Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Голод. Сильный тяжеловесный голод. 12 страница



Алиса жила в этой квартире уже несколько лет, так что здесь было очень по-домашнему. Красивые постеры на стенах, уютные занавески. Планировка точно такая же, как и в моей предыдущей квартире. Так что без сюрпризов. Проходя в гостиную, я заметила наполовину пустую бутылку виски и пепельницу, заполненную окурками сигарет.

Алиса прошла на кухню.

– Что-нибудь будешь? – поинтересовалась она.

– Если можно кофе, – кивнула я, проходя в гостиную и устраиваясь поудобнее на диване.

Спустя минут семь, Алиса уже сидела напротив и курила сигарету, вперив в меня свой коронный, замораживающий взор.

– Так ты объясняться-то будешь или как? – холодно поинтересовалась она.

– Да-да, конечно, – я обречённо выдохнула, – я не убивала Яну и других девушек. И я искренне надеюсь, что ты не видела моей квартиры. Того, во что она превратилась.

– Говорили, что там настоящее кровавое побоище, – задумчиво проговорила Алиса.

– Да, это сделал маньяк, – выдержав паузу, сказала я.

– Ну, об этом тоже ходили слухи, однако все склонялись к мысли, что либо ты убийца, либо это диверсия против нас.

– Они ошибаются в той и в другой версии, – я нервно сглотнула и взяла чашку.– Я раскопала в архивах сведения об одном демоническом виде, представители которого могут искусно подделывать подчерк убийств разных видов. Их называют метаморфы. Демоны, способные принимать чужие обличия, – я отвела взгляд от Алисы, – вероятно, демон принял мой облик, чтобы зайти к Яне.

– Подожди минуту, – Алиса наморщила лоб, – слушай, я конечно не слишком примерная ученица, но что-то я не помню, чтобы среди классификаций современных демонов встречался такой вид.

– Потому что он вымер, – кивнула я, – вот только у нас сомнения на этот счёт. И недавно мы получили доказательства, что убийца один. Я съехала из первой квартиры в этом здании из-за надписи на стене – послания от него. После я получила немало доказательств, что убийца один. А так как только этот вид способен принимать чужие обличия, то других вариантов нет – это сделал метаморф.

– Так они же вымерли? – возразила Алиса.

– Похоже, что охотников обманули, – пожала плечами я, – они же метаморфы, скрыться им не составило труда.

– Но почему об этом никому не известно? – нахмурилась она, – почему вы держите всё в такой тайне?

– Потому что среди нас бродит предатель, – я глубоко вздохнула, – вернее он среди вас. Вероятно, кого-то убил и принял его обличие.

– Так он смог проникнуть на базу, – понимающе прошептала Алиса, – а как можно опознать его?

– Мы не знаем. Дион опрашивал охотников, пытаясь вывести демона на чистую воду, однако он не преуспел.

– И что теперь?

– А ничего, – я взяла со стола пачку сигарет и закурила, – метаморф оставил мне записку возле тела Яны.

– И что в ней? – нетерпеливо спросила Алиса, превращая беседу в форменный допрос.

– В ней написано, что если я надену красное платье, то он потанцует со мной во время маскарада.

– Что за красное платье?

– Оно было обнаружено на месте другого убийства, – хмыкнула я, – я же говорю, это не провокация против охотников, а настоящий маньяк.

– Он тебя преследует? – на лице Алисы появился изумление, – что за чёрт?!

– Он хочет, чтобы я стала такой же, как он. Вернее стала сама собой – монстром, убийцей, вампиром, – я на секунду прикрыла глаза, вспоминая свои сны и те ощущения, что они будили, – все убийства так или иначе связаны со мной.

– Это мы заметили, – кивнула она, – именно поэтому многие и считают, что ты убийца или очень тесно связана с ним.

Мы погрузились в раздумья. Через минуту Алиса подняла голову, словно прозрев.

– Подожди, именно поэтому погиб твой друг, Дмитрий?

