Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Голод. Сильный тяжеловесный голод. 10 страница



Конечно, я могла сказать, что он ошибся и я не София, а потом гордо встать и уйти… ну хоть куда-нибудь. Вот только это не выход, ну какая девушка, пришедшая на концерт, откажется от желания познакомиться с гитаристом любимой группы? Вот только я не смогу сыграть это.

– Как ты узнал? – спокойно спросила я, глубоко затянувшись.

– А я и не знал, – он явно был в замешательстве. Я знала, что он хотел ошибиться, что это не могла быть я. Ведь моя внешность сильно изменилась. – Просто… ты…

– Да, я сильно изменилась, – я посмотрела в сторону клуба. Какая вероятность того, что Влад уже познакомился с той феей и забыл про свои обязанности? Верно, почти нулевая.

– Слушай, давай в другом месте поговорим? – вставая, предложила я. – Тут рядом парк, мы поговорим… концерт же через сорок минут.

– Через тридцать, но давай, – медленно кивнул он и мы ушли.

В парке было тихо. Не было ни собачников, ни бодрых старичков, любящих бегать трусцой, ни пьяной молодёжи. В свете вечерних фонарей, он был волшебным. Деревья словно ожили, превратились в маленьких фейри, смеющихся в листве на ветру.

– Что случилось, София? – спросил меня Дмитрий, – куда ты пропала?

– Как бы я хотела ответить на твой вопрос, – пробормотала я в ответ, пиная маленький камешек, – Дмитрий, наша встреча не должна была состояться. Я просто поддалась воспоминаниям о прошлой жизни. Этого не должно было случиться.

– София, тебя что завербовали? – с нервным смешком проговорил он, – ты так изменилась… словно бы сделала пластическую операцию.

– Ну… ты близок к истине, – улыбнулась я, – как ты понимаешь, я не могу об этом говорить.

– Да-да… но я не понимаю! – он был растерян. Действительно растерян и встревожен тем, что со мной произошло.

– Дмитрий, я не хотела этого. Честно, – я выбросила сигарету и остановилась, – я хотела дружить с вами, ходить в школу, оплачивать счета, встречаться… любить и жить. Но мне не дали выбора и теперь всё это в прошлом, – я горько усмехнулась, – это звучит как полный бред… но я просто не знаю, что ещё сказать.

– Ничего не говори, – он подошёл ко мне и обнял, – всё будет хорошо, Соня… Сонечка, мы всё решим, мы справимся вместе.

Как бы я хотела не разрывать объятий. Как бы я хотела поверить его словам. Но из глаз текут розовые слёзы и я резко отхожу от него и поворачиваюсь спиной, чтобы их вытереть.

– Скажи… Дмитрий… Дима… Рой… у нас с тобой… могло что-нибудь получиться? – шёпотом спрашиваю я, вытирая слёзы.

А в ответ тишина, только хруст веток справа.

– Дима? – я разворачиваюсь и никого не вижу. Пустая аллея парка, опавшие листья и всё. – Дима, ты где? – напрягая слух, я пытаюсь услышать его, но в ответ только шелест деревьев да хруст веток. В воздухе разлился ржавый запах.

Справа. Быстро! И я бегу, продираясь сквозь ветки и крича не своим голосом:

– Дима! Дима!

А запах усиливается, как и мой слух и обоняние. Я слышу медленное и прерывистое биение сердца.

Буквально вылетев на поляну, я испуганно зажимаю рот, пытаясь подавить крик.

Распростёртое тело на земле, спутанные волосы, глаза, его прекрасные, удивительные глаза изумрудного цвета… смотрящие в пустоту. Я падаю перед ним на колени и зажимаю глубокую рану на шее, из которой фонтаном бьёт кровь.

– Дима, Димочка, Господи, да что же это, – я испуганно всхлипываю и качаюсь вперёд-назад, вперёд-назад, – только держись, миленький, только держись!

