Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Часть III. Дорогое удовольствие 20 страница



За последние несколько недель Эдер пару раз разговаривал с Дэниелом, теперь уже более мирно, но о его возвращении речи не шло. Эдер и сам не знал, хочет ли. Скорее, да, чем нет. Без работы он просто сходил с ума. А ещё он вдруг понял, что переживает за Астона, даже после того, как тот убрал его с поста… Он не чувствовал себя оскорблённым: он на самом деле обманул его и отчасти даже предал, но и чувства вины тоже не испытывал, по-прежнему считая, что он поступил правильно.

И теперь вдруг этот вызов в банк. Если Рюгер хотел поговорить с ним, мог бы сам приехать: службе безопасности было бы меньше хлопот.

В банке его провели в кабинет, который обычно занимал он сам, и Эдер, ожидавший увидеть там Рюгера, удивлённо хмыкнул, встретив Астона собственной персоной. Тот выглядел гораздо лучше. Пару недель после исчезновения Коллинза он, при обычной внешней безупречности, всё равно имел какой-то то ли нездоровый, то ли угнетённый вид. Во взгляде, в напряжённой складке рта было что-то болезненное, раздражительное, озлобленное. Теперь же он превратился в прежнего самоуверенного и всесильного Дэниела Астона и обрёл прежний лоск, немного потускневший после побега бывшего любовника. Эдеру было любопытно, что вызвало такие изменения.

Астон сразу же объявил, что планирует восстановить Эдера в качестве главы службы безопасности. Он говорил это так, словно ни на секунду не сомневался в том, что Эдер с радостью вернётся на прежнее место. Но тот, и правда, был готов вернуться. Может, и не с радостью, но готов.

— Твоё возвращение пока будет держаться в секрете, — добавил Дэниел. — То, что ты какое-то время был отстранён от работы, оказалось даже на руку. Мы будем встречаться тайно, если в этом будет необходимость. Кстати, сейчас я якобы нахожусь в Женеве, уехал туда вчера вечером. Ты таким же образом будешь «находиться» в своей квартире под домашним арестом, как и раньше.

— И где же я буду находиться на самом деле? — поинтересовался Эдер, теперь догадываясь, с чего вдруг Астон снова стал похож на самого себя: он нашёл дело, достойное приложение сил, то, что действительно вызывало интерес и азарт, нечто отличное от поднадоевших уже борьбы с конкурентами и зарабатывания денег, когда очередные миллионы долларов уже не радуют, потому что просто падают в копилку малозаметной каплей.

— Где тебе покажется удобным. Можешь руководить отсюда, если захочешь, а можешь отправиться, так сказать, на передовую.

— Куда?

— В Гонконг.

Эдер выпрямился в кресле и вопросительно посмотрел на Астона, впрочем, уже угадывая ответ на свой вопрос:

— А что там, в Гонконге?

— Уверенности на сто процентов нет, но мне хватит и девяноста пяти. Там Джейсон.

Эдер потёр ладонью лоб, как будто пытаясь избавиться от головной боли:

— Только не говори мне…

— Да. Это Чэн, — подтвердил Астон, глядя ему в глаза.

Пальцы Эдера сжались в кулак, и он с силой ударил им по мягкому подлокотнику.

— Господи! Если это Чэн, то… Что, что он наделал?! Тупая шлюха!

Астона его гнев как будто даже забавлял.

— Как раз наоборот, Эдер, очень умная… — усмехнулся он.

— Дэниел, ты же не собираешься… — начал Эдер и тут же осёкся, увидев выражение лица Астона. — О, боже, нет… Нет! Ты с ума сошёл?

— Да, ты всё правильно понял. Я собираюсь его вернуть.

Эдер не нашёлся, что сказать. Это было самоубийственное решение. Он смотрел прямо перед собой, ничего не видя, просчитывая шансы и понимая, что потерь не избежать. Даже если Дэниелу каким-то чудом удастся мирным способом добиться того, чтобы ему вернули любовника, за такие уступки Чэн потребует многого, очень многого. Но если Джейсон втянет их в войну…

— Ты не можешь действовать против Чэна на его территории. Ты пробовал договориться с ним?

