Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть III. Дорогое удовольствие 24 страница



Прошло четыре дня прежде, чем этот случай представился. Был уже почти вечер четвёртого, когда Твидли Дум (старший) вошёл к Джейсону в комнату и сообщил, что через полтора часа здесь будет Астон. Было похоже, что охранник сам узнал об этом только сейчас. Что ж, это было вполне в духе Дэниела: откладывать какое-нибудь дело несколько дней, будто вовсе не вспоминая, а потом вдруг поставить всех на уши и примчаться с другого конца света. Такое с ним обычно случалось тогда, когда он наконец определялся с решением, к которому долго не мог придти.

Твидли Дум остался в доме, отправив Твидли Ди помогать присматривавшему за домом мужчине расчищать двор от снега. Джейсон из окон своей комнаты видел, как они вытаскивали снегоуборщик из гаража во двор. Его расчищали с утра, но после обеда снова пошёл снег. Джейсон понаблюдал за манипуляциями двух мужчин и понял, что они пытаются расчистить во дворе площадку побольше — очевидно, для того, чтобы автомобилям Астона хватило места развернуться. Подъездная дорожка от деревни, как и двор, расчищалась в расчёте на одну машину, и, если не расширить площадку, на обратном пути придётся сдавать задом все два километра до основной трассы. Особенно, если Астон приедет на лимузине… Но Джейсон думал, что на этот раз будет другой столь любимый Дэниелом и прочими состоятельными людьми автомобиль — чёрный «Мерседес» S-класса, красивый, удобный, безопасный, но совершенно неотличимый от сотен других таких же машин. Идеальное средство передвижения для тех, кто хочет продемонстрировать свой статус и остаться при этом анонимным. Вряд ли Астон желает афишировать этот визит.

Джейсон то и дело выглядывал в окно, сам не зная, для чего. Он не мог сказать, ждёт он Дэниела или не ждёт. Он боялся новой встречи, но и неизвестность тоже была мучительна. Скорее, не ждал… Да, если задуматься, ему хотелось спрятаться в какой-нибудь чулан, где Астон никогда его не найдёт — и всё равно он постоянно смотрел в окно.

Дом находился на естественном возвышении, и со второго этажа было видно почти всю маленькую деревню.

На улице медленно темнело. Скоро смотреть станет бесполезно, но Джейсон не был уверен, что темнота избавит его от постоянной беготни к окну: это было что-то нервное.

Он пообещал себе, что это последний раз. Больше он к окну не подойдёт. Он уже хотел вернуться на кровать, когда заметил, что по главной и чуть ли не единственной улочке деревушки движутся три машины. С такого расстояния да ещё в сумерках рассмотреть их детально было невозможно, Джейсон видел лишь огни и тёмные силуэты. Судя по количеству машин и подходящему времени, это был как раз Астон.

Помедлив несколько секунд у окна, Джейсон пересёк комнату и вышел за дверь. Он не хотел, чтобы Астон заходил в его спальню. Лучше было встретиться внизу, он и охране так сказал.

В полутёмном коридоре Джейсон заметил свет, падающий из-под двери напротив: в этой комнате жил Твидли Дум. Но свет падал не только из-под двери, он просачивался и сбоку — дверь была только прикрыта, но не заперта.

Джейсон быстро дошёл до выхода на лестницу: там была устроена небольшая галерея, шедшая вдоль одной из стен просторной гостиной. Он постоял там, прислушиваясь: голос Твидли Дума доносился откуда-то снизу. Джейсон вернулся назад в коридор.

Ну почему такая подлость? Единственный шанс войти в комнату телохранителя незамеченным выпал на тот момент, когда вот-вот должен приехать Астон!.. Хотя, может, это даже и к лучшему: скорее всего, Твидли Дум останется внизу до самого приезда босса. Значит, несколько минут в запасе есть.

