За тобой приедут через два часа. Так что советую сходить сейчас к Ангелу и поесть. Ты поедешь на тренировку. Мы решили, что тебе пока лучше не контактировать с молодыми охотниками, это было бы не безопасно, так что ты будешь индивидуально заниматься у опытного тренера.

– И что я буду делать?

– Учиться контролировать себя, – спокойно сказала женщина, – а так же элементарным методам самозащиты. Дальше он расскажет тебе о том, кто такие вампиры и прочие представители сверхъестественного. И всё в таком духе.

– Вау… это звучит действительно… здорово, – промямлила я, испытывая некоторые сомнения по этому поводу.

– Да, и он решит, стоит ли тебе жить, или лучше чтобы ты умерла, – без эмоционально продолжила она, – для тебя этот человек станет и отцом, и тренером, и совестью и самим мать его богом.

– Вы это серьёзно? – воскликнула я, чувствуя, как живот скрутился в какой-то жгут, – вы же сказали, что не хотите моей смерти? Что вы за человек такой, что говорите такие вещи?!

– Да, но вчера мне звонила Ангел и высказала интересное предположение касательно тебя, – я почувствовала, как в голосе Агнессы появились более уверенные и насмешливые нотки, словно предположения Ангела ей не кажутся таковыми. Словно они – правда. И, кажется, я знаю о чём она скажет дальше, – про гипноз. Ты тоже об этом думала, насколько я помню.

– Вы о способностях?

– Ну да, так что ты на подозрении, моя милая, – я почувствовала, как она вздохнула на том конце провода, – честно, мне жаль тебя, София. Ты попала в мир, в котором тебе нет места. Стала пешкой в руках кукловода. Всё-таки родиться вампиром невозможно хотя бы потому, что вампиры не стареют. Вернее не взрослеют. А это значит, что у тебя есть создатель. Вот вопрос только в том, где же он…

– Не знаю, но меня это тоже сильно волнует, – прошептала я. Неожиданно родилось чувство злости, и даже ненависти к гипотетичному создателю и я резко проговорила в трубку, – потому что я должна его убить. Должна отомстить за то, что он со мной сделал! – и я повесила трубку.

Мне не хотелось идти к Ангелу. Мне казалось, что она предала меня, рассказав всё Агнессе, хоть умом я и понимала, что это не так. В конце концов, она мне ничего не должна и мы не друзья. Всё просто – я вампир, она врач, лечащий охотников. Но почему мне тогда так горько?

Когда я спустилась к Ангелу, она вела себя очень сдержано и иначе чем вчера. Фактически мы почти не говорили друг с другом, и на её лице не было улыбки. Мне оставалось лишь принять такие правила и во время процедуры углубиться в книжку. В результате время пролетело почти незаметно. Самое смешное, что таким образом я узнала очередную способность вампиров. Скорочтение. Так я это окрестила. Фактически я не просто читала, а пролистывала страницу за страницей, на время останавливаясь и переваривая полученную информацию. Также я поняла, что обладаю абсолютной памятью. Я, прочитав всего раз, запомнила весь текст. Это было приятно, хоть немного утомительно.

Когда я вернулась на свой этаж, там меня уже ждал давешний парень, охотник Влад, он нервно переминался с ноги на ногу. Когда же он заметил меня, я почувствовала волну паники, исходящую от него. Она было с привкусом корицы, солоноватая и терпкая. Из-за этого вкусного запаха, на мгновение я даже остановилась, чтобы в полной мере насладиться им.

– М..е..ня послали… за тобой, – немного заикаясь, пробормотал он. Чувствовалось, что парень хотел провалиться сквозь землю от смущения.

– О! Здорово, – пожала плечами я и развернулась в сторону лифта, – тогда пошли отсюда?

– Дда…а, – ответил он, идя за мной.

Парень сразу постарался оказаться как можно дальше от меня. Он в руках держал какую-то коробку, небольшую по размерам, с логотипом неизвестной мне фирмы.

– Что это у тебя в руке? – поинтересовалась я.

Влад вздрогнул и посмотрел на свою руку, как на ядовитую змею, посмевшую укусить.

– Да, точно… это тебе, – и он протянул мне коробку, – это очки… глаза...

– Чтобы я не ослепла, – улыбнулась я и приняла коробку. Открыв её, я обнаружила пластмассовые чёрные очки. Они были в стиле девяностых. Большие, книзу кругло-треугольной формы. Я знала, что такие очки очень популярны сейчас. На сердце стало чуть теплее. Всё-таки они купили их для меня...

– Я решил купить их для тебя, – проговорил парень и тут же, смутившись от своих слов, пробормотал – я знаю, что вы плохо видите днём…

– Спасибо, – сухо ответила я, надевая очки. Тёплые чувства моментально пропали.

Выйдя на улицу, я с облегчением поняла, что вижу. Мир вокруг был странных цветов, чуть затемнённый по краям. Но главное – я видела. Мы подошли к одной из чёрных машин, стоящих подле гостиницы. На улице была ясная солнечная, но осенняя погода. Я кожей чувствовала как холодно, но внутри было тепло от крови, что я сегодня получила, так что холод был не страшен. Я чувствовала его кожей… но не телом. Не могу точно описать разницу. Вот ещё одна особенность вампиров. О ней вроде бы говорили в фильмах, только объясняли это тем, что вампир – оживший мертвец. А таковым я себя не чувствовала.

Мы сели в машину. Влад на место водителя разумеется, а я на заднее сидение. Быстро заведя машину, мы тронулись с места.

– Нам долго ехать? – поинтересовалась я.

– Примерно минут сорок, всё зависит от пробок, – ответил он, – мы едем в нашу загородную резиденцию.

– У вас и загородная резиденция есть? – иронично проговорила я, – как интересно… вы же вампиров убиваете, я права?

– Эээ, ну да, – растеряно ответил парень, выруливая на перекрёсток, ведущий в сторону выезда из города.

– А откуда у вас такие средства?

– Эм… ну….

– Ладно, забей, – я решила не мучить больше парня. И так чувствовалось, что он боится меня. А нервы водителя лучше беречь… целее будешь. Хотя вероятно если случится авария – я выйду живой. Вот интересно, а взрыв… как он на меня повлияет?

 

***

Влад успешно довёз меня до загородной базы Ордена. Здание было построено в манере прошлого столетия. Массивная бетонная коробка с высокими белыми колоннами, окружённая сосновым бором. Территория было защищена высокой оградой из красного кирпича, сквозь которую ничего не было видно, а сверху она была увита колючей проволокой. При въезде был построен небольшой блокпост, где Влад предъявил свои документы двум охранникам в, скажем так, боевой чёрной форме. Они были полностью укомплектованы к военным действиям. Автоматы, рации, броня. У меня создалось странное ощущение от происходящего, словно мы попали на какой-то секретный объект. Совсем по-другому выглядела гостиница в городе, она была более добродушной, ну, если не считать нижние этажи. В частности охрана не произвела на меня такого отрицательного впечатления, как эти два белобрысых бугая на въезде. Однако я не стала расспрашивать об этом Влада, он и так сидел как на иголках. Территория базы впечатляла, мы ещё минут двадцать ехали сквозь сосновый бор, прежде чем показалось само здание. Однако Влад не стал останавливать машину, а свернул за угол, где я увидела ворота. Въезд на подземную парковку, объяснил он. Так мы попали внутрь.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.