– Да, – солгала я. А что ещё мне оставалось делать? Не говорить же ей, что это убийство совершил другой монстр – мой создатель.

– Бедная моя, – прошептала она и подошла ко мне, чтобы обнять, – мне так жаль.

– Не стоит, – ответила я, высвобождаясь из объятий, – я не хочу вновь это переживать.

– Понимаю, – она неуверенно кивнула и вернулась на своё место, – и что теперь делать?

– Ничего, – покачала головой я, – Дион находится в какой-то прострации, Агнесса медленно паникует, а Ангел изучает трупы. Нам остается только ждать бала. Хотя я не уверена, что это поможет его поймать.

– А что если он ещё кого-нибудь убьёт? – Алиса смотрела прямо мне в глаза, и я чувствовала, что ей страшно.

– Тогда приедет какой-то Палач, который убьёт метаморфа. А заодно и меня, – равнодушно пожала плечами я.

– Легендарный Палач, – испуганно прохрипела девушка, от потрясения у неё сел голос, – невероятно…

– А кто это? – поинтересовалась я, туша сигарету, – мне Дион ничего о нем не рассказал.

– Хм, – Алиса громко хмыкнула и обхватила себя руками, на её лице причудливо мешалась смесь испуга и восхищения перед Палачом. – Палач – это особый охотник. Никто не знает, кто он, где родился, какое у него настоящее имя. Всегда в маске палача и просторном чёрном балахоне. Он действительно невероятен. Его вызывают, когда дела идут действительно плохо, так было всегда. Первые упоминания о Палаче появились ещё в шестнадцатом веке, говорят, что Палач, это охотник заключивший сделку с дьяволом, обречённый на вечную жизнь полудемоном-получеловеком.

– Вот чёрт, – изумилась я, – и где здесь ложь, а где правда?

– Не знаю, – пожала плечами подруга, – всё это есть в интернете на наших сайтах. Возможно Палач – это название независимого клана охотников, может его способность убивать всех сверхъестественных созданий, дар быть таким же, как они, передаётся из поколения в поколение. Отсюда и маска, и таинственность, – она немного виновато улыбнулась мне, – Сонь, я могу сказать тебе только свои теории и то, что написано в интернете. Достоверно известно, что когда дела идут плохо, охотники вызывают его и он решает все проблемы.

– Да уж, он действительно легенда, – печально вздохнула я, поднимаясь с дивана и подходя к окну, – понятно, почему Дион такой потерянный.

– Он просто боится тебя потерять, – сзади раздался голос Алисы, – вы с ним стали очень близки. Ты первая, с кем он нормально разговаривает. До твоего появления здесь, он был очень одиноким и молчаливым.

– Расскажи мне о нём, – попросила я, поворачиваясь к Алисе.

Та на секунду смутилась, а потом задумалась.

– Он добрый, – начала девушка, – хоть и кажется строгим и холодным. Я не была знакома с ним до того случая с Элейн, говорят тогда он был душой компании. Очень весёлым и общительным, лёгким. А также весьма перспективным охотником, – она замолчала, погрузившись в воспоминания, – когда я его встретила в первый раз, он меня напугал. Это был первый день практики, наш наставник заболел, и Диона назначили на замену. Я никогда не забуду, как он гонял нас по лесу, заставляя чуть ли не ползать по снегу в поисках следов молодого оборотня. Наша первая боевая вылазка, но мы всё-таки нашли и убили того оборотня. Я помню, как после орала на Диона Агнесса: «Они же дети! Как ты мог? А если бы кто-нибудь погиб?» И как равнодушно смотрел он на неё. В результате, наша группа стала самой сильной среди всех. Мы многому у него научились и в первую очередь – не вестись на внешность монстров, не в обиду тебе, тот оборотень был молодой девушкой с голубыми глазами. Она чуть не убила моего друга. А ещё я помню, как один из нас, парень Макс, подошёл к телу той девушки и хотел пнуть его, но Дион не дал. Он сильно ударил Макса по лицу и оттащил от тела. Я помню его слова: «Она не виновата в том, что стала такой». Ещё он присел возле её тела и поцеловал в лоб.

