Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 3 страница



Многие из обитателей ратуши были настоящими людьми, и от этого у Кайла мурашки бегали по телу. Он не выносил их присутствия в этом здании. Особенно ему не нравилось, когда они были слишком близко. Идя по коридору, Кайл умышленно больно толкнул одного из них в плечо. «Эй!» – закричал тот, но Кайл продолжал идти, стиснув зубы, направляясь к широким двойным дверям в конце коридора.

Если бы он мог, Кайл с удовольствием убил бы их всех. Но это было запрещено. Его клан подчинялся законам Верховного Совета, а тот, по непонятной Кайлу причине, всё тянул время, чтобы стереть человеческую расу с лица земли. Этого Кайл ждал тысячи лет и не знал, сколько ещё времени у него было в запасе. Было несколько великолепных случаев в истории человечества, когда они были близки к своей цели, когда их действиям был дан зелёный свет. Например, в 1350 году в Европе, когда вампиры пришли к соглашению и дружно распространили по континенту Чёрную чуму. Это было отличное время. Кайл улыбнулся воспоминаниям.

Были и другие запоминающиеся моменты. Вспомнить хотя бы Тёмные века средневековья, когда им было позволено разжечь войну по всей Европе, миллионами убивать и мучать людей. Кайл широко улыбнулся. Это были лучшие века в его жизни.

В последние несколько сотен лет Верховный Совет стал слаб и беспомощен. Казалось, что они боятся людей. Вторая мировая война стала неплохим воспоминанием, но она прошла слишком быстро и охватила слишком небольшую территорию. Кайлу требовалось больше крови. С момента её окончания не было ни больших эпидемий, ни войн. Выглядело так, будто вампирская раса испугалась всё возрастающей мощи и увеличивающегося количества человеческого населения.

Но теперь ждать оставалось недолго. Кайл радостно вышел из дверей, спустился по ступеням и покинул территорию городской ратуши. Он ускорил шаг, торопясь к морскому порту на Сайт-стрит. Там его уже ждал большой груз – десятки ящиков чистого генетически–модифицированного вируса Бубонной чумы. Запасы, тщательно сохранённые после последней эпидемии, всё это время были надёжно спрятаны в Европе. Сейчас вирус модифицировали, сделав его совершенно невосприимчивым к антибиотикам. И весь этот бесценный запас принадлежал Кайлу. Он мог делать с ним всё, что пожелает. Он мог разжечь новую войну на американском континенте. На собственной территории.

Кайл прославит себя на века.

Мысль об этом заставила его рассмеяться в голос, хотя учитывая его выражение лица, смех больше походил на оскал.

Конечно, ему нужно доложить обо всем Рексиусу, главе клана, но это была лишь формальность. По правде говоря, это была его война. Тысячи вампиров его собственного и соседних клана будут повиноваться его решениям. У него будет больше власти, чем когда-либо ранее.

У Кайла уже созрел план относительно того, как распространить чуму: одну партию товара он рассеет на станции метро Пенн-стейшн, другую – на Центральном вокзале, а третью – на Таймс-сквер. Он точно подгадает время и распространит заразу в часы пик. Вот тогда-то всё и начнётся. По его подсчётам уже через несколько дней будет заражена половина Манхеттена, а через неделю – весь остров. Чума распространяется очень быстро, тем более они изменили вирус так, что теперь заболевание будет распространяться воздушно-капельным путем.

Эти несчастные людишки, конечно же, закроют город на карантин, закроют мосты и тоннели, запретят авиарейсы и речное движение. Этого Кайл и ждал. Люди сами лишат себя путей отступления и окажутся в ловушке грядущего ужаса. Кайл и его армия вампиров развяжут небывалую войну с человеческой расой, начав с этих не имеющих контакта с миром и умирающих от чумы людей. Они уничтожат всех жителей Нью-Йорка за считанные дни.