– Дима! – начинаю кричать, когда биение сердца останавливается. – Чёрт возьми, не умирай, Боже, только не умирай! – Я в исступлении бью кулаком по его груди, а потом пытаюсь делать массаж сердца, – вернись, пожалуйста, вернись, – и я склоняюсь над его грудью, сжимаясь в комочек и плачу, плачу, – помогите, кто-нибудь, помогите мне…

– София, – шелест, тихий шелест листьев.

Резко вскакиваю и сжимаю руки в кулаки.

– Кто здесь? – мой голос звучит хрипло, из-за слёз я почти ничего не вижу, только пятна света.

– София, – это ветер, только ветер.

– Зачем ты это сделал? Зачем убил его? – я кричу, пытаясь подавить рыдания. – Зачем?

– Выпей его, София. Он всего лишь еда, малышка, – шёпот, идущий сзади.

Я резко разворачиваюсь, пытаясь увидеть его, убийцу.

– Никогда! Слышишь? Никогда! – зло рявкнула я.

– Тогда его смерть была напрасной, – и шелест уходит. Чувство присутствия другого пропало. И я осталась одна. Наедине со смертью.

Обессилено падая на колени, я беззвучно плачу. Его убили из-за меня.

 

***

– Почему ты ушла от Влада? – гневно орёт на меня Дион. Рядом с ним осуждающе смотрит Агнесса.

– Я просто хотела подышать, – шепчу я. Мной завладела какая-то апатия и сонливость. Мне не хотелось ничего делать. Только лечь в кровать и спать, спать, спать… Я чувствовала глубокую скорбь внутри своего сердца.

– Как это произошло? Как ты могла это допустить? – эстафету перехватывает Агнесса, – ты должна была просто следовать нашим указаниям, как ты могла?

– Это не нарочно получилось, – тихо отвечаю, – он узнал меня… со всем этим гримом, макияжем, одеждой, внешностью… он узнал. Я пыталась решить проблему.

– Что произошло? – более спокойно спрашивает Коф.

– Я отвернулась, всего на мгновение отвернулась, – я вытираю глаза, пытаясь сдержать слёзы, – а он исчез…

– Это сделал метаморф? – гневно вопрошает Дион, – да?

– Да, – киваю я, – это сделал он.

 

Глава 6. Одиночество.

И вновь полетели дни. Я лежала в постели, уткнувшись в стенку, то спала, то просто не двигалась и пребывала в странном оцепенении. Время от времени ко мне приходили Алиса с Кириллом, Влад, даже Дион заглядывал, давая пустые обещания. Ангел приходила каждый день, молча вставляла мне иглу в руку, поддерживала во мне жизнь и этот, пустой, ошеломлённый разум. Она молчала, иногда гладила по голове и уходила.

Иногда мне снились страшные сны. О нет, их не посылал мне создатель. Это были просто сны… жуткие, кошмарные сны. В них я бродила по базе и находила своих друзей мёртвыми, с разорванными глотками и испуганными лицами. Ангел, Влад, Алиса, Кирилл, Дион, Агнесса, Инга, группа «Спящие куклы» в полном составе, мой брат… мёртвые, поверженные, а в гулких, пустых коридорах слышался смех, егосмех. Я всегда просыпалась с криком, сжимая подушку так сильно, что она рвалась в руках и мне приносили новую.

Я боялась, о, как я боялась! Паника накрывала с головой и вся бравада про то, что я убью своего создателя… она пугала ещё больше. Какой я была наивной и глупой! Неужели я и правда верила в то, что смогу его уничтожить? Боже, да я даже не смогла увидеть его, хотя, наверняка, он стоял рядом со мной. Без сомнения, он обладает огромной силой. Это жутко. Каждую ночь, лёжа в постели, я ожидаю его. Иногда кажется, что он рядом, стоит и смотрит на меня. Тогда я вскакиваю в постели, но никого не вижу. Лишь за окнами завывает холодный ветер. Я пытаюсь заставить себя перестать страдать и начать что-то делать. Но не могу, просто не получается.

