Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Голод. Сильный тяжеловесный голод. 4 страница



– Я скажу, только, пожалуйста, вытащите иголку из моей руки, – ответила я, – кажется с меня довольно переливаний.

– Хорошо, сейчас я уйду, а вернусь с врачом, она сделает то, что ты просишь, – вздохнула Агнесса, – а после мы поговорим.

И с этими словами она покинула комнату. Я задумчиво уставилась на камеру. Кажется мои мысли по поводу вампиров и прочей нежити начинают обретать почву под ногами. Обращение, это слово не может быть связано с каким-то заболеванием это точно. Я обречённо вздохнула. Но в том то и загвоздка, что меня никто не обращал, я бы такое точно не забыла.

Агнесса вернулась на удивление быстро. Вместе с ней в комнату зашла молодая девушка лет на двадцать пять – двадцать восемь. Она была одета в медицинский халат, а её длинные белокурые волосы убраны в хвост. Девушка сразу понравилась мне, в ней была какая мягкость, которая редко встречается среди врачей. Её взгляд был преисполнен дружелюбием и участием.

– Здравствуй София! – она легко улыбнулась мне, – похоже ты чувствуешь себя лучше, так что да, нужно вытащить это из твоей руки. Кстати, меня зовут Ангел.

– Какое странное имя, – несколько удивлённо ответила я.

В это время девушка смело подошла ко мне, Агнесса, оставшаяся стоять возле двери словно задержала дыхание и как-то напряглась. Похоже она ожидает, что я сделаю что-то плохое. Она считает меня монстром. Интересно, а почему тогда Ангел не боится?

– Это даже не имя, а прозвище, – как ни в чём не бывало, ответила она, спокойно дотрагиваясь до моей руки и вытаскивая иголку, – ну вот и всё, – она быстро провела какие-то манипуляции с капельницей и уже собиралась уходить, как я окликнула её.

– А мне не нужен спирт или что-то в этом роде, чтобы продезинфицировать рану или хотя бы лейкопластырь?

Она остановилась и обернулась на меня, на её губах заиграла улыбка:

– Посмотри на свою руку, – сказала девушка и, развернувшись, ушла, на прощание кивнув Агнессе.

Когда я так и сделала, то обнаружила, что след от укола исчез, как будто его и не было.

– Что за чёрт, – пробормотала я.

– Теперь твои раны будут очень быстро заживать, – услышав меня, ответила Агнесса, – это хорошо, не правда ли?

– Мне кажется, что к этому нужно относиться, как к утешительному призу, а не главному блюду, ведь так? – тихо спросила я.

– Ну это как посмотреть, – холодно улыбнулась она.

В дверь постучали, и на пороге появился молодой парень со стулом в руках:

– Вы просили, чтобы я принес вам стул, Наставник.

– Спасибо Влад, можешь идти, – женщина забрала стул из рук парня.

А тот в это время откровенно пялился на меня. В его глаза сквозила смесь восхищения и испуга. Он явно не хотел уходить.

Я несмело улыбнулась ему.

– Можешь идти, Влад, – резко проговорила Агнесса, даже не посмотрев в его сторону.

Парень от неожиданности вздрогнул и, поклонившись спине Агнессы, вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

– Я чувствую себя каким-то зверем, которого опасаются и восхищаются одновременно, – раздражённо проговорила я, – эти... ммм... верёвки, они обязательны?

– После нашего разговора посмотрим, – ободряюще улыбнулась Агнесса, поудобнее устраиваясь на стуле, – ну что же, думаю, можем начинать?

Я собралась с мыслями. С одной стороны мне не хотелось ей ничего рассказывать, в конце концов, меня приковали к кровати, но с другой стороны хотелось узнать, что происходит и, в конечном счете, у меня просто не было другого выхода. Я не знала, что они будут делать, если я решу поиграть в молчанку, поэтому начала свой рассказ.