Город окажется во власти вампиров, и не только под землей, но и на поверхности. Это будет началом, сигналом к действию для других кланов во всех городах и странах мира. За несколько недель вампиры завоюют Америку, а может и весь мир. И Кайл станет тем, кто начал эту войну. Именно его имя останется в памяти на века. Именно его будут чтить как вампира, вывившего расу из подземелья.

Вампиры найдут применение оставшимся людям. Они поработят их и поместят на человеческие фермы. О, Кайлу очень нравилась эта идея. Кайл удостоверится, чтобы все люди хорошо питались, чтобы стать вкусными и толстыми, и чтобы в случае охоты у вампиров всегда был выбор жертв. Готовых жертв. Да, скорее всего из людей получатся неплохие рабы, а при хорошем питании, они также могут превратиться во вкуснейший деликатес.

От подобных мыслей у Кайла в буквальном смысле побежали слюнки. Его ждали великие времена. Ничто и никто не мог ему помешать.

Никто, кроме этого проклятого Белого клана, обитающего под Клойстерс. Они могут стать помехой, но незначительной. Как только он найдёт эту ужасную девчонку Кейтлин и этого предателя Калеба, они приведут его к мечу, и тогда Белый клан останется без защиты. И вот тогда Кайлу точно ничто и никто не будет мешать.

Кайл пришёл в ярость при мысли об этой глупой девчонке, которой удалось от него сбежать. Она выставила его дураком.

Кайл повернул на Волл-стрит. Какому-то крепкому на вид прохожему не повезло встретиться ему на пути. Проходя мимо, Кайл со всей силы ударил его плечом так, что тот отшатнулся и сильно ударился о стену.

Прохожий, одетый в приличный костюм, закричал: «Эй, дружище, в чём дело?»

Кайл насмешливо улыбнулся в ответ, и прохожий поменялся в лице. Имея два метра роста, широкие и крепкие плечи и грубые черты лица, Кайл не относился к тем людям, с которыми хотелось вступать в серьёзный спор. И хотя прохожий тоже был не маленького роста, он отвернулся и пошёл прочь. У него хватило благоразумия не связываться с Кайлом.

Ударив человека, Кайл почувствовал себя немного лучше, но ярость не прошла. Он поймает эту девчонку и медленно с ней расправится.

Сейчас ему нужно было думать не об этом – девчонка может и подождать. Ему нужно было сконцентрироваться и думать о более важных делах. Товар. Верфь.

Кайл сделал глубокий вдох и медленно улыбнулся. Верфь была в нескольких кварталах.

Его жизнь вот-вот превратится в один большой праздник.

 


ГЛАВА ПЯТАЯ

 

 

 

Сэм проснулся с ужасной головной болью. Он открыл один глаз и, оглядевшись, понял, что уснул на полу в сарае, прямо в соломе. Было холодно. Его друзья не догадались развести вчера вечером костёр, что в целом было неудивительно, ведь они все были под действием марихуаны.

Сэму стало хуже – голова, а с ней и весь сарай, закружились. Он поднял голову, выплюнул соломинку изо рта и почувствовал ужасную боль в висках. Он неудобно спал, и сейчас, стоило ему повернуть шею, она заныла. Сэм протёр глаза, стараясь хоть как-то протрезветь, но это было непросто. Вчера он явно перебрал. Он помнил, что сначала был бульбулятор, потом было пиво, потом ликёр Southern Comfort, потом снова пиво. Потом его вырвало. Потом он ещё покурил травки, чтобы ему стало лучше. Потом где-то посреди ночи он уснул, во сколько и где именно он не помнил.

Сэм бы голоден, но при этом его мутило. Ему казалось, что он мог бы с легкостью съесть несколько блинчиков и дюжину яиц, но в то же время он был уверен, что его снова вырвет в ту же секунду, как он положит еду в рот. Хуже того, он чувствовал, что его снова вырвет прямо сейчас.