Джейсон колебался, понимая, что теряет и без того бывшее в дефиците время. Наконец он решился. Лучше жалеть о том, что что-то сделал… Даже если его поймают, ничем особенным ему это не грозит. Станут держать его взаперти? Так он и без того из комнаты почти никуда не выходит. Не на хлеб же и воду его посадят.

Джейсон вошёл в комнату Твидли Дума, оставив дверь приоткрытой, чтобы услышать шаги с лестницы и успеть выйти в коридор. В любом случае, Джейсон не собирался оставаться тут надолго: у него в запасе были максимум пять минут. Он огляделся. Спальня телохранителя была похожа на его: большая кровать, письменный стол и стул, комод и высокий платяной шкаф. Единственное отличие — здесь было целых два окна, но зато не было персональной ванной комнаты. В комнате Джейсона не было стенного сейфа, скорее всего, и здесь не должно было быть.

Первым делом Джейсон проверил все ящики в комоде. В верхних двух лежали какие-то вещи вроде белья, чистых футболок, планшета и зарядных устройств, нижние два были пустыми. В шкафу, кроме одежды, тоже ничего интересного не обнаружилось. Джейсон осмотрелся ещё раз и полез под кровать.

Пошарив там рукой, он с трудом вытянул до половины большой чёрный ящик. Он ещё пока вытаскивал его, по весу догадался, что там может лежать. Бросив быстрый взгляд на показавшийся уголок, Джейсон затолкал его обратно. Оружие. Охрана почти постоянно таскала с собой такие ящики. Что там конкретно лежит, он не знал. Даже если бы оружие было ему нужно, ключей от замков у него всё равно не было. Следующим он извлёк из-под кровати маленький чемодан и откинул крышку. Опять какая-то одежда, пара журналов с голыми бабами (Твидли Дум оказался консерватором — учитывая, что у него был планшет) и несколько упаковок с патронами. Джейсон как мог аккуратно перекладывал всё в крышку чемодана, чтобы потом вещи легли назад в том же порядке. В самом низу нашёлся маленький кейс. Джейсон дрожащими руками открыл его.

Сверху лежала полупрозрачная коробочка с какими-то ампулами — не было времени рассматривать — и рядом автоинжекторы, очень похожие на те, что входят в «Марк I», набор первой помощи при отравлении нервно-паралитическим газом. Джейсон ни за что бы не догадался, что это такое, если бы не прошёл в своё время обучение в АНБ.

Вряд ли у телохранителей Астона были основания опасаться химической атаки. Скорее всего, это были препараты, заготовленные для него. Слоновья доза успокоительного или ещё что-нибудь в этом роде… Он и так был в сильнейшем напряжении из-за того, что пришлось войти в эту комнату и рыться в чужих вещах, а найти теперь ещё и это…

Не время об этом думать…

Джейсон убрал коробочку и увидел лежавший под ней пистолет. Крохотный, совсем как игрушка, немногим больше десяти сантиметров длиной. Такой запросто можно сунуть в карман брюк. Твидли Дум был настоящим параноиком…

Джейсон отложил пистолет в сторону. Под ним было то, что ему нужно: пачка купюр и документы. Много денег он взять не мог — это было бы легко заметить, а Джейсон не исключал, что тип вроде Твидли Дума каждый день перед сном проверяет, всё ли на месте. Оставалось надеяться, что не пересчитывает… С деньгами он разберётся потом, сначала документы. Джейсон начал перебирать их. Сверху лежал немецкий паспорт, затем ярко-красный швейцарский, оба явно не его… Потом британский. Он сначала обрадовался, но, открыв, увидел внутри мерзкую рожу Твидли Дума. Ещё один британский — и на этот раз его. Джейсон только хотел сунуть его в задний карман джинсов, как услышал шаги на лестнице.

