Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Трансцендентальный схематизм



В результате общей характеристики схематизма как особого рода пресуществления чувственным мы получили: схематизм необходимо присущ трансценденции. С другой стороны, характеристика полной структуры онтологического познания, которое необходимо есть созерцание, привело к пониманию: трансценденции необходимо свойственно пресуществление чувственным, и притом чистое. Было предположено, что это чистое пресуществление чувственным свершается как схематизм. Это утверждение теперь следует обосновать доказательством того, что необходимое чистое пресуществление чувственным чистого рассудка и его понятий (ноций) исполняется в трансцендентальном схематизме. Что это такое, прояснится вместе с раскрытием этого свершения.

Схемообразующее пресуществление чувственным имеет целью доставление понятию образа. Значит, в нем полагаемое имеет определяемое по правилам отношение к возможности усмотрения (Erblickbarkeit). В подобной созерцаемости понятийно полагаемое впервые становится доступным восприятию. Схема приводит себя, т.е. понятие, в образ. Чистые понятия рассудка, мыслимые в чистом «я мыслю», нуждаются в сущностно чистой усматриваемости, чтобы предстоящее в чистом пред-оставлении, могло стать доступным как нечто, находящееся «напротив» (Dawider). Чистые понятия должны основываться на чистых схемах, которые доставляют им образ.

Но Кант однозначно говорит: «Напротив, схема чистого понятия рассудка есть нечто, что не может быть приведено ни в какой образ...» <А 142, В 181 [128]>. Если же приведение себя в образ присуще схеме, то выражение «образ» в цитате может иметь в виду и исключать лишь определенный тип образов. С самого начала дело может идти лишь о схемах-образах. Тогда отрицание возможности вообразования схемы ноций значит лишь то, что наглядно предъявляемый вид, чье правило предъявления представляется в схеме ноций, никогда не может быть заимствовано из многообразия эмпирически созерцаемого. И поскольку образом называется эмпирический вид в самом широком смысле, то схема ноций, очевидно, не может быть приведена «ни в какой образ». Также и чистые эмпирические виды, предлагаемые математической конструкцией понятий, как образы «величин» ограничены определенной областью предметного. В такой образ ноций как прапонятия также не могут быть приведены, поскольку они представляют те правила, в которых образуется предметность вообще — как предварительный горизонт выявляемости любых предметов. Так что «образ» в приведенной цитате обозначает те типы схем-образов, которые являются схемами эмпирических и математических понятий. Ни в один из таких образов невозможно привести схему чистых понятий рассудка.

Однако прояснение внутренней возможности онтологического познания показало: чистые понятия через опосредование чистого синтеза трансцендентальной способности воображения сущностно связаны с чистым созерцанием (временем), и наоборот. Пока же нами разъяснялась лишь сущностная необходимость связи между ноцией и временем. Внутренняя структура этого отношения как глубинного порядка (Fugung) трансценденции еще не была прояснена.

Время как чистое созерцание таково, что подает вид до всякого опыта. Открывающийся в таком чистом созерцании чистый вид (для Канта — чистая последовательность «теперь») должен поэтому называться чистым образом. Ведь и сам Кант говорит в главе о схематизме: «Чистый же образ... всех предметов чувств вообще <<т.е. в их предметности — пер.>> [есть] время» <А 142, В 182 [129] (курсив — М. X.)>. Та же идея высказывается и позднее, в не менее важном месте, где Кант определяет сущность ноций: ноция — это «чистое понятие, поскольку оно имеет свой исток лишь в рассудке (а не в чистом образе чувственности)» <А 320, В 377 [221] (курсив — М. X.)>.

Таким образом, и схема чистого понятия рассудка вполне может быть приведена в образ, если только «образ» выступает как «чистый образ».