Я так и не сказала им, что это был не метаморф. Не знаю почему, просто не смогла произнести это. Мне иногда кажется, что это он не даёт признаться в том, что он существует, что он в городе. Что он где-то рядом. Не знаю почему он медлит… лучше уж сразу, но… я не знаю, чего он хочет! Зачем он обратил меня? Ведь я не обладаю никакими способностями… в конце концов, если они у меня и есть, то уже должны были проявиться! Но их нет, ничего нет. Ни силы, ни ума… Пустое, перепуганное существо, скулящее от ужаса. Я чувствую себя ничтожеством, гораздо большим, чем Влад, боящийся заговорить в моём присутствии.

Но больше всего страшит неизвестность. Она пугает до коликов, заставляя прятаться под одеялом и дрожать от страха. Все эти чувства, они словно поглотили меня, заставив личность исчезнуть, раствориться в волнах паники.

 

***

– Ну всё, хватит! – Дион сдирает с меня одеяло, заставляя невольно щуриться от яркого солнечного света, – ты почти две недели не вылезаешь из постели! Посмотри на себя, ничтожество, – презрительно говорит он, – хватит! Если ты и дальше будешь притворяться напуганным щенком, я прибью тебя! Слышишь?

Я изумлённо смотрю на его разъярённое лицо и молчу, не зная, что сказать.

– Выбирайся! – продолжает разоряться он. Потом скрылся в ванной. Я слышала, как он набирает воду и мне стало интересно, что он задумал.

На меня обрушился каскад ледяной воды, так что я возмущённо пискнула.

– Достаточно! – кричу я, когда он направился за второй порцией, – я поняла!

Дион разворачивается и внимательно смотрит на меня.

– Точно?

– Да-да, – киваю в ответ.

– Тогда ты сейчас идёшь и принимаешь душ, приводишь себя в порядок. Я пока сварю нам кофе.

– Хорошо.

Спустя полчаса мы чинно сидим за обеденным столом и пьём горячий кофе. Дион по-прежнему внимательно рассматривает меня, а я молчу.

– Насколько я понял, вы были близки? – нарушил молчание он.

– Не так, как ты думаешь… мы не успели по-настоящему сблизиться, – тихо ответила я, прихлебывая кофе.

– Я не умею утешать разбитые сердца, – с минуту помолчав, говорит он, – всё, что я могу тебе посоветовать – не сдаваться, а бороться – мстить.

– Прошло две недели, – я равнодушно посмотрела ему в глаза, – ты что-то накопал? Почему-то мне кажется, что нет.

– Это не повод забиться в постель, страдать и ничего не делать, – хмуро бурчит он в ответ. Похоже я права, он ничего не нашёл.

– А что мне ещё делать?

– Например, не пропускать тренировки с Кофом.

– О, действительно! – раздражённо отвечаю я, с грохотом опуская чашку на стол, – ведь это так важно! Это так помогло мне уберечь Дмитрия! Ммм… я так многому научилась, – язвительно заканчиваю и тянусь за сигаретами.

– Метаморф – сильный противник, – не обращая внимания на мою выходку, говорит Дион, – не удивительно, что ты не смогла с ним справиться.

– Я его вообще не увидела, как и в прошлый раз, – печально покачала головой я.

– И это повод, чтобы сдаться? – с иронией в голосе усмехается Дион, – по-моему, это повод, что тренироваться усерднее. И не только с Кофом. А самой тоже что-то делать. Коф учит молодых охотников, а не вампиров. Он не может научить тебя тому, чего сам не знает. А вот ты самадолжна это освоить.

В ответ я только хмыкнула и затянулась. Как же я не хотела признавать его правоту. Даже более того, я не хотела ничего из этого делать. Тренировки с Кофом? Это был вынужденный шаг! А самой… очень глубоко внутри себя, я не хотела тренироваться. Ведь эта наука не только для защиты, но и для убийства. Когда-то Агнесса и Дион говорили мне про паразита, который начинает управлять своим хозяином, если тот не делает то, что нужно. На себе это я не испытала. Ни разу. Смешно сказать, но я пацифист. Кофа, во время наших с ним уроков, это дико раздражало. Как же – бить вполсилы – глупо! Вот только я не могла иначе. Никак. И, не смотря на желание отомстить, я не могла убить. Не было во мне такой силы. Не было, нет и вряд ли будет.