Сэм попытался собрать воедино бессвязную мозаику событий прошлого дня. Он вспомнил Кейтлин. Она отлично отпечаталась в его памяти. Именно её появление и спутало все карты, особенно то, как она расправилась с Джимбо. Потом ещё собака. Что, чёрт побери, происходит? Это, что, случилось в реальности?

Сэм огляделся и увидел дыру в стене, через которую пролетел пёс. Сквозь неё в сарай проникал холодный ветер, и стало очевидно, что полёт собаки через стену ему не приснился. Сэм никак не мог уложить случившееся в голове. А кто был этот парень, пришедший с его сестрой? Парень был похож на полузащитника профессиональной футбольной лиги, только бледный, как смерть. Он походил на героев Матрицы. Сэму сложно было с уверенностью назвать его возраст, но самое странное было то, что у него складывалось впечатление, как будто он уже где-то раньше видел этого парня.

Сэм огляделся и увидел своих друзей, спящих кто где и в самых невероятных позах. Большинство из них громко храпело. Сэм поднял с пола часы. Было 11 утра. Вряд ли его друзья скоро проснуться.

Он прошёл через сарай и взял бутылку воды. Только он собрался сделать глоток, как взглянув внутрь бутылку, увидел, что она была наполнена окурками. В отвращении он поставил её на место и постарался найти другую. Боковым зрением он заметил на полу полупустую бутыль с водой. В горле у Сэма пересохло. Схватив бутыль, он пил до тех пор, пока не опустошил её наполовину.

Сразу стало легче. Сэм глубоко вдохнул и потёр висок. Комната всё продолжала кружиться. В сарае стоял невыносимый запах. Ему нужно было выйти на свежий воздух.

Сэм пересек сарай и открыл дверь. Холодный утренний воздух подействовал на него ободряюще. К его счастью, день выдался пасмурным, но свет всё равно казался слишком ярким. Сэм зажмурился. В целом всё было не так плохо, как могло бы быть. Снова падал снег. Отлично. Чем больше снега, тем лучше.

Раньше Сэм любил снег. Особенно те снежные дни, когда он мог остаться дома и не ходить в школу. Он вспомнил, как в такие дни они с Кейтлин ходили на холм и полдня катались на санках.

Сейчас он постоянно пропускал школу, поэтому снежные дни перестали представлять для него былую важность. Сейчас снег превращался лишь в большую проблему.

Сэм засунул руку в карман и вытащил смятую пачку сигарет. Достав сигарету, он зажал её между зубами и закурил.

Сэм знал, что курить – плохо. С другой стороны, все его друзья курили и постоянно подталкивали его к этому. И в один момент он решил, а почему бы и нет? Курить он начал несколько недель назад. Сейчас ему это даже нравилось. Правда он стал намного больше кашлять, и в груди болело, ну и чёрт с ней. Он знал, что курение его убьёт, хотя он всё равно не рассчитывал прожить долгую жизнь. Никогда это не входило в его планы. Сам-то он думал, что не доживет и до 20 лет.

Туман в голове стал рассеиваться, и Сэм снова попытался вспомнить вчерашний день. Кейтлин. Он сильно корил себя за своё поведение. Он очень сильно любил сестру. Она проделала весь этот путь, чтобы увидеться с ним. Но почему она спрашивала его об отце? Или ему это приснилось?

Сэму с трудом верилось, что его сестра действительно была здесь. Интересно, сильно ли переживала мама, когда узнала, что она тоже сбежала. Должно быть, она была вне себя. Скорее всего, мама их уже ищет. А может и нет. Плевать. Она слишком много раз отрывала их от привычной обстановки и перевозила в новое место. …Но Кейтлин. С ней было всё по-другому. С ней он не должен был поступать так, как поступил. Он должен был быть добрее. Вчера он был слишком одурманен наркотиками, чтобы думать о своём поведении. И всё же, ему было стыдно. Сэму казалось, что часть его хотела, чтобы всё стало как прежде, и неважно, насколько плохо было раньше. Кейтлин была его связью с нормальной жизнью.