Вот чёрт!.. Он швырнул паспорт обратно, закрыл коробочку и захлопнул крышку чемодана, только сейчас сообразив, что паспорт-то надо было взять. Он сунул его обратно чисто инстинктивно, испугавшись быть пойманным. Бестолочь! Значит, в другой раз…

Джейсон пихнул чемодан под кровать и хотел уже выйти из комнаты, как заметил лежащий на полу пистолет. Две мысли пронеслись в голове параллельно: что положить оружие на место он уже не успеет и что брать его с собой тоже нельзя. Если его при нём обнаружат… Страшно представить, что будет. Все подумают, что он решил убить Дэниела. Не то чтобы мерзавец этого не заслуживал, но Джейсон знал, что никогда не сможет этого сделать. А вот Астон и его охрана об этом не знают.

Спрятать где-нибудь в комнате… Так ведь Твидли Дум всё равно заметит, что оружие исчезло. Ну и чёрт с ним, разберёмся потом. Сейчас надо было что-то делать. Джейсон поднял пистолет с пола — он чуть не целиком спрятался в ладони — и лихорадочно закрутил головой. Пару секунд он вертел проклятую игрушку в руках. В комнате не было ни одного места, куда бы телохранитель не мог сунуться совершенно случайно, например, в поисках чистой одежды.

Может, спрятать у себя в комнате? Или всё же… Идиот, сделай хоть что-нибудь! Лестница не бесконечная.

Он уже бросился обратно к дверям, чтобы уйти к себе, как ему пришло в голову решение: закинуть пистолет на крышку шкафа. Туда Твидли Дум не полезет.

Джейсон подошёл ближе к шкафу, про себя отмечая, что шаги стихли: кто бы там ни приближался, он уже поднялся по лестнице и идёт по застеленному ковром коридору. Он понял, что попался в любом случае — так хотя бы не с оружием в руках.

Он уже поднял руку, чтобы закинуть пистолет на шкаф, как откуда-то сбоку на него ринулась огромная тёмная фигура. Он заметил её лишь боковым зрением, и это было последнее, что он помнил.

Потом наступило ничто.

 

***

Дверь справа от него открылась, и Дэниел вышел из машины. Возле дверей в дом уже стояли двое телохранителей. Стоило ему подняться по ступенькам крыльца и сделать шаг к двери, как створки распахнулись перед ним. Ещё один телохранитель и женщина, занимавшаяся домом, ждали внутри, в маленьком холле.

Астон чуть повёл плечом, и кто-то из сопровождения мгновенно оказался за его спиной, чтобы помочь снять и принять пальто.

— Где он? — спросил Астон у телохранителя. Он не помнил его имени, так как он был не из его личной охраны, кажется Кесслер или что-то вроде того.

— Собирался спуститься к вашему приезду, — ответил охранник. — Наверное, не слышал.

— Пригласите его.

Телохранитель кивнул и немедленно скрылся за дверями гостиной. Дэниел тоже прошёл туда. Рюгер последовал за ним.

Астон окинул взглядом гостиную: он не был в этом доме несколько лет и уже давно подумывал продать его. Останавливали только воспоминания о бабке. Она каждый год уезжала сюда на летние месяцы, и в детстве он тоже иногда жил по несколько недель здесь. С тех времён в доме абсолютно ничего не изменилось.

Он едва успел опуститься в кресло, расположившись так, чтобы ему была видна лестница, ведущая на второй этаж, как сверху донёсся какой-то непонятный звук, похожий на вскрик, а потом выстрел.

Дэниел кинулся к лестнице.

Рюгер попытался его остановить: нельзя было пускать охраняемого туда, где стреляют, тем более что они понятия не имели, кто и почему стрелял. Астон просто отшвырнул его в сторону и в два прыжка преодолел нижний пролёт. Рюгер бросился за ним.

Наверху была мёртвая тишина. Ни выстрелов, ни голосов — ни звука.

Дэниел оказался в коридоре, тускло освещённом двумя настенными светильниками, и сразу заметил распахнутую дверь. Он ринулся туда и замер на пороге, так что Рюгер чуть не налетел на него.