– Это звучит как-то невероятно, – прошептала я.

– Да, – она улыбнулась, проведя рукой по щеке, – это действительно невероятно. Дион убивает монстров и одновременно жалеет.

– Из-за Элейн, – медленно кивнула я.

– Да, из-за неё, – она вновь задумалась, – он хороший. Печальный, одинокий, временами грубый, но хороший. Вот почему Агнесса приставила тебя именно к нему.

– В смысле?

– Другой охотник просто убил бы тебя, – смутилась Алиса.

– А, понимаю, – сообразила я, – монстр и всё такое.

– Вот именно. Только Дион показал всем, что ты не такая. Помнишь, как мы встретились?

– Да, бассейн, – кивнула я.

– Соня, прости меня, пожалуйста, – неожиданно тихим голосом сказала Алиса и опустила глаза вниз, – это была провокация. Дион всем говорил, что ты нормальная, что ты не убийца. Мы решили проверить.

– И ты специально пустила себе кровь из носа? – иронично усмехнулась я.

– Да, – она стрельнула глазами в мою сторону и вновь их опустила.

– Забавно, – вздохнула я, – Дион до этого уже проверял меня. Ещё в первую нашу с ним встречу он пустил себе кровь. А я даже и не заметила, – я улыбнулась своим воспоминаниям, – правда тогда мы поссорились. И если бы не последующие убийства, вряд ли всё сложилось в мою пользу.

– Ты не сердишься на меня? – Алиса посмотрела мне в глаза.

– Нет, разумеется, – серьёзно ответила я и подошла к дивану, – я всё понимаю.

Алиса кивнула, и мы замолчали, не зная о чём дальше говорить.

– Алис, ты знаешь, я в последнее время очень много думала о себе. О своей природе, о том, что со мной стало и как это изменило меня, – задумчиво проговорила я, – я много читала о вампирах, о том, как вы к нам относитесь. И я заметила только агрессию с вашей стороны: встретил вампира – убей его! Если тебя обратили – убей себя! Вампиры – это монстры, убийцы, нечисть. Противоестественные создания, убивающие людей. Кровожадные и безжалостные. Ты знаешь, я пыталась провести параллель с собой. И не нашла. Да во мне что-то определённо изменилось, однако я не чувствую себя безжалостным убийцей.

Я замолчала, а потом опять продолжила:

– Однако ко мне относятся именно так. Сколько раз я слышала, как в этих коридорах обсуждают меня, а эти взгляды в мою сторону? «Она монстр! Убейте её!» – вот, что я вижу в вас, охотниках. Я понимаю, трудно перестраиваться и начать относится ко мне иначе, но, чёрт возьми, это так тяжело. Если бы не вы – Алиса, Ангел, Кирилл, Влад, даже Дион, если бы мы не подружились... Если бы вы не попытались понять меня, я была бы очень одинокой. И со временем, кто знает, что из этого получилось. Однако у меня есть вы, я держусь за вас и вместе с этим держусь за свою человечность. Это тяжело, правда, иногда я чувствую, как что-то пытается незаметно изменить меня, – Алиса внимательно слушала мою маленькую исповедь, время от времени нервно потирая руки.

– Я могу сопротивляться только благодаря вам – вашему кнуту и прянику, – я улыбнулась.

– Это правда помогает! –я вновь сосредоточилась, – вот только у других новообращённых нет такой поддержки. У них никого нет, кроме создателя и других вампиров, которые говорят: «Убивай! Они лишь пища!» Понимаешь? – я посмотрела на Алису и та кивнула, – они одиноки, космически одиноки. Не имея другого выбора, они подчиняются и становятся монстрами. Все эти одинокие дети… оторванные от социума, от людей, от жизни, попавшие в жестокую сказку, – я замолчала.

– София, я не знаю, что сказать в ответ, – тихо проговорила Алиса и глубоко вздохнув, потянулась за следующей сигаретой.