Время как «чистый образ» является схемой-образом, а не только противостоящей чистым понятиям рассудка формой созерцания. Поэтому схема ноций имеет специфический характер. Как схема вообще она представляет единства, причем в качестве привходящих в возможный вид правил. Но представляемые в ноциях единства согласно трансцендентальной дедукции сущностно необходимо связаны со временем. Потому схематизм чистых понятий рассудка необходимо должен упорядочивать их в связи со временем. Время же, как показала трансцендентальная эстетика, является представлением «единичного предмета» <A3 If., В 47 [57]>. «Различные времена суть лишь части одного и того же времени. Представление, которое может быть дано лишь одним единственным предметом, есть созерцание.» <A3 If., В 47 [57]>. Поэтому время — это не только необходимый чистый образ схем чистых понятий рассудка, но также и единственная чистая возможность вида. Эта единственная возможность вида сама в себе показывает не что иное, как именно время и временное (Zeithaftes).

Если же завершенное многообразие чистых понятий рассудка имеет образ в этой единственной возможности вида, то этот чистый образ должен быть образуем различными способами. Схемы ноций через себя-упорядочивание в связи со временем как чистым видом дают себе из него свой образ и тем самым артикулируют единственную чистую возможность вида в многообразность чистых образов. Так схемы чистых понятий рассудка «определяют» время. «Потому схемы суть не что иное, как априорные определения времени по правилам» <А 145,В 184[130]>, коротко — «трансцендентальные определения времени» <А 138,В 177[127]>. Как таковые, они суть «трансцендентальный продукт способности воображения» <А 142,В 181[128]>. Этот схематизм a priori образует трансценденцию и называется поэтому «трансцендентальным схематизмом».

Пред-оставление себя предлагающего предметного, «напротив», свершается в трансценденции благодаря тому, что онтологическое познание как схематизирующее созерцание делает трансцендентальное сродство единства правила в образе времени a priori зримым, а тем самым — вос-принимаемым. Трансцендентальная схема посредством своей чистой схемы-образа необходимо имеет a priori опосредующе соответствующий (korrespondente) характер. Так что проводимая интерпретация единичных чистых схем как трансцендентальных определений времени должна показать этот образующий соответствие характер.

Кант заимствует завершенное единство чистых понятий рассудка из таблицы суждений и в соответствии с таблицей ноций дает дефиниции схем единичных чистых понятий рассудка. В соответствии с четырьмя моментами деления категорий (количество, качество, отношение, модальность) чистый вид времени должен показать четыре возможности образования, а именно: «временной ряд, временное содержание, временной порядок, временную совокупность» <А 145, В 184 f. [130]>. Эти временнье характеристики не столько систематически развиваются через анализ самого времени, сколько устанавливаются в нем «согласно порядку категорий» <А 145, В 184 f. [130]>. Интерпретация единичных схем начинается подробным сравнительным анализом чистых схем количества, реальности и субстанции, чтобы затем, становясь все более сухой, окончиться чистыми дефинициями <А 142 ff., В 182 ff.[129 сл.]>.

В определенном отношении Кант имеет право на подобную лаконичность изложения. Ведь если трансцендентальный схематизм определяет онтологическое познание в основе его существа, то систематическая разработка онтологических познаний в изображении системы синтетических основоположений a priori должно необходимо прийти к характеристике схематизма и выявлению соответствующих трансцендентальных определений времени. Это и происходит, хотя и в определенных границах <А 158 ff., В 197ff.[135 сл.]>.

Легко увидеть: чем более прозрачной по ходу прояснения становится сущностная структура трансцендентального схематизма и вообще всего того, что принадлежит целому трансценденции, тем отчетливее выступают и способы ориентации в темноте этих скрытых «в глубинах нашей души» структур. Конечно, общая сущность схематизма вообще, и трансцендентального — в частности, определена вполне однозначно. Но о том, что исследование может продвигаться и глубже, проговаривается сам Кант в следующем замечании: «Не задерживаясь на сухом и скучном различении того, что требуется для трансцендентальных схем чистых понятий рассудка вообще, мы лучше представим их согласно порядку категорий и в связи с ними» <А 142,В 181[129]>.