Почему она, собственно, вернулась? Она, что, вернулась в Оквилль? Вот это было бы здорово! Возможно, они бы нашли вместе какое-нибудь жильё. Чем больше Сэм думал об этом, тем сильнее ему нравилась эта идея. Решено, ему нужно поговорить с Кейтлин.

Сэм достал телефон и увидел мигающий красный огонек. Он нажал на иконку и увидел, что у него было одно непрочитанное сообщение на Facebook. Сообщение было от Кейтлин. Она была в старом сарае.

Отлично, туда он и направится.

*

 

Сэм остановил машину и пошёл по направлению к сараю. Фразы «старый сарай» было достаточно, чтобы они поняли друг друга, ведь это было тем местом, куда они постоянно ходили, когда жили в Оквилле. Сарай находился у самой ограды на территории пустующего дома, продать который не удавалось вот уже несколько лет. Дом был пуст, и цена на него была завешена. Насколько они могли судить, никто никогда даже не приезжал, чтобы взглянуть на него.

На заднем дворе, у самой ограды находился это замечательный сарай, тоже одинокий и пустой. Сэм нашёл его и показал Кейтлин. Они думали, что в этом нет ничего плохого, если они сделают его «своим местом». Оба ненавидели маленький дом на колёсах, в котором им приходилось жить. Трейлер был ловушкой, в которую поймала их мать. Однажды они остались в сарае допоздна, болтали, жарили на костре грибы и в конечном итоге уснули прямо там. С тех пор сарай превратился в их излюбленное место, особенно когда дома становилось уж совсем невыносимо. По крайней мере, они нашли этому старому сараю хоть какое-то полезное применение. А через несколько месяцев им даже казалось, что сарай стал их домом.

Сэм торопливо обошёл территорию в радостном нетерпении от предстоящей встречи с Кейтлин. В голове его совсем прояснилось, большую роль в этом сыграла большая порция кофе из Dunkin’ Donuts, которую он выпил в машине, по дороге сюда. Он знал, что в 15 лет водить запрещено. До получения прав у него было ещё как минимум два года, а так долго ждать ему не хотелось. Пока что его ещё ни разу не останавливали. Сэм был хорошим водителем. Зачем тогда ждать? Друзья разрешали ему пользоваться их пикапом, а большего ему и не надо было.

Подходя к сараю, Сэм вдруг подумал, что тот высокий парень может быть внутри вместе с Кейтлин. Что-то было в этом парне…, но что именно, Сэм не мог сказать точно. Сэм не понимал, что этому качку было нужно от Кейтлин. Они встречались? Кейтлин всегда делилась с Сэмом своими секретами, так почему тогда он раньше никогда не слышал об этом парне?

И почему вдруг Кейтлин заинтересовал отец? Сэм злился на себя, потому что ему действительно было, что рассказать Кейтлин. Он наконец-то получил ответ на одно из многочисленных сообщений, которые он разослал через Facebook. Он нашёл отца. Это действительно был он. Отец сказал, что очень по ним скучал и хотел бы увидеться. Наконец-то! После всех лет поисков! Сэм ответил на сообщение, и они с отцом снова общались. Отец хотел его видеть, хотел видеть их обоих. И почему Сэм просто не сказал об этом Кейтлин? Он надеялся, что сможет сказать об этом сейчас.

Идя к сараю, слыша, как снег скрепит под ногами, и ощущая, как снежинки тают на лице и ресницах, Сэм снова почувствовал себя счастливым. Теперь, когда Кейтлин была рядом, жизнь могла снова стать нормальной. Может быть, она появилась в самое нужное время, когда он совершенно запутался в своей жизни, чтобы вытащить его? У неё это всегда неплохо получалось. Это был его шанс забыть о своих ошибках.

Потянувшись в карман за очередной сигаретой, Сэм одёрнул руку. Он надеялся, что теперь сможет всё исправить.