– Не нужно, – я усмехнулась, – это всего лишь печальная лирика. Меланхолия после тяжёлых дней. Ты знаешь, я верю, что всё можно изменить. Что я не исключение из правил, что мы все такие. Не бывает монстров, нельзя вот так взять и стать им. Это неправильно. Монстрами нас делает наше окружение, плохое воспитание, стереотипы. Ведь если бы охотники пытались научить молодых вампиров жить по-новому, всё было бы по-другому.

– Кто знает, – пожала плечами Алиса, – может быть. Только, я тебя прошу, не пытайся проповедовать эту идею среди охотников, поверь мне, они её не оценят. В конце концов, мы охотимся на сверхъестественных существ. Нам легче убивать молодую девушку с оленьими глазами, думая, что она кровожадный монстр, чем невинная жертва, вынужденная убивать.

– Я понимаю, – печально кивнула я, – однако легче от этого не становится.

– Я всё чаще стала задумываться о своём будущем, что меня ждёт? Какой я стану через... десять лет? Через пятьдесят? Что со мной будет? Вернее, какой я буду? – продолжила я свои размышления.

– Поживём, увидим, – на лице Алисы промелькнула тень улыбки, - выживем – учтём.

– Ладно, что мы всё о грустном? – я улыбнулась в ответ, – будто нет других тем для разговора. Мы всё уладили? Никаких проблем?

– Больше нет, – уверенно кивнула Алиса, – я поговорю с остальными, думаю, что мне удастся убедить их в твоей невиновности.

– Без упоминания о метаморфе?

– Без, – подтвердила она, – я всё понимаю, такие новости лучше хранить в секрете.

– Да, – я несмело улыбнулась, – и ещё, Алис, если ты заметишь, что кто-то ведёт себя странно – сообщи мне или Диону, хорошо?

– Обязательно, – и мы расслабленно улыбнулись друг другу.

Неожиданно раздался звонок в дверь. Это пришёл Кирилл, он выглядел немного потрёпанным и усталым, похоже, его сегодня сильно гонял наставник по боевым искусствам.

Ему мы не стали рассказывать о метаморфе, поскольку он не умеет хранить секреты и обязательно всем рассказал. Кирилл хороший парень, добродушный и немного пугливый. Насколько я поняла, в будущем он планирует заниматься только призраками и полтергейстами, так как ему не нравится убивать живых существ, пусть даже если они сверхъестественные монстры.

В результате просидели до поздней ночи, смотря разные смешные фильмы и играя в карты. За весь вечер мы не произнесли ни слова касательно произошедших событий и вообще старались как можно меньше говорить о сверхъестественном. Нам всем порой хочется побыть свободными от наших жизней.

 

***

Настала ночь и мне приснился очередной сон – подарок от моего создателя.

Мы сидели за столиком на веранде небольшого кафе. Здесь даже навеса не было. Несколько красивых чёрных столиков и стульев, одинаковых по стилю: узорчатые и скорее декоративные, чем предназначенные для длительного отдыха с чашкой чая и вкусными бутербродами. Кофейня была расположена на набережной, без проезжей части, покрытой гранитной брусчаткой тёмно-серого цвета. Осматриваясь вокруг, стараясь не смотреть на своего создателя, я поразилась как здесь спокойно и тихо. Густой, предрассветный туман прятал от нас окружающий мир, делая доступным взору лишь контуры соседних зданий да слабый блеск далёкого маяка. Море же было полностью сокрыто пеленой тумана, из-за этого создавалось впечатление, что за оградой ничего нет, а тусклый свет старинных фонарей лишь усиливал это впечатление.

Окружающее меня пространство было наполнено исключительно серыми, тёмно-голубыми и чёрными цветами. Предрассветная гамма – когда солнце только-только подбирается к горизонту, но ещё не успело полностью рассеять тьму. А когда в это время идёт дождь, складывается впечатление, что день вообще не настанет. На этом фоне моё ярко-красное платье, то самое, что снилось в первом моём сне и лежало на месте преступления, выглядело особенно вызывающе. Слишком насыщенно. Как только что пролитая кровь.