— Нет, и не буду. Если я дам понять, что знаю, где Джейсон, больше я его не увижу. Они спрячут его в другом месте и так, что у меня уйдёт несколько месяцев, чтобы вновь отыскать его, если не лет.

— Так ты знаешь, где он сейчас?

— Я подозреваю, что в особняке Чэна в Гонконге.

— Тот самый особняк на Пике? Это же неприступная крепость, — покачал головой Эдер.

— Это всего лишь особняк, а не Форт Нокс, — отмахнулся Астон.

— А откуда ты вообще узнал, что это Чэн? Расшифровали сообщения?

— Да, расшифровали. Никто так и не понял, в чём суть этих фотографий с часами, поэтому декодировали «грубой силой»: компьютер перебирал все возможные закономерности. Они, кстати, оказались не особо сложными, но криптоаналитики всё равно удивлялись, как эти сообщения можно было написать в уме, не пользуясь не то что компьютером, а даже бумагой и карандашом. На форуме он набирал их быстро — ясно, что они были заранее подготовлены.

— И что вы узнали?

— Ничего важного. Там не было ни одного указания на то, куда и к кому он уедет, только план побега. Чэна выдала фотография. У нас много времени ушло на то, чтобы понять, с кем переписывался Джейсон, найти те самые ответные сообщения. В итоге, мы их нашли, конечно, но одно было удалено. Это мы поняли только тогда, когда расшифровали одно из сообщений Джейсона, то есть совсем недавно.

— И что в нём было, признание Чэном своей вины? — спросил Эдер, понимая, что раз удалили одно-единственное сообщение, оставив на форуме все остальные, то в нём должно было быть что-то особенное, что-то опасное для автора.

— Не совсем. Мы потратили кучу времени, чтобы восстановить его, но оно того стоило. Часы на фотографии были довольно редкие, ограниченная серия в честь чего-то там, «Патек Филипп» выпускает их по любому поводу. Таких часов было сделано всего триста штук. Найти всех покупателей оказалось не так-то просто, но возможно. К тому же, такие часы мало кто реально носит, в основном они осели в коллекциях.

— И так вы вышли на Чэна?

— Не всё так легко. Он их не покупал, это был подарок. Но твои ребята всё равно вычислили его.

— Не понимаю, зачем ему было вообще их фотографировать.

— Видимо, ему нужно было срочно ответить, поэтому сфотографировал на телефон то, что было под рукой, — предположил Астон и добавил: — И попался. Мы за ним следили всё это время. Он, кроме одной поездки в Европу и двух в Сингапур, никуда не уезжал из Гонконга, так что логично предположить, что Джейсон тоже там.

— Совершенно не обязательно, что Коллинз живёт в его доме. Чэн мог спрятать его в каком угодно другом месте, — высказал предположение Эдер.

Астон вонзил в него яростный взгляд:

— Он устроил ему побег не для того, чтобы держать в другом месте.

Эдер не нашёлся, что и возразить: Алексу Чэну Коллинз был интересен во вполне определённом смысле. Они оба это понимали. Но если у Эдера последняя выходка (возможно, на самом деле последняя) Коллинза вызывала раздражение, то Астон должен был испытывать убийственную ревность. Его драгоценный Джейсон, которого он стерёг, как дракон свои сокровища, ускользнул от него и был сейчас с новым любовником. Если бы он просто сбежал… Но нет, он ушёл к другому мужчине. Это было двойное предательство. Даже тройное, учитывая связь с Крамером.

— Но всё равно: нужно убедиться, что Джейсон там, — продолжил Дэниел, — а потом забрать его. Я для этого тебя и вызвал. Дело опасное и деликатное — как раз по твоей части. У меня есть общий план, детали — за тобой.