У меня не ушло много времени, чтобы поведать ей свою историю. Последние дни я и вообще плохо помнила. Через пятнадцать минут я умолкла и выжидательно уставилась на Агнессу. По её виду можно было сразу определить, что она находится в глубоких раздумьях. Похоже мой рассказ как-то не сочетается с её представлениями о происходящем, поэтому она не сразу начала говорить.

– Скажи, а в тот период, когда ты лежала в больнице, с тобой не происходило ничего странного? – неожиданно спокойным голосом спросила она, – не встречала ли ты людей, похожих на то, как ты выглядишь сейчас?

Я напрягла память, но ничего не смогла вспомнить. Лишь на секунду перед моими глазами предстал облик Кроноса, но это скорее моё усталое воображение и ничего более.

– Нет, в больнице со мной ничего не происходило странного. Как я уже говорила, всё началось после того, как я выписалась.

– На следующий день?

– Вроде да, – я собралась с силами и задала решающий вопрос, – вы сказала, что если я расскажу вам свою историю, вы скажете кто я… я жду ответа.

Женщина словно очнулась от своих размышлений и внимательно посмотрела на меня:

– Кто ты? Думаю, что ты уже знаешь ответ. В конце концов, мы живём в век, когда практически любую информацию можно найти в интернете. Ты вампир.

Ну вот и всё. Я закрыла глаза, чтобы не потекли слёзы, потому что чувствовала себя так, будто сейчас расплачусь. Интересно, а вампиры умеют плакать? Я горько усмехнулась про себя. Когда я открыла глаза, они были влажными, и Агнесса виделась словно сквозь призму.

– И что теперь со мной будет? – горько прошептала я, – я теперь …нежить? Пить кровь, спать в гробах и бояться солнечного света, да? Кресты, мука вечного одиночества, голод? Это теперь всё про меня? Что мне теперь делать с этим дерьмом? – под конец я уже кричала от отчаяния, ведь одно дело предполагать, что ты нечисть, а другое знать.

– Успокойся, пожалуйста, – тяжело вздохнула в ответ Агнесса, – не нервничай. По правде сказать, у меня нет опыта в общении с новообращёнными вампирами. Обычно я их сразу убиваю.

– И меня вы тоже убьёте? – севшим от горя голосом спросила я.

– Нет, тебя нет. В какой-то степени ты нужна нам. И ты ещё не стала монстром, хоть уже и успела убить человека.

– Что?– испуганно вскрикнула я, – я убила человека? Этого не может быть, просто не может! Я этого не делала, я бы такое точно не забыла!

– Я ещё раз говорю – успокойся, – терпеливо проговорила она, – когда ты нервничаешь, то, что живёт в тебе, то, что сподвигло тебя отправиться вчера ночью на охоту, может перехватить контроль над тобой и тогда происходят разные плохие вещи.

Агнесса приподняла полы своего платья, и оказалось, что к её лодыжке был прикреплён пистолет. Я не разбиралась в видах оружия, но мне показалось, что этот не убивает, а усыпляет.

– Тогда вы усыпите меня? Я правильно поняла ваши действия?

– Да, ты права, сейчас не имеет смысла убивать тебя. Вот если ты осознано совершишь убийство или попадёшь в ситуацию, когда ты будешь вынуждена убить человека из-за голода – да, тогда я или кто-то другой придёт за тобой и убьёт тебя.

– Ну да, раз вампиры существуют, значит, существуют и те, кто охотится на них, – печально пробормотала я, – и что теперь? По вашим словам я убийца. Но… чёрт, я запуталась…

– Для начала мне придётся покинуть тебя, чтобы поговорить с остальным, – она встала со стула и отряхнула свою юбку, – после нашего совещания, мы решим, что с тобой делать. Чтобы ты поняла, что мы честны с тобой и… доверяемтебе, сейчас я сниму с твоих рук наручники.

– О да, это было бы кстати. Мне не нравится чувствовать себя скованной.

– Я надеюсь, что ты не станешь совершать необдуманные поступки, – она достала из-под рукава прикреплённый туда нож. Удивительная женщина, она похожа вся нашпигована оружием под завязку, – помни, за тобой наблюдают, – и она указала на камеру видеонаблюдения.