 

***

Я сидела под водой любимого озера. Размышляла. Как ни странно, но мне нравилось такого рода времяпрепровождение. Нет нужды дышать и нет холода, хотя каким-то кусочком сознания я его ощущаю. Здесь более-менее тихо и как-то гулко. Движение воды, перекатывания песка, обманчивая мягкость ила. Но главное это то, что никто не потревожит меня здесь. И я могу спокойно подумать. Мне нравилась эта умиротворяющая красота подводного мира. Хорошо, что всё-таки догадалась использовать тяжёлый камень, вначале всё время раскачивало и тянуло наверх, я никак не могла занять удобную позицию. А теперь хорошо. Вот только ничего хорошего не было.

Слова Диона заставили меня всерьёз задумать о том, кто я. Смешно сказать, но не смотря на все новоприобретённые способности, по-настоящему я не чувствовала себя вампиром. Не была им. Когда я читала учебники про вампиров, там писали, что молодые очень кровожадны, они сильны, быстры и пользуются своими способностями чаще неосознанно, чем специально. Но всегда по максимуму. А вот я нет. Я быстро обрела равновесие, научилась контролировать себя. И не испытав свой потенциал, попросту не знаю своих возможностей. И что теперь с этим делать? На мгновение вновь накрыла волна паники, как смешно я сейчас рассуждаю! Возможности, способности… даже если я и овладею ими полностью – не поможет! Против собственного создателя – они не спасут! Я идиотка. Камень упал на дно, а я поплыла наверх. Хватит с меня на сегодня.

Возле озера ждал Дион. Он сидел на моей любимой лавочке, рядом с моей одеждой и курил. Его лицо было задумчивым и печальным. Не знаю какие картинки проносятся сейчас в его голове, какие воспоминания тревожат. Но сейчас он выглядел особенно беззащитно.

– Привет, – мягко поздоровалась я, выбираясь из воды и подходя к нему.

Печаль сошла и появилась привычная маска суровости. Непроницаем, как и всегда.

– Как поплавала? – спокойно поинтересовался он.

– Нормально, – пожала плечами я, беря в руки полотенце, – надо будет ещё раз повторить.

– Хорошее дело, – он улыбнулся кончиками губ, – есть разговор.

– Давай я сейчас оденусь, выпью горячий чай и мы поговорим? – и я потрясла мокрой головой.

– Эм… чай? – Дион смутился, – это тот, который в термосе?

– Да, – предчувствуя непоправимое, протянула я, – что, поезд ушёл, и чая больше нет?

– Прости, я тебя долго ждал, а погода не летняя, – извиняющимся тоном проговорил он.

– Значит, сейчас ты везёшь меня в город в кофейню, – как само собой разумеющееся, ответила я и принялась одеваться. Да уж, как-то я не подумала про мокрый купальник и сухую одежду. Они явно плохо сочетаются. Ладно, до дому дотерплю, а там переоденусь.

– Эм, ты хочешь в город? – изумился парень.

– Почему бы и нет, – ровно ответила я, натягивая через голову рубашку.

– Ладно, – он не мог отказать.

Я про себя улыбнулась, наблюдая за незаметными для остальных признаками эмоций на его лице. Сначала это растерянность, недоумение, а затем глубокое удовлетворение. Похоже, я не подвела его в этот раз. И это радует. Жаль, что не всегда мне удаётся читать его так же легко, как и сейчас. Может опять всё дело в том, что я неполноценный вампир?

– И куда мы поедем? – поинтересовался Дион.

– В самую шоколадную кофейню на свете, конечно.