Создатель аккуратно взял со стола блюдце с чашкой тёмной густой жидкости и поднёс к своему лицу, сокрытому плотным чёрным дымом, который образовывал контуры головы и лица. Он сделал большой глоток неизвестного напитка, и туман на мгновение окрасился в бордовый цвет. Это было весьма неприятное зрелище. Кажется, я знаю, что за напитки в этом сне.

– Я смутил тебя, моя малышка? – раздался его чуть хрипловатый голос.

– Ни... сколько, – я попыталась спокойно ответить ему, но чуть запнулась от волнения.

– Я понимаю, – прозвучало в ответ с усмешкой, и он поставил чашку на стол, – уютное место, не правда ли?

– Не знаю, не я выбирала, – пробормотала я, пытаясь собраться с мыслями. Чёрт возьми, это всего лишь сон!

– Отнюдь, – туман на мгновение задрожал, а потом вновь успокоился, – это ты выбирала. Это твой сон. Он будет вечно сниться тебе, пока не умрёшь. В отличие от людей, мы не способны анализировать нашу жизнь во сне. Мы не видим красочных сновидений, не способны потерять себя в этом мире. Сидя здесь, ты понимаешь, что спишь. Ты могла бы проснуться, если бы я не хотел с тобой поговорить. Всё-таки влияние создателя над птенцом велико, – и он замолчал.

– Что это за место? – нерешительно спросила я, осматриваясь.

– Место твоего покоя, – я почувствовала какую-то тоску в его голосе, – это самый невинный подарок от наших с тобой создателей. От тех, кто породил вампиров. Это кафе – отражение твоих мечтаний. Место уединения и свободы. Лишь здесь ты чувствуешь себя в безопасности. Так будет всегда. Каждый раз, как засыпаешь, будешь попадать сюда. Наверное, зря я посылал другие сновидения, они мешали и нервировали тебя. Теперь я это понимаю.

– Я не чувствую себя здесь в безопасности.

– Разве? – усмехнулся он, – прислушайся к себе и ты поймёшь, что это неправда.

– Как так может быть?! – не выдержав, гневно воскликнула я. – Здесь ты! Я нигде не буду в безопасности, пока ты рядом!

– Успокойся, – спокойным тоном проговорил он, – тебе не нужны эти лишние эмоции. Я пришёл поговорить с тобой, а не выяснять отношения.

– И о чём ты хочешь со мной поговорить? – с горечь пробормотала я.

– Разумеется, о нас, – ровно ответил он, – о чём же ещё?

– Нет никаких нас, – я попыталась сделать своё лицо беспристрастным, однако плохо получалось сдерживаться. Единственное, что спасало от слёз и настоящей паники, так это дождь. Его шелестящий звон отрезвлял, а осенняя прохлада удерживала влагу внутри моей души. Это место было идеальным. Я знала, что здесь безопасно, однако присутствие создателя пугало до чёртиков и я соскальзывала с этой мысли.

– Есть. Не нужно отрицать очевидное, София. Произошло недоразумение, моя дорогая. Причина, по которой я не забрал тебя сразу – это другой город. Ты со своей семьёй переехала в город охотников, поэтому я был весьма удивлён, когда почувствовал, что ты здесь. К тому же охотники действовали на удивление оперативно, я не успел забрать тебя вовремя.

– Я не понимаю, мы переехали, когда мне было двенадцать лет, – нахмурилась я, – при чём тут это?

– О! – воскликнул он, – прости, я забыл, что ты не знаешь. Это весьма деликатная тема для беседы, и её лучше вести наяву. Так что обсудим позже.

– О чём вы? – я всё также непонимающе смотрела на него.

– Позже, – утвердительно проговорил он, – сейчас моё время на исходе, так что я скоро покину тебя, и ты сможешь по-настоящему насладиться этим местом. А пока я хочу попросить тебя выполнить условия из письма нашего общего знакомого.