– А вот девушка Ангел меня не боится, – ответила я.

– Скажем так, некоторые из нас плохо представляют, с чем имеют дело, в частности это касается тех, кто возится только уже с убитыми сверхъестественными существами, а не с живыми, – она саркастически улыбнулась мне.

– А что, есть и другие существа, кроме вампиров? – заинтересованно спросила я.

– Да, так и есть. Но об этом мы поговорим позже, – и она разорвала верёвки, приковывающие меня к кровати.

Удивительно было то, что я не почувствовала разницы. Руки не болели, ну знаете – той болью, которая появляется, если ты перекроешь доступ крови к конечности. Но чувство свободы значительно подняло настроение. Я даже умудрилась улыбнуться спине уходящей Агнессы.

Когда за ней закрылась дверь, я нерешительно поднялась с кровати. Ну, я по-прежнему чувствовала себя хорошо. У меня ничего не болело. Рука уже давно перестала чесаться. На самом деле единственное, что я чувствовала отчетливо, так это силу. Я была сильной. Я знала это совершенно точно. Уверенна, если я захочу, то запросто смогу отсюда выбраться. Не знаю точно, откуда проистекает такая уверенность, но она была. Вот только мне теперь некуда податься. Вряд ли, когда я вернусь домой, захочу показаться на глаза Инге или кому-нибудь ещё. Я подумала о Дмитрии и о группе. Ручаюсь, их моё превращение в вампира повергло бы в восторг. Вот только потом он бы пропал, уступив место страху. Я печально вздохнуло. Как ни грустно это сознавать, но я окончательно осталась одна. Я не смогу прийти домой. Не смогу навестить брата. Я даже на людях показаться вряд ли смогу. И ночной вонючий клуб не в счёт. А самое главное, я понятия ни не имела что происходит. И меня пугало то, что я могла узнать о себе и об окружающем мире.

Вот такие мысли бродили в голове, пока я ждала решения Агнессы и её… коллег? В конце концов, мне это надоело и я решила вздремнуть, благо вампиры, похоже, всё-таки умеют спать. Хоть это радует… такой была последняя мысль, прежде чем я провалилась в омут сна.

 

***

Моё пробуждение состоялось из-за звука открываемой двери. В комнату зашла Агнесса, держа в руках пакет, судя по виду наполненный одеждой. Она выглядела более дружелюбной, чем раньше. Значит в ближайшее время меня убивать не будут. Это как-то успокаивало.

– Я принесла тебе свежую одежду. Тебе нужно одеться, так как ты переезжаешь, – она улыбнулась и подошла ко мне.

– А куда вы дели моё платье? И сапоги? – спросила я, беря пакет в руки.

– Честно говоря – понятия не имею, тебя привезли сюда другие охотники, – искреннее ответила она.

В пакете обнаружились чёрные джинсы, белая футболка, белое нижнее бельё и серые носки, также в отдельном пакете лежали кроссовки.

– Жаль, мне нравилось моё платье, – расстроилась я, выбираясь из кровати, – эм... вы не могли бы отвернуться?

– А? Да-да, разумеется, – спохватилась она и отвернулась, – ты знаешь, я поговорю с теми ребятами, думаю, что мы найдём твоё платье.

– Ммм, спасибо, – пробормотала я, натягивая на себя футболку, – а теперь вопрос на засыпку – я пленница?

– В смысле? – удивлённо спросила она.

– Ну, вы говорите, что я переезжаю, это подразумевает другую комнату и скорее всего с чуть большими удобствами, ведь так?

– Это временно, буквально на неделю, не больше, потом ты сможешь вернуться домой, если захочешь, конечно. Но опять же всё зависит от нашего разговора.

– То есть если вам понравятся мои решения и ответы, всё будет хорошо, а если не понравятся?

– Прости. Но выбор у тебя невелик. Пойми, ты в какой-то степени уникальна. Твоя история делает тебя важной. И к тому же мы никогда не встречали настолько человечных… вампиров.