 

***

Спустя час мы степенно сидели в кафешке и пили вкусный, настоянный на травах, чай. Дион заказал себе горячий чизкейк, и я с потаённой завистью наблюдала за его трапезой. Ну почему жизнь так несправедлива? Почему вампиры могут пить, но не могут есть? Это же неправильно! Я так люблю разные вкусности… пару недель назад я решила попробовать небольшую шоколадку, всего-то дольку… меня ею стошнило через десять минут. Отвратительно.

– Так о чём ты хотел поговорить? – наконец не выдержала я.

– А? – непонимающе посмотрел охотник, отрываясь от еды, потом на его лице проступила тень понимания, – да… точно, поговорить… Я по поводу метаморфа.

Хорошо, что в этой кофейне есть отдельные, тихие кабинки. Так что мы могли спокойно разговаривать и не бояться быть подслушанными. Правда, от вампира эти стены не спасут. Я вот прекрасно всё слышала – в соседней кабинки две молодые девушки обсуждали измены парней, и какие все вокруг сволочи. Смешно, ничего в мире не меняется.

– И что с ним? – я поставила чашку на стол и потянулась за сигаретами.

– Меня насторожила смена его поведения.

– Смена? – я постаралась, чтобы мой голос не выдавал моих эмоций, – что именно?

– Понимаешь, тогда, когда он на время затих, я и правда думал, что он переехал, решил, что здесь стало слишком опасно для него, – Дион говорил с набитым ртом и увлечённо жестикулировал, похоже он что-то накопал. – А потом он напал и не просто напал, а напал на парня, который был тебе симпатичен!

– И что из этого следует? – сдержанно спросила я.

– Как ты помнишь, раньше он нападал только на молодых девушек, – Дион сделал глоток чая и продолжил, – а теперь напал на парня. Тут два варианта – либо это сделал не метаморф, либо он ревнует.

– Ревнует? – скептически усмехнулась я.

– Вот именно ревнует. Хотя не нужно отбрасывать и первый вариант, – спокойно кивнул Дион, – в конце концов, мы же не знаем, куда делся твой создатель и почему он до сих пор не появился.

Внутри меня всё похолодело. Я должна ему сказать, должна и прямо сейчас.

– Дион… – тихо протянула я.

И тут раздался телефонный звонок.

– Минутку, – Дион поднял указательный палец и достал телефон, нажав кнопку ответа, он сказал: – Алло?

– Что случилось? – вмиг посерьёзнел охотник, а его глаза стали насыщенно-серого цвета. – Когда? Хорошо, выезжаем, – и он повесил трубку.

– Что случилось? – растеряно спросила я.

– А что ещё могло случиться? Разумеется, новый труп, – раздражённо бросил он, доставая деньги из кошелька, – пошли, нам надо ехать.

Я молча кивнула в ответ.

 

***

– Кстати, что ты хотела сказать? – спросил Дион, когда мы сели в машину.

– Что? – я размышляла на тему, что мы сейчас увидим, поэтому не сразу поняла, о чём он.

– Ну, там в кафе?

– А, да так, ерунда, – я покачала головой. Момент был упущен. Теперь я понимаю, что не смогу сказать ему о своей лжи. Я ещё помню его первые слова о том, в чьих руках висит моя жизнь. И пока я ещё не доказала им, что достойна жизни.

 

***

Над городом сгустились тучи. Мелкий, противный дождик с липким туманом окутал закоулки сонного города. Серость и слякоть, отрешённые лица людей, чёрные зонтики, тёмные одежды. Город отчаянно стремился забраться в тёплую постель с чашечкой горячего чая с лимоном, хорошей толстой книжкой или приятным летним фильмом. А вместо этого несчастные люди работали, работали и работали.

Девушка в ярко-жёлтом, коротком платье лежала в закутке между старыми аварийными домами, в которых давно уже никто не живёт. Неестественно вывернутая нога, большая дырка на колготках и руки, измазанные в грязи, так, словно она пыталась сбежать… это вызывало скорее отвращение, чем сочувствие или жалость. Словно она сама виновата в том, что с ней случилось. При взгляде на неё сразу становилось понятным, какова её профессия – ночная бабочка, мотылёк, летящий на огонь. Она сгорела до тла.