– Так вы вместе, – разозлилась я, – я должна была раньше об этом догадаться!

– И да, и нет, – уклончиво ответил он, – могу сказать, что мы пересекались. Весьма приятная... особь.

– Кто он? Что ему от меня надо? – дрогнувшим голосом спросила я.

– Кто он, ты и сама знаешь, просто пока не хочешь в этом признаваться, – усмехнулся туман и потянулся за чашкой с кровью, – ты же вампир! Нас не может обмануть какой-то вымирающий метаморф, это смешно.

– Значит, мы не ошиблись, – кивнула я.

– Я бы разочаровался в твоём мужчине, если бы он думал иначе.

– Он не мой мужчина, – удивлённо возразила я и сложила руки на груди, – вы ошибаетесь.

– Не нужно говорить на вы, моя дорогая, это плохо звучит, учитывая, сколько времени нам предстоит провести вместе, – туман вновь задрожал и окрасился в тёмно-красный цвет, когда он поднёс чашку к губам, – а этот Дион твой мужчина. Защитник и покровитель, если бы не он, ты бы уже была мертва. Пожалуй, я не стану убивать его.

– Ты не сможешь! Он охотник, а ты всего лишь вампир, – презрительно бросила я в ответ, в то время как внутри всё дрожало от ужаса.

– Бедное дитя, как же тебя запугали эти глупые охотники, – в голосе вампира послышалась непритворная грусть, – уверяю тебя, твой Дион всего лишь слабый человек, пусть и наделённый некоторой сверхъестественной силой.

– Силой? – я удивлённо уставилась на вампира.

– Это ты у него спроси, – я услышала его тихий смешок и вновь почувствовала раздражение, – хотя вряд ли он ответит. Кстати, я знаю, что ты никому не рассказывала обо мне – это правильное решение.

– Я не смогла, – я почувствовала, как краснею и опустила голову.

– Не смущайся, это ведь естественно. Ты же моё дитя. Ты не можешь предать меня. По крайне мере пока ты так молода.

– А убить? – я резко подняла голову и пристально посмотрела на него.

– Мы как-нибудь попробуем, – усмехнулся он и поднялся со стула, – ладно мне пора.

– Скатертью дорога, – раздражённо прошипела я, чувствую себя неуютно.

Вампир обогнул столик и подошёл ко мне. Я попыталась отстраниться, однако не смогла и с места сдвинуться. Вот тебе и безопасный сон. Он наклонился ко мне и поцеловал в макушку, после склонился ещё ниже и прошептал прямо в ухо:

– Я скоро заберу тебя, моя милая малышка. Скоро мы будем вместе.

 

***

Я резко подскочила и тут же опустилась обратно в постель. Очередной сон. Мне пришла в голову мысль, что я так и не спросила, как же его зовут. А, впрочем, не важно. Я тяжело вздохнула и потянулась за сигаретами. Желание блюсти в очередной квартире чистоту полностью отсутствовало. Кто знает, возможно, скоро меня здесь не будет. Раздался звонок в дверь и я, с сожалением, выбралась из кровати и пошла открывать. На часах было полпервого, так что это может быть кто угодно.

На пороге стоял Дион и по нему сразу было видно, что ночь прошла без сновидений. Глубокие круги под глазами, полопавшиеся сосуды вокруг зрачков. Если говорить в целом, то Дион имел вид весьма помятый.

– Та ещё ночька была, да? – сочувственно спросила я.

– Да, – он был рассеянный и сегодня ему подошёл бы эпитет – неуверенный. Раньше такого за ним не наблюдалось.

– Я много думал о прошедших событиях и мне кажется, что я нашёл то, что мы упустили из виду.

– Проходи, – я кивнула и пропустила его в квартиру, – чай, кофе?

– Кофе, – он буквально рухнул на диван и блаженно закрыл глаза.