– В смысле? – я закончила переодеваться и сложила своё бельё в пакет. Чувствовалось, что одежда новая, ни разу ни стиранная. Она приятно облегала кожу. – Я закончила.

Агнесса обернулась ко мне и улыбнулась.

– Тогда пойдём?

– Да, идём, – и я улыбнулась в ответ. Признаться честно, меня немного нервировало находиться в комнате без окон. Мне казалось, что я заключённая. Поэтому была рада покинуть это помещение. В какой-то степени это вселяло уверенность, что всё кончится благополучно, хоть подсознательно я знала, что это не так.

Покинув комнату, мы оказались в длинном белом коридоре, освещённом лампами искусственного белого цвета. Внутренне я почувствовала, что мы находимся под землёй. Теперь мои прежние мысли о всесилии и способности к побегу казались нелепыми. Из-под земли сложно бежать. Мы направились в сторону лифта.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, – я нарушила неловкую тишину.

– Да? Прости, я немного рассеянная, давно не спала, – и женщина провела ладонями по своим глазам, – я имела в виду, что ты ведёшь себя как человек. Двигаешься как человек. Ты даже дышишь, хоть тебе это и не нужно, – она нажала кнопку лифта, и двери тотчас же открылись. Войдя внутрь, она надавила на кнопку второго этажа. Судя по всему, мы всё же действительно находились под землёй. Так как по ощущениям лифт поехал вверх.

– Наверное, это потому, что я не встречала других вампиров и просто не знаю, как мне себя теперь вести, – неловко пожала плечами я.

– Расслабься, веди себя как обычно. Не нужно ничего строить и показывать. Будь сама собой, – она вновь улыбнулась мне.

Наконец мы вышли наружу и опять попали в очередной коридор. Только этот был нормальным, он не казался коридором из жутко засекреченных лабораторий, которые нам показывают в фильмах, а наоборот. Приятного цвета зелёные обои и нижняя часть из тёмного дерева, скорее всего дуб или клён. На полу была длинная ковровая дорожка тёмно-красного цвета. Прямо напротив нас располагалось средней длины окно, а на его подоконнике находилась узорчатая кадка с каким-то растением, похожим на диффенбахию. За окном ярко светило солнце, из-за чего я всё видела сквозь белёсую дымку. Но хорошее настроение это не портило, так как я чувствовала, что и комната будет также хороша, как и коридор. Мы подошли к одной из дверей, после чего Агнесса вновь улыбнулась и мы прошли внутрь.

Первое, что бросилось в глаза, это окно и бьющий по глазам солнечный свет, от неожиданности я отпрянула назад, обратно в коридор, прикрывая глаза руками. Агнесса недоумённо посмотрела на меня, после чего на её лице проступило понимание. Она подошла к окну и быстро закрыла его тяжёлыми, тёмными занавесками.

– Прости, пожалуйста, я не подумала об этом, – извинилась женщина, – я забыла, что солнечный свет для вампиров неприятен. Мы редко встречаем подобных тебе днём.

– Нет, он не то, чтобы неприятен, скорее это как если ты войдёшь в тёмную комнату только наоборот. Вместо чёрного – белый, но ты всё равно ничего не видишь, – ответила я и вновь вошла в комнату.

Я оказалась права. Комната была действительно хорошей. Она была выдержана в коричневых и зелёных тонах. Одноместная кровать, заправленная тёмно-зелёным одеялом, небольшой компьютерный стол с лампой и, вероятно, пустой чёрной тетрадкой посередине. Средней величины зеркало на стене, на полу ковёр с геометрическим узором, а напротив кровати небольшой телевизор и тумбочка с выдвижными полками. Также в комнате была ещё одна дверь, похоже у меня будет собственный санузел.

– Это комната похожа на гостиничный номер, вам так не кажется? – спросила я Агнессу, проводя рукой по стене.

– Ты права, раньше этот дом был гостиницей, потом она разорилась и мы выкупили здание, переоборудовав под свои нужды.