Сэм смял пачку и выкинул её в траву. Сигареты ему больше не нужны. Он был сильнее своих привычек.

Сэм открыл дверь в сарай, готовый кинуться Кейтлин на шею и крепко её обнять. Он хотел сказать ей, как сильно он сожалеет. Должно быть, она тоже сожалеет, и поэтому всё снова станет хорошо.

Но сарай был пуст.

«Эй, есть здесь кто-нибудь?» крикнул Сэм, заранее зная, что никто ему не ответит.

Он обратил внимание на дотлевающие угольки костра, должно быть его потушили несколько часов назад. В сарае не было никаких вещей, никаких признаков того, что Кейтлин сюда ещё вернется. Она уехала. Возможно с тем парнем. Почему она не дождалась его, Сэма? Почему не дала ему ещё один шанс? Или хотя бы несколько часов?

Сэм почувствовал себя преданным. И его предала собственная сестра. Даже ей было на него наплевать.

Ему нужно было подумать. Сэм сел на кипу сена и закрыл лицо руками. Голова вновь заболела. Кейтлин уехала. Она уехала. Навсегда ли? В глубине души Сэм знал ответ на этот вопрос.

Он сделал глубокий вдох. Ну что ж…

Нужно было взять себя в руки. Он остался сам по себе. Он знал, что справится. Ему, собственно, никто и не нужен.

«Привет».

Голос был красивый, нежный и женский.

Сэм поднял голову, надеясь, что это была Кейтлин, хотя голос был не её. Это был самый прекрасный голос, который он когда-либо слышал.

На пороге стояла девушка, спокойно облокотившись о стену сарая. Вот это да. Девушка была очень красива. У неё были длинные, вьющиеся рыжие волосы и ярко зелёные глаза. Тело было идеально. По виду ей было не больше 20, а может, они и вовсе были одного возраста. Вот это да. Девушка курила.

Сэм поднялся, не веря собственным глазам. Он решил, что весь вид девушки и то, как она на него смотрела, говорили о том, что она с ним заигрывает. Казалось, что он ей понравился. Девочки никогда не смотрели на Сэма такими глазами. Он не верил своей удаче.

«Меня зовут Саманта», – мило сказала девушка, подходя ближе и протягивая ему руку.

Сэм тоже сделал шаг вперёд и ответил на рукопожатие. Рука девушки была очень нежной и гладкой.

Ему это снится? Что эта девушка делает здесь, посреди поля? Как она сюда попала? Он не слышал звука подъезжающей машины, не слышал, чтобы кто-то подходил к сараю. Да и сам он только что был на улице. У Сэма было слишком много вопросов и ни одного ответа.

«Меня зовут Сэм», – ответил он.

Девушка широко улыбнулась, оголив идеально ровные белые зубы. Улыбка её была очаровательна. Девушка посмотрела на Сэма, и ноги у него стали ватными.

«Сэм, Саманта, – проговорила она. – Мне нравится, как это звучит».

Сэм молча посмотрел на неё, не зная, что ответить.

«Я увидела тебя здесь и подумала, что, наверное, ты замёрз. Хочешь зайти погреться?»

Сэм попытался сконцентрироваться на её словах, но никак не мог понять, о чём она говорит.

«Куда?»

«В дом, – ответила Саманта, одарив его ещё более широкой улыбкой. Она проговорила это так, как будто это была самая обычная вещь на свете. – Ну, знаешь, дом, у него есть окна и стены».

Сэм, как ни старался, не мог её понять. Она, что, приглашала его в тот дом? Тот дом, который уже так давно выставлен на продажу? Почему она вообще звала его?

«Я недавно его купила, – пояснила девушка, как будто прочитав его мысли, – и ещё не успела убрать знак «Продаётся», – добавила она».

Сэм был очень удивлен: «Ты купила этот дом?»

Она пожала плечами: «Мне нужно где-то жить. Я учусь в средней школе Оквилль Хай, в десятом классе».

Отлично. Теперь всё ясно.