– Слушай, похоже твои новости не горят, может отложим беседу, и ты поспишь? – растеряно спросила я, разбираясь с навороченной кофеваркой.

– Позже, – твёрдо ответил он, открывая глаза.

– Ну, ладно, – пожала плечами я.

Спустя пару минут мы уже наслаждались вкусным кофе с корицей и мятой. Теперь, когда в моём рационе присутствуют исключительно напитки, я решила начать экспериментировать с различными вкусовыми сочетаниями. Проще говоря – пробовать всё новое.

– Ладно, приступим, – собрался с мыслями Дион и отставил пустую чашку от себя, – во-первых, мы упустили одну важную деталь, а именно – первое убийство.

– А что с ним не так? – поинтересовалась я, закуривая.

– Мы считали, что наш метаморф преследует тебя, – продолжил он, – своими убийствами он пытается привлечь твоё внимание. Однако это не так. По крайне мере не всегда так было. Ведь первое убийство было совершено до твоего появления здесь. Тогда, когда он не знал о твоём существовании.

– И правда, – растерянно пробормотала я, – и что из этого следует?

– А то, что чтобы он не хотел сделать в день маскарада, это будет связано не только с тобой, но и с Орденом, – спокойно проговорил он, – насколько я понял, в этот день он собирается совершить нечто особенное, завершающий акт своей пьесы.

– Есть предположения? – я нервно затянулась, вспоминая свой последний сон.

– Множество и все неубедительные, – раздражённо ответил он, – нашему убийце не откажешь в уме. До сих пор мы не имеем ни малейшей зацепки насчёт того, кем он может быть. А ведь это самое важное.

Во сне мой создатель сказал, что я знаю, кто убийца. Что это знает вампир внутри меня. Я сосредоточено стала перебирать в голове возможные кандидатуры. Нет, не получается. Какие-то неясные подозрения присутствуют, но нет конкретики. Кто же это может быть? Я сделала глубокий вздох и попыталась расслабиться. Убийца, убийца, кто же ты?..

– Эй? – перед моими глазами появилась рука Диона, он сделал несколько щелчков, – ты тут?

– Прости, я тоже плохо спала, – извинилась я. – Твои слова о предателе, о волке в овечьей шкуре, сбивают меня с толку. Я пытаюсь понять, кто это может быть, однако на ум ничего не приходит.

– Вот и у меня тоже, – мрачно кивнул он.

– Кстати, я была вынуждена рассказать обо всём Алисе, – смущённо сказала я, стараясь не встречаться глазами с Дионом.

– Что? – в голосе Диона проскользнуло неподдельное изумление, – она что, тебе угрожала?

– Не она, – проговорила я, – понимаешь, другие охотники уверены, что убийца я. Вернее, что я имею к этому непосредственное отношение. Вчера, когда я встретилась с Алисой, она было очень… враждебной по отношению ко мне. А она всё-таки моя подруга, поэтому я ей всё рассказала. Она пообещала сохранить всё в тайне и её слову можно верить, – я на секунду замолчала и глубоко затянулась. – Она сказала, что поговорит с другими и убедит их в моей непричастности.

– А что если она метаморф? – неожиданно спокойным голосом спросил Дион.

– Я не могу никому не доверять, – виновато ответила я, – и я не думаю, что метаморф это Алиса.

– А остальные? – поинтересовался Дион, барабаня пальцем по спинке дивана и с укоризной посматривая в мою сторону, – я уверен, что и для других у тебя приготовлено оправдание. Уверения в том, что и они не являются метаморфом. Однако он среди нас.

– Чёрт, – воскликнула я, раздражённо туша сигарету в пепельницу, – будь у нас больше времени, можно было бы устроить что-то вроде проверки. Не знаю, можно было бы что-нибудь придумать.

– Умные мысли всегда приходят с запозданием, – согласился он, – однако сути это не меняет. Ладно, что сделано, то сделано и ничего не попишешь.

– Красное платье? – спросила я.