Телохранитель склонился над лежащим на полу Джейсоном, неловко, одной рукой пытаясь приподнять его голову. Вся её правая половина была в крови. На лице потёков было не так много — кровь сбегала вниз, зато волосы были уже мокрыми, багрово-красными. Тёмное пятно крови под головой было не огромным, как это бывает в кино, но всё равно пугающе большим и медленно росло, расползаясь по ковру.

По лестнице уже грохотали шаги остальных телохранителей, услышавших выстрел.

Дэниел сделал два шага вперёд, переступив через лежавший возле руки Джейсона маленький, как будто ненастоящий пистолет. Откуда? Откуда он мог тут взяться? Как он попал в руки Джейсону? И что он сделал?!

Двигаясь, как во сне, до конца ещё не понимая и не веря в увиденное, Астон оттолкнул в сторону Кесслера и рывком приподнял Джейсона за плечи, прижав к себе. Голова безвольно откинулась назад. Дэниел дотронулся пальцами до раны, но ничего не мог понять, такая там была путаница из волос, крови, клочков кожи.

Кто-то из охраны подхватил повисшую голову сзади, кто-то ещё проверял пульс. Рюгер уже разговаривал по телефону, вызывая медицинскую помощь. Комната наполнилась людьми. Но для него сейчас не существовало никого и ничего, кроме Джейсона. Он держал его тело, ставшее вдруг очень тяжёлым, и не чувствовал в нём ни шевеления, ни дыхания, ни жизни. И это бледное, тонкое запрокинутое лицо…

— Пожалуйста, нет! Джейсон… Только не это! Не сейчас! — он поднял глаза на замершего рядом Берга: — Что с ним? Ты уже понял? Он жив?

 

Глава 80

Эдер поставил на стол пустую чашку из-под кофе. Уже которая за этот день… Пятая? Шестая? Если так пойдёт дальше, с ним придётся поступить так же, как и с Дэниелом.

Тот с момента вылета из Нью-Йорка не спал уже больше двух суток. Наверное, теперь уже ближе к трём. Несмотря на своё состояние, он, видимо, сохранял ещё остатки рассудка, поэтому и согласился на снотворное. Два часа назад ему сделали укол, и он наконец уснул. Сам он заснуть не мог.

Астон спал — одной проблемой меньше, по крайней мере, на несколько следующих часов. Если им повезёт, то к его пробуждению хоть что-нибудь изменится. Телефон тихо пискнул. Эдер запустил руку в карман пиджака. Он уже устал надеяться, что придёт то самое долгожданное сообщение. Их уже пара десятков нападало за эти часы, и каждый раз всё было не то: сообщения от подчинённых, рассылка из банка, даже вопрос от Камиллы, которая интересовалась, куда вдруг внезапно пропал её муж.

Сообщение пришло с неизвестного ему номера, и в нём было только одно — цифра пять. Эдер вскочил с дивана и быстро зашагал к лестнице. У него есть пять минут.

Ему и Астону стоило нескольких часов телефонных переговоров и всякого рода посулов, объяснений, мягкого давления, а иногда и шантажа, чтобы добиться этих пяти минут. Пять минут в палате Джейсона после того, как он очнётся. Пять минут до того, как к нему придут люди из полиции.

Полицейские — Эдер знал — сидят сейчас на этом же этаже в кафетерии в конце коридора, и какое-то время им не будут сообщать, что пострадавший пришёл в себя. Эдер понимал, что было несколько жестоко набрасываться на человека, который едва очнулся после ранения головы, но у него не было выбора. Врачи подали отчёт об огнестрельном ранении, и в дело вмешалась полиция. Эдер представить не мог, как поведёт себя Джейсон в присутствии следователей и что он им расскажет, тем более, в том состоянии, в котором он находился сейчас.

Он вошёл в его палату без стука, просто ворвался туда. У него не было времени на церемонии. Доктор, осматривавший Джейсона, только кивнул ему и сказал:

— Можете поговорить. Он в порядке… в относительном.