— Я не верю, я не могу поверить, что ты готов пойти на это. И ради кого? Он не стоит этого, Дэниел! Он не стоит того, чтобы начинать войну.

— Он тоже так думает. Он сговорился с Чэном именно потому, что думает, я не рискну выступить против этой семьи, и они смогут его защитить. Он ошибается, и в этом наше преимущество.

— Наше? Я ещё не дал своего согласия.

Астон с наигранным недоумением взглянул на Эдера:

— Хочешь сказать, ты сможешь отказаться от такого дела?

 

***

Джейсон проснулся позже обычного. Каждое утро его поднимал с кровати будильник Алекса, они вместе завтракали, и Чэн уезжал на работу — кроме воскресенья. Джейсон оставался в особняке: предаваться прежним безделью и однообразию. У него появились уже более определённые идеи насчёт работы, но даже если она у него будет, он всё равно не сможет выйти наружу. Ещё очень долго не сможет.

Сегодня была суббота — за редкими исключениями рабочий для Алекса день. Вчера он не вернулся домой, оставшись ночевать в отеле, потому Джейсон и не услышал утром его будильника и проспал почти до девяти. И потому же он уснул вчера позже…

Он поднялся с кровати и пошёл в ванную. Пока он приводил себя в порядок, то подумал, что лучше будет позавтракать в своей комнате, чем сидеть одному в столовой, и потянулся к висевшему на стене возле большого зеркала телефону. В этом доме связаться с прислугой можно было откуда угодно, даже из ванной. Может быть, из-за этого Джейсона не оставляло ощущение, что он живёт в гостинице.

Даже возле самой ванны была вделана в стену небольшая кнопка, чтобы, не переставая нежиться в тёплой воде, можно было вызвать горничную, если не можешь сам дотянуться до полотенца или забыл взять с собой любимую резиновую уточку. Всё как в люксовом номере дорогого отеля…

Позавтракать у себя не получилось: ему сказали, что Алекс полчаса назад вернулся и будет завтракать внизу. После этого просить еду в комнату выглядело бы слишком демонстративно. Только он сам не знал, что бы он продемонстрировал таким образом. Обиду? Неудовольствие? Ревность? Какое может быть неудовольствие? Он сам этого хотел.

Джейсон оделся, выбрав в гардеробной тонкие светло-голубые джинсы и простую белую футболку, и вышел из комнаты.

Завтрак, кроме нескольких начальных дежурных фраз о погоде и работе, тянулся в молчании. Алекс избегал смотреть Джейсону в глаза, а тот и не пытался поймать его взгляд, потому что это всё происходило из-за него.

Джейсон торопливо допил кофе и поднялся из-за стола. Он не представлял, куда он сейчас пойдёт, скорее всего, спрячется в своей комнате, — лишь бы не оставаться здесь.

Алекс не дал ему уйти: порывисто вскочил на ноги и догнал у двери.

— Это… это просто глупо. Ты ведь сам понимаешь.

Джейсон повернулся:

— Да, глупо. Прости, — слова падали тяжело и мёртво.

Джейсон сам не понимал, почему чувствует это. Астон кого только не затаскивал в свою постель чуть ли не у него на глазах и был бы очень разочарован, если бы узнал, что бывший любовник не испытывал абсолютно никакой ревности. Когда они ещё были вместе, Дэниел почти каждую неделю ездил к жене и детям, но и тогда это не вызывало в Джейсоне особых чувств, кроме, может быть, унижения от осознания собственного положения сожителя.

Но вчера, когда Алекс, честно предупредив его, остался в отеле со своей прежней любовницей, он ощутил прилив беспокойства и странной, до этого неведомой ему горечи. Он не хотел делить его ни с кем. И он знал, что, если они проживут рядом ещё год или два — безумная надежда! — то ему придётся. Об этом вскользь упоминал сам Алекс, как о чём-то незначащем, но об этом же более определённо высказалась Лиза Чэн во время их встречи, под самый её конец.