На месте преступления нас ждала Агнесса, она уверенно что-то втолковывала полицейскому, который яростно жестикулировал в ответ. Заметив нас, она крикнула другому полицейскому, чтобы он нас пропустил. Затем она вежливо что-то сказала своему собеседнику и направилась к нам. Тот недовольно посмотрел её вслед и, махнув рукой, отправился к полицейской машине, что-то говоря в рацию.

– Быстро вы добрались, – вместо приветствия сказала она.

– Мы были неподалёку, – кивнул Дион, пожимая ей руку.

– Как ты себя чувствуешь, София? – участливо поинтересовалась Агнесса.

– Более или менее, – я выдавила жалкую улыбку.

– Что у нас тут? – спросил Дион, подходя к телу жертвы.

– Судя по всему нападение молодого демона из рода Иггу, – женщина невольно поморщилась.

– Чёрт возьми, да у неё дыра в голове! – изумлённо воскликнула я, подойдя поближе.

– Да, демоны Иггу любят человеческие мозги, – неприязненно ответила она, правда в последнее время они стараются питаться трупами. Только молодой демон мог не сдержаться и сделать такое.

– Омерзительно, – прошептала я и отвернулась.

– Ага, – рассеянно сказал Дион, – Несс, ты сказала, что здесь есть ещё кое-что, на что стоит взглянуть?

– Да, и это самое неприятное, – я почувствовала, как помрачнела Агнесса. – Идёмте.

Как оказалось, это был не совсем тупик среди зданий, за давно проржавевшим мусорным контейнером находилась небольшая дыра, ведущая в помещение. Мы прошли туда, осторожно переступив через труп. Внутри оказался общественный туалет или что-то в этом роде. Агнесса сказала, что это здание раньше было детским центром развития.

– Чёрт, – выругался Дион и с раздражением сплюнул.

Среди разломанных туалетов и битых зеркал, среди покорёженного кафеля и следов от костров лежало потрясающее бальное платье алого цвета. Оно было безукоризненным, лёгким, воздушным и, несомненно, очень мягким и нежным. А над ним, на стене, кровью была сделана огромная надпись: «С любовь дарю его тебе, моя искусительница».

– Что за...? – прошептала я.

– Вот именно, что за, – обречённо вздохнула Агнесса, – у этого психа окончательно съехала крыша! Чего он, чёрт возьми, добивается?!

– Взаимности, – успокоившись, проговорил Дион, – а проще говоря, он хочет убить Софию.

– Это-то ты с чего взял? – поразилась я.

– Наш убийца – маньяк, думаю, с этим все согласятся? – обвёл нас взглядом Дион, мы синхронно в ответ кивнули, – маньяк, который оставляет записки на месте преступления хочет получить известность и признание. Но это явно не наш случай. Час назад, в разговоре с Софией, я пришёл к выводу, что наш убийца – влюблён. Это стало очевидно, после случая с Дмитрием, – Дион достал из кармана сигареты и закурил, – что мы имеем на данный момент: София попала к нам, как мы выяснили, после первого убийства. Через какое-то время маньяк совершает второе убийство и где это произошло? Правильно, рядом с домом Софии. Так же у меня были подозрения, что он проникал к тебе домой и взял кое-какие вещи. Ничего не напоминает? Идём дальше, очередное убийство происходит возле гостиницы, где ты какое-то время жила. Раньше я думал, что это провокация или что-то в этом роде. Тогда я ещё не знал, что убийца один. А следующее случилось уже на территории базы и там появляется надпись на стене в твоей бывшей квартире. Дальше нападение на твоего друга – явный признак ревности. Теперь вот это алое платье. Влюблённый маньяк никогда не будет жить долго и счастливо со своей возлюбленной. Рано или поздно он убьёт её. Вот так вот.