– Хорошо быть вами, – улыбнулась я, – мы будем разговаривать здесь? Я хочу поскорее всё это закончить.

– Да, здесь, – она села на компьютерный стул и указала мне на кровать, – садись, разговор будет долгим. Кстати, ты не голодна?

– А что, вы предлагаете мне свою шею? – пошутила я.

– Нет, – усмехнулась она в ответ, – но Ангел может принести тебе пакет с донорской кровью.

– И это работает? – взволнованно спросила я, – мне не нужно… убивать?

– Нет, это означает, что тебе не нужно будет питаться от людей вообще. Донорская кровь хорошая альтернатива, хоть и не приятна на вкус.

– Вы проводили соц-опрос среди вампиров? – облегчённо улыбнулась я. Если мне не придётся убивать людей, да и вообще охотиться, это значит, что есть вероятность вернуться к нормальной жизни. Хоть к какой-нибудь её части.

– Среди пленных вампиров. Они ярко демонстрировали своё отношение к этой крови, – немного мрачно ответила Агнесса.

– Ну, для меня вы сейчас сказали самую лучшую новость за последние сутки, – рассмеялась я, – и нет, я пока не голодна. В прошлый раз меня очень сытно накачали через капельницу кровью, это были просто непередаваемые ощущения.

– Это хорошо, – она улыбнулась кончиками губ, а после тяжело вздохнула, – ну что, готова услышать новости и предложения от совета?

– Как никогда, – ответила я.

– Во-первых, мы не знаем, как получилось, что ты стала вампиром. Это самая главная причина, почему ты будешь жить какое-то время здесь. Я сомневаюсь, что ты захочешь встретиться со своим создателем в ближайшее время, ведь, судя по твоей реакции, ты не в восторге от происходящего.

– Это точно, не в восторге, – нахмурилась я, – кстати, пока вы совещались, у меня родился в голове один вопрос. По вашим словам, вы убиваете вампиров. И насколько я поняла, из-за того, что я сделала... хоть я этого и не помню, меня тоже вы должны были убить, – я на секунду замолчала, а потом продолжила, – так почему вместо этого похитили?

– Ты живёшь в особом городе, София, – проговорила Агнесса, – этот город является тренировочной базой охотников. Здесь учатся множество молодых из нас. В какой-то степени этот город принадлежит нам, – она кашлянула и немного хриплым голосом продолжила, – несколько недель назад на одну жительницу города напал зверь и растерзал её. Наши врачи диагностировали, что это сделал оборотень. Вероятно новообращённый. Его до сих пор не нашли. Когда происходит подобное в нашем городе – это проблема, но она не так страшна, обычно мы быстро с этим справляемся. Но когда появляется жертва от новообращённого вампира, спустя пару недель после оборотня, это навело нас на некоторые размышления. Больше всего это похоже на чью-то акцию против нас. И смысл показать, как самые слабые из сверхъестественных существ убивают жителей нашего города буквально под нашим носом и исчезают без следа. Так мы предполагали, поэтому мы велели всем прочёсывать город и взять либо оборотня, либо вампира живым и привести к нам, – спокойно закончила она.

– Как всё сложно, – задумалась я над ситуацией, – а скажите, есть такая вероятность, что я просто часть плана этих странных... существ? Что я укладываюсь в теорию? Ведь я не помню, чтобы меня обратили… может меня загипнотизировали, м?

– Это невозможно, – отрезала она, – невозможно обратить загипнотизированного человека. Во время обмена кровью он получит контроль над разумом обратно.

– А после? Уже будучи вампиром?

– Тоже нет, один вампир не может загипнотизировать другого, – ответила она, – это-то и странно…

– А вы в этом абсолютно уверенны? Может вы ошибаетесь, и меня загипнотизировали?

– Нет, я уверенна, – твёрдым голосом ответила она, – я не могу тебе привести доказательства, так как это слишком долго объяснять, может позже. Но данные проверены на сто процентов.

– Тогда как я стала вампиром? – прошептала я, – и вообще, как становятся вампирами?