— К сожалению, Алекс разделяет несчастное влечение своего отца к людям с европейской внешностью. Несчастное потому, что все наследники моего мужа — полукровки, а в определённых кругах, особенно в Китае, это много значит. Чтобы упрочить своё положение, Алексу необходимо жениться на китаянке из хорошей и влиятельной семьи и, желательно, сделать это до того, как умрёт его отец. Мы рассчитываем, что свадьба состоится в следующем году.

Джейсон отнёсся к этой новости равнодушно. Он даже подумал, что так, возможно, будет даже лучше для них обоих. Находиться рядом с Алексом было опасно — вокруг постоянно крутились люди Астона, и Джейсон предпочёл бы жизнь отдельно от него, в каком-нибудь тихом и далёком месте, где Дэниелу никогда не придёт в голову его искать. Конечно, как и в случае с Астоном, брак вовсе не значил, что их с Алексом отношения прекратятся; но могло сложиться и так, что у них просто не останется выбора. Вряд ли получится долго скрывать наличие любовника от жены.

И Джейсон не хотел, чтобы до этого дошло: до тайных измен жене. От одной мысли об этом его передёргивало от отвращения. Во что превратится тогда его жизнь? В настоящее тюремное заключение? В недельные и двухнедельные ожидания того, когда наконец Алекс осчастливит его своим присутствием?

Лучше сразу всё прекратить. Алекс не будет настаивать и требовать, чтобы он остался его любовником. Джейсон был в этом уверен. Он достаточно хорошо знал теперь Чэна: в их паре он ставил невыполнимые требования, а Алекс пытался с ними сжиться. Это было то, о чём говорила Лиза. Алекс пока не может быть с ним по-настоящему жесток. Он отступится, лишь бы не причинять ему боль. Кое-кто считает это любовью, семья Чэн — слабостью.

Теперь ему и поступки Дэниела виделись немного под другим углом. Нет, не те изуверские приёмы, к которым он прибегал после того, как их отношения прекратились. То, что было гораздо раньше, когда они только начинали встречаться. Астон должен был подчинить его себе, пока испытываемое им чувство не проделало с ним обратного. Пока оно не превратилось в слабость. Пока мальчик, в которого он влюбился, не осознал свою силу и не научился пользоваться ей.

Возможно, в тридцать пять лет — столько тогда было Дэниелу — Алекс и не совершит такой ошибки, какую совершает сейчас, в двадцать семь: как и Астон, он держит жизнь любовника в своих руках, но не решается воспользоваться преимуществами своего положения. Как раз наоборот — уступает ему.

Алекс, словно желая сменить неприятную направленность разговора, вдруг деловым тоном сказал:

— Есть одна вещь, которую нам надо обсудить. Возможно, сейчас не самый лучший момент…

— Почему? Давай сейчас, — и, словно для того, чтобы покончить с довлеющей над ними темой, которую никто не решался затронуть, добавил: — Спасибо за всё, что ты делаешь. За мной тянется целый хвост проблем.

Алекс чуть свёл брови:

— Они, похоже, только начинаются.

Джейсон посмотрел на него с лёгким беспокойством:

— Пойдём ко мне. Внизу постоянно кто-то из прислуги.

Они оба вышли в главный холл и остановились у подножья лестницы.

— Можно поговорить в кабинете. Там никто не помешает, — предложил Алекс.

Джейсон повернулся к нему:

— Это настолько серьёзный разговор?

— Чем тебе не угодил кабинет? Или ты хочешь затащить меня в постель?

Алекс попытался обнять Джейсона, но тот, увернувшись, отступил на лестницу.

— Нужен ты мне в постели после ночи безудержного секса! — фыркнул Джейсон. — Какой от тебя толк…

Алекс поднялся на две ступени вслед за ним:

— Я полагаю, ты достаточно опытен, чтобы, так сказать, воодушевить меня…

— Так значит, всё-таки безудержный… — улыбнулся Джейсон, поднимаясь ещё выше. — Теперь понятно, почему ты решил укрыться в кабинете. Можем, конечно, пойти туда…

Чэн наконец догнал его и крепко обхватил за пояс.