Потом врач вышел за дверь.

Джейсон действительно был в относительном порядке: ужасно бледный, с ввалившимися глазами и щеками (правда, по словам охраны, он не от ранения так похудел — просто очень мало ел после возвращения в Швейцарию). Эдер ожидал, что у него будет забинтована вся голова, но бинтов не было: вместо них была наклеена широкая пластырная повязка. Наверное, самые значительные изменения во внешность Джейсона внесли полностью сбритые волосы.

Джейсон внимательно и как будто немного испуганно смотрел на него, но ничего не говорил. Ждал, что скажет он. На исхудавшем лице, да ещё и без волос, светлые глаза казались просто огромными.

— Не думали, что мы ещё раз встретимся, Коллинз? — спросил Эдер.

Серые глазищи уставились на него немного недоумённо.

— Я разве что надеялся, но не верил в такое счастье.

Джейсон попытался привстать, чтобы разговаривать с Эдером сидя, а не лёжа, но у него ничего не получилось: то ли от общей слабости, то ли от того, что он мог помогать себе только одной рукой — в локтевой сгиб другой была воткнута игла капельницы.

Эдер хмыкнул:

— У меня мало времени до того, как придёт полиция. Я хочу вас предупредить: держите язык за зубами. Если вам придёт в вашу раненую голову рассказать лишнего, имейте в виду — в этом случае никакая полиция вас не защитит. Дэниел может сколько угодно мучиться угрызениями совести и чувством вины, но уничтожить себя он не позволит. И даже если он вас пожалеет, со мной этого не случится. Так что в ваших же интересах за те три минуты, что у вас остались, придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение вашей выходке.

Взгляд Джейсона был растерянным. Эдер усмехнулся про себя: вот, оказывается, то единственное, что может заставить Коллинза демонстрировать свои подлинные эмоции, — касательное ранение головы и сотрясение мозга.

— Я… я плохо помню, — заговорил Джейсон. — Я даже не помню, кто бросился на меня. И выстрела тоже не помню. Мне только здесь врачи сказали.

— Так и скажите, что последние минуты не помните. А вот когда вас будут спрашивать, почему вы вдруг решили пустить себе пулю в висок…

— Я решил?! — воскликнул Джейсон. — Вы что, Эдер, с ума сошли?

Начальник службы безопасности на пару секунд опешил.

— Так это не было попыткой самоубийства?

— Конечно, нет! Я не настолько…

— Тогда какого хрена вы схватились за пистолет?! — чуть не взвыл Эдер.

Джейсон в двух словах рассказал историю с попыткой стащить деньги и документы и забытым на полу пистолетом. Эдер в ответ кратко обрисовал сложившуюся у всех остальных версию событий: когда охранник вошёл в комнату, он понял, что у Джейсона в руках пистолет; на оценку ситуации времени не было, и телохранитель среагировал, как его учили — просто попытался выхватить оружие. Уже потом он сказал, что больше всего это было похоже на то, что Джейсон собирался выстрелить себе же в голову.

Выстрел был чистой случайностью. И только по чистой случайности пуля лишь скользнула по голове, не пробив костей черепа и не задев крупных вен или, того хуже, артерий.

Те долгие часы, пока Джейсон был без сознания, все думали, что он пытался застрелиться, не вынеся последних событий и боясь новой встречи с Астоном.

— Дэниелу наверняка полегчает, когда он узнает, что вы просто идиот, а не… — прошипел Эдер, еле сдерживаясь, чтобы не наорать на бестолкового секретаря, от которого в последние месяцы было больше неприятностей, чем от самых агрессивных конкурентов.

Он замолчал, поймав на себе немигающий взгляд Джейсона. Эдер вопросительно посмотрел на него, а через мгновение тихо и нерешительно произнёс:

— Вы думаете о том же, о чём и я?