– Интересно, как он это планирует сделать… – пробормотала я, вспоминая свои тренировки с Кофом. У меня ещё теплилась надежда, что уж с метаморфом я смогу справиться.

– А может он просто хочет, чтобы она приняла свою суть? – задумчиво сказала Агнесса, – в конце концов, мы имеем дело не с обычным маньяком, а с метаморфом. Возможно, он просто ищет себе пару…

– И такой вариант нельзя исключать, – согласился Дион, – хотя он маловероятен, он же метаморф.

Мне не понравились слова Агнессы по поводу моей сути. Похоже, она абсолютно уверенна в том, что я… монстр? И что это лишь игра в кошки-мышки. Рано или поздно, но она будет голосовать за мою смерть.

– Что теперь? – спросила я.

– Будем искать его, – Дион задумался, – есть вероятность, что метаморф находится в твоём окружении.

– Что? – ошеломлённо выдала я, – этого не может быть! Просто не может! Я бы это поняла, почувствовала, в конце концов! Если у него есть какая-то страсть, я бы увидела это в Кирилле или Владе! Я же вампир, у меня теперь много способностей…

– Если он в теле мужчины, в чём я не уверен, – криво улыбнулся он. – Метаморфы бесполы. Он с лёгкостью может принять облик женщины, как и мужчины. И быть кем угодно.

– И ты считаешь, что я бы не заметила изменений в поведении своих друзей? – иронично ответила я.

– А может он уже давно среди нас… и хорошо подготовился к переходу в чьё-то тело, – задумчиво проговорила Агнесса, – шпион.

– С одной стороны отпадает, а вот с другой ещё одно подтверждение того, что он среди друзей Софии, – кивнул Дион, – он не может быть шпион. Если бы это было так, то убийств не было бы. Это значит, что он молод. Вообще, тут нужно хорошенько посидеть и всё обдумать.

– И не делать это на месте преступления, – одобряюще кивнула Агнесса, а потом уныло вздохнула, – ладно, пошла разбираться с полицией и ждать приезда наших специалистов.

– У Ангела сегодня будет много работы, – обречённо сказала я.

– А у вас были какие-то планы? – полюбопытствовал Дион.

– Да, мы хотели посмотреть один фильм про вампиров. Очень смешное кино в стиле грейндхаус.

– Да? – заинтересовался он, – я бы не отказался… давно уже ничего не смотрел.

Агнесса сделала вид, что не слышит его, отвернувшись от нас.

– Отлично, тогда с тебя какой-нибудь очень крепкий напиток. Можно абсент... я его никогда не пила, но говорят, что у него очень высокий градус, – усмехнулась я.

– А зачем тебе? – удивился Дион.

– Мы выяснили, что только крепкие напитки дают устойчивый эффект… опьянения. Правда слабый, но хоть что-то, – я виновато улыбнулась.

– Давайте вы это в другом месте обсудите? – раздражённо вклинилась в наш разговор Агнесса, – хватит здесь топтаться!

– Да-да, – и мы направились на выход, возле которого я на мгновение остановилась и обернулась. Да уж, платье действительно впечатляло. А ещё впечатляло насколько сильно оно походило на то, что было надето на мне во время сна про бал-маскарад.

– Только одно, Агнесса – надпись сделана не кровью, а краской, – неожиданно сказала я.

– Что?

– Неважно, просто мне показалось это странным.

– Эксперты разберутся, – пожала плечами она, и мы вышли на улицу.

 

***

– Принёс? – радостно спросила я Диона, впуская того в квартиру.

– Конечно, принёс, – усмехнулся он в ответ, – о, ты всё приготовила!

В квартире царил идеальный порядок, которого здесь не было уже достаточно давно. Ну, вот не склонна я к чистоте, что тут поделаешь. А сегодня решила прибраться. Помимо всего прочего я подготовила гостиную к просмотру фильма, развернула диваны в нужную сторону, поставила стаканы на кофейный столик, попкорн насыпала в большую стеклянную чашу. В целом, навела полный марафет.