Значит, она переехала в Оквилль и училась в десятом классе. Может и ему снова вернуться в школу? Ещё бы! Раз она там учится!

«Да, конечно, спасибо, – сказал Сэм как можно непринуждённее. – Всегда хотел увидеть этот дом изнутри».

Они вместе вышли из сарая и пошли назад, по направлению к дому. Проходя мимо ранее скомканной и выброшенной пачки сигарет, Сэм нагнулся и поднял её. Кейтлин уехала, так что какая теперь разница?

«Значит, выходит, ты здесь новенькая?» – спросил Сэм.

Что за глупый вопрос, ведь она уже рассказала ему всё, что нужно. Сэм просто не знал, что ещё сказать. Вести беседы – не его конёк.

Саманта улыбнулась: «Что-то вроде того».

«Почему ты приехала сюда? – Сэм спросил снова. – Не хочу никого обидеть, но это мерзкий городок».

«Это длинная история», – загадочно ответила Саманта.

И только сейчас Сэма осенило.

«Подожди, минуту назад ты сказала, что купила этот дом. Ты его купила? Или ты имела в виду, что его купили твои родители?»

«Нет, его купила я, – сказал она. – Я сама».

Сэм никак не мог понять. Он не хотел выглядеть полным идиотом, но при этом хотел во всём разобраться.

«Ты хочешь сказать, что живёшь в доме совсем одна, я имею в виду твои родители…»

«Мои родители умерли, – перебила его Саманта. – Я купила его сама. Для себя. Мне 18, и я официально считаюсь взрослой, поэтому могу позволить себе делать всё, что захочу».

«Ничего себе, – ответил Сэм, явно поражённый. – Это круто. Круто жить одной в целом доме. Я хочу сказать, я соболезную твоей утрате, но… я просто не знаю никого, кто может похвастаться собственным домом в нашем возрасте».

Саманта взглянула на него и улыбнулась: «Во мне много загадок».

Она открыла дверь и пропустила Сэма вперёд. Он радостно шагнул внутрь.

Заманить его оказалось так просто.

Она облизала губы, чувствуя, как от голода у неё заболели клыки.

Всё оказалось намного проще, чем она себе представляла.

 


ГЛАВА ШЕСТАЯ

 

 

 

Калеб и Кейтлин стояли у реки, глядя друг другу в глаза. От мысли, что Калеб собирается с ней проститься, Кейтлин слегка трясло.

Что-то отвлекло Калеба, и он мгновенно перевёл взгляд. Он взглянул на её шею и остолбенел.

Протянув руку, Калеб дотронулся пальцами до её горла. Она почувствовала прикосновение металла. Её украшение. Она совсем про него забыла.

Калеб дотронулся до украшения и внимательно посмотрел на него.

«Что это такое?» – мягко спросил он.

Кейтлин положила свою руку поверх его. Это был её крестик, маленький серебряный крестик.

«Просто старый крест», – ответила она.

Ещё до того, как она закончила предложения, она осознала одну вещь – крест действительно был старым. Он хранился в её семье уже нескольких веков. Она не помнила, кто и когда ей его дал, но точно знала, что он был древним. И передавался по линии отца. Точно! Это была зацепка, которая могла помочь ей найти отца.

Калеб внимательно рассматривал крест.

«Это не обычный крест, – наконец произнёс он. – У него закруглённые концы. Я не встречал подобного креста уже многие века. Это крест Святого Петра, – завороженно добавил Калеб. – Откуда он у тебя?»

«С… самого детства», – затаив дыхание, ответила Кейтлин. Её волнение росло.

«Этот крест – знак древнего, тайного и чрезвычайно могущественного иерусалимского клана. Ходили слухи, что этот клан был выдумкой. Так откуда ты его взяла?»

Сердце Кейтлин бешенно заколотилось: «Я… не знаю. Мне сказали, что он принадлежал моему отцу. Я… никогда об этом даже не задумывалась».