Джейсон едва заметно кивнул, не сводя с Эдера пристальных и умоляющих глаз:

— Вы поможете мне? — спросил он и добавил: — И Астону.

— А вы это потянете? — недоверчиво уточнил Эдер, но в его голосе уже лихорадочно звучала надежда. — Вам придётся много лгать самым разным людям…

— Это я умею.

Эдер взглянул на часы. Решение надо было принимать немедленно. У них в запасе была разве что одна минута.

— Тогда быстро придумайте себе повод для самоубийства, а я… займусь остальным.

Джейсон кивнул ещё раз, и начальник службы безопасности торопливо скрылся за дверью. Это всё немного напоминало тот случай, когда Эдер пришёл к нему в больницу после отравления препаратами, подсунутых Андреасом Эттингеном. Они с Эдером сговорились похожим образом, только тогда это был сговор на пользу Дэниелу… Да, впрочем, и сейчас тоже, пусть они и собирались его обмануть.

Через две минуты после ухода Эдера к нему пришёл следователь из полиции. Голова соображала плохо, времени было в обрез, и Джейсон не смог измыслить ничего умнее, чем сказать, что был без ума от горя, когда Астон, его начальник и бывший любовник (чего скрывать, полиция явно уже успела навести справки), окончательно с ним порвал. Разумеется, следователя заинтересовало, что он в таком случае делал в загородном доме Астона. Джейсон заявил, что перед Рождеством у него произошёл нервный срыв, когда Астон объявил, что хочет его уволить. («Это было в доме в Колоньи. Думаю, вся прислуга слышала, как мы с ним… спорили»). После этого ему какое-то время пришлось пить антидепрессанты и прочие препараты, а Астон, видимо, не желая травмировать его ещё больше, сжалился и позволил пожить в своём доме, в тишине, покое и уединении, пока не восстановится утраченное душевное равновесие. Но стоило перестать принимать лекарства, как пистолет просто сам прыгнул ему в руки.

В полиции этой истории поверили. Вряд ли они ожидали чего-то более умного от подстилки женатого банкира.

Эдер пришёл к Джейсону повторно, едва закрылась дверь за следователем. Медсестра и врач пытались протестовать, так как пациенту был нужен покой, но они были не из тех, кто мог остановить Эдера. К тому же, Джейсон на этот раз оказался на его стороне: им нужно было посовещаться и разработать план действий.

На их счастье, Астон до сих пор спал под действием лекарств этажом выше: в клинике было несколько комнат, где родственники пациентов могли поселиться и жить со всем возможным комфортом.

Джейсон рассказал Эдеру, что он наплёл полиции. Тот обещал, что проинструктирует кого-нибудь из охраны и прислуги, чтобы они подтвердили историю Джейсона.

— Но ведь охрану и Астона уже, наверное, допрашивали? Что они сказали? — поинтересовался Джейсон.

— Охрана говорила, что ничего не знает — они в личные дела не лезут. Астон тоже сказал, что понятия не имеет, почему вы это сделали. Надо теперь придумать для него оправдание.

— Пусть скажет, что до последнего надеялся, что я всё-таки сдохну и избавлю его от скандального разоблачения.

Эдер тихо кашлянул и заметил:

— Допускаю, что ему придётся сказать что-то подобное.

— Почему выстрелил пистолет? — спросил вдруг Джейсон. — Я не снимал его с предохранителя. Я не знаю, как так получилось.

— На нём не было предохранителя. Вы не заметили?

Джейсон покачал головой: ему было не до изучения особенностей конструкции, когда он метался по комнате с проклятым пистолетом.

— В таких пистолетах защита от случайных выстрелов — большое усилие спуска. Жать надо очень сильно. Кесслеру это не нравилось — он чуть не до кровавых волдырей стёр палец, пока пристреливал пистолет, — и он отдал его какому-то умельцу на переделку, чуть-чуть ослабить спусковой крючок. Вот так всё и получилось. Выстрел произошёл от лёгкого нажатия. Я, конечно, знал, что Кесслер большим умом не отличается, но чтобы настолько…

Джейсон ничего не ответил. Он уже с трудом соображал. Разговор с Эдером, теперь с полицией, теперь опять с Эдером… Это было слишком для него.