– Да ты проходи, не стой на пороге, – смущённо засуетилась я, – может, хочешь что-нибудь съесть? У меня в холодильнике вроде что-то такое было.

– Нет, спасибо, я уже поел, – мягко улыбнулся он, садясь на диван, – а вот от пепельницы я бы не отказался.

– Ты так много куришь, – вежливо упрекнула я, ставя перед ним пепельницу.

– Немного помогает расслабиться, – Дион совсем не обиделся на моё замечание.

– Да я заметила, что многие охотники курят, – рассмеялась я, – представляешь, я сегодня утром ходила поговорить к Кофу, так от него так табачным дымом разило! Смешно…

– Ну да, – тактично кивнул он.

– Ладно, всё готово к просмотру, – я даже немного хлопнула в ладоши от нетерпения, – доставай бутылку!

 

***

Позже я сидела под горячими струями в душевой кабинке и тихо плакала. Может это так повлиял алкоголь или же я не до конца растеряла свою человечность, но когда начала флиртовать с Дионом, внутри что-то ёкнуло. Я не сразу поняла, что произошло. Лишь тогда, когда он ушёл, осознала. Дмитрий. Как я могла сидеть, смотреть фильм и весть себя, как ни в чём не бывало? Даже более того – флиртовать! Да ещё с кем – с Дионом! Я вела себя как эгоистка, как… вампир? Неужели они так себя ведут? Не чувствуют? Мол, человек – это просто бурдюк с кровью – нечего из-за него переживать…. Но ведь я не такая… действительно не такая! Я так долго изводила себя… но почему переход от одних эмоций к другим оказался таким резким? Всего один день и я как новенькая! Будто бы ничего и не произошло…

Я принялась раскачиваться в воде, пытаясь привести свои мысли в порядок. А может именно так действует паразит? Может это он меняет меня? Нет, нет и ещё раз нет! Я не имею права перекидывать свою вину на этого чертова паразита! Это как уход от ответственности! Неправильно!

Но всё равно, как бы я не истязала себя, спустя полчаса слёзы закончились, голова прояснилась, и единственным желанием было лечь спать, что и сделала.

 

***

На душе было тяжко. Я сидела в мягком кресле и помешивала кофе, а за окном шёл дождь. Очередной серый день. Вдруг мне нестерпимо захотелось уехать отсюда! Уехать из этого промозглого, холодного города туда, где тепло. Тёплое море, яркие, насыщенные краски, туда, где жизнь! Знаете, я не всю жизнь прожила здесь. Когда мне было двенадцать лет, мы переехали, потому что отец получил здесь очень хорошую работу. А до этого жили в городе возле реки. Там было холодно. Гораздо холоднее, чем здесь. Очень короткое лето… но там было как-то веселее…люди что ли чаще улыбались… не знаю. А может это мне так кажется? Мне грустно, вот и всё вокруг кажется таким унылым и печальным? Раньше, до смерти родителей, я особо не обращала внимания на погоду и на эту бесконечную серость. Может, потому что мы были счастливы? Я встала и подошла к окну. Передо мной простирался меланхоличный лес, местами пожелтевший, но по большей части сохранивший зелень. Сосновый бор, в нём не так много других деревьев. Я мрачно вздохнула. Делать ничего не хотелось. Просто лечь и спать, спать, спать… странное состояние, но оно как-то успокаивало меня.

В дверь раздался звонок. Похоже, Ангел пришла, бедная девочка. Очередной труп молодой девушки это всего производит гнетущее впечатление… оборванная жизнь в расцвете юности…

– Ты как, Соня? – участливо спросила Ангел, разбирая своё оборудование, – я слышала, что за подарок он тебе оставил… это ужасно.

– Да нет, – покачала головой я, доставая вторую чашку для кофе, – меня это не трогает. Я не хочу, чтобы он считал, что это может как-то взволновать меня.

– Удивительная рассудительность, – неловко пробормотала она, – ну что, готова?

– Да, – кивнула я и поставила чашку на стол, – время кушать.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.