– Если ты читала современные книги о вампирах, то ты должна догадаться – через обмен крови. Вампир пьёт твою кровь и заменяет своей собственной. Чем больше он выпьет, тем быстрее начнётся процесс обращения. В среднем, если не учитывать сон, он занимает от десяти до двадцати дней, у кого как, – она чуть поджала губы. Мне показалось, что она знакома с этой процедурой не понаслышке, возможно что-то подобное происходило в её прошлом.

– Вы сказали сон, о чём это вы?

– Сон из прошлого создателя. Насколько я понимаю, он обычно связан с охотой.

– Понятно, по-моему что-то такое я припоминаю… то есть процесс не моментален, а может произойти когда угодно?

– Нет, когда пьют твою кровь, ты начинаешь терять сознание. Когда твоих губ касается кровь вампира, ты инстинктивно её пьёшь, но не просыпаешься. После этого ты видишь сон. Здесь главное, сколько ты пробудешь без сознания. Как я уже говорила, это зависит от обмена крови.

– Ага, теперь ясно почему вы так на меня смотрите, – я покачала головой, – такой процесс я бы точно не забыла.

– Вот поэтому ты и уникальна, мы не знаем кто ты. И где твой создатель.

– А он у меня есть? Может я с рождения носитель этого проклятья?

– Это невозможно! – горячо воскликнула она.

– Ну... всё когда-то бывает в первый раз, – я пожала плечами и провела рукой по волосам. Честно говоря, у меня стало появляться ощущение, что эта организация охотников знает не всё о вампирах. А я даже и не знала о чём их ещё можно спросить.

– И что теперь делать? – я всё-таки решила спросить её об этом.

– Мы решили, что тебя будет обследовать Ангел. Есть вероятность, что ты права. Мы же не можем знать всё. На это время ты будешь жить здесь, пока мы не подыщем тебе нормальное жильё. Также ты будешь проходить лекции о сверхъестественном мире вместе с остальными охотниками. Тебе нужно узнать многое про мир, в который ты попала. Мы выделим тебе небольшое содержание, своего рода стипендию. Может быть, будем тебя тренировать, чтобы ты не забывала, кто ты и какие у тебя есть возможности.

– Я так понимаю, что не смогу вернуться домой? – хоть я и хотела больше узнать о себе и мире, в который я угодила, но желание попасть домой было невероятно сильным, особенно теперь.

– А ты как думаешь? – печально посмотрела на меня Агнесса, – я видела твою фотографию в анкете. Мы с трудом смогли тебя опознать. Твои черты очень сильно изменились. Да ты и сама знаешь, как ты теперь выглядишь, я думаю, будет сложно объяснить твоим родным и друзьям, что с тобой произошло. И даже если мы как-то сможем помочь тебе вернуться домой, ты же понимаешь, что лет через десять-пятнадцать, тебе всё равно придётся его покинуть. Ты же не будешь стареть.

– У меня брат в психиатрической больнице, – прошептала я, – если меня не будет, кто будет оплачивать счета за его лечение?

– Мы что-нибудь придумаем на этот счёт. Ты уж извини, но это не самая главная проблема на данный момент.

– А можно… мне хотя бы узнать как он? – умоляюще посмотрела я на Агнессу, – я не прошу о встречи, просто хотя бы узнать… жив ли он... Когда это произошло со мной, он лежал в больнице…

– Хорошо, я думаю, что это не составит труда выяснить.

– И что будет дальше?

– О, на сегодня всё. Насколько я понимаю, с остальным ты согласна?

– Да, это хороший план, – кивнула я.

– В этой тетрадке на первой странице написан телефон Ангела и мой, а также службы охраны здания, это на всякий случай. Если тебе что-нибудь понадобится – звони им. Если проголодаешься – звони Ангелу, если какие-то будут вопросы – звони мне. А если захочешь почитать, то последняя дверь справа в этом коридоре – библиотека. Вопросы есть?

– То есть на сегодня всё, и я свободна? Могу делать что захочу?

