Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Трансцендентальная способность воображения и практический разум



Уже в Критике чистого разума Кант говорит: «Практическим является все, что возможно через свободу»219. Но поскольку свобода принадлежит к возможности теоретического разума, он сам по себе, как теоретический, яв­ляется практическим. Если же конечный разум как спонтанность является рецептивным и потому возникает из трансцендентальной способности во­ображения, то и практический разум необходимо основан на ней. Но этот исток практического разума нельзя "открыть" с помощью аргументации, пусть даже последовательной: для этого необходимо его конкретное раскрытие через прояснение сущности "практической самости" ("praktischen Selbst").

В соответствии со сказанным о "я" чистой апперцепции, сущность са­мости заключается в "самосознании". Однако в качестве чего и каким обра­зом самость выступает в этом "сознании", определяется из бытия самости, которую характеризует ее открытость для себя. Эта открытость возможна лишь как конституирующая бытие самости. Если теперь практическая са­мость рассматривается в отношении основы своей возможности, то сначала следует определить границы того самосознания, которое делает эту самость возможной как самость. Имея в виду это практическое, т.е. моральное, самосознание, мы должны исследовать то, в какой мере его сущностная структура приводится к трансцендентальной способности воображения как к своему истоку.

Моральное Я, собственную самость и сущность человека, Кант также называет личностью (Person). В чем состоит существо личностности этой личности? «Сама личностность - это идея морального закона с неотдели­мым от него почитанием»220. Почитание - это "восприимчивость" к мораль­ному закону, т.е. разрешающее возможность принятия этого закона как мо­рального. Если же почитание конституирует сущность личности как мо­ральной самости, то, в соответствии со сказанным, оно должно быть формой самосознания. В какой мере оно является таковой?

Может ли оно функционировать как форма самосознания, если, по со­бственному обозначению Канта, оно является "чувством"? Чувства же, от­меченные удовольствием и неудовольствием состояния, принадлежат к чув­ственности. Однако таковая вовсе не определяется необходимым образом телесными состояниями, так что остается открытой возможность чистого, не определенного аффектацией, но "действительного через себя" ("selbstge­wirkten") чувства221. Потому сначала следует задаться вопросом об общей сущности чувства вообще. Лишь прояснение этой сущности позволит разре­шить вопрос о том, насколько "чувство" вообще, а вместе с тем и почита­ние как чистое чувство, можно представить как форму самосознания.

Уже в "низших" чувствах удовольствия (Lust) проявляется своеобраз­ная основная структура. Удовольствие - это не только удовольствие от че­го-то, но всегда одновременно и удовлетворение (Belustigung), т.е. способ, которым человек испытывает себя удовлетворенным, которым он получает удовольствие. Так вообще в каждом "чувственном" (в узком смысле) и "не­чувственном" чувствовании имеется эта артикулированная структура: чу­вствование - это обладание чувством к... (Gefühlhaben für...), и как таковое одновременно - себя-чувствование чувствующего. Способ, каким себя-чувствование выявляет, так сказать, позволяет быть, самости, всегда сущност­ным образом соопределяется характером того, в отношении чего чувствую­щий в себя-чувствовании имеет чувство. Насколько почитание соответству­ет этой сущностной структуре чувства, и почему оно является чистым чувством?

Кант дает анализ почитания в Критике практического разума222. После­дующая интерпретация остановится лишь на существенном.

Почитание как таковое есть почитание морального закона. Оно не слу­жит оценке поступков и не устанавливается лишь по свершению нравственного деяния, как тот способ, которым мы занимаем позицию к свершенно­му поступку. Напротив, только почитание закона и конституирует возмож­ность поступка. Почитание по отношению к... (Achtung vor...) есть тот спо­соб, каким нам только и становится доступным закон. Одновременно это значит: это чувство почитания закона не служит, как говорит Кант, для "обоснования" закона. Закон не есть то, что он есть, лишь потому, что мы почитаем его; наоборот, это чувство почитания закона, а тем самым - опре­деленный вид (Art) выявления закона, есть тот способ, каким для нас вооб­ще может выступить закон как таковой.

Чувство - это имение-чувства к..., так что в нем чувствующее "я" од­новременно чувствует себя самого. Так что в почитании закона почитаю­щее "я" одновременно должно определенным способом открываться себе самому, причем не привходящим образом и случайно. Почитание закона - этот определенный путь выявления закона как основы определения посту­пка - сам по себе является выявлением меня самого как практически дейст­вующей самости. То, что почитает почитание, моральный закон, разум как свободный дает себе сам. Почитание закона - это почитание самого себя как той самости, которая не определяется самомнением и самолюбием. То есть, в своем специфическом раскрытии почитание относится к личности. «Почитание всегда направлено лишь на личности, а не на вещи»223.

В почитании я подчиняюсь, ставлю себя под закон. Специфическое име­ние-чувства к..., заключающееся в почитании, - это себя-подчинение. В по­читании закона я подчиняюсь себе самому. В этом себя-себе-подчинении я есмь как "я-сам" (ich selbst). Как что, вернее, как кто я открываюсь себе в чувстве почитания?

Подчиняясь закону, я подчиняю себя себе самому как чистому разуму. В этом себя-себе-самому-подчинении я возвышаюсь до себя самого как себя самого определяющего свободного существа. Это своеобразное подчиняю­щееся себя-возвышение до себя самого выявляет "я" в его "достоинстве". Негативно: в почитании закона, который я, как свободное существо, даю себе самому, я не могу пренебречь самим собой. Таким образом, почитание - это способ бытия "я" как самости, на основе чего оно "не отвергает героя в своей душе". Почитание - это форма ответственности (Verantwortlich-sein) самости перед собой же, подлинное "бытие самостью".

Подчиняющееся себя-набрасывание на полную основную возможность подлинного экзистирования, которая дает закон, является сущностью прак­тически действующего "бытия самости", т.е. практического разума.

Предлагаемая интерпретация чувства почитания не только показывает, насколько таковое конституирует практический разум, но одновременно де­лает очевидным, что понятие чувства, в смысле эмпирической способности души, исчезает, и его место занимает трансцендентальная основная струк­тура трансценденции моральной самости. Для того, чтобы постичь то, что же Кант имеет в виду, когда называет почитание "моральным чувством" и "чувством моей экзистенции", выражение "чувство" следует понимать в этом онтолого-метафизическом смысле. Изложенного выше уже является достаточным, чтобы увидеть, что эта сущностная структура почитания вы­казывает в себе изначальный состав трансцендентальной способности воображения.

Подчиняющаяся непосредственная преданность (Hingabe an) - это чис­тая рецептивность, а свободное полагание себе закона - чистая спонтан­ность; обе они в себе изначально едины. И лишь это происхождение практичес­кого разума из трансцендентальной способности воображения позволяет по­нять, каким образом как закон, так и практически действующая самость в почи­тании постигаются не предметно, но выявляются изначальным, непредметным и нетематическим способом - как долженствование (Sollen) и поступок (Handeln), и образуют неотрефлектированное, поступающее "бытие самости".

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.