Действительно ли только сухость и скука этого занятия удерживают Канта от дальнейшего различения? Ответ на этот вопрос еще не может быть дан <см. ниже пар.35>. Но он должен будет разъяснить и то, почему в предлагаемой интерпретации не делается попытка конкретного разбора кантовских дефиниций чистых схем. Однако для того, чтобы показать, что кантовское учение о трансцендентальном схематизме отнюдь не барочная теория и имеет дело с самими феноменами, следует дать, хотя бы в общих чертах, интерпретацию одной из категорий, а именно — субстанции.

«Схема субстанции — это устойчивость реального во времени...» <А 143,В 183[129]>. Для полного прояснения схематизма этой схемы следует привлечь «первую аналогию», т. е. «основоположение устойчивости».

Прежде всего, субстанция как ноция означает «лежащее в основании (субсистенция)» <А 182 ff.,В 224 ff. [148 сл.]>. Ее схема должна быть представлением лежащего в основании, поскольку оно предъявляется в чистом образе времени. Ведь время, как чистая последовательность «теперь», всегда есть теперь. В каждой позиции «теперь» оно — теперь. Таким образом, время показывает постоянство себя самого. Как таковое, время «неизменно и пребывающе», «оно не проходит» <А 143,В 183[129] (ср. А 41, В 58 [62]: «изменяется не само время, но то, что есть во времени)>. Точнее говоря, время не есть некоторое пребывающее среди многих, но оно, именно на основе названной сущностной характеристики — в каждом «теперь» быть теперь, дает чистый вид именно пребывания вообще. Как этот чистый образ (непосредственный чистый «вид») оно предъявляет лежащее в основании чистого созерцания.

Но эта функция представления станет очевидной лишь в том случае, если (что Кантом здесь опускается) будет принято во внимание полное содержание ноции «субстанция». Субстанция — это категория «отношения» (между самостоятельностью (Subsistenz) и принадлежностью (Inharenz)). Она имеет в виду лежащее в основании «присущего» («Anhangendes»). Потому время лишь тогда есть чистый образ ноции «субстанция», если оно представляет именно это отношение в чистом образе.

Однако время как последовательность «теперь» именно потому, что оно, будучи текучим в каждый момент «теперь», и есть «теперь», всякий раз есть также и некое другое «теперь». Как вид пребывания оно одновременно предлагает образ чистого изменения в пребывании.

Поэтому уже эта приблизительная интерпретация трансцендентальной схемы субстанции, еще весьма отдаленная от проникновения в изначальные структуры, должна показать: то, что полагается ноцией субстанции, может a priori получить во времени чистый образ. Тем самым, предметность в пред-оставлении, поскольку субстанция как конституирующий элемент является таковой присущей, становится a priori наглядной и воспринимаемой. Благодаря этому схематизму мы можем заранее наблюдать ноцию как схематизированную, так что в этом предшествующем взгляде на чистый образ устойчивости для опыта может показаться неизменяющееся в изменении сущее как таковое. «Значит, времени, которое само является неизменяемым и пребывающим, в явлении соответствует неизменяемое в существовании» <Там же> (т.е. в наличном сущем).

В соответствии с этим, трансцендентальный схематизм является основой внутренней возможности онтологического познания. Он таким образом образует предстоящее в чистом пред-доставлении, что представленное в чистом мышлении необходимо наглядно дает себя в чистом образе времени. Значит, именно время, как a priori подающее [вид], с самого начала наделяет горизонт трансценденции характером воспринимаемого предложения. Но это еще не все. Как единственный чистый универсальный образ оно придает горизонту трансценденции предварительную завершенность (Umschlossentieit). Этот единый и чистый онтологический горизонт есть условие возможности того, что данное внутри него сущее может иметь тот или иной частный открытый, а именно — онтический, горизонт. Причем время не только дает трансценденции предварительную единую связь (Zusammenhalt), но, как чистое себя-подающее, также предлагает нечто как соединение (Einhalt) вообще. Оно делает «напротив» предметности, свойственное конечности трансцендирующего обращения, воспринимаемым для конечного существа.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.