— Не особо безудержный, — он заглянул Джейсону в глаза: — Я думал о тебе…

— Ну и зря! — заявил Джейсон, пытаясь выпутаться из объятий Чэна. — Если бы я оказался в номере с двадцатидвухлетней моделью, я бы о тебе даже не вспомнил…

— Тебе так нравятся женщины, — с поддельным разочарованием в голосе протянул Алекс, не выпуская Джейсона, лишь подталкивая назад и заставляя подниматься по лестнице. — Это можно устроить…

— В следующий раз попросишь свою девушку захватить с собой подружку?

Алекса запустил руку Джейсону под футболку, и кончики пальцев начали гладить тёплую кожу вверх и вниз вдоль позвоночника, каждый раз опускаясь немного ниже и забираясь уже за ремень джинсов.

— Нет, извини, — произнёс Алекс, — я так не согласен, но не имею ничего против одной женщины на двоих.

Джейсон сделал ещё пару шагов наверх, отступая от Алекса, и поинтересовался:

— А что потом? Убьём свидетельницу?

— Об этом я не подумал… Жаль… — прошептал Алекс, всё настойчивее прижимаясь к Джейсону. — У меня была одна чудесная идея.

— Я трахаю её, а ты в это время — меня? — предположил Джейсон.

— Неужели я настолько неоригинален? — усмехнулся Алекс.

— Увы…

— Ты так уже пробовал?

— Нет. Никогда.

«Никогда. Он бы перегрыз горло любой или любому, кто осмелился бы коснуться меня. И он перегрызёт его тебе, Алекс, если доберётся, если дотянется».

С лица Джейсона мгновенно слетела улыбка, и Алекс почувствовал, как напряглась и выпрямилась спина под его ладонью. Он убрал руку.

— Ты ведь о чём-то хотел поговорить? — спросил Джейсон, делая последний шаг назад — на площадку второго этажа.

— Да, об Астоне, — вздохнул Алекс. Опять и опять о нём.

Они прошли в комнату отдыха. Нейтральные воды между их комнатами. Алекс сел на диван, а Джейсон полулёг, привалившись к любовнику спиной. С ним было так легко и хорошо, вот буквально минуту назад было… но одного только намёка на Астона хватило, чтобы всё разрушить.

— Кое-что произошло недавно, — заговорил Алекс. — Думаю, что Астон начал охоту.

— Что конкретно произошло?

— Проникновения в дома, где постоянно живут люди, которые могли бы укрывать тебя: Стюарта Крамера, к примеру. В течение последних шести дней их было пять. В разных странах. Естественно, полиция не смогла связать эти случаи, но я сразу понял, к чему всё это.

Джейсон на пару секунд прикоснулся сложенными домиком ладонями ко лбу, размышляя.

— Это странно. Я понимаю смысл всего этого, но это странно.

— Странно? — переспросил Алекс.

— Не похоже на Астона. Это бессмысленная деятельность: у людей вроде Крамера и Рипли по несколько домов, и вовсе не обязательно, что я буду жить именно в их доме. Это поиск вслепую, ковровые бомбардировки не в духе Астона.

— И тем не менее, таким образом он скоро доберётся сюда, — заметил Алекс. — Какой бы примитивной эта тактика не казалась, она сработает. Я у Астона числюсь в главных подозреваемых.

— Почему тогда он до сих пор не послал никого сюда?

Алекс пожал плечами:

— Возможно, собирается с силами или не решается… Но тебе всё равно нужно будет на время уехать в другое место. Служба безопасности этим занимается. Завтра тебя увезут отсюда.

— Куда?

— Сейчас решается, куда именно. Требуется время, чтобы организовать всё тихо и незаметно.

— Ты хочешь, чтобы я остался в Гонконге?

— Да. В надёжном и безопасном месте. Мы дождёмся, когда люди Астона проникнут сюда, убедятся, что я тебя здесь не прячу, а потом ты вернёшься.