Калеб нежно перевернул крест и посмотрел на тыльную сторону. Его глаза расширились: «Тут надпись».

Кейтлин кивнула, вспомнив, что на кресте действительно было что-то написано. Но что?

«Там что-то на греческом, по-моему», – ответила она.

«На латинском, – поправил её Калеб. – Spina rosam et congregari Salem, – прочитал он и взглянул на Кейтлин, как будто ожидая, что она поймёт, что это значит».

У Кейтлин не было ни единой догадки. Она не знала перевода.

«Здесь написано: Роза и шип встретятся в Сейлеме».

Калеб посмотрел на Кейтлин, она посмотрела на него.

Кейтлин лихорадочно пыталась понять, что эта фраза может значить. Глаза Калеба загорелись вновь вспыхнувшей надеждой.

«По всей вероятности этот крест принадлежал твоему отцу. Эта надпись – древняя вампирская загадка. Так он сообщил тебе, как его найти. Эта фраза говорит нам, куда нужно идти дальше».

Кейтлин внимательно посмотрела на Калеба. «В Сейлем?»

Калеб серьезно кивнул и положил руку ей на плечо. «Кейтлин, ты очень много для меня значишь. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Это опасное путешествие, а ты не являешься полноценным вампиром. Ты можешь пострадать. Ты не обязана ехать со мной, особенно сейчас, когда я точно знаю, куда надо идти. Ты и так мне очень сильно помогла, и я не знаю, как тебя за это благодарить».

Кейтлин упала духом. Он не хотел, чтобы она ехала вместе с ним? Или просто хотел её защитить? Ей казалось, что именно так.

«У меня есть право выбора, и я хочу остаться с тобой», – сказала она.

Калеб долго и пристально смотрел на неё, а потом кивнул: «Хорошо».

«Кроме того, – добавила Кейтлин с улыбкой, – Я не могу пропустить твоё знакомство с моей семьёй».

 


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 

 

 

Кайл ускорил шаг и возбуждённо зашагал по мостовой по направлению к порту на Саут-стрит. Этого момента он ждал многие годы.

Завернув за угол, он сразу же увидел его. Корабль. Его корабль.

Привезённый в страну под видом старинного европейского корабля, его фрегат будет ещё целую неделю стоять на якоре в этом порту. Как же глупы эти люди. Они верят любым небылицам. Они настолько доверчивы, что даже не проверяют это старинное судно. Они даже не знаю, что в его трюмах находится смертельное оружие против них самих, их Троянский конь.

Глупость порождает глупость: наивные туристы столпились возле корабля, радуясь возможности увидеть старинный корабль своим глазами. Если бы они только знали его истинное предназначение.

Кайл протиснулся сквозь толпу и направился вниз по проходу. Увидев его, четверо крепких охранников почтительно кивнули и отошли в сторону. Все они были вампирами. Одетые в чёрные костюмы, они были такого же высокого роста, как и он сам. Он почувствовал исходящую от них жажду крови, и ему сразу стало легче. Приятно находится среди себе подобных.

Охранники уважительно расступились, и стоило Кайлу пройти мимо, вновь закрыли собой проход.

Кайл прошёл на корму кораблю, скрытую от глаз публики. Корму охраняли ещё несколько вампиров. Увидев его приближение, они сразу же принялись за работу. Спустив длинный трап, они начали спускать по нему огромных размеров коробку, запечатанную в фанерный футляр. Десять человек медленно спускали коробку вниз по трапу, прямо на покрытый булыжниками тротуар. Кайл подошёл к ним.

«Мой господин», – поприветствовал Кайла низкорослый и лысеющий вампир, подбежав к нему и кланяясь.

Вампир был весь в поту и очевидно нервничал. Он с тревогой оглядывался и, вероятнее всего, ожидал приезда полиции. Судя по всему, ждал он уже достаточно давно. Отлично. Кайл обожал заставлять людей ждать.