– Пока да, завтра к тебе придёт Ангел и начнёт тесты. А на днях пройдут занятия, – улыбнулась Агнесса и поднялась со стула. По её лицу было видно, что она очень устала и хочет спать.

– Тогда последний вопрос – если я выпрыгну из окна и сбегу отсюда, что будет?

Агнесса рассмеялась и ответила мне невероятно холодным голосом:

– Я найду тебя.

После этого она вышла из комнаты.

 

***

Я свернулась в клубочек на кровати и тихо заплакала. Чувство страха охватило меня и полностью поглотило. Я не понимала того, что происходит. Я не понимала того, кто я. Я вообще ничего не понимала. В привычной картине мира не укладывалось то, что происходило. Я не хочу этого, честно, не хочу… какие-то вампиры, оборотни… охотники… В эту секунду я захотела вернуться к маме. В голове пронеслись воспоминания о нашей жизни. О совместной чашке кофе по утрам, просмотров фильмов в кинотеатре, прогулок по парку в детстве. Мне вспомнились наши ссоры с братом, как мы дрались и дурачились друг над другом. О твёрдой руке отца, который лупил меня и брата за шалости. То чувство защищённости, что было у меня, когда они были живы. Я вспомнила, каким потерянным стал наш дом, когда не стало родителей, а брат попал в психиатрическую больницу. Как было тяжело остаться абсолютно одной. Тогда осознание одиночества пришло не сразу. Меня прорвало лишь однажды – когда я стояла в магазине и выбирала стиральный порошок. Это было так сложно, ведь я никогда этим не занималась. Всё решала мама. Я никак не могла выбрать и в результате выбежала из магазина вся в слезах. Успокоить меня смогла только Инга. Она во много тогда помогла, так что я, в конце концов, пришла в норму. Вот только теперь Инги рядом со мной не будет. А будут только эти незнакомцы, которым я не могу доверять, ведь они мне никто. Они говорят, что всё будет хорошо, рассказывают мне про перспективы, но Агнесса ясно дала понять, что я теперь пленница. Лишь случай оставил меня в живых, хотя я бы предпочла умереть, чем жить такой, какой я стала. Вампир, это ведь невообразимо смешно. Я истерически рассмеялась. Вампир… вот умора... ха-ха-ха. Скажи мне кто-нибудь раньше об этом, я бы посоветовала такому человеку обратиться в дурку. Это глупо, ведь так? Просто шутка. Мой взгляд упал на мои пальцы, и я сжала руки в кулаки. Что мне теперь делать? Вот что? Ведь теперь ничего не будет как раньше! Я не смогу делать то, что люблю. Моя жизнь вылетела в трубу… Я перевернулась на спину и посмотрела на занавески. Солнечный свет теперь тоже для меня недоступен. Хорошо хоть я не сгорю на солнце, да и другие легенды оказались фальшивы. Жаль нельзя есть обычную человеческую пищу… как же мои любимые суши? А отбивная с картошкой? И если говорить об этом, то как же любовь? Мальчики? Мне двадцать лет, в конце концов! Я хочу встречаться! Хочу любить и быть любимой! Дети, внуки, счастливая старость… это что же теперь всё это для меня недоступно? Пускай сейчас я не готова к серьёзным отношениям, но рано или поздно я захочу влюбиться… и что тогда делать? М? Вот что?

Я вскочила с кровати и ринулась в ванную. Склонившись над умывальником, я включила воду и посмотрела на своё лицо. Собственное отражение пугало. У меня на лице были кровавые следы от слёз. О, это не была кровь, цвет не настолько насыщенный, но близко. Получается и слёзы уже не мои... не человеческие. Ненавижу, я ненавижу себя! Я со всей силой ударила по раковине, и на моих глазах большой фаянсовый кусок рукомойника упал на пол и разбился на несколько частей.

Боже мой… пронеслось в голове, когда я, как сомнамбула, вышла из ванны. Я не человек. Какое-то опустошение завладело разумом. В состоянии полной прострации, я дошла до кровати и легла. Свернувшись комочком, я тихо лежала и наблюдала за хороводом пылинок в воздухе. Эта картина успокаивала взбудораженный разум и я постепенно стала проваливаться в сон.