– Да, тебе придётся его надеть, – кивнул он, – а мне придётся не выпускать из виду всех твоих друзей. И тщательно следить за тем, как проходит бал.

– Задачка не из лёгких, я правильно понимаю? – криво улыбнулась я.

– У нас нет другого выхода, иначе придёт Палач, – спокойно сказал Дион, поднимаясь с дивана, – ладно, у меня есть ещё дела, так что продолжим в другой раз, хорошо?

– Для меня главное, чтобы ты перестал хандрить и занялся делами, – с иронией улыбнулась я, тоже поднимаясь, – а уж что это за дела, не мне решать.

– На твоём месте я бы не был таким оптимистом. В конце концов, погибла девушка.

– И не одна, – нахмурилась я, открывая дверь своей квартиры, – не нужно думать, что я чёрствая. Просто я не привыкла к такой жизни, видеть трупы и столько невинной крови… каждый справляется по-своему.

– Она была одной из нас, – покачал головой Дион.

– Вот именно, одной из вас, – хмыкнула я, – я не вхожу в круг Ордена или ты забыл?

– Как знать, может когда-нибудь всё изменится, – неловко улыбнулся парень.

– Пока, Дион, – вздохнула я, закрывая дверь.

 

***

Я сидела на широком подоконнике своей гостиной и смотрела на лес. Спокойный, тихий сосновый бор с лёгкой дымкой вечернего тумана. Я о многом думала и ещё о большем старалась не думать. В первую очередь об этом страстном предвкушении от встречи со своим создателем. Я нужна ему, по-настоящему нужна! Он не бросит меня, не упрекнёт в чёрствости… Я стала думать о своей прошлой жизни и с удивлением обнаружила, что почти забыла её. А, впрочем, и вспоминать-то нечего. После смерти родителей всё превратилось в пустоту. Некуда возвращаться. Не о чём сожалеть. Слишком серой она была, если говорить по правде. Я была психически не здорова и никогда не смогла бы адаптироваться к нормальной жизни. Только имитировать её. Но после того как стала вампиром, внутри всё просто пылает, горит. Я чувствую себя живой, настоящей! И пускай начинаю чувствовать себя среди людей чужой, это пустое по сравнению с тем, что открывается передо мной. Я слышу голоса сфер, их нежный, как шёлк шёпот. И музыка, она повсюду, как наркотик, омывает моё нутро. А краски! Стоит мне только захотеть и мир расцветает этим невероятным безумием цвета! Я не могу представить себе жизнь без такой яркости… просто не могу представить. Сложно признаться, однако такую насыщенность жизни я ощущаю только после переливаний крови. Со временем всё тускнеет, становится серым, скучным, обычным. Внутри зреет знание, что всё это именно из-за способа, которым я питаюсь, что стоит попробовать настоящей крови, живой, бегущей по венам человека, и эти чувства не будут так стремительно угасать.

Но как я могу об этом рассказать... Ангелу? Или Диону? Хоть кому-нибудь? Я только напугаю их, они не поймут. Как они могут называть нас монстрами? Как? Ведь в отличие от них мы невероятно близки к природе, мы чувствуем окружающий мир гораздо острее. Это люди – монстры, убивающие всё отличное от них, а мы нет… да мы не такие, как они, да мы питаемся кровью. Но позвольте – они без жалости убивают животных, пытают их ради призрачной выгоды и удовлетворения! И потребляют, потребляют, потребляют… мы лучше их! Потому что…

 

Глава 8. Колдун.

Раздался очередной звонок в дверь. Кто бы это мог быть? Дион уже приходил, да и Ангел уже кормила меня.

– Здравствуйте, – осторожно поздоровалась я.

На пороге стоял незнакомый мужчина, одетый в униформу охранника. Судя по запаху, он работает на базе, возле соснового бора. Один из тех, кто нас охраняет.

Сейчас охранник выглядел весьма странно. Пустое выражение лица, мутный взгляд. Складывалось впечатление, что он в стельку пьян, однако запах выпивки отсутствовал.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.