«Всё здесь, – лихорадочно добавил коротышка. – Мы всё несколько раз перепроверили. Всё в полном порядке, мой господин».

«Я хотел бы взглянуть», – ответил Кайл.

Коротышка щёлкнул пальцами, и сразу же подбежали четверо мужчин. Подняв ломом крышку коробки, они убрали одну из закрывающих содержимое деревянных балок и слой за слоем разорвали плотный полиэтилен.

Кайл подошёл к коробке и засунул в неё руку. Он нащупал холодную, стеклянную пробирку и вынул её наружу.

Кайл внимательно рассмотрел содержимое пробирки в свете уличного фонаря.

Всё было так, как и многие века назад. В руке он держал миллионы микробов бубонной чумы, они были так же активны и сильны, как и раньше. Он медленно улыбнулся.

Настало время начинать войну.

*

 

Кайл не желал терять время. Уже через несколько часов он был на станции Пенн-стейшн, готовый к исполнению своего плана. Идя по станции, пробираясь сквозь толпу, он чувствовал, как теряет терпение. Он шёл навстречу толпам людей, был час пик, и все они старались как можно быстрее попасть домой, к своим жалким семьям, мужьям и жёнам. Ненависти его не было предела.

Сильнее, чем он ненавидел людей, он ненавидел толпы людей, бегающие туда-сюда с видом, как будто их жизни что-то значили, как будто их краткосрочное пребывание на земле имело для мира хоть какие-то последствия. Кайл прожил больше, чем все они, пережил поколение за поколением, и так в течение тысяч лет. Даже самые известные из людей, такие как Цезарь, Сталин, или его любимый Гитлер, были практически полностью забыты спустя несколько веков. При жизни они обладали мировой известностью, которая померкла вскоре после их кончины. Кайла выводила из себя человеческая суетливость и чувство собственного превосходства, вызывавшие в нем желание истребить всех людей до единого. Как раз этим-то он и собирался заняться.

Но не сейчас.

У Кайла была важная миссия. Поистине важная. Окружённый восьмью вампирами, Кайл пробирался сквозь толпу так быстро, как только мог. Он сам и каждый из его свиты несли по рюкзаку. В каждом рюкзаке находилось 300 ампул с вирусом чумы. Они разделятся на четыре группы, и каждая из групп, как четыре всадника Апокалипсиса, будет рассеивать вирус в четырёх направлениях. Одна группа будет распространять вирус по самой станции Пенн-стейшн, другая – в направлении к Центральному вокзалу, третья – на линиях метрополитена A, C и E, и четвертая – на поездных линиях 1 и 9. Для себя же Кайл выбрал самое лучшее место – национальную железнодорожную компанию Amtrak. Он улыбнулся мысли о том, что находящаяся в его руках порция смертельного вируса получит более широкое и массовое распространения, чем у других групп. Кто знает, может ему удасться завоевать и другие города помимо Нью-Йорка.

Другие его прислужники активно трудились на других станциях метро по всему городу, на Центральном вокзале и на Таймс-сквер.

Кайл кивнул и группы рассредоточились. Он в одиночку направился к выходу на Восьмую Авеню.

Спустившись по эскалатору и направившись к краю платформы, Кайл продолжал идти, пока не дошёл до места, где на него никто не обращал внимания. Он быстро спрыгнул на рельсовые пути. Испуганные его появлением, крысы бросились в разные стороны. Они почувствовали его присутствие. Какая ирония, заметил про себя Кайл, ведь изначально именно крысы были основными разносчиками чумы. Сейчас же они убегали от заразы, что есть мочи.

Кайл зашёл в темноту туннеля, идя по краю рельсов. Он продолжал идти, пока не дошёл до места, где сходятся все пути. Кайл снял рюкзак и достал оттуда пробирку. Он с нежностью посмотрел на неё в свете аварийной сигнальной лампы. Ему было сложно совладать с волнением. Кайл поставил рюкзак на землю и принялся за работу.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.