Джейсон поднялся с дивана.

— Я не уверен, что это правильное решение.

— Что именно?

— Возможно, все. Астон что-то задумал. Совсем не то, чем это кажется тебе. Я уверен. Он ведь должен понимать, что об этих случаях взлома станет известно, и тот, кто меня скрывает, догадается, в чём дело, и перевезёт меня из своего дома в другой. При желании он мог бы действовать более аккуратно. Я думаю, он хочет, чтобы мы узнали.

Алекс задумался на несколько секунд:

— И какой в этом смысл? По-моему, ты слишком усложняешь.

— Может быть, — вздохнул Джейсон. — Я всегда считал, что в жизни — если не считать финансовых махинаций — самым верным оказывается самый простой вывод. Интриги и сложные планы хорошо смотрятся в детективах, но в реальности почти не встречаются. Но с Астоном ничего нельзя знать наверняка. С ним не работают никакие правила, никакая логика, никакая бритва Оккама.

— Хорошо. Если предположить, что прав ты, как мы должны поступить?

— Я не знаю, — честно признался Джейсон. — Может быть, сделать то, чего он не ожидает.

— И чего он не ожидает? Ты можешь сказать?

— Нет, — покачал головой Джейсон. — Слишком много вариантов.

Астон на этом шаге каким-то непостижимым образом переиграл их. Он дал им понять, что идёт по следу, дал понять, что скоро доберётся и до них, но так как им не была известна его финальная цель, они не знали, как действовать дальше. Если предположить, что Астон действительно хотел, чтобы о его поисках знали, на что он в таком случае рассчитывал? Как раз на то, что они и собирались сделать: на то, что Джейсон поменяет место своего пребывания. Возможно, ему было нужно, чтобы он покинул дом, став гораздо более доступным для его цепких рук. Можно не покидать дома, но тогда его неминуемо обнаружат те, кто сюда проникнет. Можно усилить охрану. Но это почти равносильно признанию того, что Алекс Чэн знает, кого ищет Астон, и ему есть что скрывать. Какой вариант не выбери, они так или иначе был на руку Дэниелу. Ублюдок был умён, этого у него не отнимешь…

Джейсон склонялся к мысли, что целью Астона всё же было испугать их возможным вторжением и заставить перебраться в другое место или же просто выйти наружу. И это было очень плохо, потому что вывод из этого напрашивался один.

— Он знает, где я, — сказал Джейсон.

— С чего ты взял? — резко вскинул голову Алекс.

Джейсон объяснил. Выслушав, Алекс признал, что это стройная и вполне приемлемая теория.

— Но всё это строится на допущении, что Астон посылает людей вламываться в дома не самых, заметь, простых людей, без всякой конкретной цели. В качестве отвлекающего манёвра. Это очень опасные мероприятия, — не смог не возразить Алекс. — Ладно, не будем принимать в расчет их стоимость: Астон может себе позволить такие развлечения. Всё это кажется мне маловероятным. Это слишком…

— Масштабно? — Джейсон помог подобрать слово. — Слишком масштабно, чтобы найти одного человека?

— Да. Если он знает, где ты, ему проще вытащить тебя отсюда без всяких хитростей.

— Думаешь? — усмехнулся Джейсон. — Ворваться в хорошо охраняемый особняк, который стоит далеко не в глухом лесу? Не зная ничего о расположении помещений и охраны? Нет, Астон предпочтёт действовать в месте, о котором он имеет хоть какое-то представление. Тем более что он хочет вернуть меня живым.

Да, чтобы убить самому… Этот сумасшедший готов потратить миллионы и пожертвовать жизнями многих людей ради удовольствия убить его собственными руками.

Джейсон вернулся на диван к Алексу, приняв прежнюю позу.

— Может быть… может быть нам попросить помощи у твоих родителей? — предложил Джейсон.

— Не думаю, что мы в ней нуждаемся. Что они могут такого, чего не могу я?