— Думаете, он… он отпустит меня? — спросил Джейсон.

— Я приложу к этому все усилия, — пообещал Эдер. Больше он ничего не мог пообещать. — Я думаю, что всё сложилось в определённой степени удачно. Не подумайте, что я рад, что вы оказались в больнице, Коллинз, но теперь у вас есть шанс. Если бы вы сделали это умышленно, у вас бы никогда не получилось так правдоподобно всё инсценировать. А теперь Дэниел терзается чувством вины…

При этих словах глаза Джейсона яростно и болезненно сверкнули. Значит, раньше он не терзался? Значит, все его былые преступления не вызывали в нём вины? Ему что, нужно было довести человека до самоубийства, чтобы он наконец почувствовал, что причиняет боль и заставляет страдать? Господи, о чём он? Довести до самоубийства… Он уже сам чуть ли не верит в то, что оно было… Он бы никогда не сделал этого. Когда его похитили и насиловали люди Риджа, он думал о смерти. Он даже хотел её. Но он понимал, что хочет не смерти, а лишь избавления от боли, и что на самом деле он хочет жить. Сильно, жадно хочет жить.

Они обсудили с Эдером ещё кое-какие мелочи, а напоследок Джейсон предупредил:

— Если Астон захочет видеть меня — не пускайте его. Делайте, что хотите, но не пускайте. Скажите, что я опять что-нибудь с собой сделаю… я же выстрелил себе в голову, лишь бы не видеть его… что я из окна выброшусь… Что угодно.

Эдер озадаченно взглянул на него:

— Вы что, на самом деле так его боитесь?

— Нет, — ответил Джейсон, опуская глаза, — я боюсь, что он всё поймёт. Мне кажется, я не смогу ему лгать… Может, и смогу. Я не знаю. Просто не пускайте его.

В больнице Джейсону пришлось провести ещё три дня. Чувствовал он себя вполне сносно, если не считать головокружений и временами накатывающей головной боли. Рана вообще особых проблем не доставляла. Но за ним хотели какое-то время понаблюдать, в том числе, сделали очередное сканирование головного мозга. Его уже проводили, пока он был без сознания, так как опасались, что по пути следования пули, пусть она лишь коснулась черепа, оставив крохотную царапину, могли произойти кровоизлияния в ткань мозга. На тот момент их не обнаружили, но врачи хотели убедиться, что и сейчас всё в порядке.

 

***

Джейсон уже вторую неделю жил в отеле «Бо-Риваж» в Лозанне. Ему приходилось время от времени навещать врачей в клинике и ходить на сессии с психологом, но удерживало его здесь не это: он ждал, когда ему сделают новые документы. Эдер сказал, что швейцарские, немецкие, французские или британские ему сделали бы гораздо быстрее. Американских нужно было ждать около двух недель.

Служба безопасности Астона — точнее, несколько самых доверенных людей — занимались тем, что устраивали его новую жизнь. Джейсон сказал лишь, что хотел бы вернуться в Соединённые Штаты, оставив всё прочее Эдеру и его подчинённым. Ему нужно было бы заняться построением каких-то планов, но он не мог. Он был в растерянности. Он больше года рвался из клетки, а когда дверцу открыли, не знал, куда ему идти.

Скоро у него будет новое имя и новая жизнь. Жить со старыми документами было слишком опасно: и для него самого, и для Астона, чьи секреты он знал. Джейсон, конечно, хотел бы вернуться в Бостон: он испытывал какую-то глупую ностальгию по городу, в котором вырос, но это было невозможно. У него там были знакомые, пусть и не так много, но шансы встретить кого-то из них всё равно были достаточно велики. А Джейсон Коллинз должен был исчезнуть навсегда.