 

***

Мне снился дождь над чужим городом. Это был летний, тёплый ливень с грозой и молниями. Сила ветра пригибала южные деревья к земле. Я стояла на балконе и наблюдала за световыми вспышками над морем. Была глубокая ночь. Небо, затянутое тяжёлыми тучами было прекрасно. Пожалуй, именно зрение вампира раскрывало всю прелесть подобной погоды. Ведь каждая капелька дождя была уникальна, она сверкала в ночи подобно бриллианту и с тихим, мелодичным звоном падала вниз. Всё вместе создавало удивительную по красоте симфонию. Было такое волшебное, чужое чувство покоя, что я не сразу осознала, что это тело мне не принадлежит. Я была лишь невольным наблюдателем этой красоты и не могла что-либо изменить. Когда я попыталась пошевелиться, то с ужасом осознала, что заперта в этом теле. Крик, родившийся внутри меня, не сорвался с чужих губ, однако обладатель тела, вероятно, что-то услышал, потому что напряг свой слух и окружающий мир погрузился в настоящую какофонию звуков. А после всё прекратилось. Мир словно исчез… и я услышала слова этого вампира:

– Я иду за тобой.

Он резко развернулся и сразу же из-за вспышки молний, я увидела в отражении стеклянной двери его глаза. Алые, как кровь глаза.

 

***

– А-А-А! – я проснулась от собственного крика и резко подскочила над кроватью, неосознанно приняв боевую позу. Не смотря на то, что я больше не нуждалась в воздухе, прерывисто дышала. На коже выступил розоватый пот. Я чувствовала, как сердце бешено колотилось от страха. Чем бы ни являлся этот сон, он напугал меня до смерти. Лишь спустя минут десять я успокоилась и опустилась обратно в постель. Это был просто сон, навеянный вчерашними разговорами и моим напряжением. Вот и всё. И не нужно напоминать себе, что в фильмах всегда так говорят, а потом оказывается, что это не так. У фильма есть сценарий, у жизни его нет. Слишком много вероятностей, так что просто успокойся и подумай, где ты можешь найти новую одежду и постельное бельё, потому что это безнадёжно испорчено.

Я глубоко вздохнула и слезла с кровати. Подойдя к окну, посмотрела за занавеску – за окном стояла ночь или же был поздний вечер. Плюсы в зиме – долгая ночь и короткий день. Отдёрнув занавеску, я принялась рыться в шкафах. Так и думала, в большом шкафу лежало несколько запасных белых рубашек, пара джинсов, а также однотипных комплектов постельного и нижнего белья. Этот вопрос решён. Осталось теперь принять душ и почистить зубы, в ванной я вроде бы видела зубную щётку и пасту… фаянсовая раковина! Вбежав в ванную комнату, я с ужасом обнаружила, что раковина и правда расколота. Я её сломала. Вот чёрт, наверное меня за это по головке не погладят. Я растеряно провела рукой по волосам. Ладно, проблемы нужно решать по мере их важности. Сейчас главное – принять душ и почистить зубы, потом уже решить дело с раковиной, а потом нужно будет сходить и поесть. Чувство голода вновь поселилось в моём теле. Это наверное из-за адреналина. Пугающий сон и всё такое. Я быстро приняла душ, умылась и почистила зубы. Всё это пришлось проворачивать в ванной, что было не совсем удобно, но терпимо. После этого я переоделась во всё чистое и сняла постельное бельё с кровати. Аккуратно всё сложив в одну кучу, я подошла к компьютерному столу и позвонила охране. Мой диалог был коротким, я сообщила охраннику, что случайно сломала раковину и поинтересовалась, где можно постирать бельё. Он вежливо ответил, что пришлёт уборщика и поинтересовался, всё ли у меня в порядке. На секунду у меня сложилось впечатление, что моего собеседника данная ситуация забавляет, так что я быстро с ним распрощалась и сразу набрала номер Ангела.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.