— Не знаю, но они игроки того же уровня, что и Астон, — Джейсон на ощупь, не глядя нашёл руку Алекса и сжал её. — Нет ничего унизительного в том, чтобы просить помощи, когда имеешь дело с таким человеком, как он.

Алекс ничего не ответил, он сидел, задумавшись. Он хотел сообщить Джейсону готовое решение, но тот поселил в его душе кучу сомнений, которые никто не мог разрешить.

Джейсон крепко держал Алекса за руку. Неужели он прав и Астон нашёл его? Но как? И если нашёл — неужели он рискнёт напасть на члена семьи Чэн? Неужели он недооценил степень одержимости Дэниела? И неужели… Сколько вопросов и ни одного ответа!

Они были как двое беспомощных детей посреди бушующего моря.

 

***

Джейсон всё-таки уехал из особняка, как и хотел Алекс. Его не оставляло ощущение, что он идёт прямо в расставленную Астоном ловушку, но не знал, как поступить иначе. Отсиживаться в доме было не менее опасно: вторжение туда явно готовилось. Если бы явно… Если бы Чэн мог найти этих людей заранее и остановить их, возможно, просто заплатить больше…

Они никого не могли найти. Если что-то и готовилось, то очень тихо и аккуратно. Астон по своему обыкновению разъезжал по миру, нигде надолго не задерживаясь, назначенный вместо Эдера Рюгер в основном ездил вместе с ним или занимался своими рядовыми делами в парижском офисе банка. Бедняга Эдер оставался под домашним арестом в Цюрихе. Джейсон уже знал про то, что история с Крамером стала Дэниелу известна, и догадывался, отчего Эдер впал в немилость.

Сам он считал, что, если уж ему необходимо уехать, то лучше совсем покинуть Гонконг. Служба безопасности семьи Чэн думала иначе: чем в более отдалённое место было перемещение, тем более опасным оно являлось, а для того, чтобы добраться до его нового места жительства, нужно было всего лишь пересечь остров Гонконг, а затем проехать тоннелем под бухтой Виктория.

 

Глава 77

Гонконг, декабрь 2010

 

С того момента, как Джейсон поселился в этом необычном отеле, прошло уже две недели. Переезд оказался своевременным: через пять дней после того, как Джейсон уехал из особняка на Северн-роуд, туда нагрянули люди Астона. Алекс приказал охране особо не препятствовать, чтобы избежать ненужных жертв. Проникновение было организовано и исполнено очень профессионально. Если бы его целью было не обнаружить Джейсона, которого там не было, а вынести что-нибудь ценное, то замысел вполне мог бы удасться, несмотря на то, что охрана была предупреждена заранее.

Двоих человек ранили, а одного сумели задержать. Он подтвердил подозрения Алекса: их послали найти Джейсона. О заказчике ничего не было известно, но это и так было понятно. Лишь одному человеку на свете Джейсон был нужен настолько, чтобы решиться разозлить семью Чэн. Через пойманного вышли на остальных, но никто из них не смог пролить свет на то, каков же был замысел Астона.

Джейсон не хотел задумываться о судьбе этих людей. Он подумал об этом заранее, ещё в Швейцарии. Он знал, что его побег повлечёт за собой жертвы. Астон и Чэн не смогут разойтись мирно. Так что толку жалеть теперь? Он уже ничего не в силах изменить. Ещё несколько пунктов к его счёту; когда-нибудь судьба ему его предъявит…

Место, куда переехал Джейсон, оказалось весьма неожиданным. Оставалось только надеяться на то, что Астон тоже потеряет след.