Через Эдера он пообещал Дэниелу, что не будет пытаться встретиться и возобновить отношения со своими прежними любовниками: с Крамером и Алексом Чэном. Почему-то Астону это было важно. Джейсон с лёгкостью это пообещал: у него даже в мыслях не было возвращаться к тем отношениям. В ответ он попросил, чтобы Астон оставил в покое Стюарта Крамера, против которого тот уже начал крестовый поход. Эдер сказал, что кое-чего уже не исправить, и Крамеру придётся понести потери, но далеко не фатальные для его бизнеса.

Компания Стюарта уже была готова запустить новое производство в Китае, где под обеспечение трёх огромных заказов специально переоборудовались старые и строились новые корпуса завода, но стараниями Астона контракт на поставку ушёл к конкурентам, а целая группа лекарств вообще потеряла лицензию американского Управления по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, что вызвало лавину подобных же действий со стороны надзирающих органов в других странах. Как следствие, акции компании стали стремительно падать в цене, и под это у Астона была уже заготовлена какая-то хитрая биржевая махинация. По просьбе Джейсона он от неё отказался, но финансовый урон всё равно был нанесён довольно существенный.

Хотя Астон и отказался от дальнейших планов мести, его наверняка грела мысль о том, что причинив проблемы Крамеру, он ещё и Чэну сумел навредить: семьдесят процентов сырья под те самые заказы должны были поставлять его предприятия.

Об Алексе Джейсон за эти две недели так ничего и не услышал. Если Эдер что-то и знал, ему он не рассказывал. Единственным намёком на то, что Алекс всё ещё думал о нём, было то, что на переговорах с Астоном Лиза Чэн, кроме всего прочего, поставила одно странное условие перемирия: сохранение жизни «яблоку раздора». Вряд ли его жизнь была ей хоть сколько-то дорога. Скорее всего, Алекс каким-то образом уговорил её. Интересно, что она потребовала взамен? Она ведь ничего не станет делать просто так…

Анна ван Бредероде написала Джейсону рекомендации на новое имя — для новой работы. Работу он пока даже толком не начал искать, знал лишь, что хотел бы заняться теми самыми актуарными расчётами, которые были его специальностью. Анна в телефонном разговоре намекнула, что он мог бы легко получить работу в «Свисс Ре», учитывая, что Астон был держателем одного из самых крупных пакетов акций компании. Джейсон отказался: не хватало ему теперь, когда он только-только сумел вырваться, работать в организации, куда Дэниел мог легко запустить свои липкие щупальца.

Джейсон планировал работать удалённо: он вполне мог заниматься аналитикой из дома, не посещая каждый день офис. Ему хотелось спрятаться как можно дальше, зарыться в самую глубокую и тёмную нору, где не будет ни людей, ни машин, ни воспоминаний. Он подобрал несколько домов, покупку которых вполне мог себе позволить: у него были кое-какие сбережения. Не слишком большие, конечно, так что он мог приобрести либо что-нибудь очень маленькое, либо расположенное в недорогом районе. Джейсон склонялся к последнему. Он мог поселиться в каком-нибудь тихом городке далеко от крупных мегаполисов. Цены на недвижимость там были ниже, к тому же, ему не нужен был район с хорошей школой, которая часто существенно поднимала цены на жильё. Просто спокойное и комфортное для проживания место. Желательно без шумных соседей.

Разумеется, Эдер от имени Астона предложил ему и финансовую помощь в покупке дома, и возможность пользоваться своим старым счётом, пополняемым Дэниелом. Джейсон посмотрел на Эдера, как на сумасшедшего.

Он даже из вещей брал только самое необходимое, рассчитывая всё купить после приезда. То, что носил персональный ассистент швейцарского финансиста, совсем не подходило человеку, который собирался жить в глухомани и работать из дома. Он уложил в чемодан только один-единственный деловой костюм: пригодится, если потребуется пойти на собеседование.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.