Одна из компаний Чэна была соинвестором при строительстве здания Международного коммерческого центра в районе Коулун. Верхние семнадцать этажей самого высокого в Гонконге небоскрёба должна была занимать гостиница. Официальное открытие здания было намечено на весну следующего года, но Алекс сумел договориться и с управляющими, и со строительной компанией, и с отельером, чтобы ему в обход пары десятков законодательных запретов разрешили воспользоваться уже готовыми комнатами отеля. Таких было немного, но Джейсону и его охране должно было хватить. Естественно, нужно было решить с десяток мелких вопросов вроде доставки еды и прочего, но зато они получали в своё распоряжение целый этаж, куда никто не смог бы попасть случайно. Вход на этаж был заблокирован для всех, даже для персонала отеля и для строителей. Лифты без специальной карты и кода на этом этаже просто не останавливались, входы с лестниц хорошо охранялись, а проникнуть через окно на сто двенадцатый этаж было практически невозможно.

Но главным было даже не высота и охрана на входах, а тот факт, что это место просто не существовало. Здание пока не было действующим — это была лучшая маскировка. Вряд ли кто-то мог предположить, что Джейсон будет жить на огромной стройке, в неоткрытом для публики бизнес-центре.

Выбор места определяло ещё и то, что Алекс мог приезжать туда, пусть и не часто. Одна из компаний, принадлежащих его семье, открывала офис в этом здании, под который арендовала восемь этажей. Алекс время от времени приезжал проверить, как продвигается обустройство помещений. Вряд ли он мог это делать, не вызывая подозрений, чаще чем раз в неделю, но Джейсон и не планировал задерживаться в этом месте надолго.

С переездом обратно на Пик они не торопились. Во-первых, было разумно немного выждать; во-вторых, Джейсон до сих пор спорил с Алексом насчёт того, стоит ли вообще возвращаться. Он считал, что ему нужно уехать в место, никак не связанное с семьей Чэн. Если Астон заподозрил Алекса, то он пройдётся мелким ситом по всем его связям и контактам, отследит все его перемещения и вызнает о нём любую мелочь, которую человеку только возможно узнать.

Алекс же хотел, чтобы он снова жил в его доме. С ним.

У него тоже был свой сильный довод: Астон убедился, что в особняке на Северн-роуд никого не прячут, и больше их там не побеспокоит. Джейсон же настаивал, что Астона этим не проведёшь. Алекса, похоже, раздражал тот факт, что Джейсон считает старого любовника умнее нынешнего. Тот же на самом деле считал Дэниела более изворотливым и опытным в такого рода делах, а на тонкие душевные переживания Алекса конкретно в этом случае ему было плевать: он не был готов преподнести себя Астону на блюдечке, лишь бы не ранить самолюбие Чэна.

Он бы с большей готовностью остался в отеле, чем вернулся бы на Пик. Он каким-то шестым чувством чувствовал опасность. Чувствовал, что Астон что-то замышляет и ждёт лишь удобного момента, чтобы ударить.

Алекс приезжал к нему за это время дважды. Они, едва обменявшись быстрыми приветствиями, бросались друг на друга, шли в спальню и падали на кровать. Времени у них было мало — не мог же Алекс осматривать новый офис бесконечно, так бесконечно, как они хотели бы быть рядом друг с другом. Оба раза он приезжал утром, и они торопливо, жадно сплетались в огромной залитой светом спальне, целуя, обнимая, вылизывая, царапая и кусая, не в силах насытиться и не в силах оторваться.

В их связи было что-то безрассудное, отчаянное и юное, доверчивое, даже немного наивное… Они доверяли друг другу. Даже если ни один из них по здравом размышлении не заслуживал доверия другого, они всё равно доверяли безраздельно.

Дэниел не доверял ему никогда. Он ему с определённого момента — тоже.

Джейсон давно понял, что они — может быть, не они сами, а их глупое чувство — обречено. У них не было шансов. Не в этом мире. Не между теми двумя людьми, кем они были… В глубине души он понимал это ещё до побега, но ему любой ценой нужно было вырваться из клетки, сооружённой для него Астоном, и он по-настоящему хотел быть с Алексом. Он хотел попробовать, каково же это — быть с человеком и не испытывать при этом угрызений совести, не терзаться виной и не чувствовать себя игрушкой в его руках.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.